ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Г.Я. Киприанович «Исторический очерк православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве, с древнейшего до настоящего времени» (Главы IV, V).

 

 

 

 Предыдущие главы.

Оглавление всей книги

Книга в в формате PDF (13.5 Мбайт)

 

 

 

 

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ.

Состояние римско-католической церкви в Литве и Белоруссии в XVII и ХѴIII в. *).

Распространение католичества и римско-католические епархии в Литве и Белоруссии в XVII и XVIII в.

*) «Римскій католицизмъ въ Россіи», гр. Д. Толстого, т. I и П, СПБ., 1876 года.

Выше было сказано, что с прибытием иезуитов в Литву быстро стали размножаться костелы и польские школы не только в собственной Литве, но и в чисто русских областях Литовского государства. Вслед за иезуитами стали быстро размножаться в тех же областях кляшторы других латинских монашеских орденов. Латинское духовенство деятельно принялось за окатоличивание и за ополячивание западноруссов и за совращение униатов в латинство. С ХѴII века могущественная римская церковь принимает польское дело под свое покровительство, и оно сделалось, по словам польского поэта (Мицкевича), ее собственным делом. В западной Руси является польское ксендзовство, польское католичество. Польско-латиняне открыто проповедуют ненависть к иноверию русских, открыто преследуют их, хотя они составляли большинство народонаселения нынешних западных губерний.

В ХVII и XVIII в. в пределах нынешнего Северо-Западного края существовали следующие католические епархии: Виленская, Жмудская, части Луцкой и Киевской, Смоленская и Инфлянтская, или Ливонская. Из этого числа только первые три были действительные епархии. Епархии же Киевская, Смоленская и Инфлянтская были только номинальные (по имени, а не на деле). Обширнейшими епархиями были Виленская и Жмудская. В состав Виленской епархии при польском правительстве входили нынешние губернии: Виленская, Гродненская, восточные части Ковенской (части уездов Поневежского и Ковенского, уезды Вилкомирский и Новоалександровский), Могилевская, Витебская и Минская. Жмудская епархия заключала в себе западную часть нынешней Ковенской губ., именно: уезды Россиенский, Тельшевский и Шавельский и часть уездов Поневежского и Ковенского. Если мы укажем, когда и где именно строились костелы, то этим отчасти обозначим и постепенное распространение католичества в западных губерниях. Мы говорим отчасти, потому что после насильственного введения здесь католичества, великие князья литовские стали строить на счет казны костелы и в таких местностях, где вовсе не было католиков. Впоследствии окатоличившиеся вельможи строили в своих имениях великолепные костелы собственно для себя и своей прислуги, так как почти все окрестные поселяне принадлежали к вере греко-восточной. Во всяком случае, воздвигнутые в старину костелы указывают пункты, из которых католичество могло распространяться в соседние с ними местности. Если можно судить по времени постройки костелов о распространении католичества, то смело можно вывести заключение, что в XV в. римская вера успела распространиться только в нынешней Виленской и части Гродненской губ. Но здесь гораздо ранее была распространена уже православная вера. Уже в XIV и в начале XV в. в пределах Виленской р. -католической епархии находились четыре епархии православные: Пинская или Туровская, Минская, Могилевская и Полоцкая. В восточной части Ковенской губ. костелы начали строить по большей части уже в XVI в. В половине того же XVI в. построено довольно много латинских церквей в Белостокской области. Сигизмунд III, князья Радзивилы и другие знатные фамилии строили в XVI в. множество костелов в своих имениях. Кроме губерний Виленской, Гродненской и Ковенской, мы находим в это время несколько костелов в Минской губ., по границам Виленской, —да пять-шесть—в Витебские и Могилевские губы. Католичество стало успешно распространяться в области с русским населением, как сказано выше, только после окончательного соединения Литвы с Польшей на люблинском сейме 1569 г. и после прибытия в Литву иезуитов. С начала ХѴII века и по 1655 г. в Белоруссии и Литве появилось до 190 католических костелов и кляшторов. Из этого числа 58 приходится на Ковенскую губ., 42 на Виленскую, 32 на Минскую, 25 на Могилевскую, 22 на Гродненскую и 11 на Витебскую. Со второй половины XVII в., когда огромное большинство западно-русского дворянства совратилось в католичество, число костелов и кляшторов еще более увеличилось в губерниях с русским или смешанным русско-литовским населением. В ХѴII и XVIII веке здесь появилось до 327 костелов и кляшторов, а именно: в Виленской губ. 114, Гродненской 43, *) Минской 55, Витебской 91 и Могилевской 24. Кроме того, в этих же губерниях построено было до 53 каплиц с престолами для богослужения и значительное число таких костелов и кляшторов, время основания которых с точностью неизвестно. Некоторые из костелов и кляшторов преобразованы были из русских церквей и монастырей, как, наприм., Велижский 1754 г. Все эти костелы и кляшторы в большей или меньшей мере были орудиями окатоличения и ополячения русского и литовского населения этих губерний.

*) В Луцкой епархии, к которой принадлежал Бресть-Литовск, в начале XVIII в. были след. костелы: в Бельском благочинии 16, в Шерешевском 14, Брянском 14, Дрогичинском 11, Лозицком 13, Каменец-Лшовском 11.

Всего в Виленской епархии было 26 благочиний и числилось костелов и каплиц: в 1669 г. — 404, в 1717 г. —435 и в 1744 г. —364. Нужно заметить, что в собственном смысле Виленская епархия заключалась в нынешних губерниях Виленской, Гродненской и восточной части Ковенской. На обширном пространстве, входившем в состав Виленской епархии, губерний Витебской, Могилевской и Минской существовали только немногочисленные костелы, искусственно связанные в благочиния. Некоторые благочиния в этих губерниях заключали огромное пространство; так, напр., Оршанское благочиние заключало в себе пять уездов, в которых было расположено всего около 17-ти костелов. Бобруйское благочиние занимало более половины нынешней Минской губ. и часть Могилевской; на таком пространстве было всего 13 костелов.

Виленская епархия учреждена была в 1388 г. и подчинена архиепископу гнезненскому. Первые два епископа были из ордена Францисканского, но с 1407 года уже ни одного епископа не было из монахов. Из первых четырех епископов трое были поляки, но уже с 1431 г. ни один поляк не восходил на виленскую кафедру. Это право принадлежало неизменно лицам литовско-русского происхождения. С начала XVI века богатую виленскую кафедру стали занимать знатные литовские вельможи: Войцех Радзивил (1508 —1519), сын князя Николая Радзивила; Иоанн, побочный сын короля Сигизмунда I (1519—1586); князь Павел Гольшанский (1536—1565). Замечательно, что побочный сын Сигизмунда I Иоанн был назначен преемником Виленского епископа, когда ему едва минуло 17 лет, а в 20 лет он уже был епархиальным архиереем. Иоанн пользовался большою любовью польской знати за то, что старался о распространении между литовцами и русскими знания польского языка. Он приказал объяснять народу евангелие и апостол не только на языке литовском, но и на польском. Несмотря на появление протестантства, в сан епископов возводились лица, недостойные этого звания. Так, в 1676 г. был назначен епископом-суффраганом виленским Георгий Радзивил, имея 18 лет от роду. На 23-м году, состоя иподиаконом, он был уже епархиальным епископом и кардиналом (1681—1690). Уже будучи епархиальным епископом, Г. Радзивил принял в 1582 г. звание королевского наместника в Инфлянтах. В должности генерал-губернатора он жил целых три года в Риге, главном городе Инфлянт. В своем епархиальном городе Вильне он почти не жил. Епископ Воллович (1616—1630), будучи королевским вице-канцлером, во все время своего епископства был всего два раза в Вильне. Епископ Иоанн Довгялло-Завиша (1666—1661) не вступал даже в управление епархией. Он все свое время провел в переездах на сеймы и сеймики. После епископства Сапеги (1667—1672) на виленскую кафедру вступил Николай Пац (1672— 1684), женатый человек, воевода трокский, кастелян виленский, отличившийся некогда на войне и потом промотавшийся. Пац редко оставался в Вильне. Он часто бывал на сеймах, в Варшаве, в своих имениях и в гостях у короля. До конца существования Польши, епископов продолжали назначать из знатного рода. Чем знатнее по роду и чем не способнее был епископ, тем более его любили властолюбивые иезуиты. Епископы Георгии Радзивил, Бенедикт Война, Воллович, Георгий Тышкевич, Александр Сапега , Анцута были сначала воспитанниками, а потом покровителями своих учителей-иезуитов.

Жмудская епархия основана была при Витовте в 1417 г. и подчинена, как и Виленская, архиепископу гнезненскому. В действительности (но не по закону) жмудская кафедра находилась в подчиненном отношении к епархии Виленской. Нужно заметить, что виленский епископ был вчетверо богаче жмудского. Кафедра жмудского епископа была в Ворнях или Медниках, Тельшевского уезда. В XV и XVI веках наиболее построено было костелов в уездах Россиенском (в XVI в. 11), Шавельском (в XVI в. 7) и в Тельшевском (в XVI в. 6). В XVII в. наиболее построено костелов в Телыпевском уезде (13), засим в Россиенском и Шавельском (по 6-ти в каждом). При вторжении протестантства, на Жмуди было всего 34 костела. Большая часть жмудинов перешла в кальвинизм или возвратилась в язычество. На Жмуди осталось только 3 костела и шесть ксендзов. В ХѴII и ХѴIII веках жмудская кафедра переходила преимущественно в руки следующих знатных родов: Гедройцев, Тышкевичей, Пацов и Сапег; из этих Фамилий в течение 116 лет взошло на жмудскую кафедру восемь лиц.

При Виленской и при жмудской кафедрах состоял капитул из каноников и прелатов. Короли назначали в члены капитула большею частью людей светских. В отношении к епископу капитул составлял не совещательный его совет, а скорее сейм, и притом польский, который действовал самоуправно. „Как король без сейма", говорит один польский ксендз-историк, „так епископ без капитула ничего не значит". При вступлении на кафедру епископы торжественно присягали в том, что будут свято содержать привилегии (права) капитула. Виленская семинария учреждена была только в 1588 г. на 12 клириков. В 1601 г. заведена была семинария в Ворнях для Жмудской епархии. Высшее католическое духовенство получало богатейшие плебании; низшее же сельское духовенство оставалось в нищете и невежестве. Вследствие невежества духовенства учреждались особые миссии, которые переезжали из одного города в другой и учили народ правилам веры и нравственности.

 

Огромные права латинского духовенства.

Вместе с введением католичества в Литве явилось здесь новое сословие латинского духовенства, состоявшее на первых порах из поляков, явился новый латинский язык в богослужении и отчасти в школе, явилось новое церковное право. Латинское церковное право проникло в суды светские, богослужебный латинский язык стал отчасти литературным языком. На ряду с светской властью стала чуждая ей власть папы римского.

При поддержке Рима латинское духовенство получило особенные права гражданские и имущественные. Латинские епископы были первыми сенаторами и председательствовали в разных комитетах, даже по военным делам. Они занимали первые места в областных сеймах и считались ротмистрами в польской коннице. От латинского белого духовенства зависело определение на важные места канцлеров и подканцлеров литовских. Должности литовских секретарей, референдаров и т. п. занимали прелаты и каноники. Духовные наполняли все присутственные места и были изъяты от всякой подсудности гражданской, а подлежали только суду духовному. Но, не подчиняясь власти светской, духовенство католическое всегда вмешивалось в дела гражданские. Пользуясь огромными правами и преимуществами, духовенство еще с ХVI в. вступило в борьбу с светскою властью и со всеми сословиями государства не за чистоту проповедуемой им веры, а за личные свои выгоды. Есть примеры, что монастыри, с самого своего основания, в течение столетий вели тяжбу с городом за землю; так, наприм., Ковенский бернардинский монастырь вел процесс с Ковенским городским управлением с 1481 по 1776 год. Латинское духовенство отказывалось платить подати и нести всякие повинности; напротив, само облагало налогом все классы населения и не хотело подчиниться государственным законам и судопроизводству. Желая избавиться от почти неограниченного влияния Рима на внутреннее устройство духовного сословия, короли с конца ХУ века сами стали назначать епископов. С этого времени капитул обыкновенно избирал в епископы того, кого назначал король. С конца ХVI века был запрещен также вывоз аннат, или сбора в пользу пап.

 

Огромные имущества и самоуправство латинского духовенства.

Заведывание воспитанием юношества и вмешательство в светское управление и в гражданские дела приносило латинскому духовенству огромную вещественную пользу. К концу царствования виновника унии Сигизмунда III, высшему латинскому духовенству принадлежало в Речи Посполитой 100. 580 деревень, а во владении приходского духовенства состояло 161. 060 деревень, между тем король и дворянство имели в своем владении только 90. 000 деревень, так что польско-латинское духовенство владело два столетия тому назад 2/всего государства *).

*) „Вѣсти, зал. Росс.", 1868 г., кн. VII, 105 стр.

И при таком громадном богатстве, это духовенство не считало себя обязанным нести какие-либо имущественные повинности для своего отечества или подчиняться законным требованиям светской власти. Происходили беспрестанные по этому поводу столкновения между обеими властями, доходившие иногда до крайнего самоуправства. Так, в конце ХѴII в. епископ виленский Бржостовский запретил крестьянам своих епископских имений снабжать продовольствием расположенные у них войска, подчинённые начальству Виленского воеводы Сапеги. Ни суд, ни король не. уважили жалоб Бржостовского на Сапегу за собирание продовольствия. И вот Бржостовский собрал с крестьян деньги, назначенные для войска, и держал их у себя, приказал сжечь в епископских имениях овес и сено, чтобы они не попали в руки солдат, приказал ксендзам на исповеди и в проповедях возмущать народ против войска и его начальника Сапеги. Папский посол принял сторону Бржостовского и обнародовал декрет (решение) против Сапеги. Бржостовский приказал по всей своей епархии отлучить Сапегу и главнейших его Офицеров от церкви, сам первый произнес анафему в кафедральном костеле в Вильне и прекратил на несколько дней всякое богослужение, чтобы показать скорбь церкви. Дело это продолжалось целых пять лет. Бржостовский, наконец, примирился с Сапегой, по внушению папы.

 

Беспорядки во внутреннем устройстве латинского духовенства.

Не мало было беспорядков и во внутреннем устройстве духовенства. Многочисленные монашеские ордена имели своих начальников—„ генералов “ в Риме. Эти генералы не признавали над собою власти епископов. Епископы враждовали между собою и с правительством за имения и доходы. Приходские священники весьма часто не повиновались благочинным, или деканам, враждовали между собою за количество паствы. Некоторые ксендзы, противно уставам церкви, владели многими бенефициями, т. е. доходными или оброчными статьями, и не жили при своих церквах.

Пользуясь смутными обстоятельствами, папский посол Коммендони в 1564 г. успел склонить короля и сенат к принятию Тридентского собора. Благодаря принятию определений этого собора, окончательно утвердилось в Литве папское полновластие, отвергнутое в то время собором духовенства во Франции.

 

Влияние иезуитов и вредная воспитательная деятельность их ордена.

К довершению бедствий западно-русского народа, во главе латинского духовенства всегда стояли иезуиты почти до начала падения Польши. До 1773 г. иезуиты были главными распространителями латинства в Западном крае и гонителями всех других вероисповеданий. Можно сказать, что история иезуитского ордена в западной России есть вместе с тем и самая подробная история р. -католической церкви в этом же крае. Не только низшее, но и высшее духовенство, —как епископы, —по большей части выходили из среды иезуитов, которые в собственном смысле управляли делами всего латинского духовенства. Пользуясь своим неограниченным влиянием, иезуиты еще более усилили в латинстве дух пропаганды или распространения католичества, а также дух самовластительства. Духовенство это, чуждаясь всячески коренных постановлений государственных, всегда стремилось в то же время к расширению своей духовной власти извне. Для этого оно учреждало епархии и строило костелы даже в местностях, в которых преобладали другие вероисповедания. Не меньшее, если не большее влияние имели иезуиты и на мирян. Важнейшими средствами для достижения этого влияния служили огромные их богатства, красноречивые проповеди и разнообразные сочинения, приноровлённые к вкусам народа, но более всего—школы. Посредством школ иезуиты, а за ними и другие монашеские ордена, более и более ополячивали западно-русский народ. Так как русский язык служил теснейшею связью между западной и восточной Русью, хранительницею православия, то, чтобы порвать эту связь, иезуиты вводили в школах преподавание на польском и латинском языке. Самые школы иезуиты заводили преимущественно в местностях с преобладающим русским населением, как, наприм., в Вильне, потом в Полоцке, Несвиже, Орше, Брест-Литовске, Минске. Таким образом, костел взял на себя дело широкого развития и распространения польского языка. С распространением польского языка и польской образованности, легко достигалось и окатоличивание высшего слоя западно-русского общества. Ополяченный русский легко принимал католичество, как естественное последствие того воспитания, которое было привито ему с детства. Отчужденный от русской народности, он нечувствительно отвлекался и от православия, ополячивался и вместе с тем окатоличивался. С половины ХVII в. р. -католическая вера слилась окончательно и отождествилась с польской народностью. Р. -католики стали заявлять притязание на окончательное господство в русских областях Северо-Западного края. Лица, воспитавшиеся в иезуитских школах, пропитаны были духом нетерпимости к другим, некатолическим вероисповеданиям. Они были проникнуты также иезуитскою нравственностью, допускающею всякие несправедливости, коварство и обман для блага католичества.

 

ГЛАВА ПЯТАЯ.

Состояние р. -католической церкви в Северо-Западном крае России под владычеством русских венценосцев *).

*) «Римскій катол. въ Росс.», гр. Толстого; «Бѣлоруссія и Литва», Батюшкова; «Государственное положеніе р.-католической церкви въ Россіи въ царствованіе импер. Екатерины II»; «Государственное положеніе р.-католич. церкви въ Россіи отъ Екатерины В. до настоящаго времени», К. Богословского, въ ж. «Вѣра и Разумъ», 1896 г. т. II, 1897» г., т. I, 1898 г.? т. I. «Рук. по ист. русской церкви», Доброклонскаго.

 

Католичество при Екатерине II.

После третьего раздела Польши, под управление русского правительства поступили четыре р.-католические епархии: Виленская, Жмудская (или Самогитская), Луцкая и Каменец-Подольская. Они издавна имели свои права, установления, обычаи. Папа имел над латинским духовенством почти неограниченную власть через своего нунция в Варшаве. Русское правительство должно было примирить и согласовать все это с государственными пользами и законами России. В главных своих основаниях управление р. -католическою церковью, выработанное при Екатерине II, продолжает быть неизменным до настоящего времени. По примеру многих тогдашних правителей Западной Европы, Екатерина II стремилась к тому, чтобы обособить католическую церковь в России в деле управления от заграничных властей и чтобы подчинить католиков русским учреждениям. 

Тотчас после первого раздела Польши, Екатерина II приказала губернаторам объявить, что „всемилостивейшая государыня изволит не только всех (ее новых подданных) подтверждать при совершенной и ничем неограниченной свободе в публичном отправлении их веры...., но изволит еще отныне награждать в полной мере и без всякого изъятия теми правами, вольностями и преимуществами, каковыми древние ее подданные пользуются". Обеспечивая католикам свободу вероисповедания, нисколько не нарушая их догматов и обрядов и даже учреждая для них особого католического епископа, Екатерина II не признала за папой, верховным главой р. -католичества, права вмешиваться в дела внутреннего устройства католического духовенства. Она объявила, что никакие папские „буллы" и повеления... не могут быть обнародованы в Белоруссии прежде рассмотрения их белорусским генерал-губернатором и Высочайшего утверждения. По выбору Виленского р. -католического епископа Массальского, Екатерина II, указом 22 ноября 1773 года, назначила епископом белорусским Виленского каноника Богуш-Сестренцевича. Екатерина II дала ему грамоту  на основание р. -католических церквей в России и на заведение в Могилеве книгопечатни. Сестренцевич был сын литовско-русского дворянина, реформатского вероисповедания, но в 1763 г., под влиянием католических монахов, принял католичество. Поставленный во епископа, Сестренцевич более полувека управлял латинскою церковью в России и служил четырем русским императорам. Будучи ревностным католиком, он однако любил разумное просвещение и много занимался наукою. Сестренцевич основал в 1778 г. в Могилеве католическую семинарию, в которой старался ввести возможно основательное преподавание всех наук. В круг предметов обучения введен был Сестренцевичем и русский язык. Церковное право должно было внушать, по мнению Сестренцевича, повиновение не только духовной, но и светской власти. „За хлеб, коим питается духовный, и за доставляемую ему в империи безопасность, он должен быть предан и верен государю, не воображая, что особенность одеяния его от того освобождает. “ Поэтому, в новооткрытой семинарии должно было преподаваться каноническое (церковное) право в том виде, как оно будет утверждено государем для католической церкви, пользующейся в империи его покровительством. В 1782 г. Екатерина II возвела своею властью Сестренцевича в архиепископы всех р. -католических церквей в России. В 1784 г. Сестренцевичу был назначен помощник, „коадютор" Бениславский, бывший динабургский каноник из иезуитов. Папе предложено было только прислать паллиум для Сестренцевича и распорядиться посвящением Бениславскаго в епископы.

После второго и третьего раздела Польши, Екатерина II, также своею властью, учредила еще три р. -католические епархии: Инфлянтскую (в Вильне *), Пинскую и Летичевскую. Архиепископу могилевскому было назначено 10. 000 руб. жалованья (всего содержания Сестренцевич получал до 60. 000 руб. в год), а епископам—от 3-х до 4-х тысяч руб. в год (из доходов губерний, входивших в их епархии).

*) Она заменила б. Виленскую еп. и составилась из губернии Литовской и земли Жмудской, или Самогитии.

Все они должны были присягнуть в подданство России. При Екатерине II правительство неуклонно стремилось к тому, чтобы расширить власть местных представителей латинского духовенства, согласно с древними каноническими правилами и для удобства управления. В своих епархиях епископы были полными начальниками: все белое и монашествующее духовенство подчинено им; сами же епископы были подчинены юстиц-коллегии и сенату. Все три епископа (Коссаковский, Цецишевский и Сераковский) были независимы не только друг от друга, но и от могилёвского архиепископа. Им дано право иметь консисторию, в которую, при решении духовных дел светских лиц, должны были приглашаться, по примеру могилевской консистории, члены от губернского правления. Все апелляции на решение епископа или консистории должны были поступать в сенат. Мудро устроенная Екатериною II р. -католическая церковь не представляла из себя в России замкнутого в себе института, имевшего своего особого государя-папу и не подчинённого местной государственной власти, как это было в Польше. В административном отношении католическая церковь была сделана совершенно независимою от папы. Епископы католические получили теперь такие права в своей епархии, каких не имели они, находясь под польским владычеством:  им подчинены были не только церкви и белое духовенство, но и монастыри всех орденов и все монашествующее духовенство *).

*) По свидетельству Сестреацевича, из 23 монашеских орденов, существовавших в латинской церкви, „разве немногие" не были в России.

Зависимость монашеских орденов от своих генералов и право патронатства над костелами, господствовавшие при польском правительстве, теперь отменены были в пользу епископов. Капитулы не могли теперь идти против своих епископов, которых они прежде сами избирали и управление которых значительно ограничивали. Заискивание перед светским правительством, заботы о расширении своих земельных владений, борьба с богатой аристократией — все это кануло в вечность. Епископам, монастырям и белому духовенству вменено было в обязанность отнюдь не зависеть от каких-либо иностранных учреждений и властей, не отсылать им доходов и не принимать от них каких-либо повелений, в случае же присылки их, представлять на рассмотрение в сенат и обнародовать только с его согласия. Действительно, не раз случалось, что императрица или сенат запрещали обнародование папских булл или некоторых их частей. Волей-неволей папа должен был примириться с католической церковью в России. Он неохотно делал уступки, давал некоторые права митрополиту, но только временно, в качестве папского уполномоченного, и вовсе отклонил предложение возвести его в сан кардинала. Зная, что Сестренцевич сочувствует новому порядку управления и поддерживает его, Рим опасался, что в России может образоваться местная» довольно самостоятельная церковь (в роде галликанской). Нет сомнения, что к этому и стремилась политика России по отношению к Риму при императрице Екатерине II и что только в этом виде, согласном с началами и преданиями христианской церкви и несовместном с папскими притязаниями на полновластие, и возможно мирное существование латинской церкви в Российской империи под покровом самой широкой терпимости. Но не того всегда желали ультрамонтаны и иезуиты, которых воззрения постоянно преследовал Рим в отношении к России *).

*) „Вѣсти. Евр.“, 1868, март, 95.

Мудро устроив управление в России католическою церковью, Екатерина Великая допустила однако непоправимую ошибку, оставив в Белоруссии орден иезуитов, —после того, как он был уничтожен папою Климентом ХIѴ во всех других государствах Европы, —и вверив ему воспитание юношества. Императрица имела в виду сделать этот орден противником папских притязаний на р. -католическую церковь в России. Но этот расчет не оправдался. Иезуиты скоро успели развратить юношество, воспитав в нем пламенную приверженность к латинству и Польщизне; они также задержали на время неизбежное падение унии. Снискав расположение самой императрицы, иезуиты считали для себя стеснительною зависимость от католического архиепископа. И вот они стали употреблять против Сестренцевича всякого рода происки и производили замешательство в правильном устройстве духовного католического управления в России.

К концу царствования Екатерины II иезуиты имели в Белоруссии 6 коллегий, 10 миссий, два новициатских дома и до 200 членов *); владели почти 14. 000 крестьян, несколькими Фабриками и заводами, мельницами, огородами, лугами и проч. Богатства ордена простирались свыше 3-х милл. руб. Правда, оставляя иезуитов, Екатерина II строго запрещала им совращать других в католичество и внушала белорусскому губернатору „недреманно" смотреть за ними, как за „коварнейшими из всех прочих латинских орденов".

*) Во всей же литовской провинции считалось до 1077 иезуитов, из которых 475 были священниками.—В России еще с Петра В. действовал закон, запрещавший иезуитам пребывание в пределах государства. Теперь же запрещена была даже письменная полемика с иезуитами, которых намеревались освободить и от власти их епископов.

Но что значили эти запрещения и внушения, когда сам генерал-губернатор Чернышев и даже всесильный в то время князь Потемкин и князь Безбородко были покровителями иезуитов! Иезуиты не только успели совратить в католичество много православных, но и укоренить в латинстве весьма еще неокрепших в нем белорусских униатов.

 

Католичество при Павле I.

Особенно вредною оказалась деятельность иезуитов при императоре Павле I. Павел-I освободил из изгнания в Сибири несколько сот поляков и возвратил им отнятые у них имения, выведя из последних русских, которым взамен были дарованы имения внутри империи. Затем, император Павел I восстановил в западной России литовский статут (устав), от которого там уже успели отвыкнуть, дозволил дворянам собирать сеймики для выбора (вместо предводителей дворянства) маршалков и др. чинов. Поляки при Павле I введены в русское дворянство и русское чиновничество. Вследствие всего этого влияние поляков в западной России сильно возросло, а вместе с тем увеличилось и значение католичества. Павел I подчинил даже униатов католическому управлению. Вообще латиняне были обласканы Павлом I. По внушению Сестренцевича, учреждены были две новые латинские епископии (конечно, с целью пропаганды католичества среди православных) с изменением прежних. Во времена Павла I было шесть следующих епархий: архиепископия Могилевская, епископии: Виленская (для нынешн. губерний Виленской, Гродненской и Курляндской), Жмудская или Самогитская (в Ковенской губ. ), Минская, Луцкая и Каменецкая. В помощь каждому епископу положен суффраган, а архиепископу назначено три суффрагана—для Могилева, Полоцка и Киева. В первые годы своего царствования Павел I благоволил к Сестренцевичу. В 1798 году он присвоил ему сан митрополита и кардинала и выхлопотал у Рима для него и его преемников кардинальскую одежду. С этого времени митрополит поставлен был в такие отношения к другим католическим епископам в России, в каких обыкновенно стояли епархиальные епископы к своим суффраганам. В 1797 году при юстиц-коллегии был учрежден особый департамент для дел р. -католической церкви, который в 1798 году был совершенно отделен от коллегии и оставлен под властью митрополита, как президента (председателя). Учреждением департамента р. -католических юстицких дел было положено начало коллегиальной Форме управления католическою церковью, которая существует до настоящего времени. Через указанное возвышение митрополит сделался полновластным главою всей р. -католической церкви в России. Митрополит Сестренцевич старался вполне заслужить эту высокую честь для того, чтобы освободить католическую церковь в России от порабощения римскому двору, который нередко больше заботился о своих правах, чем о делах веры и нравственности. В 1798 г. Сестренцевич выработал регламент (устав), которым латинские монашеские ордена еще более подчинялись епископской власти. Еще ранее Сестренцевичу удалось устранить из С. -Петербурга папского нунция, кардинала Литту, который уже стал было полновластно распоряжаться, как представитель папы и как глава р. -католической церкви в России. Но иезуиты не простили Сестренцевичу попытки ограничить их власть. При Павле I им удалось открыто водвориться в Петербурге. Здесь им был передан костел св. Екатерины с доходами и имениями. Иезуит Грубер проник и ко двору. Грубер и его сторонники стали нашептывать государю, что Сестренцевич стремится присвоить папские права и может произвести этим замешательство в России. Козни иезуитов имели успех. Сестренцевич (11 ноября 1800 г. ) лишен был власти и сослан в свои поместья, в Могилевской губ., а на его место поставлен епископ Бениславский, друг Грубера, происходивший из иезуитов. С того времени Грубер и иезуиты сделались заправителями всей р. -католической церкви в России. Тогда-то был сильно поколеблен установившийся при Сестренцевиче строй католической церкви в России. Новым регламентом (1800 г. ) епископы освобождены от подчинения митрополиту; для ослабления его влияния отнято у него право назначать членов в р. -католический департамент, и выбор их предоставлен епархиям. Власть епископов была ограничена, а монашеские сословия, и особенно иезуиты, выдвинуты на первый план. При посредстве Павла I иезуиты исходатайствовали у папы (в 1801 г. ) Формальное признание их ордена в России. Теперь Петербург и Белоруссия стали казаться им слишком тесными. Они предлагали проект образования иезуитских миссий на окраинах России для обращения в христианство магометан и язычников. Но смерть императора Павла I остановила эти и другие их замыслы.

 

Католичество при Александре I.

В царствование императора Александра I римская вера и ее служители пользовались в России терпимостью и особым покровительством. Исповедники латинской веры пользовались ненарушимою свободою богослужения. Латинское духовенство оставалось в полном своем составе, сохранило за собою огромные имения, имело в главном управлении своего представителя (митрополита), который защищал как само духовенство, так и его имущества. Наконец, католики имели теперь больше епархий (в Зап. крае 6), чем сколько их было в тех же местностях во время существования Польши. Император Александр I лично не был расположен к иезуитам. Но при нем они успели еще более усилиться, благодаря покровительству вельмож: кн. Голицына, гр. Растопчина, кн. Кочубея, кн. Чарторыйского и некоторых, увлеченных ими, знатных дворян. Умный и влиятельный Грубер (1802—1805), а после него деятельный и хитрый поляк Бржезовский сделались генералами ордена. Общее число иезуитов в России возросло до 350; возросли и богатства ордена. Все свои школы иезуиты успели освободить от надзора правительства. Они были подчинены ведению Полоцкой иезуитской коллегии, преобразованной (в 1812 г. ) в академию *).

*) По учебной части академия подчинена была министерству народн, просв., по административной—генералу иезуитск. орд., который управлял!, ею через ректора. В ней было 3 факультета: 1-й языков, 2-й свободных художеств и философии, 3-й богословский. Закрыта в 1820 г.

Таким образом в Белоруссии они успели создать как бы особый иезуитский учебный округ. Вообще духовенство господствующего православного вероисповедания не пользовалось теми преимуществами, которые даны были латинскому духовенству, не владело уже обширными населенными имениями, не имело в Западном крае, по относительному количеству народонаселения, столько епархий, сколько р. -католическое. Численность католиков была несравненно меньше. Между тем православные храмы, ветхие, деревянные, поставленные подле великолепных костелов, как бы свидетельствовали, что панская и хлопская вера остались в этой стране те же, что и при польском правительстве. 

При императоре Александре I польское управление восстановлено в западной России во всей почти старой полноте. Дозволено полное восстановление статута литовского с сеймиками для выбора судей и разных чиновников. Все важнейшие части управления перешли здесь от русских в руки поляков. Злоупотребив дружбою молодого императора Александра I, польский князь Чарторыйский посредством учреждения школ деятельно заботился о перевоспитании западно-русского юношества в духе приверженности ко всему польскому и ненависти к России.

В 1803 г. в Вильне была восстановлена иезуитская академия под именем университета. При этом университете учреждена была главная семинария для совместного обучения в ней католического и униатского духовенства. Университет и главная семинария должны были содействовать ополячиванию и окатоличиванию края и ослаблению русского духа. В Северо-Западном крае при католических монастырях было около 40 польских школ, не считая в том числе иезуитских *) и базилианских (последних было, как сказано, 14 для светского юношества и 12 новициатов), 10 школ содержали шары, 9 доминиканцы, 2 францисканцы, 2 тринитары, 5 бернардины, 3 кармелиты, 4 каноники регулярные, 1 августинцы и 5 миссионеры.

*) Кроме академии в Полоцке, иезуиты имели свои коллегии в Могилеве, Мстиславле, Чечерске, Орше, Витебске и Динабурге; резиденции в Ушвальде, Дагде, Авлейме, Путе, Фащеве, Халче, Соколице, Лозовичах и Расне.

Кроме того, при женских католических монастырях содержалось значительное число училищ для девиц. Но польско-католики скоро отплатили императору Александру I самою черною неблагодарностью за все дарованные им права и за заботы о воспитании молодого поколения. При нашествии Наполеона I на Россию поляки дрались заодно с Французами против русских, в Варшаве торжественно праздновали победы Наполеона над русскими. Даже латинские и униатские духовные лица содействовали Наполеону всеми средствами. Курляндский суффраган Коссаковский принимал Наполеона в Вильне, самогитский коадютор кн. Гедройць явно перешел на сторону французов, минский епископ Дедерко подговаривал народ вступать в войска Наполеона. В Вильне был составлен „религийный комитет “ под председательством ректора университета Ивана Снядецкаго. Членами этого комитета были: виленский униатский епископ Головня, Троцкий архимандрит Ленартович и провинциал ордена базилиан, архимандрит Виленского Троицкого монастыря Каминский. Даже наиболее облагодетельствованные русским правительством иезуиты не выказывали ни малейшего сочувствия к русским войскам. В 1820 г. иезуиты совсем были изгнаны из России. Доходы с иезуитских имений были обращены на потребности католического духовенства и на богоугодные дела; Полоцкая академия и коллегии закрыты, образование белого католического духовенства сосредоточено в католических семинариях.

Император Александр I, наученный опытами неблагодарности поляков к нему и к России, под конец своего царствования допустил некоторые ограничения прав католиков, освободил униатов от их зависимости и стал поддерживать в западной России местные народные русские силы. В царствование императора Александра I было составлено новое "положение для духовенства и церковного правительства римско-католического закона". По новому положению, власть митрополита и епископов в епархиях была еще более ограничена. В преобразованной римско-католической духовной коллегии для управления католиками и униатами, влияние митрополита-председателя (Сестренцевича, возвращённого Александром I из ссылки на прежнюю должность) ослаблялось выборными из епархий членами. В епархии сохранено было самоуправление монастырей. Правительство скоро сознало нужду в возвышении прав митрополита и епископов. Оно вступило по этому поводу в переговоры с папским двором (1801—1824). Но папа, не желая умалить свое влияние на русских католиков, согласился лишь на незначительные уступки и стал добиваться учреждения в России нунциатуры. В 1810 г. было учреждено главное управление дух. делами иностранных исповеданий. Ему предоставлено было избрание духовных лиц на епископство и на другие духовные должности, утверждение провинциалов, раздача бенефиций, надзор за семинариями и монастырями, наблюдение за духовными имениями и капиталами и рассмотрение жалоб на епархиальных епископов. Так. обр. с учреждением главного управления значительно сузился круг дел, подлежавших ведению духовной коллегии *).

*) В 1817 г. главное управление дул. делами вошло в состав мин. нар. просв., которое стало называться „мин. дух. дел и народного просвещения.

Но и главное управление было бездеятельно. Слабость власти и неопределенность „положения" привели к злоупотреблениям разного рода. Духовенство и монастыри страдали недостатками; особенно обогащались и возвышались во времена Павла I и Александра I члены капитулов. Вновь назначаемому члену давалась пожизненная особая бенефиция. Вопреки постановлению правительства члены капитулов часто завладевали, кроме своих законных бенефиций, несколькими приходами и, не имея возможности лично заведовать ими, за ничтожную плату нанимали других бедных священников. Монашеские ордена тайно списывались с заграничными генералами и не слушались епархиальных епископов; польские помещики выпрашивали в Риме разные преимущества для своих костелов; папа нередко присылал свои разрешения и распоряжения; епископы входили в сношение с римскими властями. Несмотря на частые напоминания правительства, порядок не мог водвориться в римско-католической церкви в России *).

*) В царствование Александра I в основу преобразований католической церкви был положен новый, неизвестный дотоле принцип—согласование постановлений правительства с каноническими правилами римской церкви. По рассмотрении известного нам „положения", сенат одобрительно выразился о нем, что оно „сближается к образцу государственного правления и к каноническим правам". Правительство старалось в этом случае сообразовать свои государственные интересы с требованиями римского двора, т е. — примирить между собой две непримиримые крайности. Чтобы русская католическая церковь получила истинно каноническое устройство, для этого правительство должно было совершенно отказаться от своей законодательной роли по отношению к ней, должно было предоставить ее себе самой, или, что-то же, отдать в бесконтрольное распоряжение римского первосвященника. Но такое самопожертвование со стороны русского правительства было уже невозможно. Это было уже для него разделением нося и опасным подкопом под самого себя. Самый последовательный вывод из этого опасного положения—совершенное отстранение чуждой для России папской власти. Так поступала по отношению к папству Мудрая устроительница катол. церкви в Русском государстве, так же, по примеру её, действовал и Павел I, пока не увлечен был иезуитами. Только увлеченное широкою веротерпимостью правительство имп. Александра I без всякой нужды допустило в русской католической церкви действие римских канонов. Но не в этом его главная ошибка—оно слишком ослабило свой собственный надзор за действиями католического духовенства, крайне злоупотреблявшего дарованными ему правами.

 

Католичество при Николае I.

Царствование Николая I, в отношении к вопросам о латинской и униатской церквах в империи, составляет непосредственное продолжение царствования Екатерины Великой. Указом 9 октября 1827 г. о недопущении латинян в базилианский орден и о возвышении образования униатского духовенства был положен предел дальнейшему обращению в латинство и ополячиванию униатского духовенства. В 1828 г. выделен был из р. -католической дух. коллегии второй—униатский департамент, переименованный в греко-униатскую коллегию и поставленный под зависимость униатского митрополита. Во время мятежа 1831 года латинское духовенство всех разрядов постоянно находилось во главе всех мятежнических движений и участвовало в военных действиях. За явное участие в этом мятеже, в 1832 г. был закрыт 191 латинский монастырь из общего числа 304. (Всего католиков было в то время до 21/2 миллионов, т. е. один монастырь приходился на 8000 жителей). Большая часть закрытых монастырей были обращены в приходские костелы. Предписано было, чтобы ксендзы к приходам, а также члены католических консисторий, назначались не иначе, как по предварительному сношению с начальником губернии. В том же 1832 г., взамен главного управления дух. дел, учрежден был при министерстве внутр. дел департамент духовн. дел иностранных исповеданий, находящихся в России, существующий и по ныне. В Вильне был издан католический катехизис на польском языке, составленный Виленским епископом Клонгевичем в руководство для школ. Учрежденная с 1832 г. в Вильне р. -католическая духовная академия была переведена в 1841 г. в С. -Петербург. В том же 1841 г. взяты были в казну церковные и монастырские имения р. -католического духовенства на том основании, что они были населены почти исключительно лицами православного исповедания и, следовательно, не могли находиться в управлении ксендзов и монахов. Притом значительную часть доходов с этих имений духовные лица посылали в Рим или употребляли на свои личные нужды. Определено было (в 1841 г. ) содержать на средства казны 50 штатных монастырей и временно оставить 57 нештатных монастырей. Всему латинскому духовенству назначено было жалованье от казны. Все монашествующее духовенство подчинено было власти епархиальных епископов, которые должны были управлять монастырями через своих доверенных лиц визитаторов. В 1843 г. было распространено на все инославное христианское духовенство, следовательно, и на католическое, постановление о наперсных крестах для православного духовенства.

После воссоединения униатов в 1839 г., отношения папы к русскому правительству сделались весьма натянутыми. Папа воспользовался посещением Рима императ. Николаем I в 1846 г. для того, чтобы вступить в правильные сношения с русским правительством и выхлопотать некоторые уступки для католиков в России. 22 июля 1847 г. был подписан конкордат (соглашение) с Римом. По конкордату, вместо бывших в России шести р. -католических епархий учреждалось семь епархий (7-я в г. Тирасполе), власть латинских епископов была усилена, епископы могли быть назначаемы только после предварительного соглашения императора с папой, и вообще сделаны нашим правительством важные уступки римскому двору, с Целию войти в мирные с ним сношения и тем успокоить русских подданных латинского исповедания. После подписания конкордата, требования Рима к русскому правительству все более и более возрастали. Так, папа потребовал в 1848 году, чтобы распределение приходов в новой католической епархии было представлено на утверждение римского престола, чтобы не дозволено было крестить в православную веру детей от смешанных браков, чтобы папа имел право прямо и свободно сноситься с духовными и мирянами по делам совести и вообще по духовным делам, и т. д. Словом, папа стремился к полновластию в русской католической церкви, на которую он смотрел как на свою епархию. Русское правительство не только не уступило требованиям римского двора, но указом 1850 года поспешило закрыть еще 21 штатный монастырь и некоторые сверхштатные *). По словам митрополита Иосифа, первоначально „у императора Николая I была даже мысль присоединить к православию латинян в России таким же путем, как униатов", —кроме латинян, живущих в Привисленском крае **) Сам митропол. Иосиф долго лелеял мысль о присоединении латинян к православию и старался изыскивать и приготовлять для этого средства. Еще до заключения конкордата 1847 г. Иосиф признавал необходимым высшее управление р. -католических дел передать в ведомство православного исповедания, с тем, чтобы православные и католики имели одно и то же высшее управление. Иосиф просил (в 1845 г. ) гр. Протасова повергнуть эту его мысль на Высочайшее усмотрение императора. Но конкордат с Римом расстроил все эти планы и намерения митрополита Иосифа ***).

*)«Последняя судьба папской политики в России», в «Вести. Евр. » 1868, I, 72; сравн. III, 97 стр.

**) «Зал. Иос. м. л. », I, 255.

***) В действиях русского правительства в николаевское время относительно католичества было очень много сходного с действиями правительства имп. Екатерины В. Как тогда, так и теперь правительство не только не отнимало у католической церкви законных прав на свободное положение в государстве, но еще по возможности удовлетворяло все новые и справедливые требования папского двора; как тогда, так и теперь одинаково усердно заботилось о внутреннем благоустройстве церкви и внешнем благосостоянии её служителей. Заметно, далее, сходство в отношениях двух указанных правительств к католической церкви и с той стороны, что как то, так и другое одинаково твердо охраняло права, государственной власти над католическою церковью и строго следило за тем, чтобы жизнь её членов не выходила из пределов законности. Императрица Екатерина должна была твердо охранять свои распоряжения в виду того, что католическое духовенство, не утвердившееся под новым правительством, склонно было нарушать их, император Николай был вызываем на подобное отношение к католической церкви также мятежническими поползновениями и прямою изменою её духовенства. «Вера и Разум» 1898 г. 4, 270 стр.

 

Католичество при Александре II.

Воспользовавшись случаем коронации императора Александра II в 1856 г., римский двор, по прежним примерам, отправил в Москву особого посланника с письмом к императору. В этом письме (4 авг. 1856 г. ) папа просил государя „довершить дело, начатое его родителем". Посланнику папы было поручено заявить императорскому правительству различные притязания римского двора. Со вступлением на престол императора Александра II, папа жаловался, между прочим, на сокращение числа монастырей, на закрытие училищ при монастырях и на подчинение монастырских властей епископам, жаловался на известный закон о смешанных браках и особенно настаивал на назначении особого нунция при русском дворе. Эти притязания папского двора не были, конечно, удовлетворены. А дерзость р. -католического духовенства возрастала все более и более. Во время последнего польского мятежа 1863 г. р. -католическое духовенство стало самым ревностным проповедником мятежа и горячим участником во всех его действиях. Происходя большею частью из шляхты и непосредственно соприкасаясь, по роду своего служения, с простым народом, оно могло простирать свое влияние на все сословия. Как безбрачное сословие, оно имело особенное влияние на женщин, а через них и на всех членов семьи *).

*) В письме М. Н. Муравьева к Виленскому еп. Красинскому (26 мая 1863 г. ), между прочим, заявляется: «здешнее катол. духовенство объявляло в костелах революц. манифесты, приводило к присяге вербуемых мятежниками сообщников, присоединялось к шайкам, которые не раз встречались с нашими войсками при перестрелках, и, наконец, предводительствовало некоторыми шайками. «Сборн. распор. гр. М. Н. Муравьева», состав. Цылов, Вильна, 1896 г., 31—33 стр.

Почти во всех костелах явно продавались печатные сборники революционных песен, а также портреты предводителей-восстания. Монахи ставили перед монастырями статуи Пресвят. Девы и святых, зажигали лампады и свечи и сзывали толпы народа для пения возмутительных гимнов. Духовные семинарии и академия также готовили руководителей мятежа. Проф. с. -петербургской р. -католической духовной академии ксендз Фелинский, впоследствии архиепископ варшавский, учил своих питомцев, между прочим, следующему: „Власть духовная совершенно различна от светской. Эта последняя установлена только для поддержания порядка, и мы обязаны ее почитать, как от Бога установленную, хотя бы она и была зла, но повиноваться ей должно только в том случае, когда ее распоряжения не противоречат церковному праву. Между тем, с властью духовною соединена благодать. От папы, как от главы церкви, изливается благодать и на всех членов церкви"... „Что касается до заговоров и тем паче участия в войне, соединенной с присягой", говорит в другом месте кс. Фелинский, „то ни дозволять этого нельзя, ни также запрещать совершенно на исповеди, но мы должны напомнить и предостеречь кающегося, чтобы не участвовал. Если же замечается, что в его действия не входит, никакой личный расчет, что он делает это для общего, по его мнению, блага, то совершенно ему отказывать в разрешении не можем" *).

*) «Вести. Евр. », 1868 г., март., 58 стр.

Наставления кс. Фелинского не пропали даром. К мятежу пристало все латинское духовенство за немногими исключениями, и эти немногие личности постоянно хранили подозрительное молчание. Римский двор с своей стороны постоянно поддерживал и возбуждал р. -католическое духовенство к противодействию законной власти. Это доказали действия епископов Гутковского, Ржевуского и самого Фелинского. Заручившись конкордатом с Россией (в 1847 г. ), римский двор поощрял польский мятеж 1868 г. и возбуждал европейские державы к вмешательству во внутренние дела наши. Правительство папы Пия IX находилось в постоянных правильных сношениях с мятежною шайкой, именовавшею себя польским народным правительством. В Риме находился поверенный в делах этого подпольного правительства. В 1863 г. римский престол предписал совершать торжественные молебствия за Польшу во всех католических странах.

Наконец, выведенное из терпения русское правительство заявило (22 ноября 1867 г. ), что „действиями римского двора прерваны сношения онаго с русским правительством" и что, вследствие этого, заключенный с римским двором конкордат 22 июля 1847 г. утратил обязательную силу для России. Все дела по управлению делами р. -католического исповедания подчинены были ведению установленных в государстве властей и управлений на основании коренных законов империи. В том же (1867) году виленский генерал-губернатор гр. Баранов возбудил ходатайство о том, чтобы молитвы за предержащую власть произносились в костелах не на польском, а на природном языке прихожан, т. е. по-русски, как это делалось до 1850-х годов. Впервые польский язык при богослужении возведен на степень народного языка при издании виленских требников в 1858—1864 г. Затем, в 1869 году гр. Д. А. Толстой, занимавший должность министра народного просвещения и обер-прокурора Св. Синода, усматривая неотложную необходимость противодействовать совращению учащегося юношества через костел в полонизм, сделал распоряжение о переводе молитвенников (алтариков), воскресных и праздничных евангелий (по вульгате), катехизиса и других книг духовного содержания с польского языка на русский; сделанные переводы были назначены в руководство всем ксендзам-законоучителям, которые до настоящего времени преподают закон Божий на русском языке во всех учебных заведениях *). Между тем вышеупомянутое ходатайство гр. Баранова было отклонено. По мнению римско-католической духовной коллегии, молитва за царя совершаться на русском языке не может, а должна исполняться иди по-латыни, или по-польски. Папа будто бы допустил в римско-католическое исповедание западноруссов, в качестве „общенародных“ языков, только языки польский, литовский и латинский. А так как русский язык не был до сих пор ни разу допущен в употребление в римско-католической церкви, то его без особого разрешения папы и впредь нельзя допускать в богослужение, даже под наказанием отлучения от церкви **).

*)    „Подолия", изд. Батюшкова, стр. ХХIII.

*)    „Вестн. зап. России", 1869, I, 48—49.

Но не недозволение папы служило главным препятствием к введению русского языка в дополнительное р. -католическое богослужение. В действительности же поляки-ультрамонтаны считают польский язык, как сроднившийся с католичеством, менее опасным, чем русский язык, —язык „ схизматиков Заседающая в Риме „святая инквизиция" также не дала согласия (11 июля 1877 г), с утверждения папы, на замену польского языка в дополнительном богослужении *). Тем не менее старанием некоторых благонамеренных ксендзов, а особенно визитатора Виленской епархии ксендза Сенчиковского, к концу семидесятых годов дополнительное богослужение на русском языке было совершаемо 45 ксендзами в 32 костелах Минской губ. из общего числа 52 костелов. В 1876 г. были изданы правила о введении русского языка в дополнительное богослужение **). Тогда же было открыто о. Сепчиковским в Минске, при костеле Св. Троицы, училище для приготовления 30 органистов ***), которые могли бы исполнять в костелах пение на русском языке; но уже с начала восьмидесятых годов большая часть ксендзов отказалась от замены при богослужении польского языка русским. С 1897 г. русский язык вовсе устранен из богослужения и заменен латинским.

*) „Лит. еп. вѣд.“ 1878 г., 46 стр.
**) „Лит. еп. вѣд.“, 1878, 287 стр.

***)
„Лит. еп. вѣд.“ 1882, 70

 

Католичество при Александре III.

В 1883 г. состоялось соглашение по некоторым Вопросам между нашим правительством и римским двором. На основании соглашения, папа возложил заведывание, упраздненной в 1869 году, Минскою епархией на могилёвского архиепископа-митрополита. Римский двор признал также право контроля (наблюдения) нашего правительства за преподаванием русского языка, словесности и истории в католических семинариях и дух. академии *). Назначенные, в силу соглашения 1883 года, новые латинские епископы не оправдали надежд нашего правительства. Назначенный на виленскую кафедру (около 20 лет управлявшуюся прелатом Жилинским после ссылки еп. Красинского в 1863 г. ) епископ Гриневицкий окружил себя польскою знатью и не признавал нужным сноситься с римским двором через посредство высшего правительственного учреждения по делам иностранных исповеданий. Он восставал также против посещения католическим юношеством православных храмов для присутствия на торжественных молебствиях, стал лишать должности настоятелей и переводил викариями в глухие приходы ксендзов, преподававших закон Божий на русском языке, лишил должности и отлучил от церкви гродненского прелата, посоветовавшего ему осторожность в торжественной проповеди перед лицом бывших занеманских униатов. Далее, епископ Гриневицкий стал порицать действия старавшегося его обуздать Виленского генерал-губернатора, противодействовал его распоряжениям и отзывался неуважительно о его личности. Правительство вынуждено было послать епископа Гриневицкого (в начале 1885 г. ) на жительство в Ярославль с содержанием 2000 руб. в год**). На место Гриневицкого назначен (18 декабря 1889 г. ) виленским епископом д-р богословия Аптоний-Франциск Авдзевич (+28 мая 1895 ***).

*) „Правит. Вѣстн. “ 1883 г., № 183.

**) В 1893 г. епископ Гриневицкий назначен настоятелем одного богатаго латинскаго прихода в Галиции. По происхождению Гриневицкий находился в близком родстве с бывшими униатскими семействами Гродн. губ. и до поездки в Рим перед проставлением в епископы представлялся сторонником русского правительства.

***) По смерти Авдзевича администратором Виленской епархии состоял Людвиг-Феликс Зданович (+ 28 дек. 1896). Авдзевич и Зданович чуждались политиканства и как верноподданные старались строго разделать кесарево от Божьего.

 
 

Современное отношение католичества к православию.

С назначением новых латинских епископов в восьмидесятых годах, среди католического населения северо-западных губерний усилилось враждебное настроение по отношению к России и к православной церкви. Вражда к православию особенно поддерживается ксендзами, которые, заодно с живущими здесь польскими помещиками, продолжают считать страну забранным краем и тайно поддерживают несбыточную мечту о восстановлении старой Польши и унии. При всяком удобном случае ксендзы превозносят р. -католическую веру, указывают ее мнимое превосходство пред православием, порицают православных пастырей и всячески поносят православие, как веру „холопскую“. Готовясь к приезду в Вильну (в 1890 г. ) епископа Авдзевича, ксендзы чаще стали собираться во множестве на „фесты“, чаще стали посещать своих прихожан и смешанные семьи, сильнее противодействовали заключению смешанных браков. В Гродненской губ. ксендзы часто стали совершать (в 1888 г. ) крестные ходы, нередко поздним вечером, при огнях, и тем привлекали возвращающихся из церкви православных. В дни костельных праздников с особенною торжественностью совершались „отпусты", которые привлекали в костелы массу богомольцев, не только католиков, но и православных. Бывали случаи отпадения православных в латинство. Так, в 1891 году в Полоцкой епархии отторгнуто было в латинство 7 православных лиц. В деревне Селявичи, Гродненской губ., отпало от православия 180 душ. Все они относятся крайне враждебно ко всему русскому и православному. В Литовской епархии ксендзы иногда запрещают своим прихожанам посылать детей в русские, особенно церковно-приходские школы;, они же научают родителей запрещать детям читать по-русски или по-славянски молитву за царя и домогаются, чтобы католики не поступали в услужение в русские православные семейства. В той же Литовской епархии между простым католическим населением весьма распространена следующая басня о мнимом всемогуществе папы. Папа римский, гласит эта басня, есть наместник самого Христа на земле, носящий в своем кармане ключи от царствия Божия. Он непосредственно сносится с Богом и с ангелами. Ежедневно утром под подушкой он находит у себя письмо от самого Господа, писанное золотыми буквами. Папа управляет всеми государями и без его ведома и благословения ни один царь не может начать войну. Этот непогрешимый и святой отец имеет власть прощать людям все или некоторые грехи. Среди простого народа распространены во множестве следующие предметы, особенно чествуемые латинянами: католические крестики и изображения католических святых, —те и другие с польскими надписями, коронки (четки) и шкаплеры (ладонки). Эти предметы нередко попадают и к православным.

Наибольшею нетерпимостью и слепою ненависти к православию отличаются католики, живущие в городах, где ксендзы имеют большое влияние на своих прихожан. В деревнях это влияние гораздо слабее. Польское образованное общество и отчасти шляхта удаляются от общения с православным духовенством и держатся по отношению к православному духовенству высокомерно и заносчиво. Напротив, католики-простолюдины, особенно окруженные большинством православного населения, находятся вообще в близком и дружелюбном отношении с православными, посещают иногда православные церкви, по временам приглашают православное духовенство для совершения христианских треб, особенно для освящения домов и полей и для поминовения усопших *).

*) „Отчеты оберъ-прокурора Св. Син.“, 1883—1895 г.

Для обуздания вредной деятельности ксендзов, правительство учредило за ними строгий надзор, и кроме того недавно изданы некоторые законоположения, ограничивающие действия полякующих католиков. Так, 11 мая 1891 г. Высочайше разрешено совершать браки между православными и латинянами без свидетельства ксендзов, по удостоверению, выдаваемому полицией. 3 апреля 1892 г. Высочайше утверждены временные правила о взысканиях за тайное обучение польскому языку в тайных польских школах. Нарушивший эти правила подвергается или денежному штрафу до 300 руб., или аресту до 3-х месяцев.

Совращение из православия в католичество замечается по преимуществу в семействах разноверных. Поэтому Литовская дух. консистория сделала (1892 г. ) след. распоряжение. Необходимо тщательно испытывать православного жениха, желающего вступить в брав с иноверкой: хорошо ли он знает основы православной веры, понимает ли он превосходство правосл. веры перед католической, знает ли он символ веры, молитвы  и заповеди Божии. Католичку-невесту тщательно испытать, не Фанатична ли она, знает ли она, в чем заключается существенное различие между православием и католичеством, способна ли и согласна ли она изучить сущность православия настолько, насколько это необходимо для того, чтобы впоследствии она могла ознакомить своих детей с истиною православия. В случае неудовлетворительных ответов с той или другой стороны, жених и невеста не могут быть повенчаны, так как они неспособны воспитывать детей в православной вере и подавать им добрый пример жизни по уставам православной церкви. Уже после издания вышеприведённого распоряжения, в Литовской и Полоцкой епарх. замечено было (в 1894—95 гг. ) несколько случаев крещения ксендзами детей, происходящих от смешанных браков.

 

Современное положение католичества в России и отношение к нему русского правительства *).

В губерниях западных, внутренних и на окраинах (кроме царства Польского) всего пять р. -католических епархий, а именно: Виленская, Тельшевская (с кафедрою в Ко вне), Могилевская архиепархия— в пределах Северо-Западного края, а также Луцко-Житомирская и Тираспольская (с кафедрою в Саратове **).

*) Смотр. „Продолжение" Свода Законов, приложение к продолжению Свода Зак., часть I, тома XI, Уст. ин. испов. —По особому Высоч. повелению от 1868 г. все новые узаконения относительно р. -католической церкви в России не вносятся в Свод Законов. Исключение из сего составляют правила об управлении дух. дел христиан р. -кат. исп., помещённые в „Продолж. “ к Св. Зак. 1893 г.

**) В губерниях Привисленскего края семь епархий: Варшавская (архиепархия), Белецкая, Влоцлавская, Люблинская, Сандомирская, Плоцкая и Августовская.

Высшею административною инстанцией для католической церкви в России является министерство внутренних дел. На обязанности его лежит между прочим сношение русских подданных, духовных и светских, р. -католического исповедания с римскою курией по делам церковно-вероисповедного характера. Все папские буллы, послания и наставления могут получать в России действие при том лишь условии, если они разрешены Высочайшею властью, по предварительном удостоверении, что не содержат в себе ничего противного русским государственным постановлениям и священным правам и преимуществам Верховной власти (ст. 2). Учреждением же, ведающим ближайшим образом духовные дела всех русских католиков, является р. -католическая духовная коллегия; она есть вместе и посредствующая инстанция между низшими органами епархиального управления и министерством внутренних дел по всем делам, требующим высшего разрешения, или с правительствующим сенатом и министром юстиции по делал судным (ст. 61). Коллегия имеет подробные сведения о состоянии всех церквей и монастырей, белого и монашествующего духовенства, учебных и других духовных учреждений и принадлежащих всем им имуществ. Коллегии принадлежит надзор за правильным течением дел в епархиальных консисториях, пересмотр их решений и меры исправления по отзывам, апелляциям и частным жалобам или протестам. Ей же принадлежит рассмотрение и представление высшему правительству всякого рода предположений епархиального начальства, относящихся к общей государственной и вместе церковной пользе, заведывание вспомогательным капиталом для католического духовенства и ревизия всех сумм, отпускаемых на содержание этого духовенства из государственного казначейства.

Она ведает, наконец, дела о приеме желающих принять монашество и о дозволении желающим из евреев, магометан и язычников принять р. -католическую веру (57, 1—6). Коллегия находится под председательством архиепископа-митрополита и состоит из двух членов—одного епископа, другого прелата, назначаемых Высочайшими указами по представлению самой же коллегии через министра внутр. дел. Кроме того, от каждой епархии избирается кафедральным капитулом через каждые три года по одному заседателю в коллегию (ст. 12, 24—25). При коллегии состоит прокурор, назначаемый министром внутр. дел. Он присутствует на ее заседаниях и представляет министру ведомость о решенных в ней делах. Если прокурор усмотрит в решении коллегии какое-либо несогласие с правилами, и коллегия не примет его предложения, то он представляет свои прошения министру (ст. 63). Министр внутр. дел, в случае несогласия с решением коллегии, предлагает ей свое мнение, которое она рассматривает и, если найдет какое-либо неудобство в его выполнении, то снова представляет министру и затем поступает уже по его разрешению (62). С министрами внутренних дел и юстиции коллегия сносится представлениями и получает от них предложения, с сенатом же сносится донесениями и получает от него указы. Епархиальным начальникам и консистории она посылает указы и получает от них представления и донесения, с губернскими же установлениями сносится сообщениями *).

*) Коллегиальное управление р. -католичѳской церкви в России напоминает синодальное управление православной церкви. Но есть между ними и существенное различие. Православная церковь по управлению составляет особое ведомство, а не входит в состав других ведомств и министерств. Свят. Синод в ряду государственных учреждений стоит не только не ниже министерств, как р. -католич. коллегия, но даже выше их, —он равен сенату. Св. Синод управляет правосл. церковью вполне самостоятельно. Зависимость его от государя простирается только в делах, касающихся государственного положения правосл. церкви и духовенства. Обер-прокурор Св. Синода, равняющийся по своему значению для Синода прокурору для катол. коллегии, назначается не кем-либо из министров, а самим государем; по своему положению в ряду других государственных сановников прокурор есть сам министр и ведомости о решённых в Синоде делах представляет на Высочайшее рассмотрение непосредственно. —Ж. „Вера и разум" 1898 г., №7, стр. 442, примеч.

 Архиепископу могилевскому, как митрополиту всех католических церквей в России, подведомственны все прочие епархиальные епископы, к которым он относится, как к своим суффраганам (8).

Управление церковными делами сосредоточивается в Могилевской архиепархии в руках могилёвского архиепископа, имеющего свою кафедру, консисторию и семинарию в Петербурге, в прочих епархиях—в руках епархиальных епископов, которым помогают епископы—суффраганы, кафедральный капитул, консистория, деканы, настоятели церквей и монастырей и начальники учебных заведений (34, 35). Епархиальный епископ заведует всеми церквами, монастырями, определяет на все духовные в епархии должности, кроме членов капитула, цензурует духовные книги р. -католического исповедания (36, 38, 44). В делах, касающихся догматов веры и канонических правил, когда явится нужда в разрешении, превышающем его каноническую власть, он может относиться к римской курии по установленному для этого порядку (37). Архиепископ-митрополит, епископы епархиальные и суффраганы назначаются государем императором после предварительного соглашения с папой и канонического утверждения (15). Все они дают присягу на верность государю императору и его наследнику, кроме того им дозволяется учинить присягу и священно начальнику римской церкви (16). Члены епархиального капитула, утверждаемые Высочайшею властью, составляют совет при епископе (48). Консистории составляются из оффициала, вицеоффициала, визитатора монастырей и из членов, назначаемых и увольняемых епископом с утверждения министра внутрен. дел (11, 19). Секретари консистории определяются и увольняются министром внутр. дел только из лиц католического исповедания (20). Ведению консистории подлежат дела, касающиеся епархиального духовенства, как-то: дисциплинарные, спорные об имуществах, о недействительности монашеских обетов; а также—дела смешанного характера, как-то: наложение церковного покаяния за проступки по решению светского суда, рассмотрение смет, дела о постройке церквей и др. (50, 1—4). Голос консистории есть только совещательный. Епископ может решать дела, особенно административные и влекущие за собою только лёгкие наказания, по своему личному усмотрению (51, 52). Во главе каждого благочиния стоит декан (благочинный), назначаемый епископом (26). При каждой приходской церкви*) состоит настоятель или священник в звании настоятеля (администратор) и при нем виварий один или несколько (13).

*) Всех католических приходов в империи и царстве Польском в 1892 г. было до 2700.—«Правит. Вѣсти.» 1892 г., № 60.

 При совершении треб они сообразуются с гражданскими постановлениями, относящимися в ним, наприм., при совершении браков, крещении иноверцев, погребении умерших, а также в ведении метрических книг (66), копии с которых они ежегодно должны представлять в губернские правления. Церковно-служительские должности при церквах исправляются вольнонаемными людьми (ст. 27, примеч. ). Непосредственное управление мужского монастыря вверяется епархиальным епископом настоятелю или супериору, назначаемому на три года. В помощники ему назначается вакарий и прокуратор (14, 71). Для непосредственного заведывания всеми монастырями епархии назначается епископом визитатор (ст. 76, примеч. ). Монастыри, как мужские, так и женские, управляются по их правилам и уставам, поскольку они согласны с общими гражданскими узаконениями о католическом духовенстве (70). В случае недостатка белого духовенства, монахи могут занимать и приходские места, но при этом они все-таки должны носить монашескую одежду (74). Все лица католического духовенства, при определении их в настоятели церкви или монастыря, в члены коллегии, консистории и академии, в викарные священники, дают на верность службы присягу при гражданском начальстве (30). Никто из католических духовных лиц не может отлучаться от мест своего служения без вида от своего начальства; епархиальных епископов, членов коллегии и консистории может увольнять в отпуск до 4-х месяцев без сохранения окладов жалованья министр внутренних дел (ст. 80, примеч. ); паспорта для дальних отлучек духовных лиц выдаются губернаторами, по требованию епархиальных начальников, во все губернии (ст. 80). Для приготовления юношества к духовному званию существует для католической церкви в России высшее учебное заведение—императорская духовная академия в Петербурге, а в каждой епархии—духовная семинария (92—93). В семинариях клирики обучаются, кроме богословских предметов, русскому языку, словесности и истории *).

*)Семинарское начальство и епископы не допускают почти никакого контроля за ходом учебно-воспитательного дела в семинариях. Преподавание в нить тайно ведется на польском, а не на латинском языке, как того, требует семин. устав 1843 г. Польский язык считается единственно принятым даже в Телыпевской семинарии, большинство которой составляют клирики—природные жмудины, а не поляки. Русский язык терпится только как неизбежное зло специально для уроков русского языка и русской истории. Библиотеки наполнены книгами на польском языке, а русские отсутствуют. Семинарские учебники проникнуты духом фанатизма и нетерпимости. Враждебное против всего русского настроение воспитывается в питомцах семинарий всеми способами и при всяких случаях. Кроме лиц, окончивших курс первых 4-х классов гимназии и имеющих по уставу право на поступление в семинарии, сюда принимаются нередко едва грамотные молодью люди, имеющие только звание «аптекарских учеников». «Р.-катол. духовн. семинарии Виленская и Телыпевская», Русского, Вильна, 1897,

Прелаты, каноники и другие духовные по учебным званиям имеют право носить особые (дистинкториальные) кресты с изображением на них русского государственного герба (87). Усерднейшие и благонамеренные духовные могут быть награждаемы наперсными крестами и причисляемы к российским императорским и царским орденам (88—89). Все монастыри, церкви и прочие духовные учреждения владеют имуществами движимыми и недвижимыми (94). Непосредственное заведывание ими принадлежит, настоятелю церкви или монастыря, под надзором епархиального епископа, а также правительства (95). Строение новых церквей разрешается только там, где этого требует или приращение народонаселения или слишком большая обширность существующих приходов и трудность сообщений (107). Прошения о разрешении постройки должны подаваться местному губернскому начальству, которое, по сношении с православною и католическою епархиальными властями, обязано удостовериться, нет ли каких препятствий к разрешению постройки и сообщить сие сведение со своим мнением министерству внутренних дел для окончательных соображений и распоряжений на основании устава строительного; починка церквей и построение новых вместо обветшавших производится с разрешения духовного начальства; оба эти требования простираются на церкви так называемые Филиальныя и на каплицы (107, 1—6). В случае недостаточности средств обществ или частных лиц, они могут обращаться за вспомоществованием на построение церкви к правительству (107, 5). Монастыри и церкви могут получать пособия из процентов на суммы, составляющие вспомогательный капитал для р. -католического духовенства; он находится в ведении коллегии; пособие до 900 руб. или же на постройку церквей и других духовных зданий до 10 т. руб. назначаются, по представлению коллегии, министром внутренних дел; на отпуск свыше этих сумм испрашивается Высочайшее разрешение (111—115).

В 1894 году учреждена в Риме при римской курии новая должность русского министра-резидента. При его посредстве русское правительство сносится с папой по делам церковно-вероисповедного характера. До 1896 г. сношения с папою по делам, который, в свою очередь, относился в министерство иностр. дел. Но с 1896 г. эта статья исключена из закона. Министр внутр. дел сносится ныне с „римской курией" без посредства министерства иностр. дел. Сношения русских подданных с Ватиканом стали рассматриваться как дела нашего внутреннего распорядка, а не как дела международного характера и значения. В том же 1896 г. последовало Высочайшее соизволение (26 июня) о чтении в учебных заведениях предклассной молитвы по исповеданиям, сообразно правилам каждого исповедания.

Собравшиеся в С. -Петербурге в ноябре 1897 г., по случаю происходившей хиротонии, р. -католические епископы с митрополитом во главе представили всеподданнейший адрес, в котором между прочим торжественно высказали, что неизменным призванием их будет, наравне с насаждением в сердцах верующих благочестия и доброй нравственности, забота об укреплении в их сердцах сыновней любви к великодушному монарху, непоколебимой верноподданности престолу и государству, глубокого уважения к законам и беспредельного благоговения к всемилостивейшим повелениям Его Величества. Будущее покажет нам, насколько серьёзно было это торжественное заявление латинских епископов.

Численность р. -католиков в северо-западном крае России: в Виленской губ. 956. 910, в Ковенской губ. 1. 221. 283, в Гродненской губ. 404. 602, в Минской губ. 206. 329, в Могилевской 48. 990, в Витебской 367. 645, всего же 3. 196. 769.

***

Внешнею характеристическою особенностью России, как государства, является самодержавие, а внутреннею духовною чертою, как народа—православная вера. Этими двумя чертами, проникающими всю нашу жизнь, должен определяться и характер отношений русского государства ко всем не православным исповеданиям в русских пределах. Эти же особенности должны лежать, следовательно, в основе отношений русского правительства и к католичеству. Действительно, во все времена католичество допускалось в пределах России по стольку, поскольку оно в лице своего владыки-папы не посягало на права самодержавной власти и путем пропаганды не наносило вреда господствующей православной вере. Только в этом смысле католичество пользовалось свободою в России во все времена. И только эти пределы, а не иные, может иметь свобода католичества в России. Предоставлять католичеству свободу большую значит для России то же, что отказаться от себя самой, от своего исторического прошлого и пожертвовать своею духовною самостоятельностью.

„Было бы поистине удивительно, если бы русское правительство, признавая православную церковь господствующею, в то же время считало обязательными для себя предписания глав р. -католической церкви. Что же касается догматов р. -католической веры и велений нравственности, то таковых никак не может признать единственными и безусловно для всех истинными не принадлежащий к р. -католической церкви, а тем более — законодатель или правительство, принадлежащее к восточно-православной церкви и, следовательно, признающее р. -католическое исповедание только относительною истиною или, что одно и то же, терпимым заблуждением“.

„Конечно, государство, как таковое, не может и не должно входить в обсуждение догматов с точки зрения богословской, но тем более оно вправе требовать от терпимых им исповеданий подчинения своим постановлениям, исходящим не из религиозных, а из государственных соображений. К какому бы вероисповеданию, в какой бы народности ни принадлежали подданные, они не могут не понимать этого, если только сами не желают скрывать мятежных побуждений за религиозными ширмами. "

„Не требование государством соблюдения его постановлений, а наоборот, стремление воспользоваться религией для политических целей составляет нарушение предписания воздавать кесарево кесарю, а Божия—Богу, и притом нарушение двойное, так как в нем не только кесарю, но и Богу не воздается должного и в отношении к обоим вводится ложь".

„Само собою разумеется, что нельзя предусматривать никакого противоречия между требованиями религии, терпимой в государстве, и требованиями государственных законов, так как религия, противоречащая государственным законам, была бы противозаконна и потому не могла бы быть терпимою. Но отсюда никак не следует, чтобы все действия, основанные будто бы на канонах и уставах этой религии, должны быть также терпимы даже в том случае, если они противоречат государственным узаконениям и пользе государства".

„Ясно, что хотя законодатель и не допускает возможности противоречия между канонами и уставами церкви и гражданскими законами, однако он предвидел и возможность противоречия между толкованием этих законов и уставов и требованиями государства. Ясно также, что в случае пререканий между церковными и государственными органами, решение принадлежит власти правительственной, управляющей государством и отвечающей за его порядок и безопасность, а не власти той церкви, которая терпима в нем наравне с другими вероисповеданиями" *). Но папа всегда говорил и говорит, что католичество в России не пользуется свободой и терпит гонения и преследования; то же повторяют за ним его единомышленники. „И папа с своей точки зрения прав **) так же, как право русское правительство.

*) „Русско-польскія отношенія Библіофила, 100 —101 стр. Вильна, 1897 г.
**) Говорится в ж. „Вѣра и Разумъ", 1898 г., № 7, стр. 452.

Дело в том, что папа, как глава католической церкви и владыка (считающий себя владыкой всего мира), может иметь, и действительно имеет, свои особенные понятия о своих правах и достоинствах того вероисповедания, которого он является главным представителем, понятия, вытекающие опять из индивидуальных особенностей этого владыки и его царства. Но как не все то, что выдает папа за истину, действительно справедливо, так и понятия его о своих правах и безусловном превосходстве проповедуемого им вероисповедания, не для всех и каждого обязательны. Даже католические державы Европы (в том числе Италия) дают отпор папе в притязаниях на главенство в их государствах, тем более законен этот отпор со стороны России, как царства православного и не знающего папы как владыки мира. Итак, пока папа не откажется от своих притязаний на всемирное господство и на победу своим вероисповеданием всех других христианских исповеданий, до тех пор он не может примириться с тем положением католичества, какое оно занимает в России, и до тех пор Россия не может дать католичеству больший простор сравнительно с тем, какой оно имело и имеет. Но как для папы совершенно невозможно первое, так для России второе “.

 

Р. -католические иерархи с 1796 по 1898 год.

Виленские епископы: Иоанн Коссаковский, 1796— 1808 г.; Иероним Стройновский, администратор, 1808—1815 г.; епископ Никодим Пузына, князь из Козельска, управлял Виленской епархией с 1815 г.; митрополит Станислав Богуш-Сестренцевич, управлял Виленской епархией, ум. 1826 г.; митрополит Гаспар Цецишевский, управлял Виленск. еп. с 1828 г., ум, 1831 г.; Венедикт Клонгевич, возв. с сан епископа 1831 г., ум. 1841 г.; Венцеслав Жилинский, возв. в сан еп. 1848 г., в сане митрополита управлял Виленской еп. с 1856 по 1869 г.; Адам-Станислав Красинский, состоял виленским епископом до 1863 г., ум. 1891 г.; Карл Гриневицкий, с 1883 по 1885 г.;. Антоний-Франциск Авдзевич, с 18 декабря 1889 г. по 28 мая 1895 года; Людвиг-Феликс Зданович, администратор, с 28 мая 1895 г. по 28 дек. 1896 г.; Стефан Зверович, с 23 окт. 1897 г.

Тельшевские или самогитские (жмудские) епископы: Стефан, князь Гедройц, 1778—1803 г.; Иосиф-Арнольд, князь Гедройць, 1803 —1838 г.; Матвей-Казимир Волончевский, 1860—1876 г.; Мечислав-Леонард Паллюлион с 1883 г.

Могилевские архиепископы-митрополиты: Станислав Богуш-Сестренцевич, 1784—1826 г.; Гаспар Цецишевский, 1827 —1831 г.; Игнатий Павловский, 1841—1842 г.; Казимир Дмоховский, 1841— 1861 г.; Игнатий Головинский, 1851—1866 г.; Венцеслав Жилинский, 1856—1863 г.; Антоний Фиалковский, 1871—1883    г.; Александр Гинтовт. 1883—1889 г.; Симон-Мартин Козловский, с 1891 года.

 

Продолжение

 

 

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 95 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте