Виктор Линкевич: «Западнорусизм как составная часть идеологии правых партий в Белоруссии в начале XX века»

Автор: Виктор Линкевич

Доклад Виктора Линкевича на первой конференции
памяти Игоря Вацлововича Оржеховского
«Западнорусизм: прошлое и настоящее»

18 апреля 2012 года с 17.00 до 19.30 состоится заключительное заседание в онлайн режиме.

 

Борьба белорусов за свою русскость имеет длительную историю и напрямую связана с попытками политического, экономического, социального, духовного и культурного подчинения Белой Руси польскому влиянию. Знаковыми её событиями и явлениями являются выступление князя Андрея Полоцкого, создание Великого княжества Русского, деятельность западно-русских церковных братств, воссоединение униатов с православной церковью завершившееся Полоцким церковным собором 1839 г., деполонизаторская деятельность виленского губернатора Михаила Муравьва и т.д. Несмотря на то, что все эти действия относится к разным историческим периодам, каждый из которых имел свою специфику, было одна общая объединяющая идея. Это было стремление сохранить свою национально-культурной самобытность и принадлежность белорусов к Русскому Миру.  В XIX в. благодаря М. Кояловичу, его ученикам и последователям она получила конкретное научно-теоретическое обоснование в виде западнорусизма.

 

В начале XX века идеи западнорусизма оказались особенно востребованными. Связано это было с  активизацией в национальных окраинах Российской империи национальных движений и политической борьбы. На территории Белоруссии заметную активность проявляли еврейские, литовские и особенно польские партии. Последние имели достаточно прочную социальную базу в лице польских землевладельцев,  католического духовенства, части местной интеллигенции и чиновников, а также крестьян-католиков, которые хотя и были этническими белорусами, но принадлежали к «польской вере» и зависели от пропаганды костела. Неслучайно, что здесь был представлен самый широкий спектр польских партий: краевцы, национал-демократы, социалисты и др. При непосредственном участии католического духовенства была создана Конституционно-католическая партия Литвы и Беларуси во главе с Э. Роппом. Некоторые из них имели представительство в Государственном совете и Государственной думе, где они лоббировали интересы польского населения западных губерний. В 1903 г. при содействии польских социалистов возникла Белорусская революционная громада (затем Белорусская социалистическая громада), претендовавшая на то, что бы быть выразительницей интересов белорусского населения. Однако реального влияния и поддержки в обществе она не имела и не смогла завоевать.

Что касается общероссийских либеральных и социалистических партий, действовавших в Белоруссии, то они  на первое место ставили не проблемы этнокультурного развития, а задачи социального и политического переустройства. В ряде случаев, исходя из тактических соображений, они сотрудничали с польскими партиями  и предпочитали  проблемы национально-культурного развития белорусов не поднимать.

В таких условиях защита интересов коренного белорусского населения  стала составной частью деятельности правых русских партий (Союза русского народа (далее СРН), Союза «17 октября», Всероссийского национального союза и др.), которые были здесь представлены региональными отделениями, а также самостоятельными идейно родственными организациями. Среди последних наиболее влиятельными были «Русский окраинный союз» (создан в 1906 г.), общество «Крестьянин» (1905 – 1906 г.), «Русское окраинное общество» (1908), Белорусское общество (1908), «Западно-Русское общество» (1911)  и др. Существенную поддержку правым партиям оказывали православные и старообрядческие братства.

Данные объединения пользовались большой поддержкой со стороны народа. Они были самыми массовыми и представительными. В них входили лица разных сословий и социальных групп: средние и мелкие городские и сельские собственники, православное духовенство, некоторые чиновники, интеллигенция, рабочие. Партии правого толка имели разветвленную сеть по всех белорусских губерниях. Так, отделения СРН действовали в 36 населенных пунктах Белоруссии (городах, местечках, крупных селах) и насчитывали в своих рядах около 29.5 тыс. членов [1, с. 41]. Так в Виленской губернии действовали 2 организации (1000 человек), Витебской – 9 (10071), Гродненской – 3 (900), Минской 15 (4420), Могилевской – 20 (11652) [2, с. 96]. «Союз 17 октября» насчитывал примерно 5 тыс. человек [1, с. 63].

Об их реальной общественной поддержке свидетельствовали  результаты выборов в Государственную думу.  Так, например «Русский окраинный союз», который выступал за «единую и неделимую Россию», ликвидацию экономического влияния польских землевладельцев и еврейской буржуазии и требовавший запретить участие в выборах поляков и евреев, провел во II Думу 15 депутатов (для сравнения, польские партии – 10) . На выборах в III и IV Думы правые в белорусских губерниях получили абсолютное большинство мест. Так, в последней Думе 30 из 36 депутатов от Белоруссии входили в правый блок [3, с. 292].

Лидеры и идеологи правых партий в тогдашнем Северо-Западном крае (Д.Скрынченко, Г. Шмидт, И.Чигирев, Л.Солоневич, Д. Чихачев, А.Сапунов и др.) взяли на вооружение идеи западнорусизма, полагая, что белорусы наряду с великороссами и малороссами являются составной частью триединого русского народа. Не признавая существование отдельной  самостоятельной белорусской нации, они в тоже время отмечали некоторую культурную специфику белорусского народа, а политическое, этнокультурное и духовное развитие белорусов связывали с укреплением русской народности, которая должна была иметь в Российской империи первенствующее, главенствующее положение. Главной угрозой для белорусов в западных губерниях, по их мнению, выступал польский элемент, влияние которого сильно ощущалось во всех сферах общественной жизни. В этой связи в открытом письме к членам Государственной Думы и русскому обществу Д.В. Скрынченко отмечал следующее: «Здесь не осталось «тутэйшего» ни дворянства, ни мелкой шляхты, ни купечества, которые не были бы окатоличены и ополячены. Здесь есть лишь немного пришлых русских помещиков. Русские здесь действительно только «поп да холоп». И вот ополяченные здешние паны во главе с фанатиками ксендзами, спешат доделать здесь то, что не сделала прежняя аристократическая Польша, т.е. окатоличить и ополячить крестьянство» [4, с. 4]. В качестве главного средства борьбы с расширяющимся польско-католическим влиянием он видит проведение политики, направленной на то, чтобы «возвратить белорусский народ к его православно-русскому…самосознанию». Такая политика по своей сути, по мнению Скрынченко, есть не русификация, а деполонизация.  «Со своей стороны скажу, – говорится далее в обращении его автора, –  что возвращение здешнего народа к его изстари русскому самосознанию не есть политика «обрусения». Не применяйте этого жупела к нашему краю: этот термин оскорбителен для местного русского населения – белорусов. Здесь по древности – то-более коренная Русь, чем, например, в Пензе; она здесь покрыта польским лаком. И весь вопрос «обрусения» здесь сводится к тому, чтобы сбросить этот польский лак» [4, с. 7].  В качестве мер призванных упрочить в Белоруссии русское влияние Д. Скрынченко называет налаживание изучения истории местного края, издание соответствующей литературы, назначение на все посты в местной гражданской и военной администрации  исключительно лиц православного вероисповедания, учреждение должности особых противокатолических миссионеров. Также, предлагалось ввести во всем крае всеобщее обязательное обучение на русских православно-национальных началах [4, с. 14 – 15].

Также обращалось внимание на социальное положение белорусских крестьян. «Я не раз утверждал, – писал Д. Срынченко, – что положение крестьян, особенно православных, здешнего края под игом польских панов было невыносимо тяжело, гораздо тяжелее, чем в великороссийских губерниях»[5, с. 6 – 7]. Поэтому он выступал за отчуждение земель польских помещиков путем принятия Государственной Думой соответствующего закона. Что позволяло снять социальную напряженность в регионе и одновременно решить польский вопрос.

В идеологии правых мы можем увидеть элементы русского национализма. Так, Д.В. Скрынченко считал сябя «правым националистом» и разделял лозунг  «Россия для русских», объясняя это стремлением русского народа «найти свое историческое место в государстве, постепенно утерянное нами в течение последних 200 лет, и особенно в годы смуты». С позиций сегодняшнего дня такие взгляды могут вызвать определенную критику. Однако в тогдашних условиях  они были вполне оправданы. В этой связи следует согласиться с мнением российского исследователя В. Колмакова о том, что «националистические идеи, которые особенно утверждались на окраинах России, подчас помогали восполнить утраченную социальную идентичность тем, кто на себе испытал экономическое и религиозное давление со стороны активных национальных меньшинств» [5, с. 9 - 10]. Д. В. Срынченко утверждал русскую идею в противовес (как он полагал) дезинтегрирующему экономическому влиянию евреев и антигосударственному (т.е. антиправославному) влиянию поляков. Прекращение дискриминации белорусов невозможно было без предоставления им определенных экономических и социальных преференций и устранения доминирования в некоторых сферах других этнических групп.

Следует отметить, что большую роль в распространении идей западнорусизма сыграла правая периодическая печать и литература. Выходившие массовым тиражом брошюры и листовки, а также такие издания как «Минское слово», «Белая Русь», «Минское Русское Слово», «Северо-Западная жизнь» и др., позволили правым развернуть активную агитационно-пропагандистскую работу и привлечь на свою сторону значительные слои общества. Благодаря этому они смогли провести своих депутатов в общероссийские  представительные учреждения, где они, в отличие от польских депутатов, выражавших интересы крупных землевладельцев и католического духовенства, защищали права большинства жителей Белой Руси.

Таким образом, идеи западнорусизма, взятые на вооружение правыми партиями, сыграли положительную роль в пробуждении национального самосознания белорусов, повышении его социальной и политической активности, консолидации для защиты своих коренных прав и интересов в условиях давления со стороны иных этнических элементов.

 

Источники и литературы

1. Бондаренко К.М., Лавринович Д.С. Русские и белорусские монархисты в начале XX века. / К.М. Бондаренко. – Могилев, 2003.

2. Сувалова, Е.Н. История общественных движений и политических партий: Учеб. пособие / Е.Н. Сувалова. – Мн., 2005.

3. Черепица, В.Н. Участие православного духовенства Гродненской епархии в выборах в IV Государственную Думу / В.Н. Черепица // Заходні рэгіён Беларусі вачыма гісторыкаў і краязнаўцаў: зборнік навук. артыкулаў. – Гродна: ГрДУ, 2006.

4. Скрынченко, Д. В. Трагедия белорусского народа / Д.В. Скрынченко. – Минск, 1908.

5.  Скрынченко, Д.В. Минувшее и настоящее. Избранная публицистика /Д.В. Скрынченко. – Воронеж, 2009.

 

Виктор Линкевич

 

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.