ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

М.Н. Муравьев-Виленский и его карьера в контексте николаевской эпохи

Шевченко Максим Михайлович

 

 

Доклад кандидата исторических наук, доцента исторического факультета МГУ (г. Москва) Шевченко Максима Михайловича на Международной научной конференция памяти графа Михаила Николаевича Муравьева-Виленского «Готов собою жертвовать..», прошедшей 27 ноября 2016 года в рамках Свято-Михайловских чтений.

 

 

***

Дорогие друзья, здесь в на экране в эпиграф вынесены слова Муравьева «Готов собою жертвовать..». Контекст там несколько опущен. И здесь всегда уместно вспомнить - что за жертва? Какая жертва и в чем собственная жертва? Какие проблемы он решал и на что он опирался, была ли какая-то поддержка? В этом и есть трагическое положение Муравьева. Человек безусловно смотревший на все народы Российской империи как на часть государства, и смотревший на будущее Белоруссии не как на внутреннюю польскую колонию. Муравьев был одинок в русском правительстве и не имел достаточной поддержки.

Муравьев 30 лет прослужил при Николае I и сделал удачную карьеру, много служил на губернаторских должностях. Несомненно он импонировал своему императору. Он регулярно занимался математикой имел отношение к появлению в российской армии Генерального штаба, к развитию квартирьерской службы, где математика была необходима. Муравьев – потомок очень старинного московского служилого рода. Важную роль в истории сыграл, и не менее незаурядный его брат. Этот  род из тех, что был одной из опор российской монархии. Муравьев недолюбливал отзейцев, те в свою очередь платили ему тем же. Обе стороны обвиняли друг друга в групповом эгоизме, деспотизме и так далее. Этот конфликт сопровождал его все время и, в том числе в том, что происходило в Северо-Западном крае в 1863-1865 годах.

Надо сказать, что Муравьев в то время, когда шла борьба с польским мятежом, чувствовал и понимал еще одно обстоятельство – что Россия выиграет любую войну с Польшей, но она легко может проиграть мир, потому что польское общество обладает культурными средствами, католическая церковь сильными позициями в этих так называемых «Всходних кресах», что польская экспансия на восток не закончилась и она продолжается. Муравьев один из первых в качестве вице-губернатора Витебской губернии, губернатора Могилевской губернии и впоследствии губернатора Гродненской губернии неоднократно и тщательно настаивал перед императором обратить внимание на опасные действия католических орденов, на совершенно политическую деятельность католических монастырей, и которые императорской властью необходимо ограничивать и вводить в жесткие рамки. Однако император традиционно смотрел на это не как на чрезвычайную проблему, подчеркивая, что Муравьев конечно прав, но пока делать это несвоевременно. Когда Муравьев   управлял Гродненской губернией и настаивал в вопросе контроля имущественных сделок, чтобы они происходили не в пользу местных польских помещиков, конфликтная ситуация привела к тому, что он был почетно отставлен и переведен в Курскую губернию. Например  в отчете его собственного Его Величества канцелярии за 1835 год, в которых губернаторы редко упоминались  за 30 лет царствования Николая I, говорилось, что сложности в Гродненской губернии во многом связаны с избыточной жесткостью Муравьева.

Муравьев бесспорно был человеком с непростым характером. Его бескомпромиссность и порой даже формальная принципиальность резко выделялись в обществе, где многое было запущено, а в «польских» губерниях вызывало массу конфликтов. Уже в Курской губернии он настаивал во взыскании казенных долгов не только с крестьян, но и с помещиков. В результате были жалобы от помещиков в Петербург, и в одном из отчетов фигурировал факт, что Муравьев одну почтенную даму-помещицу, которая приехала к нему в карете просить отсрочку в уплате долга, он продал ее карету в зачет долга, и вынудил даму пешком возвращаться назад. То есть он поступил весьма круто. Император же настаивал, что не надо обострять конфликты. После этого случая Муравьев больше на губернаторские должности не назначался, и возглавлял Министерство государственных имуществ. Все его способности как математика, организатора на этом посту конечно пригодились.

Уже в то время, когда граф Муравьев покидал Гродненскую губернию начался процесс воссоединения униатов, который завершился в 1839 году. И уже тогда предполагались некоторые волнения и приводилась войска в боевую готовность. В этот самый момент Николай I санкционировал образование Варшавского учебного округа. В Царстве Польском чрезвычайные меры отменялись, восстанавливалось преподавание на польском языке.  Николай I тогда говорил Уварову, что три столетия наших споров с Польшей показывают, что к главному вопросу мы так и не приступали. Я хочу закрыть глаза на это гангренозное потерянное польское поколение и возложить надежды на поколение новое, попытаться выбрать из него все что может быть полезного России и согласиться на сближение русского и польского народов в рамках Российской империи. Этому должно было содействовать образование и контакты на всех уровнях образовательных программ и между представителями польского и русского общества. Николай I во все это верил, но эта его мягкость ему не помогла в исторической памяти поляков.

Муравьев – это человек, который действовал в чрезвычайных условиях во время подавления польского мятежа 1863 года. На что он мог рассчитывать? Русское общество было достаточно рыхлым  и трудно мобилизуемым, и единственной опорой Муравьеву был публицист Катков. Муравьев, тем не менее запустил необратимый процесс деполонизации в Белоруссии и создал надежную систему. Муравьева не любил император и особенно брат императора Константин, который был сторонников примирения с поляками. В конце концов в результате сложной интриги Муравьеву дали почувствовать, что карьера его закончена, в итоге его правление в Белоруссии продлилось чуть меньше двух лет.

Муравьев действовал нетрадиционно для российского администратора. В чем это заключалось? Слабость России в Северо-Западном крае было в отсутствии надежных чиновников русского происхождения. Отсюда было общее согласие на привлечение польских помещиков к управлению краем, обладавших высоким образовательным цензом. Предводитель гродненского дворянства граф Старжинский при появлении Муравьева говорил, что я поеду в Петербург, где у меня достаточно связей и его уберу. Однако,  тому самому пришлось отправиться в ссылку, несмотря на содействие министра внутренних дел Валуева. То есть, Петербургу пока идет восстание был нужен именно Муравьев в таком его жестком качестве.  При этом Муравьев понимал, что как только положение изменится, то поляки восстановят свои связи и силу. Но тем не менее Муравьев сумел заложить основы той политики, которая в итоге привела к масштабной деполонизации края. Если говорить о законности, то Муравьев наказывая за совершенные преступления,  в вопросе кто больше прав, а кто меньше виноват, Муравьев применил принцип коллективной ответственности по отношению к польскому дворянству.  В этом смысле оправданы были меры направленные против католической церкви и содействие православным, а также сборы, которыми Муравьев обложил польские землевладения. Эти меры действовали до самого окончания существования Российской империи. Поэтому после смещения Муравьева и общего смягчения с возвращением ссыльных, полной отмены мер Муравьева не произошло и соответственно деполнизация Белоруссии и Литвы стала необратимой. Началось массовое выселение польских помещиков в Царство Польское.

Муравьев жертвовал собою в том смысле, что был почти полностью изолирован в русском правительстве. Его поддержка ограничивалась братьями Милютиными, а в правительстве господствовала партия космополитов, которая все действия Муравьева осуждала, и готова была служить подголосками тех, кто обвинял Муравьева в социализме за его стремление опереться на белорусское крестьянство в борьбе с мятежом. И партия так называемых «космополитов»   третировала сторонников Муравьева как партию ультрапатриотов. Такая парадоксальная ситуация как раз была характерна для Российской империи. И Муравьев, который изначально не был полонофобом, вынес понимания о необходимости чрезвычайных мер во время своей службы в западных губерниях, и шел на них даже ценой полной потери своей политической карьеры.   Плюс Муравьев проявил себя как выдающийся русский государственный деятель.

 

Расширенная версия доклада в виде статьи войдет в сборник, который будет составлен по итогам конференции, и затем также опубликуется на сайте «Западная Русь».

 


 

По теме конференции  на нашем сайте  смотрите также:

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 78 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте