ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Будь сербомъ, пиши кириллицей!

Предлагаем вниманию статью нашего постоянного читателя Михаила Тейкина, проживающего в Петербурге, посвященную важному вопросу сохранения нашего общеславянского культурного наследия кириллице. Ранее кириллицей и глаголицей пользовались практически все славянские народы, за исключением полабских славян, а также румыны и молдаване. Даже поляки, впервые получив  крещение от учеников Кирилла и Мефодия, очевидно пользовались библией, написанной на кириллице или глаголице (вопрос о первенстве этих алфавитов остается отрытым).   В статье идет речь о Сербии и Черногории, уже практически перешедших на латиницу. Сегодня кириллица осталась только в Болгарии, России, на Украине и в Белоруссии. Но и в России и на Украине периодически появляются проекты по отказу от кириллицы, а в Белоруссии все активнее вводится латиница (названия улиц).  Михаил Тейкин в деле отстаивания кириллицы последователен настолько, что пользуется исключительно дореволюционной орфографией. Думается, такая позиция достойна уважения.

Редакция ЗР


 

Плакат в Белграде, пропагандирующая кириллицу. Сейчас в Сербии одновременно используется и кириллица, и латиница, однако постепенно латинский алфавит вытесняет традиционную кириллицу. Молодые сербы почти поголовно пишут только латиницейМы являемся свидѣтелями опаснѣйшаго явленія, происходящаго на Балканахъ, а точнѣе — на территоріи бывшей Югославіи, населённой сербами. Причёмъ явленіе это куда опаснѣе военнаго пораженія и утраты національнаго суверенитета въ періодъ завоеванія Балканъ Османской Имперіей.

Турки отняли внѣшнюю свободу, лишили жизни многихъ людей, поработили край на многія столѣтія. Именно турецкому владычеству мы обязаны появленію на Балканахъ особой этнической группы — босняковъ: сербовъ, принявшихъ исламъ и не относящихъ себя теперь ни къ сербамъ, ни къ хорватамъ. Однако Османской Имперіи не удалось лишить южныхъ славянъ ихъ языка (даже босняки говорятъ на славянскомъ языкѣ, а не на турецкомъ), исконной славянской письменности — кириллицы. Конечно, никакъ нельзя преуменьшать значеніе факта турецкаго закабаленія сербовъ, проявившагося въ видѣ лишенія государственности и религіознаго притѣсненія, но, по моему глубокому убѣжденію, вытѣсненіе традиціонной письменности — куда болѣе опасное явленіе, и не просто опасное, а въ буквальномъ смыслѣ ужаснѣйшее. Оно не идётъ въ сравненіе съ потерей государственности, но стоитъ на одной ступени съ потерей религіи съ замѣною ея на чуждыя православнымъ славянамъ формы культа, за чѣмъ всегда слѣдуетъ утрата національной идетничности.

Общеизвѣстно, что въ исторіи случалось такое, что тотъ или иной народъ мѣнялъ свою религію. Иногда это имѣло прогрессивное значеніе, какъ въ случаѣ введенія христіанства вмѣсто язычества, иногда — нѣтъ. Исторія знаетъ примѣры навязыванія религіи сверху, по принужденію. Тѣ, кто это творилъ, преслѣдовали опредѣлённыя — часто совсѣмъ не духовныя — цѣли. Іерархи духовенства, свершая насильственное дѣйство, преслѣдовали, кромѣ экономической (увеличеніе паствы, а слѣдовательно, прибыли), политическую цѣль: передѣлать народъ въ той или иной степени, привить ему тѣ черты, которыя необходимы новому духовенству и его покровителямъ, внеся тѣмъ самымъ духовный расколъ. Иной разъ завоевателямъ путёмъ соблазна и обмана удаётся привлечь на свою сторону отдѣльныхъ лицъ, а то и цѣлыя мѣстности, въ которыхъ насаждается новая религія. Новообращённые чувствуютъ нутромъ выгоду отъ перехода въ новую вѣру при новомъ хозяинѣ. Стойкіе смѣну вѣры считаютъ измѣною пращурамъ и Отечеству и готовы защищать её до послѣдняго.

Кромѣ того, при насильственной смѣнѣ религіи часто пытаются навязать новую письменность; эти дѣйствія идутъ рука объ руку: народъ хотятъ передѣлать цѣликомъ, хотятъ, чтобы родной языкъ его обрѣлъ угодную поработителямъ форму, искалѣчилъ себя до неузнаваемости. Конечной цѣлью въ такомъ случаѣ ставится, какъ правило,  полное исчезновеніе какъ самого народа, такъ и, естественно, языка его.

Новые завоеватели многострадальнаго края болѣе искусны. На ихъ счету стократъ больше «заслугъ» передъ человѣчествомъ, чѣмъ у ихъ османскихъ коллегъ.

Нынешніе завоеватели, какъ и предыдущіе, хотятъ вынуть изъ сербскаго народа душу (а черногорцы и сербы — единый народъ, волею судебъ раздѣлённый по разнымъ государствамъ съ цѣлью противопоставленія другъ другу во имя далеко не праведныхъ цѣлей), перестроить его на свой ладъ, превративъ его въ покорныхъ исполнителей воли хозяина. При этомъ роль рабовъ уготована не всѣмъ. Части сербовъ устроители новаго мірового порядка готовятъ незавидную роль быть уничтоженными, предвѣстникомъ чего служили чистки сербовъ въ 1990-е. Впрочемъ, аналогичныя цѣли преслѣдовали абсолютно всѣ незваные гости сего края.

Славяне, говорящіе на сербскохорватскомъ языкѣ, дѣлятся на три большихъ вѣтви: сербовъ, хорватовъ и босняковъ. Хорваты изъ всѣхъ трёхъ вѣтвей южныхъ славянъ наиболѣе западнизированы. Это — результатъ вліянія католицизма. Вспомнимъ здѣсь католическую Польшу, принёсшую и Западной, и Восточной Руси столько горя и страданій за всю ея исторію. Польша, какъ и Хорватія, считаетъ себя Европой, цивилизованной страной по европейскимъ мѣркамъ. И методы у такихъ странъ вполнѣ цивилизованны по отношенію къ ихъ славянскимъ сосѣдямъ, чему въ недавно ушедшемъ въ исторію ХХ вѣкѣ найдётся немало примѣровъ, не говоря уже о болѣе раннихъ вѣкахъ.

