Иван Панас. «Академик Е.Ф. Карский»

Автор: Иван Панас

 Предлагаемая вниманию читателей статья галицко-русского деятеля Ивана Панаса о научной деятельности академика Е.Ф. Карского была напечатана вскоре после смерти выдающегося ученого на страницах издававшейся в Париже русской эмигрантской газеты "Россия и славянство" в номере от 4 июля 1931 года. Данная статья, выходящая по содержанию за рамки обычного некролога и представляющая собой обзор многолетней научной работы и заслуг академика Карского, к сожалению, оказалась неучтенной даже в наиболее полных библиографиях ученого. Например, отсутствует упоминание о статье в очень подробном списке печатных работ о жизни и деятельности академика Е.Ф. Карского в изданном Академией наук Республики Беларусь библиографическом словаре "Беларускія пісьменнікі" (т. 3, Мн., 1994).

Стоит сказать и об авторе статьи, не только оставившим свой заметный в науке след слависте, но и не менее заслуженном культурном и общественном деятеле. Иван Онуфриевич Панас (1890 - 1980) принадлежит к плеяде галицко-русских деятелей 20-30 годов ХХ века, последовательно и настойчиво отстаивающих культурное единство всех ветвей русского народа  и противостоящих разного рода сепаратистам.

Получив начальное образование в  Галиции, во Львове,  И.О.  Панас продолжил учебу сначала в Вене, а потом на историко-филологическом факультете Варшавского университета, который и закончил в Ростове на Дону в 1917 году, куда университет к тому времени оказался эвакуирован. В 1918 году там же получил степень кандидата филологических наук. Вероятно, в годы учебы И.О. Панаса в университете состоялась его личная встреча с академиком Е.Ф. Карским.

В 1921 году И.О. Панас вернулся на родину в Галицию, однако, вскоре выехал в столицу Чехословацкой республики Прагу, где при поддержке правительства разворачивалась так называемая "Русская акция", с помощью которой сотни и тысячи молодых эмигрантов из России получили возможность учиться в высших и средних учебных заведениях, а русские деятели науки и культуры смогли вновь вернуться к научной и педагогической деятельности.

Иван Панас приступил к работе в Карловом университете, в русских научных и общественных организациях.  Кроме активной научной деятельности, молодой ученый тесно сотрудничал со студенческими организациями, стоящими на принципах русского единства, такими, к примеру,  как Союз русских студентов из Галиции "Червонная Русь" и Обществом студентов малороссов и белорусов "Единство русской культуры". Именно в годы "Русской акции" И.О. Панас проявил себя как один из самых деятельных идеологов и пропагандистов русского единства в среде пражской эмиграции.

После войны, когда возможностей для занятия русской общественной работой уже не было, работал в средних и высших учебных заведениях Праги, не прекращал научной и публицистической деятельности.  Упокоился в Праге. Похоронен на Ольшанском кладбище.

Статья И.О. Панаса "Академик Е.Ф. Карский" представлена в новой орфографии с сохранением некоторых авторских особенностей.

Юрий Василевский

 

 

Академик Е.Ф. Карский

 1860 - 1931.

   29 апреля текущего года после продолжительной болезни скончался в Петрограде на 71 году жизни действительный член Российской Академии Евфимий Федорович Карский, известный исследователь русского языка и его памятников, ученые труды которого, посвященные изучению его родного белорусского наречия и белорусской письменности, представляют выдающееся и заметное явление в науке.

   Покойный происходил из духовного звания; родился в 1860 г. в с. Лаше Гродненской губ. Учился в Минской духовной семинарии и в Нежинском историко-филологическом институте, где под руководством известного слависта проф. Р.О. Брандта и начал заниматься славянорусской филологией. По окончании курса Е. Ф. был некоторое время учителем гимназии в Вильно, а после выдержания им магистерского экзамена он был назначен в 1893 г. лектором русского языка в Варшавском университете, в котором он в течение более 20 лет читал лекции и вел занятия, главным образом, по истории русского языка, русской диалектологии и этнографии, русской народной словесности, русской и славянской палеографии и грамматике древнецерковнославянского языка. Кроме преподавательской и ученой деятельности, Е. Ф. Карский принимал живое участие и в административной жизни университета. Он состоял членом многих комиссий, в частности редакционной комиссии Варшавских Университетских Известий, деканом историко-филологического факультета и, наконец, в течение пяти лет (1905 - 1910) ректором (первым по избранию) Варшавского университета. В 1910 г. он вышел в отставку, но оставался в университете временным преподавателем до 1916 г., когда он переехал в Петроград, будучи избран действительным членом Российской Академии Наук по отделению русского языка и словесности.

   Наибольшая заслуга акад. Карского заключается в его обширных и обстоятельных исследованиях о белорусском наречии, белорусской письменности и белорусской этнографии. Начал он свою ученую карьеру исследованием "Обзор звуков и форм белорусской речи" (1886) и с тех пор его научный интерес сосредоточился, главным образом, на исследовании белорусского наречия, его старых и новых литературных памятников и белорусской диалектологии. В 1893 г. он издал свою обширную магистерскую диссертацию "К истории звуков и форм белорусской речи", а затем напечатал целый ряд исследований о старом западнорусском наречии и его памятниках. Завершением всех этих исследований явился его монументальный трехтомный труд "Белоруссы" (в 7 выпусках, 1903-1922, страниц в общей сложности около 3000), книга, необходимая для всякого занимающегося историей русского языка, югозападной русской литературой, западнорусской историей и этнографией и, в особенности, изучением белорусского племени. Первый том (Варшава, 1903, стр. Х 466; также: Вильно, 1904) представляет собою введение в изучение языка и народной поэзии белоруссов. Второй том посвящен детальной разработке языка белорусского племени.

   В своем труде академик Карский дал свод всего, что написано по предметам белоруссоведения, начиная с конца XVIII в. и до настоящего времени.

   Но не только одному белорусскому наречию и белорусской письменности посвящал свой труд акад. Карский. Он интересовался также вопросами малорусского наречия и малорусской письменности и уделял много внимания в особенности изучению русского языка, русской письменности и русской диалектологии вообще. Весьма ценны его многочисленные работы и этюды, касающиеся русского литературного литературного языка и истории русского языка вообще: "Главные течения в русском литературном языке" (ВУИ, 1893), "О влиянии поэтической деятельности А.С. Пушкина на развитие русского литературного языка" (РФВ, 42), "Значение Н.В. Гоголя в истории русского литературного языка" (РФВ, 57), "Значение М.В. Ломоносова на развитие русского литературного языка" (Варшава, 1911), "Работа Академии Наук в области языка" ("Наука и Техника", 1925, № 37), "Очерк научной разработки русского языка в пределах СССР" (Сборн. Отд. русск. яз. и словесн. Т. 1 (1926), "А.А. Шахматов, как историк русского языка".

   Итоги изучению русской народной речи подведены в работе "Русская диалектология" (Петроград, 1924), в которой дан очерк литературного русского произношения и народной речи великорусской, белорусской и малорусской.

   Но научный интерес акад. Карского не ограничивался только языком и словесностью своего народа. Он в значительной степени содействовал более глубокому изучению и познанию и древнецерковнославянского языка и письменности как своими исследованиями, так и изданиями древних памятников (ср. напр.: Листки Ундольского. Отрывок Кирилловского Евангелия XI в.  СПБ, 1904, "Изв. Отдел. русс.к. яз. и словесн.").

   Весьма обширны и интенсивны были занятия акад. Карского русской и в особенности славянской палеографией. В течение ряда лет он читал лекции по этому предмету, которые он затем издал отдельной книгой "Очерк славянской кирилловской палеографии".

   Весьма близкое отношение имел акад. Карский и к этнографическим наукам; его монументальный труд "Белоруссы" имеет прямое отношение и к русской этнографии.

   Такова в общих чертах ученая и исследовательская деятельность акад. Карского, дающая ему право занять почетное место рядом с великими русскими филологами, как А.А. Шахматов, А.И. Соболевский, Б.В. Ляпунов. Богатство содержания и обилие собранного материала, акрибия филологического метода и глубокое знание литературы, объективность и любовь к своей науке - главные черты, характеризующие его деятельность, как ученого, как исследователя.        

   Не менее плодотворна была и деятельность акад. Карского, как педагога. Как преподаватель и профессор русского и церковнославянского языков и русской словесности, он заботился о том, чтобы дать ученику хорошие пособия. Такими пособиями являются его "Грамматика древнего церковнославянского языка" (курс средн. уч. зав.), выдержавшая 19 изданий, "Образцы славянского кирилловского письма с Х по XVIII в." (Варшава, 1901, 2-е изд. 1912), "Русская диалектология" и в особенности "Русская кирилловская палеография", замечательное руководство, явившееся плодом долголетних его занятий древнерусскими памятниками. Кроме того, акад. Карский руководил работами и занятиями многих лиц, готовившихся к ученому званию, и давал ценные указания многим, в особенности белорусским ученым.

   Не менее заслуживает внимания деятельность акад. Карского и как редактора периодических и непериодических научных изданий. Продолжительная деятельность в качестве редактора ученых и учено-педагогических журналов давала возможность покойному оказывать научное и воспитательное влияние на научную среду и дала его имени широкую известность не только в среде русских ученых, но и в славянских странах (покойный состоял членом Чешской Академии Наук) и западно-европейских центрах.

   Акад. Карский был также сознательным русским и русским патриотом, которому судьба России и в особенности ее западнорусских окраин не была безразлична. Своими многочисленными трудами, посвященными этому забытому краю, он обратил на него внимание русского общества, и в самом народе, в течение столетий находившемся под сильным влиянием польско-католической культуры, пробудил сознание русскости. В этом заключается огромная заслуга акад. Карского и других деятелей русского просвещения в западнорусском крае, как А.И. Смирнов, П.И. Филевич, В.А. Францев и другие профессора Варшавского университета.

   Несмотря на то, что он происходил из белорусской области и всю жизнь занимался изучением языка и народа, из которого сам вышел, он всегда признавал себя в отношении национальной принадлежности русским и был противником как белорусского, так и малорусского национального, культурного и государственного сепаратизма. На основании своих научных исследований, он признавал единство русского языка в его наречиях и считал русский литературный язык общерусским литературным языком, а не специально великорусским, как многие по политическим соображениям сознательно и умышленно, а некоторые и несознательно, неправильно его называют. Он смело выступал в защиту научной истины и высказывался против политиканства в науке. Так, напр., он осудил теорию небезызвестного украинского профессора С. Смаль-Стоцкого о самостоятельности, т. е. не-русскости малорусского языка, о его происхождении не из русского, а непосредственно из общеславянского языка, и о более близком родстве малороссов с сербами, нежели с русскими. Подобно Ягичу, Соболевскому и Шахматову, Карский рассматривает малорусскую и белорусскую речь как наречия русского языка, наравне с великорусской.

   В заключительной главе своей "Русской Диалектологии" он, между прочим, говорит:

   "Мы познакомились с теми наречиями, которые в общей совокупности составляют "русский язык". Из них одни очень близки друг к другу, другие значительно разнятся. Однако, вообще говоря, различие между ними не особенно велико: даже между самыми отдаленными наречиями гораздо больше точек соприкосновения, нежели между самыми близкими из других славянских языков, как русским, сербским и болгарским, или чешским и польским. Вследствие этого, считать их за совершенно обособленные языки никоим образом невозможно: всех их роднит одна общая основа русского языка". Право называться "языками" дает им то, что на них имеется художественная и научная литература". "Если остановиться только на перечисленных чертах  (свойственных всем наречиям русского языка и их подразделений), то, не говоря уже о других мелочах в сходстве, мы увидим, что все эти черты в высшей степени существенны, и все другие рассмотренные нами разные черты различия русских наречий, в сравнении с ними, незначительны, не таковы, чтобы они могли характеризовать целый язык, а не его наречия. Отсюда сам собою вытекает вывод, что русский язык один, распадающийся на несколько наречий".

   Это ценное мнение акад. Карского, выдающегося ученого-специалиста и белорусса по происхождению, заслуживает особого внимания именно в настоящее время, когда некоторыми единство русского языка считается анахронизмом.

                                                                                                                   И. ПАНАС
Прага. 

 


 Напечатано в газете "Россия и славянство" (Париж), 4 июля 1931 г.
Страницы газеты "Россия и славянство" со статьей  "Академик Е.Ф. Карский" в формате PDF.


 Редакция сайта «Западная Русь» выражает благодарность  Юрию Василевскому, подготовившему этот уникальный материал. Это не первый раз, когда наши постоянные читателя становятся и нашими авторами. Мы очень ценим комментарии, которые пишутся под статьями, подавляющее большинство из которых несут важную информацию и являются  неотъемлемой частью публикаций.  Надеемся, что наши читатели и в дальнейшем будут  оформлять свои комментарии в отдельные публикации.  

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.