«Что я уже говорил, то говорил, и с тем умираю»

|
Автор: Редакция "ЗР"

 «Что я уже говорил, то говорил, и с тем умираю» - это последние слова, сказанные святым Русской Православной Церкви Афанасием Филипповичем Брестским за мгновение, как он, пораженный двумя пулями в голову, упал в могилу. Это произошло 18 сентября 1648 года. С тех пор Преподобномученик  Афанасий Брестский был всегда примером стойкости для православного народа Западной Руси, и небесным покровителем для многих и многих последующих западнорусских деятелей, выступавших против унии, окатоличивания и опяличивания русских, тех, кто стоял и стоит за единство Святой Руси.

Память Афанасия Брестского православной церковью празднуется несколько раз в год: 18 сентября (день смерти), 2 августа — в день обретения мощей, а также в день Собора Белорусских святых в 3-е воскресенье по Пятидесятнице.

Преподобномученик Афанасий родился около 1595-1600 года в западной части Белоруссии в небогатой православной семье. Нет точных сведений ни о месте рождения, ни о мирском имени святого; неизвестно также, чем является имя «Филиппович» — фамилией или отчеством. Вероятно, начальные знания Афанасий получил в одной из братских школ, где, наученные греческому и церковнославянскому языку, слову Божию и святоотеческим творениям, готовились высокообразованные люди, могущие противостоять униатскому насилию и католическому прозелитизму. Но образование, полученное в братском училище, не вполне удовлетворяло любознательного юношу, и он прошел обучение в Виленской иезуитской коллегии, куда принимались молодые люди всех христианских конфессий.

Службу свою в качестве домашнего наставника молодой ученый начал в домах православной и католической шляхты, но в 1620 году жизнь его попала в иное русло: Филипповича, положительно зарекомендовавшего себя богатыми знаниями, благонравием и бесспорном педагогическим талантом, пригласил гетман Лев Сапега, канцлер Великого княжества Литовского. Гетман поручил ему вопитание некоего «Дмитровича», представленного Афанасию русским царевичем Иоанном — якобы племянником умершего в 1598 году Феодора Иоанновича, внуком Иоанна IV Грозного от его младшего сына Димитрия, под именем которого в 1604-1612 годах выступало несколько самозванцев. 

Став невольным соучастником политической интриги против Московского государя, известного защитника Православия Михаила Федоровича Романова, сына русского патриарха Филарета, Филиппович в 1627 году оставил двор канцлера и удалился в келию Виленского Свято-Духова монастыря, где вскоре принял постриг от наместника Иосифа Бобриковича.

В 1633 году Афанасий Филиппович приехал в Пинский Дубойский монастырь, где стал наместником игумена монастыря Леонтия Шитика, и в течение трёх лет вёл упорную борьбу за монастырь, но в 1636 году стараниями Альбрехта Станислава Радзивилла, ярого сторонника католичества, православные были силой изгнаны из монастыря, а сама обитель со всеми её постройками и землями была отдана пинским иезуитам. После Афанасий переезжает в соседний Купятицкий Введенский монастырь к игумену монастыря Иллариону Денисовичу.
Под видом сбора милостыни Афанасий через Слуцк и Оршу отправился в Москву искать защиты православной веры у российского царя Михаила Фёдоровича.

Афанасий хотел убедить Михаила Фёдоровича начать войну с Речью Посполитой для защиты православной веры. Также он сообщил царю Михаилу Фёдоровичу о подготовке Лжедмитрия. Собрав щедрые пожертвования, покинул Москву и 16 (26) июня 1638 года вернулся в Вильну, а в июле уже вернулся в Купятицкий монастырь. 

В 1640 году в Купятицы поступило прошение от братии Свято-Симеоновского монастыря в Бресте, лишившейся настоятеля, благословить к ним игуменом либо Афанасия Филипповича. По прибытию в Брест он начинает активную борьбу с униатством, которая сопровождалась арестами судами. Во время последнего третьего суда в 1648 году  Афанасий сказал судьям: «Проклята теперешняя ваша уния. И знайте о том наверняка, если её из панства своего не выкорчуете, а православную церковь восточную не успокоите, гнев божий над собой наживёте». 18 сентября 1648 года после длительных пыток солдаты брестского воеводы убили священника. По свидетельствам очевидцев, ранен двумя пулями в лоб навылет, какое-то время стоял, прислонившись к сосне, пока не был спихнут в вырытую могилу. Перед смертью не отказался от своих слов: «Что я уже говорил, то говорил, и с тем умираю».  Лишь 1 мая, через восемь месяцев после этого злодейства какой-то мальчик показал симеоновской братии место, где лежало тело игумена. Монахи выкопали тело и перенесли останки преподобномученика в монастырь, где погребли в храме Симеона Столпника «на правом клиросе в склепике».

Память о святом мученике с тех пор сохраняется в народной памяти. Вскоре после кончины было написано сказание о гибели его и сложено церковное песнопение в его честь; существует также тропарь и кондак, написанные архимандритом Маркианом 30 августа 1819 года. Афанасий Филиппович был признан святым вскоре после своей смерти (между 1658 и 1666 годами).

Лейтмотивом жизни Афанасия Филипповича была борьба с унией и за объединение русского народа. Он был одним из самых блистательных писателей своего времени. Наиболее известным стал его атобиагрофический труд «Диариуш». В Диариуше объединена в одно целое вся публицистика автора (его дорожные и объяснительные записки, дневники, автобиографический очерк, различные легенды и мистические видения, послания и письма Афанасия, его обличительные речи, конспективные наброски отдельных статей, философско-богословские трактаты, стихи о борьбе), а также был размещён напев гимноподобного канта, записанный киевской пятилинейной нотацией. Через весь "Диариуш" красной нитью проходит тема о страданиях Руси, разделенной границами и церковной унией. Указывается что будущее только в развитии грамотности на русском языке, в единстве русского народа и православной церкви.

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.