Белорусы – «Народ РОСЕИСКИ» (О традициях общерусского этнического самосознания у белорусов)

Автор: Юрий Аверьянов

Размышление над прочитанным. (Вступительное слово к статье Ю. Аверьянова - члена  редакционного совета проекта «Западная Русь», профессора Минской Духовной Академии В. А.Тепловой.)

Одним из недугов, поразившим историческую науку в два последних десятилетия, стало мифотворчество. Причиной этого малоприятного явления следует признать  крайнюю политизированность истории. Группы «ученых» или  отдельные представители «ученого мира», решая  свои политические задачи, пытаются говорить от имени всего общества, а то и человечества,  разумеется, «прогрессивного». Они предпринимают целенаправленные и планомерные усилия навязать свое представление об окружающем мире и способе его переустройства всему окружающему сообществу.

В итоге этих усилий исчезают наши представления об историческом прошлом своей страны и народов, ее окружающих, зачастую живые и плодоносные.

Когда же эти пароксизмы проходят, как правило, остается пустыня, бесплодность которой подчеркивают лишь бумажные цветы псевдоистории, призванные декорировать духовное одичание под «культурный» или «национальный»  расцвет. Под плотным слоем чудовищной лжи и клеветы заживо погребаются труды историков, у которых зачастую и списывают «новооткрыватели». Причем, чем  больше списывают, тем больше ругают.Нечто похожее происходит в настоящее время с осмыслением историче

ского наследия Беларуси. До сегодняшнего дня, несмотря на самые благоприятные возможности его изучения, искусственно создаются условия,  не позволяющие сложный и противоречивый процесс развития белорусской истории представить во всей полноте и целостности. Одной из причин, приведших к подобной ситуации, является  игнорирование тех глубинных процессов, которые изменили весь ход исторического развития Беларуси.

Имеется ввиду столкновение на ее территории двух цивилизационных процессов: византийско – православного (восточного) и римско-католического (западного). Это столкновение выразилось не только в политических униях с Польшей (1385, 1413, 1501, 1569), разделах Речи Посполитой, включении белорусских земель в состав Российской империи, или церковных униях (Флорентийская, Брестская), но и сосуществовании двух культурных традиций: slaviaortodoxaи slaviaromana.

Принятие Православия в конце Xв. ввело Русь в экумену византийского влияния и способствовало формированию на ее территории православной культуры, православных духовных ценностей, православного мировоззрения. На территории Западной Руси (современные Белоруссия и Украина), вошедшей в состав Великого княжества Литовского, уже в конце XIVв. эта традиция испытала заметное влияние со стороны западной, латинской цивилизации, которая в XVXVIII вв. носила характер официальной ввиду ее поддержки правящими кругами ВКЛ и Речи Посполитой. Основным носителем западного влияния на белорусских землях явилась Польша, что наложило заметный отпечаток на характер культурных процессов, идущих на Белой Руси в позднем средневековье. Однако связывать западное веяние только с Польшей вряд ли возможно. Распространение идей протестантизма привело к проникновению в Великое княжество Литовское культуры Пруссии, Италии, Чехии и других стран, реформационное мировоззрение в которых явилось доминирующим.

Так в XIV в. – XVI вв. в белорусско-украинском ореале (былой юго-западной части Киевской Руси), наряду с геополитической кардинально меняется и конфессиональная ориентация, выполнявшая в эпоху средневековья цивилизационную, самоидентификационную и этногенетическую функцию. Белорусско-украинские земли входят в ареал западноевропейской католической культуры (slaviaromanа). В этих условиях отныне и на многие века православным жителям Великого княжества литовского («западнорусам») предстояло сохранять и отстаивать свою культурную идентичность (в конфессиональной, бытовой, языковой и проч. сферах), ярким проявлением которой явилась, например, православная полемическая и богословская литература XVIXVII вв.

Включение Белой Руси в состав Российской империи способствовало возрождению и развитию традиций православно – русской культуры (slaviaortodoxa). Сложное переплетение разных, подчас антагонистических, историко-культурных процессов было характерно для Белоруссии в XIX – начале XXвв. Отличительной чертой культуры нового XXI века является постепенный отказ от противостояния и переход на позиции диалога.

Для того, чтобы этот диалог состоялся, необходимо, изучая прошлое, не искажать его содержание. Это возможно, только, если исследователь в своем творчестве опирается на изучение источника.  Именно таким  подходом к осмыслению истории Беларуси отличается  Ю. Аверьянов, статью которую мы Вам и предлагаем.

Валентина Теплова.

Белорусы  –  «Народ РОСЕИСКИ»

Как утверждал классик, «Народ Западной России…всегда называл себя Русским народом, свой язык – Русским языком, свою веру – Русскою верою, точно так же, как употребляет это название народ, населяющий восточную часть Русской империи. Название Русский народ, Русский язык, Русская вера встречаются в бесчисленном множестве памятников Западнорусских, на пространстве всех веков… Эти названия - Русский народ, Русский язык, Русская вера… употребляются народом и теперь в Белоруссии, в Малороссии и даже в пределах царства Польского – в Августовской и Люблинской губерниях – и в Австрийской Галиции». (1) Имеют ли эти взгляды историческое обоснование? (2)

Действительно, если обратиться к источникам, то мы увидим, что жители Западной или Белой Руси на протяжении многих веков считали себя русскими, а свой язык – русским. Такого же мнения придерживались и их соседи.

Вот лишь некоторые выдержки из большого числа исторических документов, которые подтверждают это мнение. Например, деловая переписка. Из протестации (иска), которую по причине злоупотреблений поляков-католиков, подали в 1619 г. в «главный трибунал у Менску» истцы Огинский, князь Любецкий, Верещака, Укольский, Кердей, Ратомский:

«Подали сами от себя и от княжат, панят и всего рыцерства, шляхт и обывателей, короны Польское и Великого князства Литовского, НАРОДУ РОСЕИСКАГО, религии старожитное Греческое». (3)

Посмотрим еще один интересный документ:

«Которыи то сес тестамент мои власною рукою моею писмом руским писаныи… ».

Это 1636 г., Минское воеводство, завещание «Пана Адама Стефановича Ванковича Войского Минского». А вот подпись в конце завещания:

«Я Адам Ванькович войский Меньский рукою моею власною писмом руским написавшы, печатю своею запечетовавши и писмом польским власною рукою моею подписавшы».

Кстати, в этом же документе Ванькович завещает своим детям быть верными Православной вере:

«Усим детем моим… которые миловат будут Пана Бога и воли его наслядоват будут жывучы на свете в правдивои вере старожытнои Християнскои церквы Восточное вселенское в которое сут окрещени» (4). Вызывает восхищение твердая воля русских людей того времени, которые в столь нелегких исторических условиях польской оккупации Западной части Руси (России) завещали своим потомкам, как самую важную драгоценность, веру отцов и прадедов (4).

Из текста другого иска русских мирян – членов Виленского Православного братства при Свято-Духовском монастыре на притеснения со стороны поляков-католиков, который датируется достопамятным 1654 годом:

«В доброи памети продковъ нашыхъ а яко оныхъ многих Князеи и панов Народу старовечного руского Короны Полское и великого Князства Литовского обыватели людемъ нобожныхъ старожытного набоженства хърестианского Греческого». (5) «Народ старовечный, русский» – какая сила и музыка в этих словах наших предков! В этом документе русские Вильны ссылаются на то, что их права произошли от русских князей и посему русские Польши и Великого княжества Литовского (далее – ВКЛиР) во всем должны являться полноправными гражданами, наряду с поляками или литовцами.

Памятники средневековой литературы более известны. Но обычно замалчивается, что просветители Западной Руси (России) не оставляли сомнений в своей принадлежности к русскому этносу и в своем русском патриотизме. Русский первопечатник Ф.Скорина писал про себя:

«нарожденыи в русском языку (предисловие к Даниилу), вел свою деятельность на пользу «своей братии руси», «иже мя милостивы Бог с того языка на свет пусти» (предисловие к псалтыри 1517 г.) По словам Ф.Скорины,  Псалтирь у них в Полоцке «детем малым початок им ко славе и людем посполитым рускаго языка к доброму научению». В основу всякого образования первопечатник ставит Библию, к ней надо обращаться, если: «хощеши ли умети грамматику или по рускы говорити грамоту еже добре чести и мовити учить» (6).

Василий Тяпинский называл себя «русином» и трудился он «своей Руси услугуючи». В предисловии к напечатанному им Евангелию, Василий Тяпинский возмущался отступничеством высшего класса Западной Руси (России) от своего отечества – «Руси» и от «русского языка». (7)

Симон Будный издал свой «Катихисис … для простых людеи языка руского». В послесловии он отмечает, что книга эта «Богу ко чти и посполитым людем языка Роуского… к доброму наученью. В заголовке 1-й части Катехизиса автор показывает свою заботу о молодых поколениях русских ВКЛиР: «Катихисис для деток христианьских языка Русского коротко выложена». Симон Будный посвящает свое издание  Радзивилам, надеясь обратить их внимание на необходимость поддержки и  сохранении русской культуры в Западной Руси (России): «абы ваши княжацкие милости того народу язык миловати рачили». (8)

Известно о написании в XVI в. западнорусской летописи «О начальстве русскыа земля».В Своде Литовских летописей авторы отмечают как русских ВКЛиР, так и русских Московского государства.(9)

Еще одна аналогичная по смыслу и духу цитата:
«В предисловии к "Евангелию учительному" патриарха Каллиста, напечатанному в 1616 году коштом Богдана Огинского, сказано, что русский перевод этой книги – "выданьем за друку, на все широкии славнаго и старожитнаго народу Российского краины разослан..." (10)

Один из мужественных защитников Православия и русского народа в Польше конца XVI- начала XVII веков - архимандрит Леонтий Карпович. Он происходил из пинской шляхты, получил известность, как замечательный проповедник, писатель и борец с унией. Будучи депутатом сейма от Вильны, был брошен поляками в тюрьму. Являлся строителем и настоятелем Виленского Свято-Духова монастыря», деятелем русского братского движения, умер в 1620 г. Его неизвестный соратник написал замечательный образец западнорусской литературы того времени - «Лямент на смерть Архимандрита Леонтия Карповича». В тексте неоднократно пишется о вечной славе Леонтия «в Небе и в российском народе», о том, что его смерть – горе для российского народа. (11)

В окружном послании архиепископа Виленского, датируемом 1592 годом, читаем: «учение святого писания зело оскуде паче же словенскаго россиискаго языка» (12). Автор послания подчеркивает принадлежность своего родного языка к славянской группе.

В личных документах также можно найти упоминания об этническом самосознании основного населения Западной Руси (России). В своем дневнике Ф.Евлашевский, западнорусский шляхтич, в 1605 г. пишет про себя «почто мне бавити наукою русскою», имея в виду необходимость изучения русской грамоты. (13)

Из рукописи каштеляна Ивана Мелешки, 1589 год: «Зыгмунт I немцев як собак не любил, и Ляхов с их хитростьми не любил, але Литву и нашу Русь любительно миловал». Западнорусский  шляхтич Мелешко перечисляет такие этносы, как поляки (ляхи), литовцы (литва), русские (русь) и сообщает интересную информацию о личном отношение к ним короля. (14)

Немаловажен такой известный факт, что в те времена высших иерархов Киевских и Галицких на территории современной Беларуси величали Митрополитами или «всея России», или «всея Руси»:

«…Метрополитъ Кiевскии Галицкии и всея России…» - пишется, например, в заглавии грамоты митрополита Гавриила жителям Менска (Минска). (15)

Следует отметить, что письменные источники Западной Руси (России) подтверждают тождественность названий Русь и Россия. Крупный русский (малорусский) историк и этнограф Михаил Максимович в работе«Об употреблении названия Россия и Малороссия в Западной Руси  отмечал: «…когда в Киеве и в других западно-русских областях своенародные имена: Русь, русский, начали заменять, по греческому произношению их, именами Россия, российский? Ответ: с девяностых годов XVI века, в правление короля Жигимонта III, то есть вскоре после того, как земля Киевская и все княжество Литовское были присоединены к Польше на Люблинском сейме 1569 года. Основанием такого ответа служат тоговременные акты письменные и книги, печатанные в разных областях русских, присоединенных к Польше». Далее М.Максимович приводит примеры по своей родной Малороссии и завершает свидетельствами, касающимися Белой Руси:

"Такое же употребление имен "Россия, Российский" было тогда и на северо-западе Русском. В столичном городе Литовского княжества Вильне, где была долго и резиденция митрополитов Киевских, Михаил Рагоза первый из них стал писать в своем титуле "всея Росии" или "всея России", – как это видно из подлинных актов 1590–1599 годов. Так продолжал писать и его преемник, униатский митрополит Ипатий Потей в 1600–1608 годах. А прежние митрополиты Киевские, бывшие до Михаила Рагозы, писали "и всея Руси" или "всея Русии". Так писали в своем титуле и московские митрополиты, бывшие до учреждения патриаршества в Москве. Первый патриарх московский Иов писал уже "и всея России'' (в 1586–1589 годах)… Жители города Ратна в 1614 году писали к преемнику Потея, Иосифу Руцкому о непринуждении их к унии: "отче архиепископе всего Российскаго языка".(16)

Таким образом, в письменных памятниках Западной Руси (России) повсеместно используется этноним «русь», «русин» и его производные «росеиски», «руски», «российский (народ, язык)», свою родину авторы называют «Русь», «наша Русь», «Россия», что  недвусмысленно указывает на сохранение местным населением русского этнического самосознания со времен Древней Руси.

В белорусском фольклоре также нашли отражение глубокие традиции общерусского национального самосознания у белорусов, своеобразные свидетельства о принадлежности Белой Руси и белорусов к Руси (России) и русскому народу. Так, явная ненависть к польским колонизаторам выражена в заклинании по наведению на врага порчи. Вот на загубленном сухом суку сидит крук - черный ворон:

«В лесе, в темнам, у Выслицы,

В среду бору на кислицы,

Есть закляты сухи сук,

На том суку сидить крук.

- Пане круку, пане круку,

Чорна бога старшы внуку!

Ты в свой рожок затрубы

И (имярек) загубы!

Загубы яго ты душу,

Высушы, як гэту грушу,

Як Русь ляхи загубыли,

Як Русь ляхи полоныли!

Слеты с древа, чорны крук,

Дай у душу яму стук!

Ладно Ладо, дивно Диво,

Не жыви, моспане криво!

А вы, ведьмы, налетайте,

Од крука душу прымайте!»

 

Другая историческая белорусская песня:

 

"Быу на Руси чорны бог,

Пред ним стаяу Турав рог,

Эон на Киёв поглядау,

Гоман ведьмам подавау.

А Владимир наш святый

Чорна бога сколотыу,

А мученица Варвара

Усе ведьмы разагнала.

Ведьмы, што у ночну пору

Слетались на Лысу гору.

Святый Юрий прискакау

И в Несвиже церквой стау.

Аж от ксендзя Радзивила

Понайшла нечиста сила,

Руску веру поглумила:

Батьки в церкви не служили

А ксендзы имшу вопили.

Не было к нам ани слова

Ни из Слуцка, ни з Турова

Не было ани словечка,

Мы пред Юрием закленчем,

Помолимся и заплачем,

Шоб его святая сила

Поконала Радзивила!"

(Минская губ.) (17)

Исследователь 60-х годов XIX так оценивал это произведение устного народного творчества:

"Песня весьма замечательна. Народ, незнакомый с писанною историей хорошо помнит и глубоко сознает, что «старажитная» его вера есть вера русская, православная, что к этой вере народ русский приведен князем Владимиром, поразившим Чернобога, что латынь, эта нечистая сила, является уже гораздо позже, в эпоху князя Радзивила. Выражение «батьки в церкви не служили» объясняется так: православные священники были, но над ними совершалось насилие. Эта песня православных крестьян заканчивается молитвой перед Св. Юрием, во имя которого создана, по мнению крестьян, первая православная церковь в Несвиже". (18)

Характерно, что в белорусских рекрутских песнях народ с уважением и любовью относятся к своему Царю – общенациональному символу русского народа в то время. В этих песнях солдаты откровенно говорят о своих нуждах Белому Царю:

…«Вот, як беленьки цвяточак, едзець Белы Руски Царь, Наш бацюшка Гасударь, - Здравствуй, здравствуй вам рабята, здравствуй дети мае…» (Виленская губ, Вилейский уезд, Германишской вол. дер. Дровошев, записал ученик Молодеченской учительской семинарии Семен Зенька). (19)

В народном сознании современный «Руски царь» – преемник и продолжатель традиций Киевской Руси, а западнорусская земля – неотъемлемая часть Русской земли:

«Как и во многих великорусских стихах, тут [в Белоруссии[ оказывается и Владимир стольно-киевский:

«Ты харош, Володзимер-царь,

Ты на басенки усё на добрыи,

На отгадычки усё на мудрыи».


В западнорусском фольклоре, как отмечал Е.Карский, «белый царь», «белый Русский царь», «биларускай царь», (в смысле белый - светлый, ясный, свободный), занимает особое место:

 

«Биларускай царь всим царям ацец,

Ион дзяржиць веру хрыстиянскую,

Хрыстиянскую, багамольную,

Кали будзе время апаследняя –

Вси цари-карали к яму приклонютца».

 

Аналогичен великорусскому фольклору образ Святой Руси в белорусском народном творчестве:


«У нас бела’ Русь земля усим землям ацец,

Сукрашеня земля, ой божжими цэрьквами,

По ёй строютца цэрькви соборныи,

Пы усёй зямле, пы святой Руси

Пытому бела’ Русь земля усим землям ацец». (20)

Следует заметить, что в великорусском фольклоре прилагательное «белая» также является один из самых распространенных из стоящих в одном ряду со словами русский. Это лексема с яркой положительной эмоциональной окраской, вторая по частоте употребления после лексемы «славный». (21) В качестве примера употребления данного сочетания слов в великорусском фольклоре можно привести фрагмент песни «Ездил русский Белый Царь, Православный государь, из своей земли далеко…»

В духовном фольклоре белорусов понятие Русь означает любимую родину. Пример - из народных песен о Святом Георгии:

«Выходив Ягорья на святую Русь,

Увидев Ягорья свету белаго,

Увидев Ягорья сонца жаркое,

Сонца жаркое, месяца яснаго…» (21)

Из духовных стихов о Богородице:

«Пречистая Дево, Мати Русскаго краю!

На небеси и на земли Тя величаю!» (22)

 

 

А вот взгляд с официальной польской стороны. Из королевской грамоты короля Владислава IV от 1633 г. русским православным людям, проживающим в ВКЛиР

«Exercicium liberum всему народу русскому обитающему в Короне и в Великом Княжестве Литовском, как издавна имели позволение… (wszystkiemy Narodowi Ruskiemu niebedacym w Koronie I w Wiel. Xstwie Lith. Tak iako zdawno miely pozwalamy… ). Кроме того, «народ Русский» упоминается еще несколько раз в данном документе. (23)

Из Грамоты короля Владислава IV Пинскому русскому Православному братству с позволением построить новую церковь со школой, семинарией и госпиталем, 1662 г:

«Били нам чолом земяне наши повету Пинского и мещане братство Русь»… «Позволяем братии Богоявления школы языковъ грецкого, латынского, руского и полского».) (24).

Король Сигизмунд III в связи с тем, что в Минске живут его подданные как «Римской», так и «Русской веры» («Русской стороны»), утвердил своей грамотой устав Минского сапожного цеха и разрешил избирать руководство цеха (старшин и столовых) поровну, как с Римской, так и с Русской сторон:

‘’W miescie naszym Mienskim mieszkaiacy tak Rzymskiey, iako y Ruskiey Relij ludzie”…”dwu stolowych iednego z Rzymskiey a drugiego z Ruskieystrony”. (25)

В западнорусском переводе польской «Хроники Стрыйковского» мы встречаем такие выражения, как «Хроники о Великой и Черной Руси», «славный народ русский, «русская земля», «о преславном и столичном и всего народу русского головном месте Киеве». (26)

В течение XVI-XVII веков на территории современной Белоруссии издавалось на русском языке немало переводных книг, авторы переводов называли  свои переводы так:

«з Греческого на Русский язык новопреложеныи», «на простый язык Русский перевевши». (27)

Также и С.Герберштейн в своих «Записках о Московии 1556-1557» фактически подтверждал исторический факт раздела этнической территории русских между тремя государственными образованиями:

«Руссией владеют ныне три государя: большая ее часть принадлежит [великому] князю московскому, вторым является великий князь литовский, третьим – король польский, сейчас владеющий как Польшей, так и Литвой… Часть этой Русии и захватили литовцы…» (28).

То есть Русь (Россия) и русский народ разделены были вследствие литовских и польских завоеваний на три части. При этом русский этнос, несмотря на это, продолжал свое многовековое существование и в условиях размежевания его этнической территории между разными государствами.

 

А вот мнение специалистов-географов тех времен. Географический словарь Карпинского, Вильно, 1766, статья «Русь»:

«Русь заключает в себе сверх Руси Московской, Литовскую Русь, которая делится на Белую и Черную. Белая Русь имеет воеводства: Мстиславское, Полоцкое, Витебское, Смоленское. Черная Русь имеет воеводства: Новогрудское и Минское. И Русь Польскую, или Червоную, или Малую, которая имеет воеводства Русское, Бельжское, Подольское, Киевское, Брацлавсое, Черниговское и земли Хелмскую и Галицкую».

«Страна, занимаемая ныне Минскою, равно и прочими Западными губерниями, называлась Русью, а народ назывался русским. В сем удостоверяют и польские писатели Бельский (Хроника всего мира, 1564 г.), Стрыйковский (Летопись, 1582 г.), Гваньини (Хроника Сарматии Европейской, 17 в.), Старовольский (География Польши 17 в.), Карпинский» (29).

Интересный источник «со стороны» - пропагандистская антиправославная литература, распространяемая иезуитами в XVI-XVII веках. Иезуиты (в отличие от современных почитателей идеологии и методики этого  одиозного ордена) не высказывали ни тени сомнения в факте существования русских на территории ВКЛиР того времени. Е.Карский, к примеру, приводит название одной из таких книг, распространяемых в ВКЛиР:

«Катехизм или наука всем православным христианом к повчению велми полезно з латинского языка на русский язык преложоно».

Или заголовок антиправославной «агитки» видного иезуита П.Скарги: «Z przestroga y upomenanym do narodow Ruskich», издано в Вильне в 1577 г. В тексте  своей книги иезуит упоминает, как само себе разумеющееся, тот факт, что русские при Владимире являются прямыми предками его русских современников, населяющих, как в ВКЛиР, так и Московское государство. Можно привести здесь и перечисление П.Скаргой известных ему современных этносов, среди которых иезуиты вели свою пропаганду: «Niemce, Szwedy, Czechy, Pоlaki, Wengry, Litwe, Zmudz, Rus…»

Еще один пример. Русский перевод книги П.Скарги о результатах Брестсокй унии, датируемой 1597г. , выглядит так:

«Описание и оборона собору Русского Берестейского». (30)

Стоит ли говорить, что, к прискорбию своих нынешних почитателей, даже Иосафат Кунцевич, при всех своих «заслугах» палача православного народа Белой Руси, не догадался в XVII веке поддержать оригинальную идею ХХ века о «нерусских белорусах». Свою работу против Православного вероучения он озаглавил не иначе как «Всим станом духовным и свецким народу нашего росийского»! (31)

Не подлежит сомнению, что в Польше, включая ВКЛиР, в период XVI-XVIII веков, и власти и население прекрасно осознавали, что основными этносами страны были поляки, русские, литовцы, евреи и татары, причем под литовцами подразумевали именно литовцев, этнос летто-литовской языковой группы. Так что при знакомстве с первоисточниками можно понять, насколько надуманными являются измышления некоторых публицистов о том, что «литовцы» или «литвины» - этнонимы, якобы обозначавшие в то время белорусов:

1507 год. Грамота Короля Сигизмунда на Латинскомъ языкѣ «o дозволении Трокскимъ Жидамъ, дабы въ дѣлахъ между ними разбиралъ Войтъ Жидовскій, a въ дѣлахъ съ Литвою иРусью, вѣдались чрезъ Трокскаго Воеводу о платежѣ тѣми Жидами чинша и объ освобожденіи ихъ отъ платежа мыта. Дана въ Гроднѣ».

Грамота Короля Казимира на русскомъ языке, «чтобъ половину Серебщины плотили въ Трокахъ конецъ жидовскій, Ляхи и Русь и Жидова Татарове, a половину мѣсто на другой сторонѣ моста. Дана въ Гроднѣ». (32)

Еще одно из подтверждений того факта, что в ВКЛиР современники различали два  этноса: русских и литовцев – отмеченный Е.Ошмяньским и другими исследователями факт, что Ягайло запрещал браки между католиками-литовцами и православными русскими. Также этим исследователем детально проработана история изменений русско-литовской этнической границы до XVII в. (33)

 

Нормы Статутов ВКЛиР о недопущении на государственные  должности иноземцев, четко указывают, что основным населением ВКЛиР считались как русские (другие варианты этого этнонима - русь, русины), так и литовцы (другие варианты этого этнонима - литва, литвины, а также субэтнос литовского народа жямайты, - «жомойть»):

«Але то все мы и потомъки нашы, великие князи литовские, давати будемъ повинни только литве, руси, жомойти - родичомъ старожитнымъ и уроженъцом великого князства литовъского и иныхъ земль, тому великому князству належачыхъ»… «давати будуть повинни только Лит†а Руси, родичомъ старожитнымъ и врожонцамъ Великаго Князства Литовского и иныхъ земль тому Великому Князству належачыхъ» (Статут ВКЛиР, 1588 г., ст.3, арт. 12). (34)

«Але на достоенства и всякій врядъ духовный и свЂцкій не маеть быти обиранъ, ани отъ насъ Господаря ставленъ, толко здавна продковъ своихъ уроженецъ Великого Князства Литовского Литвинъ и Русинъ». (Статут 1566 г. раздел 3, ст. 9). (35)

Издание  в 1696 г. постановления об отмене известной нормы Литовского статута: «Pisarz powinien po Polsku, a nie po Ruskupisac», было событием, драматическим для судьбы русского письменного языка в Западной России, С тех пор все грамоты и акты в крае писались уже по польски. (36) Вместе с тем, издание этого постановление подтверждает тот факт, что польские власти признавали существование русского народа на территории ВКЛ и считали отмену официального статуса языка этого народа важным элементом своей колонизаторской и ассимиляторской политики.

Не только письменные источники, но и памятники традиционной народной материальной и духовной культуры свидетельствуют о том, что русский этнос, состоящий из таких субэтносов, как великорусы, белорусы и малорусы (украинцы), представляют собой единый этнический массив. Внутри этого этнического массива, который простирается от Карпат до Камчатки, между указанными субэтносами не было четких этнических границ, - этнографы отмечали существование особых переходных зон между великорусами и белорусами и между малорусами и белорусами.

Академик А.С.Соболевский в книге «Русский народ как этнографическое целое» так описывает этот феномен: «Наука делит весь стомиллионный русский народ на три груп­пы - великорусов, белорусов и малорусов… Не думайте, чтоб разница между великорусами и белорусами, меж­ду белорусами и малорусами, между великорусами и малорусами была сколько-нибудь значительна. Нет, наука не знает определенных границ между великорусами и белорусами и между белорусами и малорусами. Они указываются ею лишь условно, на основании тех или других отдельных признаков, и, конечно, разные ученые, опираясь на разные данные, определяют их различно. В действительности ничего похожего на то, что мы называем границей, не существует, а есть более или менее широкий пояс, где насе­ление по своим особенностям (языку, быту и пр.) представляет посте­пенный, малозаметный переход от великорусов к белорусам и от бело­русов к малорусам. Таким поясом между великорусами и белорусами служат южная часть Псковской губернии и северная Витебской, почти вся Смоленская губерния, западные полосы Калужской и Орловской губерний и восточная часть Могилевской. Здесь ничего характерно­го. Если одни признаки - вполне великорусские, то другие - вполне белорусские; если резче великорусские, то население считается велико­русским; если наоборот, мы видим в населении белорусов. Пояс между белорусами и малорусами идет по так называемому Полесью - по Гродненской, Минской, Могилевской губерниям с одной стороны и по Волынской и Киевской с другой; он в одних местах шире, в других уже, но в общем довольно значителен. И здесь ничего харак­терного: рядом черты белорусские и малорусские, и по количеству тех и других мы решаем вопрос о принадлежности населения к белорусам или к малорусам. (37)

Современные исследователи также отмечают этот феномен, свидетельствующий о том, что великорусы, малорусы (украинцы) и белорусы являются не отдельными этносами, а субэтносами одного большого русского этноса:

«Между великороссами, малороссами и белорусами не было чётких этнических границ, существовали широкие диалектные и культурно-бытовые переходные зоны» (38).

Этот феномен в устном народном творчестве отметил исследователь середины XIX века П.А.Гильтебрант, составитель «Сборника памятников народного творчества Северо-Западного края»: «Содержание и форма выражения песен западнорусскаго народа – общерусския». Исследователь приводит много примеров. «Читатель видит поразительное сходство белорусских и великорусских песен по языку, оборотам, выражениям, тематике. Объясняя сродство интересов и идеалов русского народа обеих половин, восточной и западной, варианты эти послужат наглядным доказательством тождественности белорусского и малорусского наречий с языком общерусским» (39):

 

Великорусский вариант

Белорусский вариант

«Выезжает молодой майор

Молодой майор полковничек,

Выбирает молодых солдат,

Молодых солдат ребятушек,

У отца было три сына,

Три сына хорошие,

Большаго сына жаль отдать,

Средняго не хочется,

Отдам я сына меньшаго,

Сына меньшаго Иванушку!

Меньший сын расплакался:

Государь наш батюшка,

Или я вам был неродной сын,

Или я вам был пасынок?

Да вы, дети мои милые!

Вы возьмите-тко по палочке,

Да вы бросьте-тко по жеребью,

Да кому из вас достанется?

Доставалось сыну меньшему,

Сыну меньшему Иванушке.»

«Ен возьмет золото ружье-настреляится,

Саблей вострой намахается,

Ен возьмет ворона коня, ен наездитси.»

 

(Орловская губ, из сборника Якушкина)

 

За Питирам да за горадам

Жила была адна вдовачка

Были у яе тры сыны на роду

Загадали им у салдатики ици

Ци большему, ци среднему

Ци самаму паследнему,

Большаму не хочетца

Сярэднему не прыходитца

Самы меньшы як расплакауся, як разжалиуся

- матуличка наша родная

Ци мы дзетки усе нероуные

Ци мы служки усе неверные?

Дзетки маи все родные,

Служки маи усе верные

Даи идзите-ж вы да в чистае поле

Да выломте-ж вы да па прутику,

Да вазмитеся на жерабя –

Катораму выпадзиць у салдаты ици.

Да и выпало самаму апаследняму»

«Мамка на кони наездица

Братья ружьями настреляюца,

Сестры платкоу наносятца,

Жонка век свой нагалоситца

Малыя дзетки нагаруютца.»

(Виленская губ., Дисненский у., дер.Мальцы, записал семинарист Молодеченской семинарии Антон Лакотка).

 

Орловская губ.:

На что ж меня матушка на горе родила,

Не собравшись с разумом замуж отдала,

Чужая сторонушка без ветру сушит,

Чужой отец с матерью без вины журят

(Сборник Якушкина).

 

Минская губ.:

Калина з малинаю в адну пору зацвяла,

В тую пору раненька матка сына радзила,

Не сабравши розуму у салдаты атдала,

В салдаты, салдатушки, на чужую старану.

-Дзиця мае милае, ходзишь ты невесела,

Ходзишь ты не весела, гуляешь ты не радастна.

-Матка мая милая, як мне вяселаму быць,

Чужая старонушка без ветру сушиць, грушиць,

Нашы камандзерушки без вина шумяць, гремяць.

(Сборн. пам-ков нар. творч-ва Сев-Зап края, Вильна, 1866, с.XIY)

 

Орловская губ.:

Соловьюшко-соловей, молоденький-маленькой,

Голосочик тоненькой!

Не пой тонким, не пой звонким,

Не пой рано по заре

В своем зеленом саду.

Об чем тошно, об чем грустно?

- Жаль сударушку свою!

(Сборник Якушкина)

Гродненская губ.:

Салавейка рябеньки,

Твой галасок таненьки,

Не щебячи в елине,

Не задавай жалю мяне,

Што я у чужой старане!

 

Орловская губ. (очень хорошо передан орловский говор!):

Эй вы камарики, вы сударики маи,

Вы зашто-пашто вы кусаитя мине?

Ят кусаньица грудь-галовушка балит,

Ят галовушки я уся стала бальна!

 

Виленская губ.:

Камарики, камари,

Не лятайця у вишнеу сад,

Не кусайця вы мяне,

Ани личунька майго,

Мае лицо горачо,

Разгарицца балячо!

(Сборн. пам-ков нар. творч-ва Сев-Зап края, Вильна, 1866, с.XY)

 

Орловская губ. :

«Твоя мати чаровница, а сестрица – разлучница,

Разлучает нас с милою, как рыбицу со водою,

Белую щуку со окунцами, красную девку с молодцами.»

(Сборник Якушкина).

 

Сравните! Виленская губ.:

«Твая мати – чаравница,

Сястра твая – разлучница,

Разлучила мяне з табою,

Як бы рыбку з вадою.»

 

 

Как отмечал Е.Карский, сохранились в белорусском фольклоре и произведения, которые берут начало от общерусского богатырского эпоса:

«У князя Володзимера было храбрых богатыров много, и начат их посылати по всем градом и странном…» Русские богатыри являлись именами нарицательными для западнорусской шляхты: Илья Муравленин и Соловей Будимирович упоминаются в письме 1574 г. от Оршанского старосты Кмиты к О.Воловичу, кастеляну Троцкому.

В белорусских сказках, собранных как на западе, так и на востоке современной Белоруссии, фигурируют такие общерусские эпические герои, как Илья Муромец, Соловей-разбойник, Идолище поганое, Вольга, Васька Буслаевич. (40)

 

Таким образом, на наш взгляд, источники по меньшей мере вплоть до XX века, действительно не подтверждают официально утвержденную в СССР идею о разделении русского народа на три самостоятельных восточнославянских этноса. Не исключено, что мы можем уверенно говорить лишь о тенденциях формирования в XVI-XIX веках (по Е.Карскому ранее) не трех этносов, а трех субэтносов русского народа. Фактически прослеживается прямая преемственность сохранения общерусского самосознания, культуры и этнической территории (с постепенным расширением ее на восток до Тихоокеанского побережья) от Древней Руси до наших дней. Как и в древности, русское население на территории современной Белоруссии, будучи в составе Польши и ВКЛиР и, тем более, в составе Российской Империи, сохраняло русское этническое самосознание, называло свою веру и землю русскими, пользовалось письменным и разговорным русским языком, его общерусским и местным вариантами.

Эта особенность двойного, точнее ступенчатого самосознания белорусов, самобытного субэтноса в составе большого этноса, была ярко отражена в трудах таких крупнейших российских ученых белорусского происхождения, как Н.Лосский, М.Коялович, А.Сапунов, Е.Карский и многих других:

«Сознание того, что белорус есть русский, мне хорошо знакомо, потому, что я сам белорус, родившийся в Двинском уезде Витебской губернии в местечке Креславка на берегу западной Двины. Учась в Витебской гимназии, я, в возрасте двенадцати лет, читал только что появившуюся книгу “Витебская старина” (1883 г.). Из нее я узнал о нескольких веках борьбы белорусов за свою русскость и Православие. С тех пор мне стало ясно, что называние себя белорусом имеет географическое значение, а этнографически для белоруса естественно сознавать себя русским, гражданином России». (41)

Ярчайшим представителем народной идеологии русского единства был М.Коялович, ученый мирового уровня, еще недооцененный в наше время: "Вся история Северо-Западного края— это русская история, здесь живёт русский народ, местное белорусское наречие— это «мост» между малороссийским и великорусским наречиями". (42) В своих «Очерках истории русского самосознания» он писал: «На восток Белоруссию тянет народное единство крови, и враг народу тот, кто будет выступать против этого единства ".

Академик Е.Карский отмечал, что «В большинстве особенностей белорусское наречие является прямым носителем общерусских черт»; «Белорусское наречие заключает в себе все общерусские особенности»; «Самостоятельные литературные произведения Западной Руси после отделения ее от Восточной на первых порах, да и со временем имели тот же характер и содержание, что и произведения вообще русские, отличаясь от них только местными особенностями языка». (43)

Е.Карский был ярым противником искусственного этносепаратизма, льющего воду на мельницу конкурентов России на мировой арене. Так, о  книге Ф.Богушевича «Dudka belaruskaya» он писал: «Очень тенденциозная книга… Автор пытается возбудить сепаратистские стремления, отстранить белорусов от великорусов… Предисловие написано в духе  польских прокламаций на искусственном белорусском языке, несомненно с целью вызвать смуту в русском семействе… Книга может произвести впечатление на людей, мало знакомых с историей и славянскими языками и с соотношением русских наречий. (44)

 

Мнение российских историков белорусского происхождения поддерживали крупнейшие российские этнографы-великорусы того времени. А.Пыпин считал, что «белорусское племя по своему происхождению и по чертам своего этнического характера, принадлежит к общему русскому целому, в этом нет никакого сомнения». (45) Д.Зеленин разделение русских на великороссов, малороссов и белорусов считал «не столько этнографическим, сколько политическим явлением». (46).

Эта двойственность, ступенчатость этнического самосознания населения, принадлежащего к субэтносу – особенность многих  других больших и малых этносов Европы, которые, как правило, имеют весьма сложный иерархический состав.«Мы хотим быть немцами и оставаться баварцами», – говаривал еще двести лет назад Баварский король Людвиг I. Аналогичная ситуация в Провансе, Андалузии, Арагоне, областях Италии, Жямайтии, Латгалии и так далее. Только в этих странах не возобладала политическая линия, направленная на сепаратизм субэтносов, преувеличение их этнических особенностей от материнского этноса, которая могла бы привести к расколу Франции, Испании, Латвии и других государств. Кроме того, данная тенденция мало поддерживалась извне конкурентами этих стран на мировой арене. Например, после I Мировой войны проект искусственного раскола немцев на прусский лютеранский север и католический юг во главе с Баварией только обсуждался в политических кругах С

ША и других западных стран.

Важно подчеркнуть, что идея и теория единства русских ни в коем случае не предполагают, что русские субэтносы якобы должны постепенно исчезнуть, что белорусы или малорусы должны совершенно слиться в этнокультурном смысле с великорусами. Наряду с М.Кояловичем эту идею горячо отстаивал великий языковед малорусского происхождения А.Потебня. Он считал, что одинаково преступно как отрицать тот факт, что малорусы, белорусы и великорусы являются тремя ветвями русского народа, так и уничтожать этнокультурное своеобразие каждой из этих трех ветвей. Это надо помнить не только националистам, но и некоторым не в меру ретивым «русификаторам».

Известно, что теория, сущность которой можно выразить формулой  "Русские=великорусы+малорусы+белорусы", была господствующей до 1917 г. в отечественной науке. Теория имеет слишком серьезное научное обоснование, чтобы ее игнорировать в наше время. Она фактически не умирала даже в течение советского периода, когда ряд ученых, по нашим наблюдениям, разделял ее негласно. И в этой связи встает вопрос, не следует ли постепенно возрождать эту теорию в наши дни, уже на основе введения в оборот новых, замалчиваемых ранее источников? Во всяком случае, она имеет полное право на существование, на свое законное место в научных дискуссиях, официальных документах и на широкую пропаганду среди народов всех трех современных русских государств.

Перед 1917 г. с контридеей "нерусских белорусов" выступала лишь кучка интеллигентов – фактически часть из шестисот подписчиков газеты «Наша Нива». К слову, ряд из этих идеологов не заходил в своих определениях столь далеко. Например, замечательный поэт М.Богданович по-видимому, не мог не быть близким к теории единства: в своем произведении «Хто мы такия?» он писал, что "...рускіх народау тры».

После изменения закона о выборах в Государственную Думу, инициированного П.Столыпиным в 1907 г. с целью усиления русских в политической жизни страны, в Третьей Думе количество поляков сократилось с 36 до 12 депутатов, была образована русская национальная фракция, в которую, по состоянию на конец 1909 г., входило 37 великороссов, 35 малороссов и 15 белорусов. Причем русские патриотические партии («черносотенцы, октябристы) в Третьей и Четвертой Думах получили в белорусских губерниях абсолютное большинство мест.

Что касается народа в целом, то по этому вопросу Е.Карский писал:

«В настоящее время простой народ в Белоруссии не знает этого названия [белорусы]. На вопрос: кто ты? Простолюдин ответит – русский, а если он католик, то назовет себя либо католиком, либо поляком…» Кроме того, из утверждений А.Карского ясно, что только в случае бытовой необходимости отличить  себя от других русских, белорус мог в некоторых случаях называть себя «тутэйшим», а свою родину «Литвой». (47)

Cитуация подтверждается фактом, который не раз отмечался исследователями: после февральской революции на выборах в Учредительное Собрание белорусские националистические партии получили в Белоруссии всего 0,3% голосов.

Что стало с народной идеей и научной теорией единства в бурные революционные и послереволюционные годы?

Все стало меняться после октябрьского переворота 1917 года. Следуя древнему, но безотказному принципу «разделяй и властвуй», большевики сразу после установления своей диктатуры, резко взяли курс на насильственный раскол наиболее многочисленного в стране народа - русского. Случай, пожалуй, беспрецедентный в истории стран Европы, все господствующие режимы которых во все времена проводили весьма жесткую государственную политику по консолидации субэтносов в государствообразующие этносы.

Эти неординарные события нашли оценку в работах некоторых западных историков. Историк Д.С.Мирский высказался без обиняков: "К белорусам национальное сознание пришло почти как непрошеный дар русской революции". Американец Эдвард Карр, автор "Истории Советской России", в 1990 г. вторил Мирскому: "Это был, возможно, наиболее крайний, во всяком случае, в Европе, пример обращения к принципу самоопределения наций с целью не столько удовлетворить, сколько вызвать национальное самосознание". (48)

Следует сделать поправку к утверждениям уважаемых зарубежных историков. Национальное самосознание к белорусам не «пришло» только в 1917 году. Оно у них было на протяжении многих веков – русское национальное самосознание. Белорусы никогда не являлись неким  молчаливым стадом без этнического самосознания, веками дожидавшимся, что сие самосознание, якобы отличное от общерусского, «проартикулирует» какой-нибудь интеллигент-мечтатель, либо лукавый политик. Именно этого, русского самосознания на Западе России коммунистический режим боялся и поэтому старался его изменить.

Но, несмотря то, что у большевицких властей в руках была беспрецедентная машина насилия и принуждения, искусственная белорусизация в русском крае оказалась делом далеко не простым. «В июле 1924 г. сессия ЦИК БССР, официально объявив о переходе к политике белорусизации, создала специальные органы для ее осуществления: комиссию по национальной политике при ЦИК и аналогичные комиссии при окружных исполкомах. Провозглашался девиз: "Вся КП(б)Б должна говорить на белорусском языке". (49)

Как эта политика осуществлялась на деле? Свидетельствует газета "Правда" от 25.02.1933 г. Письмо белорусского учителя-коммуниста Г.П.Сцепуро (печатается в сокращении): "Я работаю г.Бобре Крупского района (БССР). На работе я говорю только по-белорусски. Если, увлекаясь, скажу что-нибудь по-русски, то сейчас же поправляюсь, слежу за собой. Но в личной семейной жизни я говорю по-русски. И вот одну маленькую записку на имя предсельсовета я случайно написал по-русски. На пленуме рика и райкома меня обвинили в махровом великодержавном шовинизме. Выступив, я подтвердил, что дома все время говорю на русском языке, но не вижу в этом ничего неправильного. После этого мне объявили, что дома, в разговоре с женой, я должен употреблять исключительно белорусский язык. Был поставлен вопрос об исключении меня из союза и о снятии с работы. Только после того, как я согласился с тем, что дома обязан тоже говорить только по-белорусски, ограничились тем, что вынесли мне строгий выговор с занесением в личное дело». (50)

В работах современных белорусских историков проскальзывает информация о непростой атомосфере в партии по отношению к политике белорусизации западных русских:

«Решение ЦК РКП (б) в 1919 г. провозгласить БССР было отрицательно воспринято многими партийными и советскими работниками в Смоленской, Витебской и Могилевской губерниях. Буквально сразу же после провозглашения республики Витебский комитет РКП(б) направил в ЦК РКП(б) письмо с требованием распустить Временное советское правительство Беларуси. Витебские коммунисты утверждали, что "край уже давно русифицирован, языка и национальной культуры нет", "белорусских тенденций в широких пролетарских и крестьянских массах не имелось и не имеется", и называли провозглашение республики "интеллигентной затеей заразившихся национализмом товарищей из Белорусского комиссариата и других коммунистов"

«Подобную точку зрения высказывали в отношении провозглашения БССР и коммунисты Могилева. На прошедший 2—3 февраля 1919 г. в Минске І Всебелорусский съезд Советов представители Витебской и Смоленской губерний приехать отказались, что вызвало недовольство у Председателя ВЦИК Я.М.Свердлова, представлявшего на съезде ЦК РКП(б). Под давлением Я.М.Свердлова Смоленская губерния направила в Минск 49 человек, однако представители Витебской губернии на съезд выехать отказались".

«Большинство членов ЦК КП(б) созданного позднее Литбела сочло воссоздание Советской Беларуси нецелесообразным. В тезисах "К вопросу о создании БССР» руководство ЛитБела указывало, что БССР была создана в 1919 г. преимущественно по внешнеполитическим соображениям, поэтому воссоздавать ее не следует. "Белорусы — не отдельная нация или народность, — писали они. — Их язык, религия, культура ничем не отличаются от великорусской. Белорусский национализм — чисто интеллигентское мещанское движение... которое не имеет никакой опоры в среде трудящихся масс. Экономическое благосостояние исключительно зависит от Советской России, и экономическое обособление последней было бы для нее гибельным". (51)

Эта ситуация подтверждается современными исследованиями:

«Во времена советской белорусизации рядовые селяне в большинстве считали себя говорящими по-русски». (52)

 

В итоге получается, что за века, прошедшие со времен образования Древней Руси и, соответственно, русского этноса, память об этническом единстве трех частей нашего народа «старовечного русского» – великорусской, малорусской и белорусской, - жива в нашей памяти. И, кроме экономической и политической составляющих, есть еще одна, весьма важная – единая этническая основа для формирования и развития нашего Союзного государства.

Юрий Аверьянов

 

ПРИМЕЧАНИЯ.

  1. М.Коялович. Документы, объясняющие историю Западно-Русского края. Спб., 1865, cc.XV, XVI.
  2. В наши дни, например Президент Белоруссии А.Г.Лукашенко постоянно упоминает, что русские (в смысле великорусы) и белорусы, – один народ. См. например интервью генеральному директору ИТАР-ТАСС М.Гусману 27 августа 2009 г., http://news.tut.by/146028.html)
  3. Собрание древних актов и грамот городов Минской губернии, Минск, 1848, стр..15,130. http://www.prlib.ru/elfapps/pageturner2d/viewer.aspx?orderdate=20.05.2010&DocUNC_ID=9896&Token=LdykNMGdySKT/R0eMxn4Lg==&lang=ru-RU
  4. Указ. соч., стр. 202, 207.
  5. Указ. соч., стр. 260
  6. Е.Ф.Карский. Белорусы. Т.3, ч.2, Петроград, 1921, стр. 21, 22.
  7. Указ.соч., стр.7, 36.
  8. Указ.соч., стр.158, 159.
  9. Указ.соч.,.стр.103.
  10. М.Максимович «Об употреблении названия Россия и Малороссия в Западной Руси (Киевские епархиальные ведомости, 1868 №1) http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o52&gl=createfirst
  11. Фото рукописи см. на сайте http://starbel.narod.ru/lam.htm, стр. 16 и 24).
  12. Е.Ф.Карский. Белорусы. Т.3, ч.2 Петроград, 1921, стр.175
  13. Указ. соч., стр. 108
  14. Указ. соч. стр.114.
  15. Собрание древних актов и грамот городов Минской губернии, Минск, 1848, с 395.
  16. М.Максимович «Об употреблении названия Россия и Малороссия в Западной Руси (Киевские епархиальные ведомости, 1868, №1) http://www.bolesmir.ru/index.php?content=text&name=o52&gl=createfirst
  17. Сборник памятников народного творчества Северо-Западного края, Вильна, 1868, с.115. Некоторые исследователи считают данные песни «искусственными». http://www.prlib.ru/elfapps/pageturner2d/viewer.aspx?orderdate=24.05.2010&DocUNC_ID=8965&Token=Ns4UEVQdW5Ky1MEOJeYVRA==&lang=ru-RU
  18. Указ. соч., стр. .XXX.
  19. Указ. соч., стр.. 113, 114, 117, 257.
  20. Е.Ф.Карский. Белорусы. Т.3, ч.1, М.,1916, стр. 503
  21. (Е.С.Березкина. Этнонимическая лексика в устном народном поэтическом творчестве. Автореферат дисс. Орел, 2001 http://www.ruthenia.ru/folklore/berezkina1.htm.
  22. , Е.Ф.Карский. Белорусы. Т.3, ч.1, М.,1916, стр. 522.
  23. Собрание древних актов и грамот городов Минской губернии, Минск, 1848, сс. 251-254.
  24. Указ. соч., с.381.
  25. Указ. соч., с.374.
  26. Е.Карский, т.3, ч.2, стр. 92.
  27. Указ. соч., т.4, с. 46.
  28. С.Герберштейн. «Записки о Московии 1556-1557». М., 1988, сс.58, 59.
  29. Собрание древних актов и грамот городов Минской губернии, Минск, 1848, сс. 5,6, 492.
  30. Е.Карский, т.3, ч.2, стр. 177, 193.
  31. Указ соч., стр.199.
  32. Опубликовано на сайте http://www.laborunion.lt/memo/modules/myarticles/article.php?storyid=118
  33. "The Catholic Church on the strength of the order of King Vladislav Jagiello of 1387 prohibited marriages between Catholic Lithuanians and Orthodox Russians'. Jerzy Ochmański. Lithuanian ethnical boundary in the east from the ancestral epoch till the XVII century.,, опубликована на сайте http://www.laborunion.lt/memo/modules/myarticles/article.php?storyid=134.
  34. Статут опубликован на сайте http://starbel.narod.ru/statut1588_3.htm
  35. Статут опубликован на сайте http://litopys.org.ua/statut2/st1566_04.htm
  36. Карский, т.4, с. 210.
  37. А.С. Соболевский. «Русский народ как этнографическое целое». М.. 1907 г. См. книга опубл. наприм. на сайте http://pohodd.ru/articles.php?authors_id=36СОБОЛЕВСКИЙ
  38. А.Ю.Бендин. Проблемы этнической идентификации белорусов в 60-х годах XIX – начала XX вв. в современной историографии, с.19. Опубл. на сайте http://www.inst.by/basis/publ/publ-ethno.pdf
  39. Сборник памятников народного творчества Северо-Западного края, Вильна, 1866, стр.VIII-XX.
  40. Карский, т.3, ч.1, стр. 486,488.
  41. Опубликовано на сайте (http://by.ethnology.ru/by_lib/poupin_01/graf/poupin_01.html.
  42. Опубликовано на сайте http://www.pravoslavie.ru/archiv/prorokizaprus.htm
  43. Е.Карский, т.1, Варшава, 1903, стр. 105, Е.Карский, т.2, Варшава, 1908, Е.Карский, т.3, ч.2, с.94.
  44. Е.Карский, т.1, Варшава, 1903, стр., с.451.
  45. А.Пыпин. История русской этнографии. Т.4. СПб, 1882, с.488.
  46. Д.Зеленин. «Восточнославянская этнография», Берлин, 1924, с.1., переиздание М., 1982.
  47. Е.Карский, т.1., с.116.
  48. Цит по С.Рыбаков. «Антимоскальство» не проходит», опубл. на сайте edrus.org/content/view/700/47/
  49. Указ. соч.
  50. http://man-with-dogs.livejournal.com/324760.html
  51. Цит. по А.Тихомиров. Взаимоотношения БССР и РСФСР в 1919-1921 гг., опубл. насайте http://www.evolutio.info/index.php?option=com_content&task=view&id=883&Itemid=232).
  52. Ю.Б.Коряков. «Языковая ситуация в Белоруссии и типология языковых ситуаций». М., 2002, с..74. Опубл. на сайте http://linguarium.iling-ran.ru/ling_geo/belarus/belorus.pdf

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.