ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Почему памятник Александру II органичен для Минска

 

Кирилл Владимирович ШевченкоВ советской историографии был широко распространен тезис о том, что главным позитивным следствием вхождения белорусов и украинцев в состав Российской империи после разделов Речи Посполитой было улучшение их положения, поскольку существовавший ранее тройной гнет – социальный, национальный и религиозный - сменился только одним видом угнетения – социальным. Однако реальность была не столь радужной. Национальный и религиозный гнет в действительности продолжался еще очень долго, так как западные губернии Российской империи с коренным белорусским населением длительное время продолжали оставаться – по удачному выражению белорусского историка А.Ю. Бендина – «внутрироссийской польской колонией».      

       Белорусские губернии действительно были польской колонией внутри России: польское меньшинство, составлявшее здесь незначительный процент от общей численности населения, безраздельно господствовало и в социально-экономической области, и в культурной жизни, и в конфессиональной сфере. Степень полонизации белорусских и украинских земель в составе России даже усилилась во время правления известного своими польскими симпатиями Александра I, назначившего попечителем Виленского учебного округа своего приятеля князя А. Чарторыского, немало сделавшего для процветания польского образования и культуры в крае. Так, во всеподданнейшем отчете III отделения Собственной Его императорского величества канцелярии за 1862 г. отмечалось убогое состояние православных церквей, бедность и забитость православных священников в Западных губерниях, в то время как «католические костелы содержаться роскошно и ксендзы находятся под покровительством высшего сословия. Католическое духовенство и польские революционеры старались в 1862 г. еще более уронить русских священнослужителей в глазах народа, сделав их предметом преследований, публичных обид и насмешек…».[1] Польская элита западных губерний рассматривала коренное православное восточнославянское население в лучшем случае как отсталый и пассивный объект своих культуртрегерских усилий, всячески и небезуспешно пытаясь его «цивилизовать» путем ополячивания при откровенном попустительстве российских имперских властей, испытывавших чувство сословной солидарности с польской шляхтой.

      Только польское шляхетское восстание 1863 г. с неизменным лозунгом восстановления границ Речи Посполитой 1772 г. и сопутствовавшая ему мрачная тень создания антироссийской европейской коалиции стали тем «жареным петухом», который заставил беспечный Петербург радикально изменить политику в Западных губерниях. Именно Александр II и назначенный им виленский генерал-губернатор М.Н. Муравьев нашли в себе мужество стать инициаторами принятия и проведения в жизнь ряда мер, направленных на системную деполонизацию и декатолизацию Северо-Западного края с опорой на местное православное крестьянство. Иная постановка вопроса грозила в тех условиях неизбежным отрывом этих земель от России и дестабилизацией государства.

       Реформы, проведенные Муравьевым, - кстати - в условиях противодействия части высшего петербургского чиновничества - привели к тому, что шедший в белорусских губерниях процесс модернизации продолжился уже в формате системной деполонизации, укрепления русских начал и восстановления в крае позиций православной церкви. Северо-западный край окончательно перестал восприниматься как восточные задворки бывшей Речи Посполитой; было реабилитировано и укреплено понимание этих земель как исконного наследия Киевской Руси. Примечательно, что именно в это время начинает активно развиваться и местное краеведение.

       Общественно-политический вектор развития Северо-Западного края, заданный политикой Александра II в ходе подавления польского шляхетского восстания 1863 г., означал избавление местного православного восточнославянского населения от угрозы полонизации, реально существовавшей все время до этого. Белорусские земли постепенно переставали быть «внутрироссийской польской колонией»; менялся их культурно-языковой и конфессиональный облик. Именно в этом заключается значение роли данного монарха в белорусской истории. Если же выйти за рамки собственно белорусской истории, то имя Александра II неразрывно связано и с отменой крепостного права в России в 1861 г., и с освобождением болгар от турецкого ига в ходе русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

       Памятники императору Александру II сейчас украшают две европейские столицы – столицу Финляндии город Хельсинки и столицу Болгарии город Софию. Столица Республики Беларусь город Минск имеет ничуть не меньше оснований на свой собственный памятник Александру II, чем Хельсинки или София, тем более, что в начале ХХ века минские горожане на собственные средства возвели в Минске памятник этому русскому императору, впоследствии уничтоженный большевиками.    

 



[1] Россия под надзором. Отчеты III отделения. М.: Российский фонд культуры, 2006. С. 581.

 

Кирилл Шевченко

 


 

Доктор исторических наук, профессор К. В. Шевченко, являясь также Заведующим Центра Евразийских исследований при РГСУ был организатором конференции «Польское шляхетское восстание 1863 г. Взгляд на события 150 лет спустя», на которой была озвучена и поддержана инициатива о восстановлении в Минске памятника Александру II. Также Кирилл Владимирович поставил подпись под коллективным письмом группы белорусских историков и представителей творческой интеллигенции, с просьбой о повторном  рассмотрении вопроса восстановления памятника  и создании для этих целей расширенной экспертной комиссии с участием общественности города Минска.

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 147 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте