Олег Айрапетов :"История - учитель жизни, но уроки, которой никто не изучает"

В конце июня 2013 года в редакторском клубе «Правда ру» состоялась серия бесед с российским историком Олегом Айрапетовым. Олег Рудольфович является не только одним из выдающихся современных российских историков и мыслителей, но и яркой личностью, общение с которым открывает новое видение на многие события, как прошлого, так и настоящего. Олег Айрапетов считает, что: «Интерес к истории – лакмусовая бумажка состояния общества.  Если оно находится в нормальном здоровом состоянии, то 90% населения все равно, что было вчера. И если есть интерес, то он не острый и никоим образом не политизированный».  Сегодня критичная оценка многих событий нашей истории, как горькое лекарство, которое важнее леденцов.  

 

Напомним, что Олег Рудольфович Айрапетов много своих работ предоставил для публикации на сайте «Западная Русь», среди которых и монография, посвященная польскому восстанию 1863 года «Царство Польское в политике Империи в 1863-1864 гг..»..

 


 

 

Деньги и нефть не спасут нацию

Олег Айрапетов: "Дело в том, что если в стране не существует единых норм отношения к истории, к прошлому, если такие слова, символические, знаковые, как принято сейчас говорить - Бородино, битва под Курском, Сталинград - если они не имеют одинакового... На эти слова нет одинаковой реакции во Владивостоке, в Омске, в Казани и в Москве, то это значит, что рано или поздно произойдет распад. Понимаете? Я глубоко убежден, что страну делает страной осознание единства. Это не менее важно, а, может быть, и более важно, чем экономические, как у нас сейчас принято говорить, там, финансовые. Бюджетные интересы элит, да? Вот эти все ниточки трубопроводов, по которым туда-сюда течет, так сказать, разная продукция... Вот, если люди не будут осознавать себя принадлежностью к единой стране, к единой нации, то никакие трубы и никакие финансовые интересы не помогут. Другое дело, что в Советском Союзе тоже вроде бы был единый учебник, что не спасло его от коллапса. Из чего следует вывод, что это, как минимум, не единственное условие, но условие необходимое".

 

 

Немцы нас постоянно били

Олег Айрапетов: "В первой мировой войне немцы нас победили. Они разгромили Россию. Это факт...

...Они победили. Они сломали страну, они уничтожили ее армию. Наша армия не смогла провести ни одной  успешной до конца операции на Германском фронте. Практически все наши успехи были против австрийцев. С немцами  было очень  плохо - немцы нас постоянно били. Они пленили, по-моему, около миллиона русских пленных только на Германском фронте. Если не больше...

...Собственно говоря, ни одного прорыва на немецком фронте. Ни одного конкретного прорыва. Был ряд частных успехов. Подчеркиваю, но вот ничего подобного прорыву под Луцком, который там у нас называют Брусиловским прорывом - ведь не было. С другой стороны против немцев никто хорошо не воевал. У нас даже больше немецких пленных, чем у англо-французов. Хоть один раз окружили немецкую часть за всю войну. Те вообще и  этого не добились..."

 

 

Русская деревня была убита

Олег Айрапетов: "Я могу вам сказать, моя точка зрения, все это наше маньчжурское, так сказать, приключение. Включая Русско-японскую войну... Трудно сказать, во сколько обошлось строительство КВЖД, ЮВЖД китайско-восточной, южно-маньчжурской железных дорог, там, строительство Порт-Артура и так далее, и так далее, и так далее. Но речь идет как минимум о нескольких миллиардах золотых рублей. Да?

Вот если бы мы не исходили из того, что у нас непобедимая страна, которую какая-то мизерная Япония не в состоянии победить, что всех шапками закидаем, и что нам самое важное - это выйти к открытому морю, если просто начали бы строить железную дорогу на Дальний Восток по своей территории - я напоминаю, что вот это все через провинцию Хилундзян было ради экономии. Хорошо мы сэкономили, да?

Ну, построили им - себе-то не построили. В России до 12 года одновременно не было железной дороги на русской территории, хотя это формально, юридически принадлежало нам. КВЖД была под русской властью, но формально это было Общество Китайско-восточное, но это я отвлекаюсь. Я хочу сказать, вот если бы эти несколько миллиардов золотых рублей бросить на строительство железной дороги и на решение крестьянского вопроса, на переселение - на то, чем стал заниматься Столыпин, ведь проблема крестьянского вопроса тогда...

Вот сейчас у нас в стране нет людей, для которых земля была бы ценностью. Практически не осталось. Деревня убита, она вымирает. Кто будет работать на земле? Никто не хочет этого делать. Поэтому землян не имеет ценности такой - сельскохозяйственной - какой она была раньше. Потому что земля перестала кормить...

...Но главная проблема дореволюционной России это не помещичье землевладение или монастырское, хотя это было как бельмо в глазу у крестьянина, а аграрное перенаселение. В европейской части людей жило слишком много людей, больше, чем могло прокормиться, а парцеллы - крестьянские участки - они постоянно делились, понимаете?"

 

Русские умеют умирать, но бесполезно

Олег Айрапетов: "Для того чтобы армия или флот эффективно воевали перед войной их нужно в мирное время активно готовить. Не заниматься всякой болтологией, исходить из того, что вот сейчас в каких-то передовых вопросах организации армии. Вот есть... Японцы - как они сделали? Вот, у них был лозунг: возьмем у заморских дьяволов... Вы знаете, что с точки зрения японцев, люди - только японцы? Остальные - это не демонстрируется, они вежливые люди, что есть - то есть, но есть у них такое выражение - глупый иностранец. Это и в Китае есть, кстати. У китайцев - заморские черти, дьяволы. И в Корее то же самое, кстати. Народная традиция восприятия мира - люди живут только здесь. Везде живут дьяволы, а здесь живут люди, понимаете? Поэтому у них нет национализма. Этим словом не описывается то, что там есть. Понимаете?

У японцев был лозунг: возьмем у заморских дьяволов все лучшее, сделаем это японским. Вот они поехали осматривать, вы подумайте, вопрос о том, что можно сделать? Страна, люди, которые встретили свои молодые годы с луком и стрелами, завершали ее - я о тех, кто разгромил нас, об Аяме, об Отого, кто начинал плавать на деревянной джонке, так сказать, да - они закончили, командуя миллионными армиями, полумиллионными армиями, современными, с современной артиллерией, и показали себя лучше, чем те, кто были всегда в рамках вот этой вот культуры огнестрельного боя. Почему? Была принята идея, так сказать, взять самое лучшее. Поехала их делегация и посмотрела, где самая лучшая армия. Немецкая - берем немецкую систему для армии. Самый лучший флот? Английский - берем английскую организацию для флота. И все. Никаких разговоров о нашей особой духовности, о том, что мы - люди, кругом - не люди, про то, что у нас особые отношения с Богом. Вы понимаете, к чему я веду - это у нас очень любят.

...У нас, как вам сказать, после русско-японской войны этой самой, было выражение такое. Один иностранный наблюдатель говорил, что русские умеют умирать, но бесполезно. Потом началась война, и его все вдруг стали любить, потому что он начал действовать и приводить армию к победам, в том числе над немцами. Плеве. Павел Адамович.

...Хороший специалист - он не всегда хороший человек. Вот, допустим, Брусилов был талантливым человеком, талантливым военным, но как человек - это был ужасный человек. Это был лживый, очень подлый человек, интриган, в общем-то...

...До революции это был человек, который был самым большим монархистом в армии. Когда Николай II прибыл в Галицию, и там награждали за победы под Львовом и там... Хотя, прямо скажем, Львов - это не Восьмая армия Брусилова, а Третья - за Перемышлем, он отличился тем, что к этому времени было анахронизмом, что поцеловал руку императора. Причем дважды целовал публично, то есть показывал, какой он верный. Вообще, Брусилов был, знаете, один из его учеников по кавалерийской школе, был такой - он тогда был ротмистром - Карл Густав Эмиль Маннергейм, не знакомо вам? Это ученик Брусилова, это будущий командующий войсками Финляндии и президент Финляндии...

...Вот и есть этот Маннергейм. Маннергейм , он, когда японская война началась, он захотел поехать на фронт, в Манчжурию. А его учитель - Брусилов - говорит: «Ну зачем тебе туда ехать? Там война идет плохо, кончится все плохо. Те, кто там воюют, они испортят репутацию себе, это скажется на твоей карьере. Лучше оставайся здесь». Это показатель Брусилова, так сказать."

 

Сталина любили вопреки

Олег Айрапетов: "Конец 80-х - начало 90-х годов - тогда тоже была волна, скажем так, антисоветской пропаганды, десталинизации. Я оцениваю это нейтрально.  Не позитивно, не негативно. Это просто была пропаганда. И в это время, если вы вспомните, если верить социальным опросам, фигура, скажем, Сталина - она оценивалась однозначно негативно массами людей. Вопрос идет о решающей массе. Вот прошло энное количество лет после этой продолжающейся десталинизации, результат диаметрально противоположен. Вот идет пропаганда, а результат этой пропаганды, что Сталин по результатам занимает одно из первых мест...

...Оказалось, что социологи ошиблись, но факт остается фактом - они все-таки в первый раз ошиблись! Понимаете? И вот это и есть результат этой пропаганды...

...Мне почему-то кажется, что эта пропаганда имеет обратный эффект в том числе. Понимаете, представьте себе фонтан, который фонтанирует этими всякими продуктами переработки жизненной деятельности человека. Нормальный человек, он что делает? Он отходит в сторону".

 

России не простили хорошего

Олег Айрапетов: "Ситуация неоднозначная, она меняется, где-то там, понимаете? Где-то, например, в Чехии... Был такой хороший роман -- «Марш Радецкого» - не читали? Об Австро-Венгерской империи. Там один персонаж говорит, ну что у нас за народ? Поляки думают только чтобы создать свое государство, чехи -- так это же нация официантов. Вот, в Чехии, например, ситуация изменилась. Как говорится, дашь на чай -- сразу говорят по-русски. Сейчас масса экономических проектов, и Чешская республика стала более русофильски настроена. Правда, завтра эта экономика кончится -- они продадутся другим.

...Я недавно был в Болгарии, я встречался неоднократно с самой положительной реакцией просто на русскую речь. Это вот 1 марта... Вот ты идешь там 1 марта -- там праздник, знаете, и мы идем -- разговариваем, кто-то проходит, говорит: «С праздником вас!». По-русски с болгарским акцентом. Люди слышат русскую речь -- позитивно реагируют. Просто так -- без интереса.

...В принципе идет один и тот же процесс. И этот процесс связан с секуляризацией местного общества. Основа русофильских настроений балканского общества -- это христианская семья. Прежде всего, конечно, мы говорим о православных регионах. А не о мусульманских. Ну и, если посмотреть, первые -- это греки. Вот когда создается национальное государство, начинается процесс, неизбежный процесс в какой-то степени, секуляризации. Вам необходимо строить новую страну. Эта новая страна, она должна иметь, обладать всеми признаками этой страны как таковой: граница, пограничники, чиновнический аппарат, армия, полиция и так далее. И это люди, которые должны быть связаны прежде всего с интересами этой страны. Я не думаю, что эти интересы - иногда они могут находиться в противоречии с русскими интересами... Но вопрос о том, насколько это глубоко".

 

России нечего стыдиться в Закавказье

Олег Айрапетов: "С Грузией и с Арменией, там, ситуация не стояла -- освободить, ситуация стояла просто спасти, потому что народ реально стоял на грани уничтожения. Потому что к моменту прихода там было 800 тысяч человек и еще немножко...

...Вы понимаете, ну да, ну они больше всего и получили. Поэтому у них больше всего претензий. Я говорю, если освобожденные нации не благодарны, а требовательны, вы представьте, что со стороны спасенных наций! Это же еще больше!

...Получается, что они, как Мюнхгаузен, вытащили себя за волосы из этого болота. В принципе мы их спасли, если так, по-любому, понимаете? Как ни верти, тогда вот при царице Тамаре, в XII веке, грузин по переписи было 12 миллионов. В 1801 году, когда пришла русская власть туда, их было 800 тысяч...

 

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.