Часть сербовъ турки сумѣли обратить въ свою вѣру, благодаря чему на исконно сербскихъ земляхъ появилась новая этническая группа босняковъ — вчерашнихъ сербовъ, но съ иной вѣрой и инымъ менталитетомъ. Здѣсь сыграло свою роль многовѣковое владычество надъ краемъ, сопряжённое съ терроромъ, во время котораго православнымъ христіанамъ не давали полноцѣнно развиваться. Часть славянъ перешла въ исламъ; кто-то — въ результатѣ террора, кто-то — для того, чтобы избѣжать притѣсненій и подняться вверхъ по служебной лѣстницѣ въ Османской Имперіи. Обращеніе въ иную вѣру превратило такихъ людей изъ сербовъ въ иной народъ, въ славянъ-мусульманъ — босняковъ. Босняки говорятъ на томъ же языкѣ, что и сербы, однако ихъ діалектъ изобилуетъ турецкими словами. Это — прямой результатъ принятія ислама отъ турокъ-османовъ. Вообще тотъ языкъ, который принято называть сербскохорватскимъ, настолько сильно различается по своимъ діалектнымъ группамъ, что многіе учёные отрицаютъ существованіе единаго сербскохорватскаго языка, а выдѣляютъ языки сербскій, хорватскій, боснійскій, а иногда даже черногорскій.

Сербы (и черногорцы какъ неотъемлемая часть Сербскаго міра) въ качествѣ письменности всегда использовали кириллицу. Древніе памятники сербскаго языка дошли до нашихъ дней, и написаны они тѣми же буквами, которыми данный народъ пишетъ до сего дня. Кириллица, созданная спеціально для славянскихъ языковъ, использовалась всѣми славянами. Она въ наибольшей степени подходила для графическаго воспроизведенія славянской рѣчи. Преимущество ея передъ письменностями другихъ народовъ Европы не вызывало сомнѣній ни тогда, ни сейчасъ. Въ отличіе отъ латинскаго алфавита, созданнаго для латыни и идеально подходящаго только для этого языка и производныхъ отъ него, кириллица идеально подходила для всѣхъ славянскихъ языковъ.

Вотъ что говоритъ о кириллическомъ письмѣ профессоръ Якубинскій:

 «Константинъ составилъ спеціальный славянскій алфавитъ. Этотъ алфавитъ, по единодушному мнѣнію нашей и европейской науки, представляетъ собой непревзойдённый образецъ въ исторіи новыхъ европейскихъ алфавитовъ и является результатомъ необычайно тонкаго пониманія составителемъ фонетической системы того языка, для котораго онъ былъ составленъ. Онъ далеко оставляетъ за собой добропорядочный готскій алфавитъ, составленный епископомъ Вульфиллой, и не идётъ ни въ какое сравненіе съ латинообразными европейскими алфавитами, въ которыхъ латинскія буквы неуклюже приспособлялись для передачи звуковъ различныхъ европейскихъ языковъ»[1] (курсивъ вездѣ мой. — М. Т.).

 Или вотъ:

 «Славянскій алфавитъ Кирилла и Меѳодія — настоящій шедевръ. Какъ далеки отъ него алфавиты англосаксовъ и ирландцевъ! Эти послѣдніе приложили много усилій въ теченіе долгихъ вѣковъ для того, чтобы приспособить латинскій алфавитъ къ своему языку; въ полной мѣрѣ имъ это не удалось»[2] (курсивъ вездѣ мой. — М. Т.).

 Кириллица такъ же идеальна для славянскихъ языковъ, такъ же хорошо отображаетъ ихъ звуковой составъ, какъ идеальны для грузинскаго и армянскаго языковъ самобытные грузинскій и армянскій алфавиты. Ихъ просто невозможно идеально отобразить иными графическими системами.

Однако не всѣ славяне сохранили кириллическую письменность. Тамъ, гдѣ огнёмъ и мечомъ насадили католицизмъ, былъ принятъ латинскій алфавитъ. Ватиканъ стремился къ однообразію и не могъ позволить славянамъ сохранить самобытный алфавитъ. Для западнославянскихъ языковъ были придуманы алфавиты, отражающіе ихъ звуковой составъ, но совсѣмъ не такъ качественно, какъ это дѣлала кириллица. Кромѣ того, вслѣдствіе принятія латиницы была порвана культурная связь съ прошлымъ. Впрочемъ, памятники кириллицы принявшихъ католицизмъ славянъ постарались уничтожить. Такъ, первый письменный памятникъ на польскомъ языкѣ относится къ ХІѴ вѣку (копія съ оригинала ХІІІ вѣка), тогда какъ на сербскомъ и болгарскомъ — къ ІХ. И это не случайно. Болѣе ранніе памятники польской письменности были просто уничтожены, потому что были написаны совершенно не тѣмъ алфавитомъ, которымъ поляки пользуются сейчасъ, но который католическая церковь считала (да и теперь считаетъ) единственно вѣрнымъ.

Естественно, на протяженіи вѣковъ въ связи съ измѣненіемъ звукового состава въ алфавиты различныхъ славянскихъ языковъ вносились отдѣльныя корректировки, дабы алфавитъ каждаго языка могъ чётче отобразить звуковой строй послѣдняго. Причёмъ корректировка вовсе не означаетъ изъятія отдѣльныхъ буквъ и тотальнаго упрощенія орѳографіи, какъ могутъ думать тѣ, чей разумъ затемнёнъ понятіемъ лживой «прогрессивности». Корректировка — это внесеніе дополненій въ живой языкъ, согласныхъ съ его сущностью и не противорѣчащихъ его многовѣковой исторіи.

Алфавиты современныхъ славянскихъ языковъ, пользующихся кириллицей, потому различаются по составу, что каждый языкъ развивался въ своихъ условіяхъ, въ чёмъ-то похожихъ на условія сосѣдей, а въ чёмъ-то и нѣтъ. Случалось даже, что внутри единаго народа одинъ и тотъ же звукъ со временемъ сталъ произноситься по-разному.

Такъ, нѣкоторыя буквы въ славянскихъ языкахъ со временемъ стали обозначать разные звуки, напримѣръ: буква е, и, г въ русскомъ и малорусскомъ; буква ъ въ русскомъ и болгарскомъ (не на концѣ словъ); буква щ въ русскомъ, малорусскомъ и болгарскомъ. Кромѣ того, въ славянскихъ языкахъ сохраняется традиціонное правописаніе, подчёркивающее межъязыковую связь и общій корень. Такъ, въ русскомъ языкѣ въ окончаніи прилагательныхъ мужского и средняго родовъ въ родительномъ падежѣ пишется, вопреки произношенію, буква г, потому что въ остальныхъ славянскихъ языкахъ въ соотвѣтствующемъ окончаніи звучитъ именно г, а не в. Однако слѣдуетъ прямо сказать, что степень сохранности этимологическаго правописанія въ разныхъ славянскихъ языкахъ различна: «прогрессивные» филологи-слависты неустанно работали надъ «совершенствованіемъ», «осовремениваніемъ» правописанія. И въ большой степени это коснулось именно сербскаго языка.

Сербы вѣками пользовались кириллицей. Она служила сербамъ тогда, когда народъ былъ лишёнъ своего государства, пребывая подъ иноземнымъ гнётомъ. Она олицетворяла непокорность народа всѣмъ и всяческимъ захватчикамъ. Она сохранила духъ народа, пережившаго за свою тысячелѣтнюю исторію много горя и страданій. Она честно выполняла свой долгъ просвѣщенія и ознакомленія сербовъ со всѣмъ міромъ знаній.

Но вотъ сейчасъ, въ последніе чуть больше полувѣка кѣмъ-то предпринимается попытка вновь сознательно перечеркнуть болѣе чѣмъ тысячелѣтнюю исторію сербской письменности. Активно насаждается используемая хорватами латиница, разработанная Гаемъ по образцу чешскаго письма съ многочисленными діакритическими знаками, въ которой, въ отличіе даже отъ современнаго упрощённаго сербскаго алфавита, не тридцать, а всего двадцать семь буквъ, многія буквы похожи другъ на друга, отличаясь лишь галочками да палочками.  Кромѣ того, у латиницы есть ещё одинъ недостатокъ, тоже очень существенный. Въ латиницѣ, приспособленной для славянъ, нарушена традиціонная послѣдовательность буквъ, какая принята въ кириллицѣ, гдѣ эта послѣдовательность основывается на частотѣ употребленія согласныхъ въ славянскихъ языкахъ. А въ латиницѣ всё наоборотъ: ф, ц и ч вынесены вперёдъ, а в, ж, з убраны въ конецъ алфавита.

Въ использованіи латинскаго письма хорватами нѣтъ ничего удивительнаго: они издавна приняли католичество. Естественно, что Ватиканъ, осѣнившій хорватовъ своею вѣрою, не могъ не позаботиться о «прогрессивномъ» письмѣ. Но какъ это сербовъ касается?

Это никакъ не касалось бы сербовъ, какъ не касается насъ, русскихъ, латинизмъ поляковъ и прочихъ западныхъ славянъ, если бы сербы не разговаривали съ хорватами на одномъ языкѣ. Это, по моему мнѣнію, главная причина всё большаго распространенія латиницы среди сербовъ. Собственно, у латиницы не было большихъ затрудненій въ проникновеніи въ Сербскій міръ, ибо сербы говорятъ на томъ же языкѣ, что и хорваты. Болѣе того, благодаря «прогрессивнымъ» реформамъ сербская орѳографія, оставаясь кириллическою, маскимально приблизилася къ латинизированнымъ алфавитамъ, что дало возможность впослѣдствіи «реформировать» её окончательно, т. е. цѣликомъ перевести на латинскій алфавитъ. Ситуація усугубилась, когда нѣмецъ Гай создалъ упорядоченную хорватскую латинизированную орѳографію. Съ этихъ поръ правописанія сербовъ и хорватовъ приблизились другъ къ другу, отличаясь лишь буквенной графикой.

Если бы сербы и хорваты говорили на двухъ совершенно разныхъ языкахъ, угрозы сербской письменности не было бы. Но вся бѣда въ томъ, что языкъ у нихъ одинъ, пусть и съ различіями въ произношеніи и словарномъ составѣ. А въ связи съ реформами Вука Караджича и Гая сербское письмо легко «переводится» на хорватское и наоборотъ: необходимо только помѣнять славянскія буквы на латинскія, орѳографическихъ различій почти нѣтъ. Если бы сербскій языкъ использовалъ традиціонную орѳографію, ему бы не грозила та бѣда, которая пришла въ Сербскій міръ, неся угрозу его разрушенія.

Условно можно выдѣлить два типа алфавита у славянъ: традиціонный (для болгарскаго, русскаго, малорусскаго и бѣлорусскаго языковъ) и разработанный Вукомъ Караджичемъ (для сербскаго и македонскаго). Алфавитъ Караджича сильно отличается отъ традиціоннаго: въ нёмъ нѣтъ йотированныхъ гласныхъ, твёрдаго и мягкаго знаковъ (ера и еря), а вмѣсто й (и краткаго) используется j (йотъ). Это сближаетъ его съ латинизированными европейскими алфавитами. Вполнѣ возможно, что Вукъ Караджичъ былъ агентомъ Австріи; во всякомъ случаѣ, свой словарь онъ издалъ не гдѣ-нибудь, а въ Вѣнѣ. Австрія, какъ тюрьма славянъ, никогда не оставалась равнодушною къ любымъ измѣненіямъ славянской письменности и зорко за ними слѣдила.

Такъ что современный сербскій алфвитъ косвенно является причиной латинизаціи сербскаго языка. Есть даже попытки навязать латиницу въ македонскомъ языкѣ, правда на неофиціальномъ уровнѣ, въ чёмъ легко удостовѣриться, если зайти въ интернетъ на нѣсколько македонскихъ сайтовъ и посмотрѣть на комментаріи. Объясненіе здѣсь то же, что для сербскаго языка: приближенность къ европейскимъ алфавитамъ. Съ другой стороны, македонскій языкъ близокъ къ болгарскому[3], а не къ сербскому и хорватскому, поэтому онъ лишёнъ многихъ предпосылокъ для перехода на латинское письмо, но латинская угроза для македонскаго языка существуетъ — пусть и въ меньшей мѣрѣ, чѣмъ для сербскаго.

Съ началомъ распада Югославіи въ націоналистическомъ угарѣ многіе пытаются доказать, что сербскій и хорватскій — два разныхъ языка. Однако такое мнѣніе, думается, не совсѣмъ соотвѣтствуетъ истинѣ. Да, діалектныя различія въ сербскохорватскомъ языкѣ существуютъ, и немалыя, но ихъ на сегодняшній день недостаточно, чтобы выдѣлять отдѣльные языки для сербовъ и хорватовъ. Да и исторія никакъ не подтверждаетъ данное мнѣніе, а прямо опровергаетъ. Итакъ, разсмотримъ вкратцѣ исторію.

До созданія Королевства сербовъ, хорватовъ и словенцевъ (преобразовавшегося въ 1929 году въ Югославію), на іюль 1914 года (стараго стиля) народы, образовавшіе въ 1918 году новое политическое образованіе, жили въ слѣдующихъ государствахъ: сербы (бо́льшая часть) — въ Сербіи и Черногоріи, босняки, хорваты и словенцы — въ Австро-Венгріи, македонцы — въ Сербіи, Греціи и Болгаріи. При созданіи въ 1918 году Королевства сербовъ, хорватовъ и словенцевъ было объявлено равноправіе кириллицы и латиницы для единаго сербскохорватскаго языка. Такимъ образомъ, было гарантировано, что никто не будетъ заставлять хорватовъ писать кириллицей, а сербовъ — латиницей. Точно не знаю, какъ соблюдалось данное правило до Второй міровой войны. Врядъ ли хорватовъ массово заставляли писать чуждымъ имъ письмомъ, не была распространена латиница среди сербовъ. Хотя ещё Австро-Венгрія, вѣрная на протяженіи вѣковъ своей славянской (точнѣе — антиславянской) политикѣ, пыталась ввести латинское письмо для сербовъ Воеводины, Босніи и Герцеговины (провинцій, занятыхъ даннымъ государствомъ), однако успѣхъ ея среди православныхъ славянъ былъ малъ. Наоборотъ, народъ встрѣтилъ попытки такого «нововведенія» въ штыки. Разумѣется, что часть настроенныхъ крайне прозападно людей сербской національности во времена Австро-Венгріи и первой Югославіи начали использовать «прогрессивный» алфавитъ, но это были случаи единичные, а не массовые, какъ сейчасъ. Кстати, всѣ тѣ, кто пользовался «прогрессивнымъ» письмомъ, относились рѣзко отрицательно къ православію, а также къ своему восточнославянскому сосѣду.

Естественно, что хорваты, какъ европеизированный народъ, и не думали пріучаться къ кириллицѣ. Латинскіе алфавиты различныхъ народовъ Европы были созданы на основѣ латинскаго языка, являвшагося главнымъ языкомъ Рима. Латынь оказала существеннѣйшее вліяніе какъ на романскіе языки (напрямую вышедшіе изъ нея), такъ и на германскіе. Можно смѣло сказать, что современная Западная Европа — преемница Римской Имперіи, ея реинкарнація въ новой ѵпостаси. На протяженіи болѣе чѣмъ тысячи лѣтъ Европа то объединялась, то разъединялась, однако оставалась одной цивилизаціей. Ещё Наполеонъ сказалъ, что Европа — это одно государство, а всѣ происходящія въ Европѣ войны суть войны гражданскія. Наполеонъ былъ великимъ объединителемъ Европы, какъ Карлъ Великій до него и Адольфъ Гитлеръ послѣ него.

Тѣ народы, которые Европа втянула въ свою сферу вліянія, перешли на письмо, соотвѣтствующее европейскимъ мѣркамъ. Кстати, нѣкоторые западные и южные славяне (чехи и словенцы) были настолько германизированы, что ихъ родные языки были вытѣснены почти изъ всѣхъ сферъ жизни. Была реальна угроза ихъ исчезновенія. Такъ, напримѣръ, въ ХѴІІІ вѣкѣ окончательно исчезъ полабскій языкъ.

Въ концѣ ХѴІІІ вѣка въ средѣ западнославянскихъ народовъ появились будители — люди, поставившіе себѣ цѣлью возродить родной языкъ. Такъ, образованные чехи часто нѣмецкій языкъ знали лучше, чѣмъ свой формально родной. Заслуга будителей въ возрожденіи славянскихъ языковъ велика, — это безспорно. Однако они не осознали главнаго: необходимости полнаго устраненія латинскаго письма съ замѣною его на славянское въ качествѣ первѣйшаго средства на пути къ всеобъемлющему славянскому возрожденію. Латиница были привита славянамъ-католикамъ вмѣстѣ съ обрѣтеніемъ «истинной» вѣры. Скорѣе всего, будители не пошли на этотъ шагъ въ томъ числѣ и потому, что они хотѣли оставаться «европейцами». Однако письмо, подходящее для нѣмецкаго, англійскаго, французскаго, испанскаго и итальянскаго языковъ, совершенно не годится для языковъ славянскихъ. Но для славянскихъ народовъ, долгое время пребывавшихъ и нынѣ пребывающихъ въ сферѣ вліянія Европы, рѣшающее значеніе имѣла схожесть съ Европой во всёмъ. Для нихъ идеальнымъ является то, что исходитъ изъ Европы и похоже на европейское. А Европа, къ сожалѣнію, никогда самобытности славянъ не жаловала.

