Силовое поле Русской и Наполеоновской армии в 1812 г. (Часть III).

1812 г. Эпизод из времен пожара Москвы. Открытка, Ф. Нейман. После Бородина армия Наполеона  оставалась ещё Великой и русский главнокомандующий, считал, что важен результат войны, а не исход сражения.  После вечерних перекличек, когда был выяснен масштаб потерь,   он приказал отступать. Три   арьергардных боя  27-29  августа  1812 г.  – под Звенигородом, при Можайске и селе Крымском доказали, что Русская армия не утратила боеспособность. «Кровопролитное дело» Милорадовича при с. Крымском, продолжавшееся весь день,  заставило отступить неприятеля. Однако близость Москвы «удваивала» напор Великой армии.

Иоан Флеров. «О православных Церковных Братствах, противоборствовавших унии в Юго-Западной России». (Часть II. Отделение II. Глава III)


Православные жители, составлявшие русское народонаселение юго-западной России, находились в самом бедственном положении. По своей вере и по языку они были народом чуждых для поляков; между тем польское правительство постоянно стремилось к тому, чтобы из этих двух народов составить один народ, одно государство; но это было невозможно без уничтожения разности в вере, без истребления православия, которое было основою русской народности.

Силовое поле Русской и Наполеоновской армии в 1812 г. (Часть II).

Оборона Смоленска 17 августа 1812 года. Александр АверьяновУбийственным промахом русского Военного министерства, о котором ни слова не говорили ни современники, ни историки, был отказ от укрепления городов, крепостей и монастырей.  Русская армия готовилась защищать страну в полевых сражениях, как в древней Спарте, где запрещалось обносить  города стенами и искать за ними убежища. Оборона 1812 г. разительно отличалась от 1707-1708  гг., когда перед  нашествием Карла XII,  устраивалась полоса защиты от Пскова до Чернигова, а крупные города - Смоленск, Великий Новгород, Псков, и Москва, обращались в твердыни, не подлежащие капитуляции.

Силовое поле Русской и Наполеоновской армии в 1812 г. (Часть I).

 Бородинское сражение   Победы в войнах прежде всего определяются духовной составляющей. «На войне моральный фактор относится к физическому как 3:1» - утверждал НаполеонСчитается,  что духовные силы поддаются лишь общей оценке, а не точному учёту и  «беспрестанно оказываются за пределами  расчётливого разума». Военные психологи указывали на необходимость использования   неисчерпаемых запасов психической энергии и близко подошли к понятию  силового поля, используя термины боевой дух, боеспособность, воинственность,    «коллективное (групповое) настроение», «психическая сила»

Иоан Флеров. «О православных Церковных Братствах, противоборствовавших унии в Юго-Западной России». (Часть II. Отделение II. Глава II)


Заботливость Братств о построении и благолепии православных храмов вызвана была также историческими обстоятельствами времени. Латины и униаты старались повсюду уничтожать православные храмы, и оскорблять святость их всеми возможными средствами, какие только может придумать ожесточенное кощунство! Отнимая у православных храмы, они думали заставить их посещать римские костелы, а оскорбляя святость их церквей, хотели в собственных глазах их унизить православную святыню.

«Белая идея» в трудах И.А.Ильина и Е.Н.Трубецкого.

 

Посвящается памяти защитников Отечества из Добровольческой армии,
выступившим в ночь с 22 на 23 февраля 1918 года в «Ледяной поход»
из Ростова–на-Дону к Екатеринодару.

Цель данной работы  заключается в том, чтобы, не прибегая к развёрнутой методологической рефлексии в отношении происхождения исторических, интеллектуальных и культурных источников возникновения идеологии  Белого движения, представить читателям «Западной Руси» мотивы белой борьбы с большевизмом и дать самый общий обзор тех ценностей, которые легли в основу этой идеологии.

Пастырь добрый.

 

20 ноября 1717 г. (3 декабря по нынешнему счету) в г. Нежине, что на Черниговщине, в семье казачьего урядника родился будущий святитель Георгий (Конисский), архиеп. Могилевский. Этот выдающийся церковный деятель был прославлен в лике святых Белорусской Православной Церковью 6 августа 1993 г. В юбилейный год его памяти можно освещать разные стороны этой поистине многогранной личности: талантливого педагога и ученого, решительного иерарха и дипломата, вдохновенного проповедника и поэта.