Западнорусское наследие как политико-культурный ориентир для русских Литвы

Автор: Владислав Гулевич

Владислав ГулевичДуховно-политическое течение западнорусизма, согласно которому белорусский народ является самобытной и неотъемлемой частью русского народа, оставившее впечатляющий след в общерусской историографии, обретает ныне второе дыхание. Не в последнюю очередь связано это с тем, что курс на построение моноэтничного государства становится всё более осязаемым в политико-социальной жизни республик бывшего СССР, в т.ч. славянских.

 

Так, несмотря на признание русского языка вторым государственным, количество белорусских граждан, считающих себя русскими, продолжает сокращаться. Согласно официальной статистике, в 1999 г. в Белоруссии проживало 1 млн. 142 тыс. русских (11.4%). В 2009 г. их количество снизилось до 785 тыс. (всего 8.3 %). На Украине между переписями 1989 и 2001 гг. количество русских сократилось на 3021,5 тыс., что было обусловлено не только их репатриацией в Россию, но и политикой жёсткой украинизации. Отсутствует положительная динамика и в жизни русскоязычной диаспоры Литвы, борющейся за признание за собой права на образование на русском языке.

Теоретически родиной западнорусизма принято считать Белоруссию, хотя правильнее было бы не выносить за скобки и Украину (Малороссию), где западнорусистские настроения были всегда сильны. На территории современной Западной Украины (Червонная Русь), находившейся под польской и австро-венгерской оккупацией, в XVIII-XIX вв. развилось мощное карпато-русское движение - аналог белорусского западнорусизма. Карпато-русские идеологи, а это не один десяток имён в области национальной педагогики, теологии, литературы, политики, юриспруденции, этнографии, истории, придерживались взглядов на общее духовно-этническое происхождение малороссов, белорусов и великороссов, которые вместе составляли единый общерусский народ.

Исторические «границы» западнорусизма простираются на приграничные с Белоруссией литовские земли. Церковный историк Григорий Киприанович, приверженец «западнорусской» исторической школы, числился в преподавателях Литовской духовной семинарии и Виленской мужской гимназии. Там же, в Литовской семинарии, обучались западнорусисты Платон Жукович и Константин Харлампович. На территории Литвы развивали и популяризировали свои идеи епископ Иосиф Семашко, чья кафедра с 1845 г. находилась в Вильно (Вильнюсе), и Ксенофонт Говорский, который похоронен на вильнюсском Ефросиниевском кладбище – одном из древнейших православных некрополей Литвы.

Однако в целом идеи западнорусизма не знакомы не только литовцам, но и большинству этнических русских, проживающих в Литве. Идеологический вакуум, образовавшийся после краха советской системы, получил в независимой Литве моноэтническое наполнение.

Славянское население страны столкнулось с проблемой национальной идентичности, поскольку власти Литовской республики, как геополитического субъекта (с теоретически-правовой позиции), взяли курс на непреклонную литуанизацию национальных меньшинств. Литовские власти нацелены на интеграцию в западные культурно-политические структуры и автоматически рассматривают Россию как идейного оппонента. В связи с этим официальный Вильнюс не приемлет западнорусскую мысль в любой её форме, т.к. усматривает инструмент распространения российского влияния на сопредельные литовские земли.

Отторжение западнорусской идеи носит надуманный характер, обусловленный геополитической детерминацией современного литовского государства. Ориентация на Вашингтон и Брюссель автоматически означает определённую долю враждебности к Москве. В силу этого докатолическая история литовцев незаслуженно игнорируется как исторический эпифеномен. Хотя бывший министр образования и науки Литвы в 1996-1998 г. академик Зигмас Зинкявичюс отмечал в своих работах, что восточно-христианское влияние в Литве в период с XI по XIV в. было довольно мощным и глубоко отразилось на культуре и мышлении литовского народа. Сложно не согласиться, что, несмотря на многие откровенно антирусские выходки литовских властей, в целом положение русскоязычных жителей Литвы не настолько удручающе, как у русскоязычной общины Латвии или Эстонии. Обращение литовцев в католическую веру можно считать повторным крещением. Православными были великие князья Войшелк, Шварн, а также ближайшие родственники великих князей Гедимина и Тройденя. К XIV в. на литовских землях располагалась целая сеть православных приходов.

Православие априори признаётся духовно-идейной основой западнорусского течения в виду того, что западнорусизм вызывал наиболее враждебное отношение у католиков (поляков и ополяченных белорусов), и, в некоторой степени, униатов, хотя среди западнорусских деятелей были те, кто либо так и остался униатом, либо возвратился из унии в православие. Следовательно, православная Литва не рассматривалась русскими как экзистенциально враждебная сила. В древнем письменном памятнике «Имена всем градом русскым» (1375 г.) перечислены Вильно (Вильнюс), Кернов (Кернаве), Новые Троки (Тракай), Вилькомир (Укмерге) и др. литовские города, которые были одновременно и центрами православной жизни. Не забудем, что лидером национального возрождения Угорской Руси в XIV в. был князь Фёдор Кориатович - православный литовец (из династии Гедиминовичей) – фигура во многом символическая, предтеча угрорусского движения на территории современного Закарпатья. По его инициативе был воздвигнут Свято-Николаевский монастырь – центр западнорусской культуры и просвещения. В каменных стенах монастыря располагалась богатая библиотека с редкими инкунабулами, а местный церковный люд был носителем общерусской культуры и мировоззрения. Как отмечал Станислав Горяйнов в статье «Властелин Карпат», в тех местах «уже с ХІ в. начала складываться православная иноческая община, куда приходили люди со всей Руси». К слову, монастырь этот продолжал оставаться средоточием западнорусского православия даже через несколько веков после смерти своего основателя.

С обращением Литвы в католичество при Ягайле (XIV в.) цивилизационные тропы Литвы и Руси разошлись, и в наши дни этнических литовцев среди православных верующих Литвы немного.

Концепции западнорусизма были бы актуальны для части населения Литвы, преимущественно, русскоязычного, т.к. оно является частью литовской истории (пусть и отвергаемой в угоду политической конъюнктуре). Первыми русскими на территории Литвы были не мифические русские оккупанты, а русские старообрядцы, появившиеся здесь уже в XVII в. и сохранившие до сих пор свой язык и вероисповедание. Кроме того, 14% белорусов, 17% украинцев и 3% поляков Литвы также считают себя русскими.

В условиях идеологической чересполосицы, когда на информационном поле одновременно действуют сразу несколько мощных идеологем (евроинтеграция, союз с НАТО, построение моноэтнического литовского государства), оппонирующих идее возрождения политического авторитета России, западнорусская мысль, в т.ч. на литовских землях, может служить русским Литвы чётко очерченным политико-культурным ориентиром.

Владислав Гулевич

NEWSBALT


У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.