Западнорусское наследие в истории одной фамилии

Автор: Владислав Гулевич

Владислав Гулевич

 

При изучении архивных документов об истории своего рода я наткнулся на множество сведений об участии некоторых представителей фамилии в западнорусском движении. Совпадение  моего давнего интереса к западнорусизму с историческими данными о причастности к этому течению части Гулевичей побудили меня ещё глубже окунуться в этот вопрос.

 

История судеб отдельных представителей моей фамилии, а значит моих предков,  иллюстрирует трагическую судьбу Западной Руси, долгие века находившейся польско-католическим гнетом. В «Архивах Юго-Западной России» о происхождении шляхетских родов Юго-Западной России указывается о русском происхождении 711 местных родов, большинство из которых, со временем, полонизировались, приняв католическую веру. Там же о Гулевичах читаем, что некая Анна в 1615 г. значится среди основателей православного Киевского братства. 1617 г. – Михаил Гулевич принадлежал к Луцкому братству. Православные братства, появившееся на Западной Руси в период установления церковной унии, в то время стали не только духовным оплотом православия, но очагами русского просвещения и общественной мысли, ставшей истоком дальнейшего развития западнорусизма.

Киев. Дом Галшки Гулевичевны1619 г. – в Луцкое братство записались ещё 6 Гулевичей. Далее: «Многие члены этого рода принимали участие в постановлениях провинциальных сеймиков воеводства Волынского в XVII в. Сильвестр [Гулевич]  в 1639 г. был епископом православным Перемышльским». В «помяннике Луцком» приводятся сведения об участии Гулевичей в выборе старосты Луцкого братства, а также о принятии католичества некоторыми представителями рода в 1694-1708 гг. К 1730 г. обратившиеся в католичество Гулевичи замечены среди доминиканцев и иезуитов (1).

Православное Киевское братство появилось в стенах в Киево-Братского монастыря, откуда «братчики» вели упорную полемику с униатами и католиками, служили делу сплочения малороссийского населения перед угрозой полонизации. Они основали Киевскую братскую школу (взяв за образец устав Львовской братской школы, в стенах которой в 1591 г. была напечатана знаменитая грамматика греческого и церковно-славянского языка «Адельфотес. Грамматіка доброглаголиваго еллинословенскаго языка. Совершеннаго искусства осми частей слова. Ко наказанїю многоименитому Російському роду»).

Елизавета (Галшка) Гулевичевна на почтовой марке УкраиныШкола работала на повышение уровня православного образования, а ректорами школы в разное время были видные западнорусские деятели – Иов Борецкий, Мелетий Смотрицкий и др. В 1615 г. православная меценатка Елизавета (Галшка) Гулевичевна передала Киевскому братству свой дом и землю в качестве пожертвования.

Это не удивительно, т.к. семья Гулевичевны имела давние православные традиции  Её дед (Фёдор Гулевич) был епископом Луцким и Острожским, поддерживал связь с Львовской братской школой, ратовал за восстановление церкви св. Дмитрия в Луцке, которую Гулевичи считали своим родовым владением со времён «древних» русских князей (2). Действовать им приходилось в условиях преобладания польско-католического элемента, как в политике, так и в культуре, что возымело свои последствия. Сын Галшки Гулевичевны, Михаил, перешёл в католичество, в то время как его мать продолжала всеми силами способствовать работе Луцкого братства.

Луцкое братство для волынской православной шляхты играло роль духовно-политического полюса. Его усилиями оказывалась поддержка православной церкви в Галиции, Холмщине и на Волыни. Организаторы братства поддерживали контакты с митрополитом Петром Могилой, некоторые поддержали восстание Богдана Хмельницкого, а из типографии братства вышло две книги - «Лямент по отцу Ивану Василевичу» и «Апостолы и  Евангелия». При непосредственном содействии луцких «братчиков» было учреждено православное братство в Кременце. В разных условных формах Луцкое братство просуществовало до 1930-х гг., затем было окончательно ликвидировано польской властью.

«Лямент по отцу Ивану Васильевичу»История сохранила имя Сильвестра Гулевича-Воютинского, епископа Перемышльского, который в условиях жёсткого противостояния униатов и католиков с православными, принимал самое активное участие в этой борьбе. Известно о его принципиальном противостоянии с униатским епископом Афанасием Крупецким, когда последний не желал уступать вверенный Сильвестру распоряжением короля Спасский монастырь. А. Крупецкий отказывался признавать королевский приказ, и сделал всё, чтобы Сильвестра подвергли «инфамии» (лишению гражданских прав и изгнанию). Православное волынское дворянство ходатайствовало на сейме об отмене приговора, а сам Сильвестр Гулевич посетил с той же целью Варшаву.  «Инфамия» была снята, но когда представители Сильвестра отправились в Спасский монастырь, униат Крупецкий приказал заточить их в темницу. Владыка Сильвестр вынужден был применить силу, и в 1644 г. овладел Спасским монастырём. В дальнейшем имя владыки Сильвестра встречается среди участников Собора православного духовенства в Яссах (2).

Также и другой представитель фамилии, Петроний (в миру Петр Гулевич-Воютинский), сделал успешную духовную карьеру. Будучи в 1617 г. архимандритом Почаевского монастыря, «он получил под свое управление, на основании королевского привилея, еще два монастыря в Овруче (Успенский и Васильевский)….  Почаевский монастырь … становится главным защитником Православия в Западной Руси от католиков и униатов» (2).

Войцех Коссак  «Панцирная хоругвь ротмистра Юзефа Гулевича»Было бы неверно говорить обо всех Гулевичах, как о представителях зарождавшегося карпато-русского движения. Часть рода прочно влилась в лоно католической церкви, приняв, впоследствии, польский язык и польскую идентичность. Мелетий Смотрицкий в «Плаче Православной церкви» (1610), горюя об отторжении от православия видных западнорусских родов, писал: «Где теперь тот неоцененный камень… где теперь дом князей Острожских, который превосходил всех ярким блеском своей древней (православной) веры? Где и другие также неоцененные камни моего венца, славные роды русских князей, мои сапфиры и алмазы, славные князья Слуцкие, Заславские… Вишневецкие, Сангушки, Чарторыйские,… Горские, Соколинские… и другие без числа? Где вместе с ними и другие роды – древние, именитые, сильные роды славного по всему миру силой и могуществом народа русского: Ходкевичи, Глебовичи, Сапеги… Семашки… Гулевичи…» (3).

Западнорусские Гулевичи отныне стояли по обе стороны баррикад, как с польской, так и русской стороны, что нашло отражение даже в польском изобразительном искусстве: кисти художника-баталиста Войцеха Коссака принадлежит картина «Панцирная хоругвь ротмистра Юзефа Гулевича». Происходит разделение рода по религиозно-политическому признаку, и среди членов католических орденов «Общества Иисуса», «Св. Бригитты», «Св. Доминика» мы также видим его представителей.

Мемориальная доска членам Луцкого братства г. ЛуцкОбращает на себя внимание тогдашнее отсутствие этнических «полутонов» между поляками и русскими – белорусов и украинцев. Эти этнонимы появились позже, и поначалу не имели политического окраса. Согласно архивным данным об истории рода Гулевичей, первые украинцы и белорусы среди Гулевичей появляются ближе веку к ХХ, да и то, не как оппозиция русским, а в виде региональной специфики Западной Руси. Отсутствие документально зафиксированных в XVI-XVIII вв. Гулевичей-украинцев и Гулевичей-белорусов, при обилии Гулевичей-русских и Гулевичей-поляков, служит дополнительным подтверждением искусственного характера белорусской и украинской нации в политико-государственном понимании этого слова. В прежние века слово «украинец» было синонимом слова «южнорусский», в отличие от политического значения, придаваемого этому этнониму в наши дни. Чтобы убедиться в этом, достаточно ознакомиться с трудами карпато-русского учёного Юрия Венелина «Об источнике народной поэзии вообще, и о южнорусской в особенности» или «О споре между южанами и северянами насчёт их россизма».

В публикациях современных авторов по истории православных братств на Западной Руси Гулевичей часто относят к украинской или белорусской шляхте (как многочисленный род, Гулевичи одновременно проживали и на Волыни, и в Галиции и в Полесье), хотя большинство Гулевичей той эпохи идентифицировали себя исключительно, как русские, а меньшинство - поляками. Придание Гулевичам украинскости или белорускости – это экстраполяция в прошлое сегодняшних реалий гражданской, а не этнической принадлежности, когда Волынь и Галиция входят в состав Украины, а Полесье – ещё и Белоруссии. Иногда это делается для удобства, но иногда авторы искренне верят в верность древних Гулевичей украинской или белорусской идее, хотя сами западнорусские Гулевичи отдавали свои сердца и души идее русской, а позже некоторые из них польской.

Священномученик Порфирий (Гулевич), Епископ Симферопольский и Крымский. Расстрелян 2 декабря 1937 года по приговору «тройки» под председательством начальника УНКВД по Алма-Атинской области капитана госбезопасности Броуна. Место захоронения неизвестно.К сожалению, историческое наследие западнорусских Гулевичей не убереглось от украинизации. В XVIII в. Киевская братская школа была объединена со школой Киево-Печерской лавры, образовав Киево-Могилянскую академию. А сегодня, в XXI в., академия превращена в рассадник украинского национализма. Её ректор, Сергей Квит, является почётным членом Научно-идеологического центра им. Донцова, пропагандирующего дикие взгляды гуру украинского интегрального национализма, очень близко стоящего к фашизму,  Дмитрия Донцова.

Восстановленное в 1990-м г. Луцкое братство подчиняется раскольническому Киевскому Патриархату, духовно опекающему украинские националистические движения. Некоторые  украинские авторы, освещая историю Луцкого братства,  подчёркивают, что «в настоящее время братство … способствует становлению и возрождению истинно украинской православной церкви, которая действует в форме УПЦ Киевского Патриархата», т.к. «…инфантилизм подавляющей части верующих, а особенно власти, помогает держать значительную часть населения в духовной оккупации Московской Церкви» (4). Так история приносится в жертву идеологии.

Надеюсь, что этот небольшой рассказ об истории моей фамилии, подтолкнет многих носителей западнорусских шляхетских фамилий с окончанием на «–ич» и «– ский», тоже заняться исследованием своих родословных. Уверен, многие из них, когда докопаются до истоков, увидят, что их предки были русскими православными дворянами.

 

1)       «Архив Юго-западной России»,Часть четвертая. Том I. Акты о происхождении шляхетских родов в юго-западной России. Киев. 1867

2)       С. Гулевич «Гулевичи» Часть 6. «Духовенство православное и католическое XVI-XVIII вв». («Гулевичи. Клуб однофамильцев»)

3)       М. Коялович «Лекции по истории Западной России»

4)       «Православное братство в истории Ковельщини» («О моём самом любимом городе»)

Владислав Гулевич

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.