Новая книга Вячеслава Бондаренко «Герои Первой мировой»

 

В ближайшее время в издательстве «Молодая гвардия» выйдет книга Вячеслава «Герои Первой мировой». После Октябрьского переворота в 1917 году  большевики очернили и фальсифицировали всю предыдущая русскую историю. Память о Великой войне, в ходе которой Российская империя практически подходила к ее победному завершению, была неудобна для коммунистов, заключивших с Германией позорный Брестский мир, перечеркнувший предыдущие победы русского оружия.  

 Вячеслав Бондаренко уже не первый раз в своих произведениях обращается к теме незаслуженно оболганной и забытой Первой мировой войны, которую в дореволюционной России называли Второй Отечественной.  Это и представленные ранее на нашем сайте книги «Утерянные победы Российской Империи» и  «Небожители»,  а также доклад Вячеслава Бондаренко «Неусвоенные уроки Великой войны» на Международной научной конференции "Беларусь - Россия: актуальные проблемы", статья о Минском Братском воинском кладбище с предоставлением списком захороненных там воинов русской армии, передачи на белорусском телеканале ОНТ посвященные воинским захоронениям  и памятникам воинам, погибших на территории Белоруссии.

И вот сейчас выходит книга посвященная героям Первой Мировой войны. Книга построена из двенадцати очерков — кратких биографий людей, которые навсегда вписали свои имена в историю Первой мировой войны. Это выдающийся полководец и командир боевого корабля, сын великого князя и простой донской казак, первый в России летчик истребитель и сестра милосердия, военный священник и лихой гусарский офицер...

Читателей сайта «Западная Русь» Вычеслав Бондаренко уже познакомил со многими героями своей книги. Это Князь Императорской Крови Олег Константинович Романов, доклад о котором был сделан В. Бондаренко на конференции «Династия Романовых в исторической судьбе Западной Руси», посвященная 400-летию Дома Романовых.  А также в статьях:

 В июльском номере за 2013 год была опубликована статья Вячеслава Бондаренко «Забытые герои Великой войны». Редакция сайта «Западная Русь» с удовольствием знакомит своих читателей с этой статьёй о героях Первой мировой войны.  

 


 

Современники называли эту войну Великой. Советские учебники – империалистической. Большевики, призывавшие к поражению своей страны в Первой мировой войне, захватив власть, сделали все, чтобы замолчать подвиг народов, сражавшихся с безжалостным врагом. Два года территорию Беларуси разделял фронт. 70 тысяч белорусов пали в рядах армии, 60 тысяч мирных жителей погибло, 50 тысяч человек оккупанты насильственно угнали в Германию и Австро-Венгрию, больше двух миллионов (каждый третий житель Беларуси!) стали беженцами. Забыть это мы не вправе.

 

В рядах офицерского корпуса Русской императорской армии сражалось множество белорусов и уроженцев белорусских губерний. Причем не только на низовом уровне. Надо сказать, выходцы из Беларуси в русской армии весьма ценились, нередко достигая высших чинов и должностей. Достаточно упомянуть, например, генерал-фельдмаршала Ивана Федоровича Паскевича (1782–1856), графа Эриванского, светлейшего князя Варшавского – по матери из потомственных дворян Могилевской губернии, витебчанина генерал-лейтенанта Петра Михайловича Капцевича (1772–1840), уроженца Слуцка генерала от инфантерии Артура Адамовича Непокойчицкого (1813–1881), фактически планировавшего все боевые операции Русско-турецкой войны 1877–1878 годов.

О храбрости, с которой сражались эти военачальники, свидетельствуют их боевые награды – П.М. Капцевич был удостоен ордена Святого Георгия 3-й и 2-й степеней, А.А. Непокойчицкий – 4, 3 и 2-й степеней, а И.Ф. Паскевич стал одним из четырех в истории полных кавалеров этого ордена.

За XVIII–XX века успели сформироваться белорусские офицерские династии, самой легендарной из которых была Ромейко-Гурко – дворян из Витебской губернии. У ее истоков стояли братья-генералы Леонтий и Василий Иосифовичи Гурко. Сын Василия, Иосиф, стал генерал-фельдмаршалом и прославился во время Русско-турецкой войны 1877–1878 годов. В Болгарии, получившей по итогам этой войны независимость, в честь И.В. Гурко называли города, поселки, улицы, а его сыновья Василий и Дмитрий дослужились до чинов генерала от кавалерии и генерал-майора соответственно и отличились уже во время Первой мировой.

В этой публикации вспомним двух наших генералов, навечно вписавших свои имена в историю Великой войны ХХ века.

 

Железный Лечицкий

Лечицкий Платон Алексеевич18 марта 1856 года в Гродненской губернии в семье простого священника Алексея Лечицкого увидел свет сын, которого назвали Платоном. По примеру отца он поступил в православную Литовскую духовную семинарию, с 1845 года размещавшуюся в виленском Свято-Троицком мужском монастыре. Однако по ее окончании юноша сделал иной выбор и 25 марта 1877 года поступил в Варшавское пехотное юнкерское училище. В апреле 1880-го 24-летний Платон Лечицкий получил заветные золотые погоны со звездочками прапорщика, дававшие право на личное дворянство. Первым местом его службы стал 39-й резервный кадровый батальон. Затем офицер служил в 6-м и 5-м Восточно-Сибирских стрелковых батальонах. Пять лет командовал ротой, а после окончания офицерской стрелковой школы в Ораниенбауме – батальоном.

Боевое крещение Платона Алексеевича Лечицкого пришлось на 1900 год. Тогда он участвовал в подавлении так называемого «боксерского восстания» в Китае и был произведен в полковники, став, таким образом, потомственным дворянином.

В 1901–1905 годах П.А. Лечицкий командовал полками, на Русско-японскую войну вышел во главе 24-го Восточно-Сибирского стрелкового и заслужил репутацию одного из лучших боевых командиров. Достаточно сказать, что его фронтовые заслуги были отмечены высшими наградами – орденами Святого Владимира 3-й степени с мечами, Святого Георгия 4-й степени, Святой Анны 1-й степени с мечами, Золотым оружием с надписью «За храбрость», должностью флигель-адъютанта, а чуть позже – чином генерал-майора с зачислением в императорскую свиту. Осталась у военачальника «на память» о японском фронте и тяжелая контузия ружейной пулей в правый висок…

В марте 1906 – августе 1908 года П.А. Лечицкий командовал 6-й Восточно-Сибирской стрелковой и 1-й гвардейской пехотной дивизией, в августе 1908 – декабре 1910-го – 18-м армейским корпусом, а затем получил Приамурский военный округ и должность войскового атамана Амурского и Уссурийского казачьих войск. С 1908 года Платон Алексеевич – генерал-лейтенант, а 14 апреля 1913 года стал генералом от инфантерии. Выше в русской армии был только чин генерал-фельдмаршала, но с 1912 года он не присваивался никому.

Настоящая слава нашла генерала-гродненца с началом Первой мировой войны. 9 августа 1914 года Платон Алексеевич встал во главе 9-й армии и с ней прошел всю боевую кампанию. Первые же действия Лечицкого на посту командарма зарекомендовали его как решительного, энергичного и инициативного военачальника. 9-я армия отбила у противника польский город Сандомир и прорвала фронт австрийцев на реке Опатовке, захватив в плен 200 офицеров, более 15 тысяч солдат, взяв 24 орудия и 38 пулеметов.

Впоследствии армия Лечицкого была включена в состав Юго-Западного фронта. Созданная в качестве «скорой помощи» для терпящей неудачу в Польше 4-й русской армии, «девятка» наряду с брусиловской 8-й армией оказалась одним из наиболее боеспособных соединений российских вооруженных сил. Во время наступления фронта 9-я армия Лечицкого всегда была «тараном», во время обороны – «щитом».

На всю страну имя полководца прогремело в конце мая 1916-го, когда генерал от инфантерии Платон Алексеевич Лечицкий стал одним из полноправных «авторов» легендарного Брусиловского прорыва. В Доброноуцком сражении 9-я армия буквально разорвала надвое противостоявшую ей 7-ю австро-венгерскую армию, в русский плен попали один генерал, 754 офицера, около 38 тысяч солдат, трофеями стали 49 пушек, 32 миномета и бомбомета, 120 пулеметов. Убитыми и ранеными противник потерял 70 тысяч человек, а потери 9-й армии составили 14 тысяч. 5 июня 1916 года армия Лечицкого заняла Черновицы (ныне Черновцы, Украина), 10-го – Сучаву (ныне в Румынии), 12-го – Кымполунг (ныне Кымпулунг в Румынии). В Коломейском сражении (15–24 июня) Лечицкий не только разгромил противостоявшие ему австро-венгерские войска, но и, не дожидаясь подхода своих резервов, отбросил спешившие на выручку союзникам немецкие части. Урон противника – около 60 тысяч человек убитыми и ранеными, 31 тысяча человек попала в плен. Потери 9-й армии составили 25 тысяч офицеров и солдат. В конце июля 1916 года 9-я армия содействовала соседней 7-й, оказавшейся в сложном положении, и помогла ей развить наступление.

Осенью 1916 года центр тяжести Юго-Западного фронта переместился на юг в связи с тем, что на стороне России в войну вступила Румыния. Правда, союзники тут же оказались обузой для русской армии – румынские войска были практически небоеспособны и сразу начали терпеть тяжелые поражения. В этой ситуации 9-я армия П.А. Лечицкого одна держала растянутый на 320 километров фронт, в течение двух месяцев отражая яростные атаки двух вражеских армий. Героизм войск Лечицкого на целый месяц отсрочил падение Бухареста.

В конце концов 24 ноября 1916 года на этом участке был создан новый фронт – Румынский, в состав которого и вошла 9-я армия. Следует отметить, что во второй половине войны П.А. Лечицкий был единственным (!) русским военачальником в должности командующего армией, который не окончил Николаевскую академию Генерального штаба. Одно это свидетельствует о том, каким природным военным талантом обладал сын сельского священника из Гродненской губернии.

Надо сказать, что блестящие боевые заслуги полководца были отмечены командованием русской армии весьма скромно. В самом начале войны, в сентябре-октябре 1914 года, он получил две награды – и более ничего. Ни за кампанию 1915-го, ни за Брусиловский прорыв, ни за тяжелейшую битву в Румынии Лечицкий не имел от Ставки ни малейшего поощрения… Правда, чтобы быть справедливым, нужно отметить, что награды, которых удостоился военачальник в 1914-м, были чрезвычайно редкими. Это орден Святого Георгия 3-й степени, которым за всю войну было награждено всего 60 человек, в том числе шестеро белорусов (Лечицкий был седьмым по счету кавалером этой награды), и еще более редкое Георгиевское оружие, украшенное бриллиантами. Эта награда присуждалась только за самые выдающиеся победы. В 1914–1916 годах она была вручена лишь восьми генералам, в том числе и нашему земляку.

Революционный 1917 год поставил крест на блестящей карьере генерала Лечицкого. 18 апреля 1917 года, когда из армии массово изгонялись неугодные Временному правительству военачальники, он был зачислен в распоряжение военного министра, а 7 мая уволен в отставку. И это несмотря на то, что война продолжалась, а Лечицкий общепризнанно входил в пятерку талантливейших полководцев России!

После революции Платон Алексеевич Лечицкий не выбрал сторону тех, кто встал на путь борьбы со своей страной. Не уехал он и в получившую независимость Польшу, хотя, как уроженец Гродненщины, вполне мог претендовать на польское гражданство. Дальнейшие сведения о жизни П.А. Лечицкого противоречат друг другу. По одной версии, в 1920 году он вступил в ряды Красной армии, с января 1921-го состоял в должности инспектора пехоты и кавалерии Петроградского военного округа, но в том же году был арестован органами ЧК и заключен в Таганскую тюрьму Москвы, где и умер 18 февраля 1923 года. По другим данным, старый генерал был арестован 8 марта 1920 года за «руководство контрреволюционной военной организацией», осужден на два года заключения и умер 2 февраля 1921 года в 1-й Московской тюремной больнице…

В СССР имя героя Русско-японской и Первой мировой войн, кавалера тринадцати высоких боевых наград генерала от инфантерии Платона Алексеевича Лечицкого было практически забыто. Сейчас пришло время по достоинству оценить заслуги нашего земляка, честно, умело и храбро выполнявшего свой воинский долг по защите родной земли. Характеризуя его деятельность во время Первой мировой, военный историк  А.А. Керсновский (обычно очень строгий к русским полководцам тех лет) так писал о генерале: «Превосходен был железный Лечицкий, давший нам Буковину, истребивший австрийцев и заставивший германского противника пожалеть о верденском пекле». И сегодня мы вправе гордиться земляком, вписавшим яркие страницы в историю военного искусства ХХ века. Как представляется, в Гродно вполне уместна была бы улица имени генерала Лечицкого…

 

От полоцкого кадета до военного министра Украины

Рагоза Александр ФранцевичЕще одно забытое имя времен Первой мировой – Александр Францевич Рагоза. Во многих источниках можно прочесть, что он происходит «из украинских священ нослужителей», однако это не так. Отцом будущего полководца был потомственный дворянин Витебской губернии, офицер с 1843 года Франц Мартынович Рагоза. В январе 1873 года Франц Мартынович получил чин полковника, командовал батареей в 25-й артиллерийской бригаде, был удостоен орденов Святой Анны 4-й степени «За храбрость», Святого Станислава 3-й степени, Святой Анны 3-й степени, Святого Станислава 2-й степени с короной, Святой Анны 2-й степени с короной и Святого Владимира 4-й степени с бантом за 25 лет безупречной службы. Два его сына – Александр и Алексей – тоже стали офицерами. Старший, Александр, родился 8 июня 1858 года. По примеру отца он выбрал военную карьеру и поступил в Полоцкую военную гимназию (так в то время назывался Полоцкий кадетский корпус), по окончании которого в 1874-м продолжил образование в Михайловской артиллерийской академии. 22 мая 1877 года Рагоза окончил ее в чине подпоручика и сразу принял боевое крещение на фронте Русско-турецкой войны. Воевал мужественно, о чем свидетельствуют ордена Святой Анны 4-й степени «За храбрость», Святого Станислава 3-й и 2-й степеней с мечами и Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом.

Окончив в 1883 году Николаевскую академию Генерального штаба, молодой офицер был произведен в штабс-капитаны. Служил в основном в штабах – Харьковского и Приамурского военного округов, Керченской крепости, а с 1900 года – в строю. Последовательно командовал 18-м пехотным Вологодским полком, бригадой в 27-й пехотной дивизии, был комендантом Усть-Двинской крепости, начальником 19-й пехотной дивизии. В 1892 году был произведен в полковники, в 1904-м – в генерал-майоры, в 1908-м – в генерал-лейтенанты.

В начале Первой мировой войны А.Ф. Рагоза некоторое время продолжал командовать дивизией, но быстро проявил себя с наилучшей стороны и получил 25-й армейский корпус, а с ним – и высший в то время армейский чин России – генерала от инфантерии (6 декабря 1914 года).

Во главе корпуса генерал отличился во время сражений при Вильколазе и Ужендове в конце июня 1915 года, разгромив 4-ю австро-венгерскую армию эрцгерцога Иосифа-Фердинанда. Заслуги военачальника были отмечены орденами Святого Владимира 2-й степени с мечами, Белого орла с мечами, Святого Георгия 4-й степени.

После тяжелого отступления русской армии из Польши в Беларусь осенью 1915 года и создания Западного фронта со штабом в Минске Александр Францевич получил назначение на должность командующего 4-й армией, входившей в состав этого фронта. Год с лишним военная судьба А.Ф. Рагозы была связана с его родными местами.

Под его руководством 4-я армия «намертво» зацепилась за Барановичи, и фронт здесь буквально «закаменел» на два года. Все попытки немцев развить наступление на Минск были тщетны. Заслуги генерала отмечены высоким и редким орденом Святого Александра Невского с мечами. В марте 1916 года Александру Францевичу поручили сложную наступательную операцию в районе озера Нарочь. Ее проводили с единственной целью – помочь попавшим в сложное положение французским войскам, оборонявшим крепость Верден.

Союзники торопили русскую Ставку, Ставка – Рагозу, и в результате операцию было приказано проводить без должной подготовки и в тяжелейших погодных условиях – мороз сменялся оттепелью, мокрый снег – проливными холодными дождями. Десять дней, с 5 по 15 марта 1916 года, войска под командованием Рагозы самоотверженно пытались прорвать сильно укрепленную полосу обороны германских войск на Нарочи. Офицеры и солдаты, проваливаясь по пояс в талую воду, шли в убийственные лобовые атаки на многорядную колючую проволоку и вражеские пулеметы… Результатом сражения было освобождение города Поставы и десяти квадратных километров территории Беларуси. 20 тысяч русских воинов навсегда легли в белорусскую землю, еще 50 тысяч были ранены… Немецкие атаки на Верден временно прекратились: эхо Нарочи долетело до Франции…

Июнь 1916-го ознаменовался для Западного фронта еще одним тяжелейшим сражением – Барановичской наступательной операцией. Теперь на 4-ю армию А.Ф. Рагозы возлагалась задача проломить германскую оборону под Барановичами и развить стремительное наступление на Брест. О том, какое значение придавала этому Ставка, говорит красноречивый факт: наступление соседнего Юго-Западного фронта – знаменитый Брусиловский прорыв – планировалось как второстепенное по отношению к Барановичской операции и было целиком ей подчинено. Но успехом это сражение, как и Нарочское, не увенчалось. 50 тысяч убитых,70 тысяч раненых и крошечный тактический успех – таков был итог отчаянных двухнедельных боев под Барановичами.

И сейчас рядом с автомобильной трассой Минск – Брест можно видеть прекрасно сохранившуюся линию германской обороны 1916 года. Если вы пройдетесь по осыпавшимся, но отчетливо видным остаткам вражеских окопов, под ногами будут хрустеть ржавые осколки русских гаубиц – следы артподготовки столетней давности…

Многие годы сражения 1916 года на Нарочи и под Барановичами, которыми руководил генерал от инфантерии А.Ф. Рагоза, считались «бессмысленными», «проигранными», «позорными». Но на самом деле ни одно из них проиграно не было. Это были достойные попытки изгнать оккупантов с белорусской земли, а сражавшиеся русские войска показали высокие образцы воинской доблести. Это признавал даже противник: немецкий генерал Э. Людендорф отмечал в своих мемуарах, что атаки русских офицеров и солдат отличались поразительным мужеством и презрением к смерти.

В ноябре 1916 года 4-я армия была переведена на Румынский фронт, где в декабре вела тяжелые оборонительные бои на реке Рымник. После Февральской революции А.Ф. Рагоза был одним из немногих старших военачальников русской армии, кто сохранил пост командарма. В течение марта – апреля 1917-го он временно командовал Румынским фронтом, а в июне – июле 1917 года с переменным успехом вел бои в Румынии, причем какое-то время ему были подчинены и союзные румынские армии.

21 ноября 1917 года генерал от инфантерии Рагоза был отстранен от командования 4-й армией Военно-революционным комитетом. После революции, как и многие офицеры, Александр Францевич перебрался в Украинскую Державу, в которой власть принадлежала гетману П.П. Скоропадскому. 30 апреля 1918 года опытный военачальник получил в Киеве высшее звание украинской армии – Генерального бунчужного и высокий пост военного министра, который занимал до 13 декабря. Фактически именно под руководством нашего земляка началось строительство вооруженных сил Украинской Директории гетмана Скоропадского. После захвата власти петлюровцами А.Ф. Рагоза был вынужден уехать в Одессу, откуда намеревался пробраться на Дон и поступить в белую армию. Сделать он этого не успел – город был захвачен бригадой Красной армии под командованием Н.А. Григорьева. Этот авантюрист в годы Гражданской войны успел послужить практически всем воюющим сторонам, но в то время считал себя «красным». Григорьев предложил вступить Рагозе в Красную армию, однако старый генерал ответил отказом. 29 июня 1919 года он был расстрелян…

Драматическая и сложная судьба кавалера тринадцати боевых наград генерала от инфантерии Александра Францевича Рагозы долгое время оставалась забытой на его родине. Только сейчас память о нем начинает возвращаться.

В годы Первой мировой войны многие белорусы продемонстрировали образцы мужества, стойкости, любви к Отечеству. В преддверии 100-летия со дня начала войны необходимо вспомнить тех, кто не жалел жизни за Родину, и воздать им должное. В числе талантливых воинов-патриотов, честно выполнявших свой воинский долг, и два наших земляка, два командующих армиями – гродненец Платон Алексеевич Лечицкий и витебчанин Александр Францевич Рагоза.

 

Вячеслав Бондаренко
Белорусская думка № 7, 2013

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.