ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

В польском Перемышле хотят назвать улицу в честь священника карпаторосса

 Православная церковь в Перемышле (дата постройки – 1880 г.)9 сентября 2013 г. в Перемышле инициативной группой граждан, объединённых в Общество самоуправления долины Сана (Wspólnota Samorządowa Doliny Sanu) начат сбор подписей за переименование улицы Иосафата Коцыловского в честь греко-католического священника Василия Масцюха.

Улица им. епископа И. Коцыловского появилась в Перемышле не так давно. Название своё она получила в честь униата-бандеровца, сотрудничавшего с гитлеровцами в годы войны. Инициаторами увековечивания памяти нацистского коллаборациониста выступило местное отделение Союза украинцев Польши.

Памятник, посвящённый переходу лемков в православие. Надпись на польском языке гласит: «Честь и слава Богу! Стали членами Православной церкви в Бартне, возвратившись из Унии. 17 марта 1928 года»И. Коцыловский выступал за украинизацию всех сфер жизни лемковского населения, от церкви до политической идеологии. Его неуёмный украинофильский фанатизм спровоцировал массовый переход лемков в Православие. Это событие вошло в историю под названием «тылявского раскола». В 1926 г. в польском селе Тылява, населённом лемками, состоялись сборы местных жителей, а также жителей соседней деревни Тшчана, на которых было решено вернуться в лоно Православной церкви, дабы уберечь себя и своих детей от украинизаторской политики епископа И. Коцыловского. В результате «тылявского раскола» в Православие вернулось около 20 000 лемков из сёл Бартне, Бичава, Снетница, Богуша и др.

И. Коцыловский не только украинизировал свою паству, но и вводил в византийское богослужение элементы латинства, насаждал культ Иосафата Кунцевича, прозванного православными «душехватом». Возмущённых верующих поддержал о. Василий, ходатайствовавший об изоляции Лемковщины от перемышльской диоцезии, где орудовал И. Коцыловский. Отец Василий исключал из богослужения латинские заимствования и очищал его от напластований украинства, максимально приближая к русскому Православию.

Священномученик Максим Горлицкий (Сандович)По договорённости с И. Коцыловским он отослал к нему всех священников, симпатизировавших украинским националистам, а из Перемышля в подчинение о. Василия прибыли греко-католические священники, которые, как указывается в польскоязычных источниках, принадлежали к «старорусской ориентации» (orientacji staroruskiej).

Этимология слова «старорусский», как и слова «старорусины», каковым в польской литературе называют представителей карпато-русского движения, указывает на верность корням, на продолжение прежних традиций во времени («старорусский», т.е. русский, верный традициям своей старины, связанный с прошлым), в отличие от украинствующего движения, которое порывало связь со своим древнерусским прошлым,  выстраивая новую национальную идентичность на русофобской основе.

В 1935 г. о. Василий умирает. Есть подозрения, что он был отравлен. Придерживаясь «старорусских» взглядов, он сопротивлялся попыткам украинских националистов использовать униатскую церковь для распространения националистического шовинизма. Будучи умелым дипломатом, о. Василий умел договариваться с польской администрацией по многим проблематичным вопросам. Могила о. Максима Горлицкого в с. Здыня (Польша)Выступал за сохранение этнической самобытности лемков, окружённых польско-католическим «морем», и атакуемых агрессивными украинизаторами. Общественность Перемышля уверена, что именно благодаря духовной деятельности о. Василия на Лемковщине не было конфликтов, подобных Волынской резне 1943 г.

Отец Василий являлся продолжателем дела карпато-русского священномученика Максима Горлицкого (Сандовича), который в первой трети ХХ в. проповедовал среди лемков истину Православной веры. В 1914 г. о. Максим был расстрелян австрийцами в польском городе Горлице на глазах у беременной жены. Перед смертью о. Максим выкрикнул: «Да живёт Святое Православие! Да живёт Святая Русь!». Причисленный к лику священномучеников, о. Максим пользовался особым почитанием у карпато-русского населения.

Жена о. Максима была брошена в Талергоф, где и разрешилась от бремени, родив сына, которому тоже суждено было стать православным священником.

Владислав Гулевич

 

 

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 16 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте