Отечественные войны в историографии и истории России (II)

Автор: Александр Бесов

Часть I | Часть II | Часть III | Часть IV

О боях за «Великую Отечественную войну 1941-1945 годов»

Совсем недавно отмечалось 67-летие Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. По-разному. Жизнь показывает, что нужно сражаться не только за её сохранение в скрижалях Истории, но и за название, отражающее её сущность, за наше историческое прошлое во имя достойного будущего.

 

Это обусловлено многими факторами как в историографии вопроса, так и в политике.

Великую Отечественную войну продолжают воспринимать, как и раньше, составной частью Второй мировой войны.  Причем фашистская Германия преимущественно остаётся в роли воплощения абсолютного зла, с которым боролись.

Однако теперь Вторая мировая война в политике всё чаще характеризуется не только как война добра и зла, но и как война свободы и тирании, демократии и тоталитаризма, наряду с этим предпринимается попытка поставить знак равенства между свободой и либерализмом, демократией и добром, а попутно – добиться признания равной ответственности нацизма и сталинизма (большевизма, коммунизма) за развязывание войны. Поднимаются вопросы «вины победителей перед побеждёнными» и «морально-нравственных претензий» к победившим странам, что ведёт к появлению вопросов иного рода: так ли легитимен Нюрнбергский процесс? справедливы ли итоги войны? нужно ли признавать Ялтинско-Потсдамскую систему международных отношений и установленные границы после войны? Тем более что уже нет СССР и есть ФРГ, «наступила» полоса молчания о документах ОБСЕ 1975 года о нерушимости послевоенных границ и о действиях «либерального и демократического» лагеря по уничтожению Югославии.

В этой политической и идеологической полынье историография Великой Отечественной войны 1941-1945 годов становится заложницей политики. Вот почему так важно, принципиально важно,  видеть и понимать процессы, связанные с рядом проблем.

Почему опошляются источники силы и Победы советского народа, а также нивелируется роль СССР в Победе, фальсифицируется единство и боевое братство народов его республик?

Почему стремятся представить память о войне как нечто инородное, не имеющее отношение к ныне живущим гражданам суверенных республик на постсоветском пространстве, а «Великая Отечественная война» стала восприниматься в протестном смысле с точки зрения того, «зачем нужно было защищать Отечество, которое являлось советской империей, не изменившей сути колониального прошлого». [1]

Как народ, ценой неимоверных усилий и жертв спасший мир от варварства и коричневой чумы, превращают в «варварский» народ под управлением «людоедского режима»?

Как готовится почва для  исполнения положений «Декларации ЕС по случаю Европейского дня памяти жертв тоталитарных режимов» (август 2011 г.), в частности: «…декларируем нашу поддержку жертвам тоталитарных режимов и заверяем, что их страдания не пропадут в безвестности, их права будут признаны, а виновники предстанут перед правосудием»? [2]

Вряд ли какая-либо из европейских «либерально-тоталитарных» стран «надеется» быть подвергнутой «правосудию» на «Нюрнберге-2», если есть идея осуществить судилище над «тоталитарным», «сталинским», «советским» режимом и Россией как правопреемницей СССР.

Не случайным является то, что в массмедиа, а 67-летие Победы ещё раз это подтвердило, преимущественно освещается не Великая Отечественная война, а власть во время войны, причём как деспотическая и тоталитарная, сплошь  и рядом «энкавэдэшная», якобы бездарно руководившая страной, армией и напрасно погубившая десятки миллионов людей.

Рождённые на Западе и ныне модные «альтернативная» и «интеллектуальная» истории превращаются на постсоветском пространстве в орудие опошления прошлого и борьбы с властью, как прошлой, так и нынешней. Описание «трагедий простых людей, их героизм и энтузиазм» непременно осуществляется на фоне показа «абсурдности власти и её непоколебимости, просчётах, безответственности и безнаказанности». [3]

Несколько размышлений о «боях» против «Великой Отечественной войны» на конкретных примерах, с применением довольно пространного цитирования, которое в данном случае просто необходимо.

Великую Отечественную войну 1941-1945 годов «делают» даже не составной частью Второй мировой войны, а «украинским» или «белорусским» или «восточным театром боевых действий» Второй мировой войны. Либо вводя термин «кровавые земли» (Т. Снайдер) для Восточной Европы.

Или утверждают, что в западной историографии нет термина «Великая Отечественная война», поэтому нет необходимости его применять.  «Великая Отечественная война – это самооценка со стороны одной воюющей стороны, в частности Советского Союза, и отсюда уже хронологические рамки (по сравнению со Второй мировой войной. –А.Б.). Термин «Великая Отечественная война» не ко времени с тактических размышлений». А поэтому, утверждает один из историков из Украины, нужно заниматься проблемой «вклада Украины в победу Антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне». [4]

Руководитель Отдела истории Украины периода Второй мировой войны НАН Украины А. Лысенко считает, что «Великая Отечественная война является на удивление удачной идеологемой, которая смогла объединить огромное число не заполитизированных граждан. Доказательством этому – численность добровольцев в ряды Красной Армии. И это было органическим проявлением украинского народа». Не может А. Лысенко (в силу ряда причин) отказаться от термина «Великая Отечественная война», но полагает его мифом советской историографии. [5]

Но является ли «мифом» восприятие Великой Отечественной войны его соотечественниками? Социологические исследования, к примеру, украинского «Центра Разумкова» показывают, что «войну против фашизма» одна часть граждан Украины считает Великой Отечественной войной (66,2%), другая – Второй мировой войной (28,6%), притом что для 70% респондентов 9 Мая является «действительно великим праздником». [6] А издание, приводя данные факты в контексте позиции А. Лысенко, с явной издёвкой называет это явление «цікавою» (интересной) социологией, другими словами – мифом, который до сих пор не развенчан.

В этой же статье директор Института исторических исследований Национального Львовского университета им. И. Франко Я. Грицак полагает, что «для разных регионов Украины война длилась по-разному. Дольше всего это было в Галичине – с 1939 по 1949 год. Причём в то время через Украину проходили многие линии разлома (политические, идеологические, религиозные и т.д.) и поэтому было несколько войн, происходивших одновременно. Естественно, главным толчком тех событий была Вторая мировая война, которая вскрыла «ящик Пандоры». У нас была польско-украинская война, подпольная война УПА и другие войны… Они не были частью Второй мировой, но были её отголосками. Великая Отечественная война – идеологическая конструкция, её следует рассматривать совсем в других категориях, нежели Вторую мировую».

Заместитель руководителя Украинского института национальной памяти (УИНП) Д. Веденеев полагает, что споры вокруг названия этой войны  – «искусственные», «Великая Отечественная война Советского Союза является основной частью Второй мировой (с точки зрения погибших людей). Вторая мировая длилась с 1939-го по 1945 год, но это деление является достаточно условным, поскольку события перед этим промежутком и после него очень связаны».

Бывший в 2006–2010 годах главой УИНП И. Юхновский в канун 9 мая 2012 года был прямо-таки «нарасхват». В одном случае он заметил: «Украинцы воевали во Второй мировой на стороне трёх сил: Красной армии, вермахта и собственной освободительной армии… Война для Украины началась с агрессии австрийской армии по отношению к самопровозглашённой закарпатской Украине. Длилась Вторая мировая война в Украине до 1953 года». [7]  В другом случае И. Юхновский вспоминает, что во время его руководства институтом «стремились описать Вторую мировую войну с украинской точки зрения». И «суть этой исторической памяти состоит в том, что, во-первых, Украина принимала участие в разгроме немецкого нацизма; во-вторых, война имела и другую сторону – освободительную, когда украинцы воевали против большевизма, за украинскую независимость. То есть в Украине было две войны». [8] В третьем случае академик пишет, что «украинцы пытались использовать войну между нацистской Германией и большевистским СССР для создания независимой Украины. Здесь и вооруженная борьба УПА Т. Бульбы-Боровца, и вооруженная борьба ОУН и объединенной УПА, и борьба дивизии «Галичина» в составе немецкого вермахта. Это трагедия Украины – что украинцы дивизии войск СС «Галичина» стреляли в украинцев Красной армии в боях около Золочева, когда немцы пытались вырваться из котла под Бродами… Украинцы служили и в польской армии, и в венгерской, и в немецкой, и в советской. В те времена мы, украинцы, были «не свои». Мы были на своей земле, но не в своем государстве… Так какой должна быть память нашего государства о Второй мировой войне? Это память достойного народа, благодарных теперь сущих и грядущих поколений. За победную войну над гитлеровским нацизмом и за героическую борьбу против советского тоталитарного большевизма ради жизни независимой Украины».

И далее: «Во Второй мировой войне нацистская Германия потерпела сокрушительное поражение. А кто же победитель? С точки зрения 1945 года, одним из победителей был СССР. А с точки зрения 1991-го, когда СССР распался на независимые суверенные государства, победителями следует считать каждое из вновь созданных государств. Это дело каждого из них – Азербайджана, Беларуси, Грузии, Российской Федерации, Украины и других – считать себя или не считать победителем во Второй мировой войне». [9]

В общем, перекраивай историческую реальность, как хочешь…

И. Юхновский в своё время говорил почти так, как некоторые граждане «Третьей Польской республики» говорят сегодня: «Победа СССР дала нам какие-то плюсы. Я не говорю, что она ничего нам не дала, так как она принесла освобождение от Гитлера. Но одновременно она принесла нам порабощение. Так что я бы назвал это «поражение в рядах победителей». Я бы сказал, что мы на самом деле эту войну проиграли, хотя и были в антигитлеровской коалиции». [10]

Так была «Великая Отечественная война 1941-1945 годов» или это «советский миф»?

У И. Юхновского (бывшего красноармейца) спрашивать нецелесообразно, он почти всё сказал. Когда Советскому Союзу нужно было освобождать территорию Украинской ССР от гитлеровского нашествия, то он участвовал в Великой Отечественной войне в рядах Красной армии, а когда был во главе УИНП – он «воевал» за украинское независимое государство.

Смена точек зрения на историческое событие вовсе не может уничтожить само историческое событие, его изменить нельзя. Это так, но под «мнение-конструкт» издаются книги, пишутся статьи, вводя «конструкты» «интеллектуальной истории» в историографический оборот, и историческое событие уводится в небытие.

А вот точка зрения А. Палия, автора нескольких книг по истории Украины. Он считает, что «без участия Украины во Второй мировой войне победа над фашизмом была бы невозможной. За начало этой войны одинаково ответственны и Германия, и Советский Союз. Украинскими героями войны являются, прежде всего, те, кто боролся за Украину (в УПА или в Красной Армии) – то есть те, кто воевал за свой дом, а не за победу коммунизма/фашизма во всём мире… Оценка действий людей, которые сотрудничали с фашистской Германией, должна быть равна оценке действий людей, которые сотрудничали с Советским Союзом. Поскольку оба режима работали на уничтожение Украины, эти люди не могут быть представлены в нашем пантеоне… Война началась 1 сентября 1939 года, её целесообразно называть Второй мировой». [11]

На языке «новой» историографии составляются и официальные документы, закрепляющие в том числе и политический раздел «исторического советского пространства». В качестве примера можно привести анализ текстов поздравлений ветеранам и народу, направленных главами государств СНГ накануне 9 мая 2012 года.

Только в поздравлении А. Лукашенко сохранились термины «СССР», «советский народ», выражена благодарность народам СССР за освобождение Белоруссии от оккупантов. Народам, которые вынесли всю неимоверную тяжесть справедливой и жесточайшей войны против практически всей Европы, ведомой фюрером с нацистской идеологией. Когда 9 мая 1945 года был издан указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», об этом знали, что не помешало полностью или частично освободить 11 европейских государств от оккупации, включая и те, чьи армии творили зверства на временно оккупированной территории СССР.

Потом появится новая череда памятных дат, у каждой из которых будет и исторический, и политический подтекст: 8 мая – День Победы в Европе  (V-E Day, или Victory in Europe Day); 9 мая – День Европы; 8 и 9 мая – международные Дни памяти и примирения; 23 августа – Европейский день памяти жертв тоталитарных режимов.

Последняя дата получила механизм раскрутки и поддержки в ряде решений европейских парламентариев. Сформировалась «Европейская платформа памяти и совести» (октябрь 2011 года; Болгария, Венгрия, Германия, Латвия, Литва, Нидерланды, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Швеция, Чехия, Эстония).

«Совесть» же применяется своеобразно. Например, начиная с 2004 года, Россия вместе с рядом других стран выносит на голосование Генеральной Ассамблеи ООН резолюцию «Недопустимость определенных видов практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Документ требует осуждения всех видов героизации нацизма и нацистских пособников, включая столь распространенные в Прибалтике «памятные» марши ветеранов-эсэсовцев. Каждый год эта резолюция принималась подавляющим большинством голосов. При этом США всегда голосовали против, а страны ЕС – воздерживались, традиционно воздерживалась и Украина. Но это было до 2011 года! В ноябре прошлого года США проголосовали «против», Украина – воздержалась, впервые страны ЕС (17 из 27) открыто проголосовали «против» осуждения героизации нацистских пособников: Бельгия, Болгария, Великобритания, Венгрия, Дания, Ирландия, Испания, Латвия, Литва, Нидерланды, Польша, Румыния, Словакия, Франция, Швеция, Чехия, Эстония.

В этом списке оказалось одиннадцать «совестливых» стран, восемь из которых руками своих министров юстиции подписали «Варшавскую декларацию», намереваясь осуществить правосудие над тоталитарными режимами.

Когда в политической практике отсутствует потребность защиты собственной истории (советского народа, СССР и его республик, Исторической России как геополитического и цивилизационного пространства в период Великой Отечественной войны), 9 мая, а не 2 сентября отмечается как День Победы во Второй мировой войне (чтобы не упоминать СССР), а Великая Отечественная война не называется Отечественной, потому что в тот период у союзных, а ныне суверенных республик не было своего независимого государства, то обращение к исторической памяти является весьма зыбким основанием для предотвращения не только «Нюрнберга-2» по осуждению «тоталитарного» «большевистского» режима в СССР, «затесавшегося» в ряды победителей, и пересмотра решений Нюрнбергского трибунала (несправедливо, что судьями были, как оказалось, только державы-победители), но и  перекройки существующих границ.

Тем более – снижается потенциал для сохранения социокультурной исторической общности и интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

Уже видны симптомы, порождённые изменением исторического сознания, а созданные «суверенные» «конструкты» по истории Великой Отечественной войны во благо суверенных республик не работают. Они показали также, насколько сложно быть одинокими (самотніми. – укр.) в защите своих интересов, находиться в неестественном одиночестве после политического разрушения естественной исторической общности.

В мае нынешнего года эту симптоматику продемонстрировали не кто иной, как дипломаты. 9 мая в Узбекистане является «Днём памяти и почестей», официально отмечается Победа над фашизмом во Второй мировой войне. Посол США Д. Крол по этому поводу обратился с посланием к узбекскому  народу, отметив, в частности, что «конфликт, который завершился 67 лет назад, объединил страны и народы, которые как союзники боролись за общее дело, среди них – народы Узбекистана и Соединённых Штатов Америки». Одно из издательств в связи с таким дерзостным отношением к историческому прошлому указало в своей публикации: «Заметьте, не величайшая трагедия ХХ века, унесшая жизни сорока с лишним миллионов людей, поставившая под вопрос будущее народов и государств, а всего лишь конфликт». Посол США призвал журналистов принести за это извинения в письменной форме, а также удалить статью. [12]

Американский посол в Украине Д. Теффт накануне 9 мая в интервью «Украинской правде» отметил: «Наверное, наша беседа будет опубликована сразу после Дня победы. И поскольку это единственное интервью, которое я даю в эти дни, я хотел бы подчеркнуть важность этого праздника. Эта дата – День победы в Европе – очень важный праздник и для американцев. Мы были частью коалиции, которая победила нацистов». [13]  В интервью посла ни слова нет о «вкладе Украины в победу Антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне», об украинцах как «достойном народе». Термин «Великая Отечественная война» для американцев непонятен и не нужен, тем более он не нужен всем существующим «диаспорным» центрам украинистики что в США, что в Канаде, что в Великобритании, которых интересует (уже, похоже, интересовала) борьба «против большевизма, за украинскую независимость».

На Украине США этот рубеж зафиксировали, управляют настоящим при полной импотенции «украинских политиков» в области исторической памяти. Как в анекдоте: нас не спрашивают, нас…

Приведённые примеры – это «стрельба» в будущее, её симптомы касаются практически всех бывших республик СССР. Ибо отказ от «Великой Отечественной войны» – это отказ от собственного прошлого. 8 мая 2012 года в Киеве во время одного из мероприятий, посвящённых Дню Победы, высокопоставленный представитель России высказал очень созвучную с приведёнными выше мнениями украинских историков мысль в отношении Великой Отечественной войны и суверенитетов: «За последние 20 лет страны, входившие в СССР, обрели собственные традиции и праздники, но остался день, который объединяет всех, – 9 мая. Это уникальный праздник для России, поскольку это день обретения собственной государственности. Именно после войны народ сплотился и обрел себя как единый. И вот это единство, эта дружба, которая скреплена и кровью на полях, и общими трагедиями, и совместным трудом ради Победы – остаются самым главным нашим сокровищем». [14]

Получается, что Россия в 1945 году обрела «собственную государственность», и её народ «после войны сплотился и обрёл себя как единый»… вне связи с народами других республик СССР… Наверное, на дипломате сказалось влияние среды пребывания. Может, этот ряд произнесённых слов появился и от того, что дипломат начитался трудов по «новой» историографии Великой Отечественной и Второй мировой войн? Или готовит почву, чтобы 9 мая сделать Днём независимости России (по аналогии с Белоруссией, в которой День освобождения от нацистских оккупантов стал Днем независимости Республики Беларусь)?

Где гарантии того, что через некоторое время при таком отношении к своему прошлому и  защите Отечества в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов послы… не будут предоставлять императивные лекала ныне «буйствующим» и «свободным» отрицателям реальной истории, что и как должно называться в обновлённых «отечественных историях»?

Гарантия одна – достойное отношение к прошлому, чтобы оно в лоб не стреляло в настоящем и будущем, сохранение защищённой в годы войны общности народов СССР, которая до сих пор обладает колоссальной ценностью и значительными силами притяжения для миллионов и миллионов людей, потенциалом для достойной жизни в современном мире.

А потенциал – явно есть.

Против «Сволочей» в своё время публично выступил только кинорежиссёр В. Меньшов, а в нынешнем году «4 дня в мае» сняли с сетки вещания «НТВ» накануне Дня Победы. [15] Говорят, по просьбе ветеранов…

 

 

__________________

1. igh.ru/images/titles/conferenzii/conf_pdf_1301323638.pdf

2. Варшавская Декларация ЕС по случаю Европейского дня памяти жертв тоталитарных режимовю URL: regnum.ru/news/polit/1439061.html

3. Экштут С.А. 1000 дней после Победы, или Предвестие свободы. Изд-во: Ридерз Дайджест, 2011 (19500 экз.).

4. Міжнародне визнання України суб’єктом Антигітлерівської коаліції в роки Другої світової війни: історичні та правові підстави: Круглий стіл в УІНП, 16 грудня 2008 р. URL: memory.gov.ua/ua/publication/content/970.htm

5. Друга Світова по-українськи. Думки вітчизняних істориків. URL: istpravda.com.ua/articles/2012/05/9/84642/

6. 70% українців вважають День Перемоги великим святом. Цікава соціологія. URL:

istpravda.com.ua/articles/2011/04/29/37267/

7. Друга Світова по-українськи… istpravda.com.ua/articles/2012/05/9/84642/

8. Ігор Юхновський: 1939-го ніхто ще не усвідомлював, що це – не справжня Україна. URL: zaxid.net/home/showSingleNews.do?igor_yuhnovskiy_1939go_nihto_shhe_ne_usvidomlyuvav_shho_tse__ne_spravzhnya_ukrayina&objectId=1254452

9. К исторической памяти Украины о Второй мировой войне. URL: day.kiev.ua/228047

10. В 1945 мы не вышли из войны победителями: Интервью с историком, сотрудником Института политических исследований Польской академии наук Войчехом Рошковским. URL: inosmi.ru/poland/20120511/191845595.html

11. Друга Світова по-країнськи…URL:istpravda.com.ua/articles/2012/05/9/84642/

12. Посол США в Узбекистане вводит цензуру и называет Великую Отечественную войну – «конфликтом». URL:  regnum.ru/news/polit/1529569.html

13. Посол США Джон Теффт: Мы не видели доказательств, которые связывали бы госпожу Тимошенко с убийством Евгения Щербаня. URL:pravda.com.ua/rus/articles/2012/05/11/6964326/

14. В Киеве прошли праздничные мероприятия, посвященные Дню Победы. URL:  rusintercenter.kiev.ua/kultura/vystavki/780.html

15. Людмила Жукова, Ольга Жукова.  Телескандал: нерусские небылицы. URL: stoletie.ru/kultura/teleskandal_nerusskije_nebylicy_727.htm

 

Часть I | Часть II | Часть III| Часть IV

Александр Бесов

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.