Русские либералы в восприятии правящей бюрократии в период кризиса Третьеиюньской системы (1911 – 1917 гг.)

И. Е. Репин Торжественное заседание Государственного совета 7 мая 1901 года в честь столетнего юбилея со дня его учреждения, 1903

Вопрос о взаимоотношениях правящей бюрократии и либеральной оппозиции в России в начале ХХ в. не обойден вниманием исследователей[1]. Вместе с тем, то, как воспринимали друг друга высшие чиновники империи и деятели оппозиции, все еще остается практически не изученным. Как правило, историки рассматривали перипетии политической борьбы, исходя из заранее заданной концепции «лагерей» и развития революционной ситуации, не углубляясь в анализ мотивации тех или иных поступков.

Бюрократ глазами либерала: российское правительство в восприятии парламентской оппозиции (1911–1917 гг.).

Государственная думаДанная статья посвящена взглядам радикально-либеральной оппозиции – кадетов, а также прогрессистов (восприятие правительства умеренными либералами до определенного времени оставалось принципиально иным), выраженным как в официальных, так и в частных оценках. Нет никаких оснований считать, что в послестолыпинский период взгляды радикальных либералов на бюрократию претерпели по сравнению с предыдущим временем какие-либо существенные изменения, однако они приобрели более отчетливый, рельефный характер.

«Политика вредная и бессмысленная…»: западнобелорусская пресса о политике Польши в белорусском вопросе в 1920-1921 гг.

Неудачи России в Первой мировой войне, Февральская революция 1917 г. и последующий приход к власти большевиков деморализовали ту часть белорусской интеллигенции, которая исходила из идеи общерусского единства, одновременно активизировав оппонентов данной идеи из числа белорусских национальных деятелей, выступавших за создание собственной белорусской государственности.

Белоруссия второй половины XIX века как пространство национального взаимодействия

Введение

 

Территория Белоруссии в XIX в. являлась местом национального, религиозного, культурного противостояния и взаимодействия. Это самым непосредственным образом влияло на процесс формирования белорусской идентичности. Белорусские земли в этот период входили в состав Российской империи будучи частью ее, по сути,  гетерогенного пространства. А до указанного времени они в течении более 220 лет развивались в рамках Речи Посполитой, что оказало глубокое влияние на сложный вопрос национального определения населения, разделенного по социальному и религиозному признакам.

Историческая справка о происхождении и употреблении слова «украинцы».

Юзеф Брандт, «Дозор над Днепром»

Летом 2012 года произошло знаменательное событие -  в Издательском доме "Регнум" вышел XII том "Русского сборника" полностью посвященный истории Западной Руси.  Это первое столь объемное тематическое издание, в котором собраны работы современных исследователей западнорусизма.

«Война теперь не обыкновенная, а национальная»: Народы России в Отечественной войне 1812 года

 Благословение ополченца 1812 года. Художник И. Лучанинов. 1812 г.Изменение политической конъюнктуры приводило к попыткам подвергнуть эрозии само понятие Отечественной войны 1812 года. После 1917 г. в соответствии с концепцией историка-марксиста М.Н.Покровского, война 1812 года априори не могла быть отечественной, так как, якобы, антагонистические классы (дворянство и крестьянство) преследовали в этой войне разные цели, а война велась в интересах дворянства. В конце 1930-х гг. понимание Отечественной войны вернулось в литературу и преподавание истории. К разграбленному склепу П.И.Багратиона на Бородинском поле потянулись экскурсии школьников.

Ранение, болезнь и смерть как элементы повседневности русских войск в Крымскую войну.

Панорама «Оборона Севастополя». Перевязочный пункт Малахова кургана. У входа в землянку – хирург Н. И. Пирогов.

«Смертью своею никого здесь не удивишь.

К ее торжеству все привыкли.

Умереть – здесь дело весьма обыкновенное.»

П.В. Алабин.

Самому яркому сюжету Крымской войны – севастопольской обороне – посвящены многочисленные труды, как научного,[1] так и публицистического характера.[2] Описывая героизм защитников, авторы чаще всего изображают сюжеты подвига особо колоритных героев: матроса Кошку, мальчика Колю Пищенко, профессора Н.И. Пирогова и других.  Порой этими яркими рассказами оттеняется настоящая осадная жизнь, с ее однообразными тяжелыми буднями, страданиями, болью и смертью, которые являются неразлучными спутниками военных действий.