Естественно, что Европа не позволила славянамъ-католикамъ въ древнія времена сохранить кириллицу. А со временемъ славяне, перешедшіе на европейскій алфавитъ, стали воспринимать его какъ родной, наряду съ идентификаціей себя какъ части Европы.

Если относительно западныхъ и южныхъ славянъ въ лицѣ хорватовъ и словенцевъ понятно, почему они пишутъ не славянскимъ письмомъ, а латинскимъ, то не совсѣмъ понятнымъ на первый взглядъ будетъ, почему латинское письмо небезуспѣшно прививается среди сербовъ.

Главная причина — то, что у сербовъ и хорватовъ общій языкъ. Хорваты, пишущіе латиницей, подаютъ части сербской общественности примѣръ «прогрессивнаго», «европейскаго» письма въ противоположность письму «отсталому». Конечно, латинскій алфавитъ понятенъ всѣмъ европейцамъ, тогда какъ кириллицу въ Европѣ знаютъ далеко не всѣ. Въ основномъ это тѣ, кто училъ русскій языкъ въ школѣ (больше всего такихъ европейцевъ живётъ въ бывшей ГДР). Западное общество въ космополитической пропагандѣ представляется всему міру образцомъ для подражанія. Навязывается идея, что для того, чтобы быть цивилизованными и развитыми, необходимо соотвѣтствовать западнымъ стандартамъ, нужно добиваться того, чтобы Западъ лучше тебя понималъ. А для лучшаго пониманія евроамериканцами иныхъ культуръ послѣднія должны максимально соотвѣтствовать западнымъ культурнымъ стандартамъ, во всёмъ имъ подражать, прилагать максимумъ усилій къ тому, чтобы быть наиболѣе понятными «прогрессивной» части человѣчества. А «прогрессивное» человѣчество используетъ латинское письмо.

Есть даже такая, съ позволенія сказать, теорія, что переходъ всѣхъ языковъ міра на единый латинскій алфавитъ якобы существенно облегчитъ всѣмъ народамъ изученіе чужихъ языковъ. То, что это не соотвѣтствуетъ истинѣ, очевидно. Во-первыхъ, звуковой составъ языковъ міра различный. Невозможно создать абсолютно одинаковый алфавитъ для всѣхъ языковъ, почти въ каждый изъ нихъ придётся вводить буквенныя различія. А значитъ, разные народы ну никакъ не смогутъ правильно прочитать иноязычные тексты безъ спеціальной подготовки. И ещё. При изученіи языка съ принципіально иной графической системой освоеніе алфавита — самая лёгкая задача (тяжелѣе будетъ только съ іероглифическимъ письмомъ). Гораздо сложнѣе освоить грамматику и словарный составъ изучаемаго языка. Такимъ образомъ, латинская графика никакъ не сможетъ помочь разнымъ народамъ лучше понимать другъ друга.

Народы, каждый изъ которыхъ имѣетъ свою исторію, прошёлъ свой путь развитія, совершенно отличный отъ путей другихъ народовъ, чей языкъ развивался вмѣстѣ съ народомъ, что нашло своё отображеніе на его словарномъ составѣ и орѳографіи, никакъ не могутъ использовать одинаковую графику, къ тому же такую далеко не идеальную, какъ латинская. Любыя попытки введенія латинскаго письма не-романо-германскимъ народамъ слѣдуетъ разсматривать какъ культурную экспансію, цѣлью которой является разрушеніе языковъ[4]. Это — огромный шагъ на пути къ вавилонскому смѣшенію языковъ и расъ, къ которому такъ стремится дьяволъ съ цѣлью управлять неполноцѣнными всесмѣшёнными недочеловѣками.

Сознательное внѣдреніе латиницы мы наблюдаемъ въ Сербіи и Черногоріи: поборники евроинтеграціи всячески насаждаютъ европейскій алфавитъ. Подъ предлогомъ того, что латинское письмо является международнымъ, понятнымъ абсолютно всѣмъ жителямъ Земли, въ отличіе отъ кириллическаго письма, понятнаго только на территоріи исторической Россіи, Болгаріи, Югославіи, гдѣ данное письмо является традиціоннымъ, да ещё въ регіонахъ Восточной Европы, входившихъ въ систему странъ Варшавскаго договора.

Это — типичный безродный космополитизмъ, самое настоящее низкопоклонство передъ Западомъ, когда всё, что «изъ Европы, изъ США» апріори является положительнымъ. Если даже не брать въ расчётъ бывшую Югославію, кириллическимъ письмомъ пользуются восточные славяне, они же русскіе, и болгары (въ ихъ число входятъ и македонцы). Такимъ образомъ, подавляющее большинство славянъ используетъ традиціонное славянское письмо, а не плохо приспособленную для славянскихъ языковъ латинскую графику.

Очень часто можно прочесть, что наличіе въ сербскомъ языкѣ двухъ алфавитовъ — славянскаго и латинскаго — является большой цѣнностью: для Европы болѣе понятна латиница, а сохраненіе кириллицы говоритъ о приверженности традиціямъ. Только, по моему мнѣнію, цѣнность эта весьма и весьма сомнительная, если не сказать по-иному. На дѣлѣ мы видимъ, что въ средствахъ массовой информаціи, особенно въ сѣти «Интернетъ», латиница вытѣсняетъ традиціонное письмо. Латиница — это письмо хорватовъ, католиковъ, пусть они пишутъ ею. Сербамъ же, если они хотятъ остаться сербами, а не превратиться въ космополитовъ, родства не помнящихъ, слѣдуетъ беречь родной алфавитъ. Любой сербъ можетъ прочесть текстъ, написанный хорватомъ, но надо обладать національной гордостью и не опускаться до того, чтобы писать чуждымъ письмомъ во имя того, чтобы тебя поняли въ Хорватіи и вообще въ Европѣ. Въ Европѣ сербскаго языка не знаютъ и не поймутъ текста ни на кириллицѣ, ни на латиницѣ. А хорваты въ подавляющемъ большинствѣ кириллицу понимаютъ. Болѣе того, не слѣдуетъ использовать хорватское письмо спеціально для хорватовъ: этимъ будетъ подчёркиваться превосходство хорватскаго письма надъ сербскимъ, какъ и превосходство хорватовъ надъ сербами вообще. Никто никогда не уважаетъ того, кто слѣпо подражаетъ, используетъ чужое культурное поле въ ущербъ своему.

 Нашествію латиницы во многомъ способствуетъ «окраинное» положеніе сербскаго народа на территоріи распространенія кириллическихъ языковъ. Католическая церковь на протяженіи вѣковъ пользовалась латиницей какъ инструментомъ утвержденія собственнаго духовнаго авторитета среди народовъ, которые она обращала въ христіанство. Латинское письмо вѣками служило первоочереднымъ орудіемъ колонизаціи, и зоны его сегодняшняго распространенія полностью соотвѣтствуютъ границамъ бывшихъ западныхъ имперій. Первыя рѣшительныя попытки вытѣсненія кириллицы съ Адріатическаго побережья были предприняты во времена венеціанскаго вліянія, а законы австрійскихъ властей стали рѣшающимъ толчкомъ къ латинизаціи Воеводины, Босніи и Краины[5].

 ***

Новая волна латинизаціи началась въ серединѣ ХХ вѣка. И зловѣщую роль сыгралъ въ этомъ отъявленный бандитъ Йосипъ Брозъ Тито, люто расправившійся съ югославскими патріотами-русофилами. За это онъ былъ объявленъ Хрущёвымъ вѣрнымъ ленинцемъ[6]. Тито объявилъ о нейтралитетѣ Югославіи, о невхожденіи ея ни въ НАТО, ни въ Варшавскій договоръ. На дѣлѣ же имѣло мѣсто тѣсное сотрудничество титовской Югославіи съ США и странами Западной Европы. Тито подыгрывалъ «и нашимъ, и вашимъ»: использовалъ сотрудничество съ врагами Россіи ради своихъ корыстныхъ цѣлей и поддерживалъ прохладныя отношенія съ нами. Хрущёвъ совершенно бездумно рѣшилъ возстановить дипломатическія отношенія съ титовской Югославіей, заключившей на тотъ моментъ договоръ о сотрудничествѣ съ США. Хрущёвъ не могъ не знать о томъ, какъ Тито расправился съ патріотами, не принявшими титовскихъ «реформъ», но тѣмъ не менѣе пошёлъ на преступный шагъ: объявилъ Тито невиновнымъ, а всю вину въ разрывѣ отношеній между СССР и Югославіей въ 1948 году свалилъ на Сталина.

Тито строилъ соціализмъ, но собственнаго, несовѣтскаго вида. Строить соціализмъ Югославіи помогали такіе враги Россіи, какъ США и ФРГ. Врядъ ли эти страны стали бы взращивать за собственныя деньги своего врага въ видѣ славянскаго государства, оріентированнаго на союзъ съ Россіей…

Тито дружилъ со странами Запада — тѣми странами, которыя только за ХХ вѣкъ совершили нѣсколько агрессій противъ южныхъ славянъ. Совершатъ онѣ ихъ и потомъ, въ самомъ концѣ ХХ вѣка. Конечно, вчерашніе враги не будутъ дружить съ бывшей жертвой просто такъ: долженъ быть какой-то мотивъ. Мотивъ былъ: создавался образъ Югославіи — соціалистическаго государства, но болѣе цивилизованнаго и менѣе жестокаго, чѣмъ СССР. Была создана витрина «соціализма съ человѣческимъ лицомъ». Титовская Югославія сыграла роль плацдарма въ идеологической войнѣ Запада противъ странъ Варшавскаго договора вообще и Совѣтскаго Союза въ особенности. Цѣль, какъ и прежде, ослабленіе Россіи и всего славянскаго міра.

Ставленникъ закулисныхъ силъ, Тито хорошо выполнялъ свою роль. Именно въ его правленіе началось очередное наступленіе латинскаго алфавита, стали массово издаваться сербскія книги, напечатанныя письмомъ, принятымъ у хорватовъ. Дѣлалось это подъ предлогомъ того, что книги должны понимать всѣ югославы — какъ сербы, такъ и хорваты, а латинскій алфавитъ является общеевропейскимъ: имъ пользуется вся Европа[7]. Югославія — страна европейская, стоитъ ближе къ Европѣ, а значитъ, въ ней всё должно говорить о Европѣ и не напоминать о восточныхъ сосѣдяхъ. Кириллицей пользуются тоталитарныя страны — СССР и Болгарія. Очевидно, именно такими мотивами руководствовался Тито, самъ хорватъ по національности. Именно при нёмъ на исконно сербскихъ земляхъ стали появляться вывѣски, выполненныя латинскимъ письмомъ. Доходило даже до того, что снимали кириллическія вывѣски и вѣшали новыя, латинскія. И это несмотря на то, что населеніе было противъ.

Такимъ образомъ, можно констатировать, что при Тито шло сознательное вытѣсненіе традиціоннаго славянскаго письма.

Но Тито умеръ въ 1980 году, а латинизація живётъ и процвѣтаетъ. Почему?

Во-первыхъ, глубокая основа подавленія традиціоннаго письма была заложена ещё во времена Австро-Венгріи, ведшей антиславянскую войну въ томъ числѣ путёмъ вытѣсненія и уничтожения «неправильныхъ» алфавитовъ; Тито былъ въ этомъ дѣлѣ прилежнымъ ученикомъ Франца-Іосифа. И эту основу не уничтожить въ одинъ моментъ, тѣмъ болѣе что и достойныхъ попытокъ противостоянія всего сербскаго общества уродливому письму, калѣчащему языкъ, не дѣлается. Наоборотъ, народились безродные космополиты, мечтающіе о вхожденіи въ «цивилизованную» Европу цѣною утраты сербской идентичности, въ частности сербскаго письма.

Во-вторыхъ, сербы сейчасъ — народъ проигравшій, которому диктуютъ волю внѣшніе враги и ихъ внутренніе прислужники. Вспомнимъ, что вслѣдъ за уничтоженіемъ Югославіи отъ Сербіи была искусственно отъединена Черногорія, Косово и Метохія фактически находятся подъ «демократическимъ» протекторатомъ и выведены изъ-подъ суверенитета Сербіи, въ Воеводинѣ поддерживается сепаратистское движеніе. Въ Гаагѣ судятъ сербовъ, объявленныхъ «военными преступниками». Но почему-то никто не судитъ ни хорватовъ, ни босняковъ, устраивавшихъ на осколкахъ Югославіи чистки сербовъ. Хозяева міра готовятъ сербамъ незавидную участь быть стёртыми съ лица Земли, они хотятъ уничтожить сербовъ какъ народъ (частью котораго являются и черногорцы, сейчасъ активно противопоставляемые остальнымъ сербамъ, подобно тому какъ малоросы противопоставляются великоросамъ). А чтобы уничтожить народъ, нужно лишить его памяти, вытравить изъ сознанія всё самобытное, героическое, лишить опоръ, на которыя можетъ опираться культура народа. Одной изъ такихъ опоръ, безусловно, является славянскій алфавитъ сербовъ. Не случайно онъ вытѣсняется въ наши дни.

Со вторымъ пунктомъ прочно связанъ пунктъ третій. Какъ побѣждённая нація, Сербія на офиціальномъ уровнѣ стремиться войти въ Европу, стать членомъ Евросоюза. Офиціальные политическіе круги, дѣйствуя какъ настоящіе лизоблюды, лишённые какой-либо національной гордости, угадываютъ волю хозяина и сознательно отказываются отъ своего исконнаго алфавита, только чтобы быть похожими на Европу. Европа, какъ извѣстно изъ исторіи, самобытности не терпитъ. Вспомнимъ Австро-Венгрію, въ которой жило много славянскихъ народовъ. Изъ всѣхъ славянъ кириллицей пользовались только галичане и сербы, и на то есть причины. Галичина — это Червонная Русь, волею судебъ оказавшаяся подъ австрійскимъ скипетромъ. Естественно, что галичане тяготѣли не къ Австріи, а къ Россіи, съ чѣмъ Австрія усиленно боролась, взращивая украинскій націонализмъ. Кстати, попытки ввести латиницу среди галичанъ были. Галицко-русскій писатель Маркіанъ Шашкевичъ въ отвѣтъ латинизаторамъ написалъ настоящую оду кириллическому письму («Азбука и абецадло»). Даже Иванъ Франко, совсѣмъ не симпатизировавшій Россіи, всё-таки однозначно выступалъ за кириллицу; въ «Азбучній війні въ Галичині» онъ красочно иллюстрируетъ попытки введенія латиницы и слѣдовавшее всякій разъ за этимъ сопротивленіе. Были попытки ввести латиницу и среди сербовъ, живущихъ въ Австро-Венгріи, однако онѣ не увѣнчались особымъ успѣхомъ. Сербы, пребывавшіе подъ гнётомъ Турціи (большинство народа), а затѣмъ получившіе независимость, продолжали придерживаться традиціоннаго письма.

Въ наши дни распространенію латиницы среди сербовъ способствуетъ интернетъ, котораго во времена Тито не было. Интернетъ создавался американцами и первоначально былъ исключительно англоязычнымъ. Со временемъ въ нёмъ стали появляться иные языки съ графическіми системами, отличающимися отъ принятой въ Западной Европѣ и Америкѣ. Однако современная компьютерная система и всемірная паутина созданы на основѣ англійскаго языка и латинскаго алфавита. Это способствуетъ ещё большему распространенію латиницы въ наши дни. Болѣе того, сербская кириллица на клавіатурѣ фактически дублируетъ латинизированный хорватскій алфавитъ (напримѣръ, клавишѣ д на сербской клавіатурѣ соотвѣтствуетъ dна клавіатурѣ хорватской, клавишѣ гgи т. д.), что никакъ не можетъ способствовать распространенію традиціоннаго письма. Многія компьютерныя программы не читаютъ или плохо читаютъ кириллическіе тексты, что лишній разъ наталкиваетъ на употребленіе въ интернетѣ латиницы. Данную ситуацію никакъ нельзя считать нормальной для сербской культуры (какъ и для культуры всѣхъ кириллическихъ народовъ), и рѣшать её призваны наши программисты.

Увѣренъ, что въ будущемъ славянскими учёными будетъ создана клавіатура, подходящая именно для славянскихъ языковъ съ бо́льшимъ количествомъ символовъ, чѣмъ на тѣхъ, которыми сейчасъ пользуется весь міръ. Точно такъ же, какъ будетъ осуществлёнъ прорывъ въ компьютерныхъ и электронныхъ технологіяхъ. Однако это — тема для особой статьи, поэтому углубляться въ неё не буду.

Самое главное, о чёмъ слѣдуетъ задуматься всѣмъ, кто любитъ сербскій языкъ, — это исправленіе того, что сдѣлалъ Вукъ Караджичъ. Дабы изжить латинство, сербскому языку слѣдуетъ вернуться къ своимъ славянскимъ истокамъ.

Въ заключеніе приведу обширную цитату изъ статьи Николы Тасича «Новая сербская политическая мысль»:

«Борьба за сохраненіе кириллицы въ Сербіи одновременно является и борьбой за сохраненіе грамотности вообще. Тотальное использованіе латиницы, приходящее вмѣстѣ съ современными технологіями, приводитъ къ неслыханному паденію грамотности и настоящему запруживанію сербской письменной рѣчи какъ лексическими, такъ и орѳографическими англицизмами, и особенно хорватизмами. Въ интернетѣ большинство людей, пользующихся латиницей, пренебрегаетъ діакритикой, заглавными буквами, запятыми и вообще всѣми тѣми правилами, за незнаніе которыхъ на контрольныхъ въ 4-мъ классѣ начальной школы ставятъ единицы. И что хуже всего, безграмотность подобнаго рода распространяется изъ сѣти на выпускныя работы въ гимназіяхъ, на курсовыя и даже дипломныя работы студентовъ, а безграмотность среди техническихъ, медицинскихъ и банковскихъ кадровъ пріобрѣла воистину эпическій размахъ. Сто лѣтъ назадъ грамотность была основнымъ условіемъ пріёма на государственную службу, теперь же достаточно умѣть набивать 24 буквы англійскаго алфавита (такъ въ текстѣ. — М. Т.) на компьютерной клавіатурѣ. Кстати, клавіатуры эти весьма успѣшно проходятъ государственную сертификацію при ввозѣ въ Сербію, хотя и не адаптированы къ ея государственному языку и графикѣ.

<…>

Судьба кириллицы является симптомомъ той культурной безнадёжности, въ которой вязнетъ наша страна, кириллица же можетъ оказаться и лѣкарствомъ отъ нея. Если принять во вниманіе, что ея роль по опредѣленію символична, ея спасеніе можетъ освѣтить путь культурнаго возрожденія Сербіи и сербскаго народа. При этомъ “война за языкъ и графику” отнюдь не наивная вещь, такъ какъ нападки на національную и государственную письменную норму тоже отнюдь не простодушны, а, напротивъ, тщательно разсчитаны, злонамѣренны и поддержаны цѣлой арміей культурныхъ интервентовъ. Чтобы понять это, достаточно провести параллель между приливомъ депрессивности, безнадёжности и отчаянія, захватывающихъ широкія народныя массы, и засильемъ латиницы, которую обрушиваютъ на сербскихъ дѣтей билборды, реклама, а болѣе всего телепередачи и пресса. Тѣмъ временемъ дѣтей національныхъ меньшинствъ учатъ, что для сохраненія ихъ національной идентичности совершенно необходимо объясняться съ сербами и представителями другихъ національныхъ меньшинствъ исключительно посредствомъ латиницы.

<…>

Спасеніе письменной идентичности Сербіи необходимо потому, что это тестъ для сербскаго общества на способность предотвратить собственную гибель. Вѣдь если Сербія не въ состояніи защитить свою кириллицу, то какъ же она сможетъ сохранить Косово и Метохію, Воеводину или Республику Сербскую? И наоборотъ, если сохраненіе всѣхъ этихъ сербскихъ земель является дѣйствительно національнымъ пріоритетомъ, нѣтъ лучшаго способа продемонстрировать это, какъ сдѣлать символичный жестъ: взять подъ государственную защиту символъ національной идентичности».

Первымъ шагомъ патріотически оріентированнаго сербскаго правительства, когда оно наконецъ придётъ къ власти, будетъ полный запретъ на использованіе латинскаго алфавита въ сербскомъ языкѣ, какъ абсолютно чуждаго сербамъ. Именно этотъ государственническій шагъ будетъ фундаментомъ для возсоединенія Сербіи съ Черногоріей и съ Косово и Метохіей. И не надо говорить, что латиница — такой же сербскій алфавитъ, какъ и кириллица, что изъятіе латиницы изъ оборота приведётъ къ упадку культуры. Латиница — это оружіе, призванное измѣнить менталитетъ сербовъ, порвать всѣ духовныя связи съ прошлымъ, это одна изъ ступеней программы по уничтоженію сербовъ какъ народа. Просербскому правительству въ Сербіи надо будетъ чётко осознавать, что латиница — это не просто недоразумѣніе, а самый настоящій врагъ, съ которымъ слѣдуетъ бороться. Нужно покончить съ украиннымъ положеніемъ сербскаго языка (именно такимъ языкамъ свойственно наличіе нѣсколькихъ графикъ), нужно покончить съ лимитрофизаціей Сербіи.

Я глубоко убѣждёнъ, что сербы не исчезнутъ какъ народъ, а переживутъ лихолѣтье, возстановятъ своё государство въ справедливыхъ границахъ, сохранятъ традиціонное письмо, вотъ уже болѣе тысячи лѣтъ вѣрно служащее великому южнославянскому народу.

Увѣренъ, что Россія всегда придётъ на помощь своимъ братьямъ.

 

Живело Србія!

Живело Ћирилица!

 

Михаилъ Тейкинъ



[1] Якубинскій Л. П. Исторія древнерусскаго языка. М., 1953. С. 83.

[2] Вандріесъ Ж. Языкъ. М., 1937. С. 296.

[3] Правильнѣе сказать — македонскій діалектъ болгарскаго языка.

[4] Кстати, послѣ Второй міровой войны американцы всерьёзъ собирались перевести японскій языкъ на латиницу, всячески описывая «прогрессивность» латинскаго алфавита передъ «отсталыми» іероглифами. Къ счастью, сей шагъ не удался. Страшно даже представить себѣ послѣдствія такого дѣянія для японскаго языка!

[5] Никола Тасичъ. Новая сербская политическая мысль // Сѣть «Интернетъ».

[6] Дѣствительно, расправлялся Тито съ патріотами вполнѣ по-ленински. Хотя правильнѣе было бы именовать его вѣрнымъ троцкистомъ, какъ, впрочемъ, и самого Хрущёва.

[7] Между прочимъ, никакого народа подъ названіемъ югославы не было и нѣтъ. Это — выдумка безродныхъ космополитовъ, миѳъ, созданный для того, чтобы ослабить сербскій духъ. Нѣтъ никакихъ югославовъ какъ народа — существуютъ сербы, хорваты, словенцы, босняки-мусульмане и македонцы, коротые когда-то жили въ единомъ государствѣ подъ названіемъ Югославія. Но государство не создаётъ и не можетъ искусственно создать народъ.

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.

Сейчас на сайте

Сейчас 143 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте