Поклонникам «Дня Воли»

Автор: Вадим Гигин

Меньше всего я собирался посвящать 25 марта какую-то особую статью. По-моему, нет никакого смысла вообще обозначать эту дату. В этот день не случилось чего-то знаменательного или выдающегося. К написанию меня подвигла статья молодого, но уже ярко заявившего о себе политолога Всеволода Шимова, опубликованная в его авторской колонке в газете «СБ – Беларусь сегодня». Реакция на его тезисы показала, насколько несведущи поклонники «идей БНР» в истории.

С конца 80-х годов прошлого века большинство исследований и публикаций по этой тематике выходили под лозунгом борьбы с «белыми пятнами». В результате ни одна другая страница в нашей истории не оказалась настолько наводнена всевозможными небылицами, как краткий период существования БНР. Итак, 10 мифов из истории БНР и их краткое разоблачение.

1. «Провозглашение БНР стало результатом многолетней борьбы белорусского народа». На самом деле, за БНР стояла всего-навсего одна политическая сила – Белорусская социалистическая громада. Эта партия, созданная в 1902-1903 годах, не пользовалась сколько-нибудь заметной поддержкой в народе и самораспустилась в 1907. Возродившись после Февральской революции 1917 года, БСГ снова потерпела полное политическое фиаско. Она не сумела провести ни одного (!) своего представителя на выборах ни в городские думы, ни в земства, ни в советы. На выборах в Учредительное собрание, которые всеми историками признаются наиболее демократичными в революционный период, БСГ, по разным данным, набрала от 0,3 % до 0,59 % голосов избирателей, установив своеобразный антирекорд среди всех политических партий на территории России.

2. «Провозглашение независимости БНР опиралось на решение Всебелорусского съезда, состоявшегося в декабре 1917 года». Это не так. Наиболее многолюдный форум Беларуси революционного времени (по некоторым данным, которые, правда, невозможно подтвердить документально, в его работе участвовало 1872 делегата) признал Советскую власть, высказался против отторжения Беларуси от Российской Демократической Федеративной Республики и призвал к созданию Всебелорусского Совета крестьянских, солдатских и рабочих депутатов. До сих пор точно не известно, обсуждался ли вообще на съезде вопрос о возможной независимости.

3. «Без БНР не было бы БССР». Это известная формула, скорее похожая на мантру, которая не имеет отношения к исторической действительности. Документы из архивов Минска и Москвы позволяют достаточно определенно сказать, что Ленин и Сталин приняли принципиальное решение о создании Белорусской советской республики в ноябре 1917 года. Именно тогда Народный комиссариат по делам национальностей, который возглавлял Сталин, заключил с Белорусским областным комитетом соглашение, в котором признавал «безусловное и полное право свободного самоопределения белорусского народа». С целью создания советской республики и собирался Всебелорусский съезд, который получал финансирование из Петрограда. Кстати, в то же самое время советские республики были провозглашены на Украине и в Латвии. Созданию БССР уже в конце 1917 – начале 1918 годов помешала раскольническая позиция группы Мясникова-Кнорина, боявшихся потерять власть, а главное – немецкое наступление.

4. «Почти неделю в феврале 1918 года власть в Минске принадлежала будущим отцам-основателям БНР». Не принадлежала ни одной минуты. 19 февраля 1918 года под натиском наступающих немцев большевики покинули Минск. Практически сразу большая часть города перешла под контроль отдельных частей польского корпуса Ю. Довбор-Мусницкого. Пользуясь неразберихой и хаосом, Исполнительный комитет Совета Первого Всебелорусского съезда (будущая Рада БНР) занял несколько зданий в Минске – вряд ли это можно назвать полноценной властью. 21 февраля в город вошли немцы. 25 февраля новые власти выселили Народный секретариат из его здания и конфисковали кассу. Никакого вооруженного сопротивления не последовало. Убитых не было. Раненых тоже. В лазарет никто не обратился. О «белорусских вооруженных формированиях» сведений не поступало.

5. «Третья Уставная грамота 25 марта 1918 года была принята в результате демократической процедуры». Весьма сомнительно. БНР была провозглашена небольшой группой единомышленников и никогда не опиралась на сколько-нибудь значимую народную поддержку. На тот момент Рада включала 71 члена, из которых только 27 (менее 40 %) были делегатами Всебелорусского съезда. На самом заседании 25 марта могло присутствовать не более 59 человек. По имеющимся данным, за грамоту, которая провозглашала «независимость БНР» проголосовало 29 или 31 человек, то есть менее половины списочного состава Рады!

6. «БНР де-юре или де-факто признали Украина, Литва, Латвия, Эстония, Чехословакия, Финляндия, Болгария и Турция». В действительности ни одно государство в мире не признало БНР. В перечисляемых странах попросту находились «посольства» или «консульства» БНР, которые не имели никакого официального статуса. Ни один «диппредставитель» этой «республики» никогда и никому не вручал верительных грамот. Известен всего один случай направления дипломатической миссии в Минск в 1918 году. В июне этого года консулом Украины был назначен А. Квасницкий. Однако это не имело никакого отношения к деятельности БНР, поскольку дипломат был призван защищать интересы местных украинцев, а представлялся он немецким оккупационным властям, с ними же и сотрудничал. В Киеве не рассматривали БНР в качестве серьезной политической силы. Вот что писал заместитель министра иностранных дел Украинской державы А. Палтов в августе 1918 года о Беларуси: «Этот регион важен, как для экономики, так и особенно для политической жизни Украины, как центр пересечения интересов Варшавы, Москвы и Киева». И никакой «народной республики» - Минск даже не упомянут. Максимум, что удалось добиться от правительства Украины, это создание в январе 1919 года министерства по белорусским делам во главе с А. Цвикевичем. Ни о каком фактическим или юридическом признании БНР не было и речи.

7. «БНР имела собственные вооруженные силы численностью 11 тысяч человек». Трудно сказать, на чем основаны эти данные. На протяжении 1918 года представителям БНР так и не удалось создать военизированные формирования, хотя в ноябре немцы разрешили учредить местную милицию, что успешно проделали поляки и литовцы. Созданный в 1919 году в Гродно Первый Белорусский полк входил в состав Литовской национальной армии и БНР не подчинялся. Отряды С. Булак-Булаховича также не могут быть отнесены к вооруженным силам БНР, поскольку деятельность этого «генерала» резко осуждалась «правительством республики». Единственным воинским соединением, которое признало власть Рады БНР, а та, в свою очередь, с этим согласилась, стала Слуцкая бригада, насчитывавшая 2 тысячи человек, и существовавшая в ноябре-декабре 1920 года.

8. «Слуцкі збройны чын» - всего один пункт из «символа веры» поклонников БНР, с которым можно отчасти согласиться. Действительно, события ноября-декабря 1920 года в Слуцке и его окрестностях никак нельзя назвать восстанием. Для их описания весьма удачно подходит малопонятное «збройны чын» - определение, не употребляемое в белорусском языке по отношению к другим историческим явлениям. Попросту в тот момент не было против кого восставать. Дело происходило в нейтральной зоне между польскими и советскими войсками. Именно этим недоразумением и объясняются поначалу нерешительные действия частей Красной армии. Совсем уж странно (если не сказать больше) отмечать «День героев» 27 ноября – в день первого боя бригады. В ходе боев значительная часть ее личного состава, включая большую часть командования, разбежалась. Командир 1-го Слуцкого полка П. Чайка тайно сотрудничал с красными, а затем перешел на их сторону. Другие офицеры бригады А. Миронович, Я. Реут, А. Анципович также были обвинены «Радой Случчины» в измене. И кто тогда герои?

9. «БНР имела собственные паспорта и гражданство». Да, бумажки были, но силы не имели почти никакой. Т.н. «паспорта» представляли собой временные регистрационные удостоверения, которые в период Гражданской войны выдавали многочисленные организации, далеко не всегда имевшие государственный статус. По поводу гражданства БНР можно привести один любопытный пример. В 1928 году чекисты заманили в СССР Я. Мамонько, бывшего члена президиума Рады БНР. При аресте в Негорелом он заявил, что является «белорусским гражданином». Однако при последующей проверке оказалось, что на самом деле у него имеется чехословацкое гражданство. В дальнейшем, чтобы его осудить, провернули специальную процедуру с отказом от гражданства Чехословакии и принятием советского паспорта. В отношении «гражданства БНР» никаких подобных действий не осуществлялось. Да и зачем, если оно было попросту фикцией?

10. «Рада БНР до сих пор действует за границей». Это вообще анекдот! БНР была официально ликвидирована на конференции в Берлине в октябре 1925 года. Тогда руководители «правительства в изгнании» и большая часть Рады заявили о самороспуке и признали Минск единым центром национально-государственного возрождения Беларуси. С этим решением не согласилось всего четыре человека: П. Кречевский, В. Захарко, Т. Гриб и Я. Мамонько, что никак нельзя считать достаточным основанием для деятельности каких-то самозванцев за рубежом.

Большинство из этих фактов давно и хорошо известно. Зачем же тогда возвращаться к ним снова? Конечно, я не настолько наивен, чтобы стремиться переубедить ярых сторонников мифологии, связанной с БНР. Для них это не история, а предмет веры, который имеет мало общего с тем, что происходило в прошлом. И все же исторические факты стоит повторять вновь и вновь. Может быть, хоть кто-то из начинающих адептов «народной республики» задумается и оторвется от своих фантомов, а затем, глядишь, не на словах, а на деле заинтересуется родной историей. Тогда я буду считать свою задачу выполненной.

Блог Вадима Гигина на БЕЛТА

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.