Об особенностях современной белорусской историографии Великой Отечественной войны

Автор: Александр Гронский

Известно, что историческая память начинает формироваться в детстве. Особенно успешно этим пользуется государство, когда через среднее образование создаёт представление о значимости и оценке того или иного события для граждан страны. Белорусские учебники истории также отражают не только информационную составляющую, но и воспитательно-идеологическую. Их авторы даже в период активности националистической идеологии не старались заниматься ревизионизмом по отношению к Великой Отечественной войне.

 

Доклад кандидата исторических наук Александра Дмитриевича Гронского на Международной научной конференции "Вставай страна огромная ..." в Севастополе (16.06.2011г..22)

Известно, что историческая память начинает формироваться в детстве. Особенно успешно этим пользуется государство, когда через среднее образование создаёт представление о значимости и оценке того или иного события для граждан страны. Белорусские учебники истории также отражают не только информационную составляющую, но и воспитательно-идеологическую. Их авторы даже в период активности националистической идеологии не старались заниматься ревизионизмом по отношению к Великой Отечественной войне. Напротив, трактовка войны часто оставалась в советских традициях. По всей видимости, никто из конструкторов независимости Белоруссии не решился посягнуть на память народа.

Однако контроль над памятью всё же существует. С его помощью затмеваются одни события и обращается повышенное внимание на другие.

 В настоящее время в республике существует два школьных курса, в которых упоминается Великая Отечественная война, это – история Белоруссии и всемирная история. Причём для каждой из дисциплин существует по несколько учебников (один основной и остальные, которыми учитель может пользоваться наряду с основным). В учебниках Великая Отечественная представляется разделённой на насколько периодов – начало войны и оборонительные бои, оккупация, освобождение.

В учебниках по истории Белоруссии описывается героизм советских солдат в начальный период войны, подчёркивается сопротивление всех родов войск Красной армии. Однако приводятся фамилии только тех советских солдат и офицеров, которые совершили свои подвиги на территории республики. Вроде бы это понятно и даже естественно для учебника по истории Белоруссии, но, с другой стороны, невозможно понять, почему нет даже намёка на то, что в других частях Советского Союза были такие же герои, совершавшие не менее героические поступки. В итоге у пользователей учебника вполне резонно возникает убеждение, что «мы за вас в окопах гнили».

Описывая оккупационный режим, авторы учебников стараются показать, что и как делали немцы и их местные помощники. Указывают, что местное население в массе называло коллаборационистов предателями. Это указание является очень важным воспитательным моментом, поскольку у части белорусского общества со времён «перестройки» существует стремление обелять сотрудничавших с немцами белорусских националистов, представив их скорее жертвами «бесчеловечного советского режима», которые выбрали из двух зол меньшее. Большая часть тех, кто выступает за обеление коллаборации, сейчас находится в рядах белорусской оппозиции.

В одном из учебников есть заочная полемика с оппозиционной идеологией. Дело в том, что в 1991 г. в качестве государственной символики в Белоруссии были введены бело-красно-белый флаг и герб «Погоня», который намекал на то, что Белоруссия видит свои истоки в Великом Княжестве Литовском. В 1995 г. герб и флаг заменили, но для части населения, связанного с оппозицией, эта замена стала восприниматься как запрещение национальной символики и замена её советской. Сторонники новой, «красно-зелёной» символики объясняют замену вполне резонно – бело-красно-белый флаг и герб «Погоня» использовался коллаборационистами.

Так, в учебнике для 11‑го класса средней школы «Гісторыя Беларусі, ХІХ – пачатак ХХІ ст.» авторы, говоря о белорусской коллаборации, указывают, что в качестве символов коллаборанты использовали исторический герб «Погоня» и бело-красно-белый флаг, а приветствовали друг друга нацистским приветствием и словами «Живёт Белоруссия!». Кроме того, в учебнике рассказывается, как дети начали учиться в период оккупации. «В классе должен был быть вывешен портрет А. Гитлера. Учитель, входя в класс, должен был приветствовать учеников поднятой правой рукой с кличем “Хайль Гитлер!” или “Живёт Белоруссия!”. Ученики должны были так же отвечать учителю». Здесь авторы учебника видят связь двух лозунгов, т.е. «Хайль Гитлер!» и «Живёт Белоруссия!» оказываются взаимозаменяемыми. Это наносит ещё один удар по белорусской оппозиции, которая и сейчас пользуется лозунгом «Живёт Белоруссия!» (по-белорусски «Жыве Беларусь!»). По тексту учебника люди, использовавшие этот лозунг, однозначно приравниваются к помощникам оккупантов. Кроме того, интересным фактом является то, что немцы в период оккупации заставили артистов Минского драматического театра сдать экзамен по белорусскому языку. Таким образом, учебник формирует представление о том, что сторонники навязывания белорусского языка и возвращения символики образца 1991 г. на самом деле стремятся к возвращению коллаборационистских практик.

Среди белорусской оппозиции присутствует убеждение в том, что в 1941–1944 гг. коллаборанты сотрудничали с немцами для восстановления белорусской государственности, уничтоженной большевиками. В пику этому в учебнике есть пассаж о том, что «гитлеровцы ликвидировали государственность белорусского народа и территориальную целостность республики». Это уже явный намёк на то, что коллаборанты боролись не за независимость Белоруссии, и оправдание того, что 3 июля – день освобождения Минска от немцев – является Днём независимости Белоруссии.

Однако такая фраза все-таки искривляет представление школьников о положении Белоруссии в составе Советского Союза. Дело в том, что в современной белорусской идеологии по отношению к периоду Российской империи и СССР стараются не упоминать, что Белоруссия была составной частью единой страны. Очень часто можно услышать, что русские делили Белоруссию, невзирая на её этнические границы, хотя как таковые эти границы появились только в советское время. Таким образом, происходит опрокидывание современного административного деления на прошедшие периоды.

В учебниках истории изучается не СССР, а БССР. Советский же Союз изучается в курсе всемирной истории, т.е. там, где освещается прошлое иностранных государств. Та же ситуация и с периодом Российской империи. Таким образом, изучая Союз ССР в курсе всемирной истории, школьник волей-неволей приходит к убеждению, что Белоруссия в его составе была формально, а сам СССР воспринимается как что-то похожее на СНГ, где существует формальное единство, а в реальности все страны-участницы ведут свою политику без оглядки на других членов Содружества. Именно поэтому утверждения о белорусской государственности в 40‑е гг. прошлого века воспринимается без критики.

Современный школьник воспринимает государственность не как существование в национальной автономии, а как реальный суверенитет. Исходя из таких текстов, школьники представляют Великую Отечественную войну не как борьбу советского народа, а как противостояние белорусов с немцами. И хотя в тексте учебника указывается, что воевали советские солдаты, существовал советский тыл, но всё же внимание на это школьники обращают мало. Подтверждением этому может служить анализ школьных сочинений о Великой Отечественной войне, в которых школьники и учащиеся профтехучилищ явно прописывали только то, что Гитлер напал именно на белорусов и хотел уничтожить именно их, а белорусы освободили половину Европы и победили в войне. Тут школьники явно идут вслед за некоторыми старшими товарищами, например, один из представителей белорусской общины в России заявил, что Гитлера до самоубийства довели именно белорусы.

Другой учебник по истории Белоруссии для 11 класса даёт немного другие представления о том, на кого напали немцы 22 июня 1941 г. В учебнике не акцентируется внимание на то, что война началась именно нападением на территорию Белоруссии. Указывается численность немецких войск, сосредоточенных на границах СССР, а не только Белоруссии. Потом авторы переходят к описанию оборонительных боёв на территории Белоруссии, но из текста ясно, что страна не являлась суверенным государством, против которого началась война. Школьников не вводят в заблуждение относительно существования мнимой государственности Белоруссии. Возможно, этот учебник именно поэтому не признан основным. Ведь в нём чётко прописан факт существования большой страны, частью которой была Белоруссия. Например, в нём в параграфе об освобождении Белоруссии первой же строчкой идёт фраза: «Ситуация на фронте и в стране к началу освобождения Белоруссии». В данном случае авторы постоянно напоминают школьникам, что с немцами воевала не суверенная Белоруссия, а Советский Союз, частью которого БССР являлась.

Но, пожалуй, самой большой проблемой восприятия войны у белорусских школьников является не подача материала с расстановкой нужных акцентов, а оригинальное деление белорусской и всемирной истории, о котором говорилось выше. Поскольку СССР изучается в курсе всемирной истории, хотя БССР являлась его составной частью, школьник изучает Великую Отечественную войну дважды. В курсе всемирной истории тоже есть параграф, в котором рассматриваются события Великой Отечественной войны. В нём тоже говорится, что Гитлер напал 22 июня 1941 г. на СССР, но уже пишется, что согласно плану «Ост» немцы хотели уничтожить не население Белоруссии, а славянское население Советского Союза. У школьника при сравнении двух учебников может сложиться впечатление, что славянское население было только в Белоруссии. Мотивы начала войны подаются также «своеобразно», не «по-белорусски», поскольку указывается, что Гитлер требовал вести войну на уничтожение, «разгромить «русских как народ», подорвать его “биологическую силу”, уничтожить русскую (советскую) культуру». Современная пропаганда старается убрать любые ассоциации белорусов с понятием русский, поэтому часто вместо определения «русский характер» можно услышать «восточнославянский характер», русская смекалка также превращается в восточнославянскую. Именно поэтому все попытки немцев уничтожить русских большей частью современных белорусских школьников воспринимаются как информация не о Белоруссии. Определенной части белорусской политической элиты обозначение «русский» невыгодно ещё и в плане того, что современное население продолжает называть себя русскими, имея в виду определённые конфессионально-культурные характеристики. Например, русскими себя часто называют православные, в отличие от католиков, которые именуются поляками. Русским также может называть себя носитель русской культуры и т.д.

В учебнике по всемирной истории при описании начального периода войны в ряду других оборонительных сражений упоминается оборона Брестской крепости, а при описании освобождения СССР в числе упоминаемых территорий присутствует и Белоруссия наряду с большей частью Прибалтики, Украиной и Молдавией. Таким образом, в рассказе о Великой Отечественной войне в учебнике по всемирной истории есть лишь два названия, которые подчёркивают, что Белоруссия была частью Советского Союза. На фоне информации из учебников по истории Белоруссии, где стараются не акцентировать внимание на том, что ныне суверенная Белоруссия была когда-то частью СССР, упоминание вскользь о Брестской крепости и освобождении Белоруссии может оказаться незамеченным школьниками.

Таким образом, зачастую школьники воспринимают Великую Отечественную, которая подаётся в учебниках по истории Белоруссии, и Великую Отечественную из учебников по всемирной истории как две разные войны. В смысле того, что у белорусов была своя война, которая отличается от общей Великой Отечественной.

Возможно, меня попытаются обвинить в том, что я слишком уж эсхатологически отношусь к содержанию белорусских учебников. Однако, к сожалению, мои выводы очень легко проверить, читая сочинения о войне, которые пишут школьники, и слушая ответы недавно поступивших в вузы студентов. Для большинства из них Великая Отечественная была развязана именно против Белоруссии, и именно Белоруссия (а не Советский Союз как единое государство) выиграла её. Но ведь это так далеко от истины.

Александр Гронский

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.