ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Положение Православия в Белоруссии в последней трети ХІХ – начале ХХ в.

  Наиболее массовым и влиятельным вероисповеданием в Белоруссии в последней трети ХІХ – начале ХХ в. было православие. По данным Первой всеобщей переписи населения 1897 года численность православных верующих в пяти белорусских губерниях составляла 5 114,7 тыс. человек или 60,1 % от общей численности населения. По сравнению с 1864 годом она возросла более чем в 2 раза. Православное население преобладало во всех белорусских губерниях, кроме Виленской, где преимущество сохраняли католики.

Таблица 1. Численность православного населения белорусских губерний

 во второй половине XIX века[1]

 

 

        Губерния

1864 год

1897 год

Общее

количество, тыс.

Удельный        вес, %

Общее

количество, тыс.

Удельный

вес, %

Виленская

Витебская         Гродненская

Минская

Могилёвская

119,4

444,9

483,4

716,4

738,3

21,1

56,0

55,6

72,0

80,0

415,3

825,6

919,3

1558,3

1402,2

26,1

55,4

57,3

72,6

83,1

Всего

2 502,1

57,6

5 120,7

60,1

 

В положительную сторону для «господствующей» церкви изменился и удельный вес православных верующих в структуре населения. Этому в значительной степени способствовали переходы из католицизма в православие, особенно активно происходившие после усмирения польского восстания 1863 — 1864 гг. По официальным данным в течении последующих нескольких лет в белорусских и литовских губерниях православие приняли 67 тыс. чел.[2]

Временами переходили целыми семьми и даже приходами. Так начальник Виленского учебного округа И. Корнилов сообщал, что в 1866 — 1867 г. « в Виленской, Минской и других губерниях несколько настоятелей костелов со своими прихожанами приняли православие. Жители местечка Ляховичы Слуцкого уезда были склонны к православию, но ожидали, что скажет им их настоятель. Последний, сочувствующий их мыслям, обратился к прихожанам, собравшимся на богослужении, с кратким словом, в котором сказал между прочим: «Выслушайте каждое мое слово со вниманием, так как дело идет о судьбе вашей и ваших детей. Напомню время, когда вы были подвластны панам; когда ваши крохи, добытые тяжким трудом, принадлежали не вам, а пану; когда вместо хлеба вы ели мякину и жили в таких лачугах, куда добрый хозяин не загоняет и скотину. Но милосердный царь дал вам свободу и новую жизнь, о которой вам и в голову не приходило. Теперь у вас своя земля; ваши хаты как шляхетские дома, вы сыты, хорошо одеты, в сапогах,  а главное, с вами русские люди, которые вас защищают и берегут. Мои советы всегда клонились к вашей пользе, и теперь послушайте меня, вы — русские по языку и крови, а ваши деды были русскими по вере. Но паны и иезуиты не советом и обманом, а насилием обратили их в латинство. С некоторого времени я замечаю в вас склонность к православию и ни мало за это не порицаю. Вы русские и должны быть русскими и православными, а наш Царь-Освободитель». После этой речи, 14 сентября 1867 г. 2500 жителей местечка Ляховичи вместе со своим настоятелем присоединились к православию, и их костел обращен в православную церковь»[3].  И такие примеры не были единичными. Так, в м. Миколаевщина (Минская епархия) православными стали все прихожане римско-католического вероисповедания численностью 700 человек. Схожая ситуация сложилась в м. Беницы и г. Воложин Ошмянского уезда и м. Подберезье Виленского уезда Виленской губернии и др[4].

Определенную роль в расширении православия сыграло и то обстоятельство, что согласно российскому конфессиональному законодательству дети, родившиеся от смешанных браков, в которых один из супругов исповедовал православие, должны были воспитываться в духе православия. Данная норма была закреплена указами 1832 и 1836 г., а также общеимперским Уложением о наказаниях 1845 г., предусматривавшим уголовную ответственность за ее нарушение.

 Возросла также численность православных храмов и приходов. Так, если в начале 1860-х годов в четырех православных епархиях (Литовской, Минской, Могилёвской, Полоцкой) действовали 2826 церквей, то в начале 1870-х годов – 3039, 1880-х – 3211, 1890-х годов – 3793. Число приходов в 1890 году составило 1857 (см. таблица 2). Наиболее интенсивный рост числа церквей происходил на западе Белоруссии. Например, в Гродненской губернии их количество с 1861 по 1880 год возросло почти на треть (с 317 до 460 соборов и церквей)[5].

 Таблица 2. Численность приходов и прихожан в белорусских православных епархиях (по данным за 1890 год)[6]

 

Епархия

Количество приходов

Численность прихожан, тыс. чел.

Литовская

506

1160,3

Минская

540

1261,6

     Могилёвская

487

1218,2

Полоцкая

324

760,5

Всего

1857

4400,6

Рост численности православных верующих, храмов, создание новых приходов вызвали необходимость увеличения численности православных священнослужителей. В 1892 году в Беларуси белого духовенства было: протоиреев – 104; священников – 1924; протодиаконов, диаконов, поддиаконов – 234; псалмовщиков, причётников, певчих, звонарей, сторожей – 1991. По епархиям они распределялись следующим образом: Могилевская епархия – 1121 человек, Минская – 1192, Литовская – 1195, Полоцкая – 744[7] . Численность черного духовенства в начале XX века составляла 643 монаха и монахини и 1163 послушника и послушницы[8].

Во второй половине XIX – начале XX в. получила дальнейшее развитие система православного обучения. В конце 1890-х годов на территории белорусских губерний действовали 4 духовные семинарии, 11 мужских духовных училищ, 5 женских училищ духовного ведомства, 2 женских епархиальных училища, сеть народных школ (см. таблица 3). Процесс обучения во многих из них, по свидетельствам источников, был организован на достаточно высоком уровне. За 25 лет, что прошли после реформы (1867 года), духовные семинарии подготовили 17 698 человек, а духовные училища – 37 038 человек[9]. К концу XIX века практически все священники в тогдашнем Северо-Западном крае имели семинарскую подготовку.

Заметным было влияние православного духовенства и на начальное народное образование. Несмотря на то, что в течение второй половины XIX века в этой сфере происходили некоторые изменения, связанные со стремлением придать образованию светский характер, духовенство всегда имело возможность прямо или косвенно оказывать влияние на эту сферу. А после восстания 1863 года в связи с решением политических задач (проведение политики деполонизации) это влияние в западных губерниях резко возросло. Представители церкви в обязательном порядке вошли в состав уездных училищных советов, которые должны были руководить всеми начальными учебными заведениями. Положение о народных училищах предусматривало, что образование и воспитание народа будут осуществляться в направлении, основанном на религиозных началах (ст.1) и только при непосредственном участии духовенства в качестве учителей (ст. 15,16) и наблюдателей за всеми народными школами. По данным источников в начальных школах пяти белорусских губерний в 1867 году преподавало 580 священников, 93 диакона и причетника, 116 воспитателей духовных семинарий[10].

Кроме того, продолжали функционировать церковные школы, что находились в непосредственном ведении православного духовенства. В связи с проведением буржуазных реформ в  1860-е – 1870-е годы их численность сократилась. Однако уже в  начале 1880-х годов отношение к церковным школам изменяется. 13 июня 1884 года были утверждены новые правила для церковно-приходских школ и школ грамоты. Начался их бурный рост (см. таблица 3) с одновременным усилением финансирования из казны. Правда, среди этих 4 918 церковных школ большинство составляли школы грамоты (4151 школа), на содержание которых расходовалось значительно меньше средств, чем на церковно-приходские школы.

 Таблица 3.  Численность церковных школ во второй половине XIX в.[11]

Епархия

Численность школ

1883 г.

1893 г.

Литовская

14

1399

Минская

184

1316

       Могилёвская

898

1582

Полоцкая

20

621

Всего

1116

4918

 Упрочнению позиций православной церкви в Беларуси содействовали церковные братства, деятельность которых возобновилась в 60-е годы XIX века. 8 мая 1864 года по согласованию высших светских и церковных властей были утверждены «Основные правила» их учреждения, что содействовало количественному и качественному росту братств. Всего же в России по официальным данным на 1 января 1893 года действовали 159 церковных братств, объединявших 37 тысяч братчиков. В белорусских губерниях в это время, по подсчётам В.Черепицы, действовали свыше 30 братств[12]. Среди них церковные братства: Витебское Св. равноапостольного  князя Владимира, Могилевское богоявленское, Полоцкое святителя Николая и преподобной княгини Евфрасинии, Виленское Свято-Духовое, Брест-Литовское Николаевское братство и др. Опираясь на материальную поддержку со стороны представителей власти, Св. Синода и частных лиц, братства развернули активную храмосоздательную, просветительскую, издательскую, миссионерскую и благотворительную деятельность. Например, Виленское Свято-Духовое братство, самое крупное братство, занималось благоустройством церквей, выплачивало пособия нуждающимся (на лечение, проезд, на оплату за обучение), оказывало помощь перешедшим в православие, издавало литературу и распостраняло её, содержало небольшую школу и приют для сирот. Те же направления деятельности были характерны и для других братств.

Большую роль в укреплении православия играла православная периодическая печать и литература. Православная церковь располагала мощной полиграфической и издательской базой. Официальный орган Синода еженедельник «Церковные ведомости» (выходивший с 1888 года), рассылавшийся во все приходы, имел значительный по тому времени тираж – 42 – 46 тысяч экземпляров. Кроме того, в каждой белорусской епархии издавались местные епархиальные ведомости (Литовские, Полоцкие, Могилевские, Минские, Гродненские) на страницах которых освещалась деятельность православного духовенства, церковных братств и церковно-приходских попечительств. Массовыми тиражами выходила разная по характеру религиозная литература.

Усилению позиций православия в Белоруссии в  данный период содействовала конфессиональная политика Российского государства. Православие в русском обществе рассматривалось как основа русской народности, главный стержень её нравственного и духовного развития. В силу этого, а также  его влияния на государственную и общественную жизнь России, православная церковь пользовалась в Российской империи рядом преимуществ перед другими конфессиями. Согласно законодательству православие объявлялось «господствующей и первенствующей верой». Поэтому, лишь православным миссионерам разрешалось вести пропаганду среди неправославного населения, склонять его в свою веру. «Одна господствующая церковь, – утверждал закон от 1856 года, – имеет право в границах государства убеждать тех, кто не принадлежит к ней, к принятию её веры».[13]

 В то же время отпадения от православия решительно возбранялись: «Как рожденным в православной вере, так и обратившимся к ней из других вер, запрещается отступить от неё, и принять иную веру, хотя бы то и христианскую».[14] За совращение из православия в иные христианские вероисповедания были предусмотрены жёсткие наказания: лишение всех личных прав и привилегий, отправка в ссылку в Сибирь, телесные наказания и передача в арестантские роты гражданского ведомства и др.

          Предусматривалась ответственность за критику православной церкви. Соглавно статье 178 Свода уголовных преступлений 1885 года, человек, публично порицавший православную церковь, подвергался лишению всех прав состояния и ссылке на  каторжную работу на время от 6 до 8 лет.

Поддержка православной церкви в белорусских губерниях была обусловлена также и политическими факторами: необходимостью интеграции белорусских земель с основной частью империи и проведением политики деполонизации (вытеснением польского элемента с ключевых экономических и административных позиций). Царское правительство было заинтересовано в восстановлении и укреплении православия в Северо-Западном крае, прежде всего для того, чтобы с его помощью свести к минимуму влияние католицизма и ослабить польский сепаратизм. По этой причине делались усилия, чтобы утвердить позиции православной церкви в Белоруссии не только законодательно, но и материально. Одним из первых шагов правительства в этом направлении стала работа над улучшением материального быта духовенства, строительство новых и капитальный ремонт старых храмов, сооружение домов для причтов. По сравнению с 1864 годом расходы на содержание духовенства возросли к 1879 году более чем в 2 раза и составили соответственно в Литовской епархии 289 757 рублей (497 церквей), Минской – 321474 рубля (545), Могилёвской – 311 964 рубля (525), Полоцкой – 187 388 рублей (292)[15]. Это составляло около 38,53 % средств, выделяемых на содержание православного духовенства всех западных епархий, и 18,6 % - в целом по Российской империи, что свидетельствовало о приоритетности данного направления государственной политики. В Западном крае в среднем на церковь приходилось 489 рублей, а в остальной России – только 250 рублей[16]. Результатом можно считать некоторое улучшение материального положения православного белого духовенства. В белорусских епархиях священники получили от 400 до 500 рублей в год, диаконы – от 120 до 300 и причетники от 96 до 159[17].

По всей Белоруссии срочно ремонтировались и строились православные церкви, из внутренних губерний России переводились священники. Например, в Гродненской губернии с 1864 по 1874 год казна построила 59 новых приходский церквей, перестроила в православные храмы 10 костёлов и произвела капитальный ремонт 29 церквей, оказала помощь в ремонте 15 приписных. На все это ушло около 480 тыс. рублей[18]. Таким образом, были обновлены  и построены около трети всех храмов губернии.

 Однако финансовая поддержка, оказываемая православным церквям Северо-Западного края, не соответствовала потребностям. Поэтому решить материальные проблемы не удалось. Программа строительства храмов  продвигалась медленно. Много времени уходило на согласования, а уже существующие храмы ветшали. Полоцкий епископ в отчете Синоду за 1869 год отмечал просто «бедственное положение многих храмов… Из них в течение минувшего 1869 года,  128 церквей нуждались в более или менее капитальных починках и исправлениях, а 5 церквей, по совершенной ветхости и опасности  к продолжению в них богослужения, запечатаны. Но запечатанных церквей… немало остается и от прежних, и при том весьма давних (от до 20 лет) времен…»[19] Следствия этого крайне негативны: члены общин, потерявших таким образом храмы «нередко привлекаются к ближайшим латинским костёлам и даже увлекаются на распутия раскола».[20] В  XIX столетии работы так и не были окончены. Они продолжались в следующем веке, всё более отставая от жизни. Не удалось решить и проблему строительства домов для причтов. Изданные по этому поводу в 1872 году правила так и не были реализованы и в 1881 году работы в этом направлении были оставлены.

Материальная неустроенность многих православных приходов и духовенства, а также некомпетентное вмешательство чиновников в церковную жизнь, вследствие прямого подчинения церкви государственной власти создавали определённые проблемы для развития православия. Следует также учитывать и недоброжелательное отношение к православию со стороны многих местных польских помещиков и католического клира. Тем не менее, в рассматриваемый период позиции конфессии в  Белоруссии заметно окрепли.

 Виктор Линкевич



[1]   Атлас народонаселения Западно-Русского края поисповеданиям. СПб., 1864. – с. 1 – 8; Первая Всеобщая перепись населения российской империи, 1897 г. – СПб., 1903 – 1904. – т. IV. – с. X, 54 – 55; т. V. – с. XI, 74 – 75; т. XI . – с. VII, 107 – 109; т. XII. – с. IX, 78 –79; т. XXIII, - с.VIII,  94 – 95.

[2]    Отечественная церковь по статистическим данным с 1840 – 41 по 1890 – 91 гг. – СПб., 1897. – с. 51.

[3]   Корнилов И.П. Памяти графа М.Н. Муравьева. К истории Виленского учебного округа за 1863 — 1864 г. С.-Петербург, 1898.

[4]  Литовские епархиальные ведомости за 1868 год. – Вильно, 1868. - с. 4; Записки Иосифа, митрополита Литовского. - Санкт-Петербург, 1883. – Т.1. - с. 456.

[5]   НИАБ в Гродно. Ф.1, оп. 6, д. 129, л. 11 — 14.

[6]  Отечественная церковь по статистическим данным с 1840 – 41 по 1890 – 91 гг. – СПб., 1897. – с. 23, 24, 26.

[7]   Яноўская, В.В. Хрысціянская царква ў Беларусі. 1863-1914 гг / В.В. Яноўская. – Мінск: БДУ, 2002. - с. 23.

[8]  Русское православие: вехи истории / А.И. Клибанов [и др.] – М.: Политиздат, 1989. - с. 576.

[9]  Отечественная церковь по статистическим данным с 1840 – 41 по 1890 – 91 гг. – СПб., 1897. – с. 180 — 183.

[10]  Канфесіі на Беларусі (п. XVIII – XX ст.) / В.В. Грыгор’ева [і інш.] – Мінск: Экаперспектыва, 1998. - с. 82.

[11]   Отечественная церковь по статистическим данным с 1840 – 41 по 1890 – 91 гг. – СПб., 1897. – с. 21, 119.

[12]  Черепица, В.Н. Очерки истории православной церкви на Гродненщине (с древнейших времен до наших дней). В 2-х ч. Ч 1 / В.Н. Черепица. – Гродно: ГрГУ, 1999. - с. 20.

[13]  Свод законов Российской империи. В 16 т. – СПб., 1890. – т. 14. – С. 13 – 14.

[14]   Там же.

[15]  Римский, С.В. Православная церковь и государство в ХІХ веке / С.В. Римский. – Ростов н/Д, 1998. - с. 247 — 248.

[16]  Там же, с. 248.

[17]  Там же.

[18]  Орловский Е.Ф. Судьбы православия в связи с историей латинства и унии в Гродненской губернии в ХІХ столетии. – Гродно, 1903. - с. 332.

[19] Римский С.В. Православная церковь и государство в XIX веке. Донская епархия: от прошлого к настоящему / С.В. Римский. – Ростов н/Д, 1998. – С. 250 – 251.

[20] Там же

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 15 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте