ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

И.С. Орлай. О Юго-Западной Русiи.

 Илл. 1. И.С. ОрлайИван Семенович Орлай (илл. 1) — первый из плеяды уроженцев Карпатской Руси, прославившихся в начале XIX века служением на поприще общерусской  науки и просвещения. Исследователи до сих пор выдвигают разные версии о годе и месте его рождения. Одни утверждают, что родился в 1770 г. в селении Хуст (ныне город, Закарпатская обл. государства Украина), другие — в 1771 г. в с. Паладь близ Ужгорода (та же Закарпатская обл.). В служебном формуляре, который И.С. Орлай заполнил уже в Российской империи, он указал своё происхождение: «родом карпато-россиянин, из венгерских дворян» [1]. Высшее образование получил на философском факультете Львовского университета и богословском факультете Генеральной Йозефинской семинарии. В 1790 г. И.С. Орлай пытался поступить на службу в Пештский университет, но ректор-немец отказал ему из-за того, «что он русин, а не немец»; «Ну, когда я русин, так поеду в Русь», решил двадцатилетний Иван [2]. В 1791 г. он перебрался в Петербург, где поступил в Медико-хирургическое училище, которое через два года досрочно окончил, получив диплом врача. С 1793 г.,  служил военным медиком в Генеральном сухопутном госпитале, в 1798-99 - врачом в Семёновском полку, с осени 1799 по весну 1803 г. – врачом на почтамте.

В 1793-1800 гг. Орлай - помощник учёного секретаря Медицинской коллегии, в основном его редакторством и переводом на латынь был подготовлен к изданию первый выпуск «Записок российских врачей…» («Observationis medico-chirurgorum Ruthenici Imperii ...»)[3].

В 1800 И.С. Орлай «назначенъ былъ гофъ-хирургомъ Его Императорскаго Величества; въ этомъ званiи, по случаю кончины Павла I, ему Высочайше повелѣно было находиться неотлучно при тѣлѣ Императора, что и продолжалось съ 12-го марта до дня погребенiя.» [4].

В начале 1800-х Орлай оказал Отечеству особого рода услугу. Тогда русская наука и высшее образование испытывали нехватку кадров и Иван Семёнович вызвался помочь правительству. В 1803 г. он направил попечителю Петербургского учебного округа Н.Н. Новосильцеву «Записку гоф-хирурга Орлая о некоторых карпаторусских профессорах», в которой предложил пригласить в Российскую империю для развития преподавания и наук русских учёных и других славян-подданных австрийской монархии. В «Записке» он сообщал: «Отгороженные в смутное время от матери своей России, россияне населяют из древних времен Карпатские горы … Текущий век … произвёл в карпатороссийском народе мужей принесших и приносящих целой Римской империи пользу и славу.» [5]

 Иван Орлай так характеризовал происхождение и род занятий кандидатов: «Петр Лоди, Карпатороссиянин, во Львовском университете логики, философии моральной, метафизики и математики публичный ординарный профессор ... Лекции преподает на российском языке ... Кукольник. В Замосцкой академии, что в Чермной России [Галиции], физики экспериментальной и математики публичной ор[динарный] профессор. Родом карпатороссиянин. ... Владимир. В академии финф-кирханской профессор физики. Родом карпатороссиянин. ... Балотянский В Великовардарской академии в Венгрии публ[ичный] орд[инарный] профессор права естественного ... Родом карпатороссиянин. ... Петрашевич. Карпатороссиянин. Искуснейший в Песте в Венгрии адвокат ...» [6].

 Предложение И.С. Орлая начальство одобрило и в том же году В.Г. Кукольник, М.А. Балудянский, П.Д. Лодий по приглашению Главного педагогического института прибыли в Петербург. Впоследствии руководство положительно оценило идею Орлая отметкой в личном деле: «... вызванные им ... единоземцы ... все совершенно оправдали его проект и выбор весьма ощутительными действиями на образование российского юношества ...»[7].

В 1808-17 гг. Орлай - учёный секретарь Петербургской медико-хирургической академии (позднее — Императорская военно-медицинская академия), как администратор и учёный-медик он внёс большой вклад в её становление и развитие. В те же годы он, вновь пользуясь заграничными связями, помог правительству привлечь на службу Российской империи врачей-иностранцев  [8].

Во время войны 1812 г. был призван на службу в Генеральный сухопутный госпиталь, где «... подавал в самое нужное время помощь больным военного ведомства и военнопленным разных наций ...», за что получил государственные награды [9].

И.С. Орлай в соавторстве составил и в 1808 г. издал на латыни «Российскую полевую (военную) фармакопею», «Pharmacopoea Castrensis Ruthenica», выдержавшую впоследствии ещё три издания. В том же году Кенигсбергский университет присвоил И.С. Орлаю звание магистра свободных наук и доктора философии за «ученые сочинения и многоразличные в ученом свете заслуги» [10]. В 1808-м же году степень доктора медицины и хирургии Орлаю присваивает Дерптский университет — за опубликованную в 1807 г. в Дерпте диссертационную работу «История, содержание и требование к учению о лечебных свойствах природы» [11].

И.С. Орлай играл ведущую роль в организации издания Медико-хирургической академией «Всеобщего журнала врачебной науки»; состоял его редактором в 1811-14 гг. [12]. Это был «... единственный в то время русский медицинский журнал, поднятый И.С. Орлаем на научную высоту.» [13]. Весной 1817 г. из-за болезни уволился из Медико-хирургической академии, а летом того же года был избран коллегами в её почётные члены с назначением ежегодной пенсии в 2000 рублей [14].  

Илл. 2. Нежинская гимназияДалее карьера Н.С. Орлая продолжилась на посту директора Нежинской гимназии высших наук. Гимназия была создана в 1820 г. на пожертвование бывшего канцлера Российской империи князя А.А. Безбородко. Она разместилась в здании, отстроенном для неё в 1805-17 гг. по проекту академика архитекторы Л. Руска (илл. 2; из кн.: Гимназiя высшихъ наукъ и лицей князя Безбородко. 1881.). В течение XIX-XX вв. в этих стенах, меняя статус и названия, располагались разные ВУЗы, ныне - Нежинский государственный университет им. Н.В. Гоголя. И.С. Орлай назначен директором гимназии в сентябре 1821 г., сменив недолго прослужившего на этом посту земляка-карпаторосса В.Г. Кукольника.

Цель работы гимназии обозначена в её первоначальном уставе, принят в 1825 г.: «Цель учреждения сего заведения ... состоит в том, чтобы в малороссийском краю ... доставить всем и особенно неимущим дворянам и другого состояния жителям удобность при воспитании их детей в благочестивых правилах, приобресть сведения в языках и общих науках, полезных для каждого человека, и напоследок в высших науках, служащих приуготовлением юношества на службу государству» [15]

Иван Семёнович лично отобрал в штат гимназии пятнадцать профессоров и учителей-знатоков своих предметов и педагогики.  Благодаря преподавательскому составу, продуманной программе и методике обучения, и, главное, личному глубоко заинтересованному руководству И.С. Орлая, его педагогическому и управленческому талантам,  Нежинская гимназия стала образцовым учебным заведением. В этих стенах  получили образование многие выдающиеся люди России - Н.В. Гоголь, Н.В. Кукольник, Е.П. Гребинка, П.Г. Редкин, К.М. Базили и прочие.  

В августе 1826 г. И.С. Орлай, ранее подававший начальству  мотивированные состоянием здоровья прошения (в Нежине ухудшилось здоровье Ивана Семёновича, переезд на сухой причерноморский юг, как он полагал, должен был его поправить), назначен директором Ришельевского лицея в Одессе, дела которого прежним неумелым руководством были приведены в «совершенное расстройство». Министр образования разрешил Ивану Семёновичу при реорганизации Ришельевского лицея «руководствоваться в управлении оным правилами, по которым управляется Гимназия высших наук князя Безбородко» [16]. Имея соответствующий опыт, И.С. Орлай привёл дела вверенного ему учебного заведения в надлежащий вид. Но долго возглавлять Ришельевский лицей Ивану Семёновичу не было суждено, в феврале 1827 г. он скончался от болезни.

Не являясь профессиональным историком, И.С. Орлай смог внести  посильный вклад в изучение истории Отечества. В 1804 г. в журнале «Сѣверный вѣстникъ» издана статья Орлая «Исторiя о Карпато-Россахъ, или о переселенiи Россiянъ въ Карпатскiя горы и о приключенiяхъ съ ними случившихся.». К сожалению, в этой дебютной работе  И.С. Орлай, увлёкшись изложенной в заглавии идеей, насчитал в древности пять (!) переселений русского народа в Карпаты и Венгрию, допустил при попытке толкования происхождения русского этнонима наивные этимологические трактовки и иные упущения [17].  

В 1823 г. И.С. Орлай был принят в члены «Общества истории и древностей Российских», он «принимал самое активное участие в его деятельности, снабжая общество … рукописями, редкими книгами, картами и отчасти собственными сочинениями.» [18]. В течение 1813-15 гг. Орлай посылает Обществу копию рукописи обнаруженной им в Перемышле, «… что на червонной Руси, касающейся до жителей малой России, сиречь белой, червонной и черной Руси, стонавших некоторое время под игом польским …» [19]. Иван Семёнович поддерживал переписку с членами Общества, выполнял их научные просьбы, вёл собственные исторические и этнографические поиски.

Вершиной историко-этнографических изысканий Ивана Семёновича стала изданная в 1826 г. небольшая работа «О Юго-Западной Русiи.» [20]. Её цель - напомнить учёным мужам Русской империи о едва не забытом ими дальнем юго-западном крае России и её «Руском народе». Автор заслуженно ставит им в упрёк: «Сiя часть Россiи до такой степени упущена изъ виду Рускими писателями, что они ее нерѣдко описывали, да и нынѣ описываютъ подъ названiемъ Польши, и, что весьма удивительно, и Г. Бантышъ-Каменскiй ... о возникшей Унiи утверждаетъ, что Унiя сия возникла въ Польшѣ.» (с. 222). И. Орлай пеняет писательской братии державной Руси:  «Самые писатели Рускiе Галицкiе и поднесь еще не приняты въ число Рускихъ писателей, каковыми они въ самомъ дѣлѣ были, а причислены къ Литературѣ Польской …» (с. 223).

Илл. 3. Страница 225, фрагментЖителей «Юго-Западной Русiи» автор именует «Малороссiянами» и среди доказательств их русскости приводит данное им в IX веке венграми имя-экзоэтноним «Орос» (венг. «русские»): «Что обитатели всѣхъ выше упомянутыхъ мѣстъ имѣютъ сродство съ Малороссiянами, или тѣже Малороссiяне: сiе доказываетъ Кiевское ихъ Руское нарѣчiе и Лѣтописи Угорскiя (Венгерскiя) и Польскiя, начиная съ XI столѣтiя. Самые Угры называютъ нынѣ, да и издревле такъ называли Рускихъ сихъ  О р о с а м и.» (с. 225; илл. 3). Он напоминает, что «…всю Россiю называютъ они и поднесь Оросъ Биродаломъ, то есть, Р у с к а я  Д е р ж а в а.» (с. 227), (кстати, венгроязычная версия сайта посольства Венгрии в Российской федерации называет РФ Oroszorzag [21]). Орлай приводит и прочие имена «Карпаторускiхъ  жителей» в «Лѣтописяхъ Угорскихъ – Rutheni или Russi Karpatici» (с. 227).

В доказательство русскости этой земли Иван Орлай приводит и её древние латинские названия: «то Русiя rubra, то Русiя nigra, то terrae Russicae, то palatinatus Russiae.» (с. 222), перечисляет «… древнѣйшiе города Рускiе, какъ то: Галичъ, Перемышль, Ярославъ, Львовъ и прочiе …» (с. 224). Напоминает, что «Во Львовѣ, столичномъ городѣ Червонной Руси ... имѣетъ свою резиденцiю Митрополiтъ Галицкiй  и  всея  Россiи ...» (с. 226) и т. д.

Местами Орлай допускает наивные, ненаучные этимологические и исторические толкования. Например, в примечании на стр. 221 происхождение этнонима «угры» объясняет как «у горъ жившiе или Горцы», соответственно полагает, что венгерское название русских «орос» было «принесено ими изъ Кавказскихъ горъ въ XI столѣтiи.» (с. 225). Или выводит «Карпаторускихъ жителей» «изъ Южной Руси, а паче изъ окрестностей Кiева» (с. 227). Эти ошибки вызваны тем, что автор не был профессиональным историком, как и лингвистом (научная лингвистика тогда только зарождалась), но они нисколько не умаляют ценности множества приводимых им верных исторических свидетельств.

Иван Семенович завершает работу призывом «…вникать въ дѣла Южной Россiи со всевозможнымъ тщанiемъ … и дабы можно было достигнуть въ преднамѣреваемомъ успѣха, должно имѣть непосредственыя сношенiя съ вышеозначенными мѣстами.» (с. 228). Этот призыв И.С. Орлая и в наши дни нисколько не потерял своей насущности.

Данная работа И.С. Орлая интересна не только приведёнными в ней историческим сведениям, но она сама – яркий памятник карпаторусского самосознания 1-й половины XIX в., отстаивающий русскость коренного народа Карпато-России, а его историю – как часть общей истории Руси-России.

 


 
1.
Т. Байцура. Иван Семенович Орлай. Жизнь и деятельность. Пряшев. 1977. С. 19.
2. Гимназiя высшихъ наукъ и лицей князя Безбородко. Изд. 2-е. СПб. 1881. С. 191-192.
3. Байцура. С. 45-46.
4. Гимназiя … . С. 192.
5. Байцура. С. 32-33.
6. Там же. С. 34-35.
7. Там же. С. 36-37.
8. Там же. С. 47-51.
9. Там же. С. 43-44. 
10. Там же. С. 53.
11. Там же.
12. Там же. С. 54.
13. Там же. С. 59.
14. Там же. С. 60-61.
15. Там же. С. 94-95.
16. Там же. С. 176.
17. Эта статья И.С. Орлая воспроизведена в книге: И.С. Свенцицкiй. Матерiалы по исторiи возрожденiя Карпатской Руси. I. Сношенiя Карпатской Руси съ Россiей въ 1-ой половинѣ XIX-аго вѣка. Львовъ. 1905. С. 56-83.
18. Байцура. С. 185.
19. Там же. С. 189.
20. Труды и записки Общества исторiи и древностей Россiйских, учрежденнаго при Императорскомъ Московском университетѣ. Часть III. Книга 1. Москва. 1826. Стр. 220-228.
21. Страница сайта по состоянию на 19.10.2015: http://www.mfa.gov.hu/kulkepviselet/RU/hu/sitemap.htm                  

 


 

Приводим целиком статью И.С. Орлая «О Юго-Западной Русiи.» по первому изданию: Труды и записки Общества исторiи и древностей Россiйских, учрежденнаго при Императорскомъ Московском университетѣ. Часть III. Книга 1. Москва. 1826. Стр. 220-228. В приведенном тексте статьи сохранена орфография источника и разбивка по страницам,  слова, выделенные Орлаем особым шрифтом, подчеркнуты.

Александр Клещевский.



 

 

Иванъ Орлай.

 

О ЮГО-ЗАПАДНОЙ РУСIИ.

(Письмо изъ Нѣжина къ Секретарю Общества).

 

Желая по возможности содѣйствовать въ качествѣ Дѣйствительнаго Члена Обществу Исторiи и Древностей Россiйскихъ, я нахожу нужнымъ просить Васъ и Гг. Членовъ онаго обратить особенное вниманiе на ту часть пространнѣйшаго нашего отечества, которая, во время Владимiра Великаго, его дѣтей и наслѣдниковъ ихъ Удѣльныхъ Князей, извѣстна была подъ именемъ Юго-Западной  Русiи  и которая простиралась на западъ до Вислы рѣки, до Попрада и Дунайца, вытекающихъ изъ Карпатскихъ горъ и въ продолженiи теченiя своего соединяющихся и втекающихъ въ Вислу рѣку до хребтовъ Карпатскихъ горъ и до Дакiи, вмѣщавшей въ себѣ Молдавiю, Валахiю и Седмиградскую землю. Сiя Юго-Западная Русь, обитаемая и поднесь Рускимъ народомъ, говорящимъ Кiевскимъ Рускимъ нарѣчiемъ, угнѣтаема была поперемѣнно

 

221

то Поляками, за Вислою жившими, то Уграми (*), которые, пользуясь междоусобными раздорами Удѣльныхъ Князей, старались подъ разными благовидными предлогами сдѣлать ее себѣ подвластною. Наконецъ, Поляки, успѣвъ покорить ее себѣ, употребили всѣ средства, чтобы православное вѣроисповѣданiе уничтожить и водворить въ оныхъ областяхъ власть Папъ Римскихъ. Первый былъ Езуитъ Поссевинъ, который, подалъ проектъ о соединенiи Грекокатолическихъ церквей съ Римскими: что и произвело извѣстную намъ нынѣ Унiю (Unio) или соединенiе. Вторый былъ Князъ Сапѣга, который въ 1717 году подалъ на Варшавскомъ сеймѣ проектъ объ уничтоженiи Греко-Россiйского исповѣданiя, и который имѣю честь при семъ представитъ въ

____________

(*) Угры, то есть, у горъ жившiе   или Горцы извѣстны и поднесь подъ симъ именемъ Карпаторускимъ жителямъ, Чехамъ и разнымъ другимъ племенамъ Славянскимъ, да и Несторъ Лѣтописецъ такимъ же образомъ ихъ назвалъ. Они же сами на своемъ Гунскомъ языкѣ называютъ себя Магьярами. Поляки, узнавъ, что въ IX столѣтiи прошли чрезъ Кiевскiе горы Угры, назвали ихъ Уграми, что на Польскомъ языкѣ значитъ Венгоршъ; а посему слѣдовало бы держаться названiя Нестора, а не искаженнаго Польскаго; ибо Угры названы такъ отъ Кавказскихъ горъ, а не отъ Угрей, какъ Полякамъ казалось.

 

222

копiи на Польскомъ языкѣ. -  Послѣ таковыхъ неимовѣрныхъ и неслыханныхъ притѣсненiй, обитавшее тамъ Руское Дворянство скоро, измѣнивъ народу, отпало отѣ православiя. Потомки же нынѣшнiе видятъ въ нихъ токмо однихъ Шляхтичей польскихъ и узнаютъ ихъ по фамилiямъ древней Вивлiоѳикѣ Руской: такъ какъ въ сей книгѣ сохранена пямять одпадшихъ фамилiй. Сiя часть Россiи до такой степени упущена изъ виду Рускими писателями, что они ее нерѣдко описывали, да и нынѣ описываютъ подъ названiемъ Польши, и, что весьма удивительно, и Г. Бантышъ-Каменскiй, издавшiй впрочемъ превосходное сочиненiе, которое его дѣлаетъ безсмертнымъ, о возникшей Унiи утверждаетъ, что Унiя сия возникла въ Польшѣ. Ибо кто хотя мало вникнѣтъ въ Лѣтописи Угорскiя (Венгерскiя) и Польскiя, тотъ явственно увидитъ, что сiя Русь и подъ Польскимъ владѣнiемъ удерживала имя Руси; поелику во время владѣнiя Поляковъ она называема была то Русiя rubra, то Русiя nigra, то terrae Russicae, то palatinatus Russiae, да и самыми Уграми неиначе была называема, какъ я сiе докажу въ послѣдствiи времени копiями указовъ Угорскихъ (Венгерскихъ) Коро-

 

223

лей, которыя я неминуемымъ долгомъ поставлю представитъ Обществу Исторiи и Древностей Россiйскихъ. Весьма странно, что изъ новѣйшихъ Велико-Россiйскихъ писателей, въ издаваемыхъ ими Географiяхъ, Статистикахъ и путешествiяхъ по южной Россiи, каковыя я любопытствовалъ читать, весьма много ошибаются, наполняя Русiю болѣе Поляками, нежели природными ея жителями Рускими; критическiй сего разборъ я буду имѣть честь представить Обществу въ непродолжительномъ времени. Самые писатели Рускiе Галицкiе и поднесь еще не приняты въ число Рускихъ писателей, каковыми они въ самомъ дѣлѣ были, а причислены къ Литературѣ Польской: я здѣсь говорю о Зиморовичѣ, котораго рукопись хранится во Львовскомъ магистратѣ; объ Окшичѣ Ореховскомъ, коего сочиненiе на Латинскомъ языкѣ de instituendis principibusad Zihismundumregem, а равно и приглашенiе на Русь Короля Сигисмунда весьма любопытно; о Хоткевичѣ и многихъ другихъ, изъ коихъ Хоткевичемъ написаны и изданы разсужденiя Историческо-критическiя о двухъ Митрополiяхъ Кiевской и Галицкой, какъ издревле отдѣльныхъ, гдѣ означенъ онъ

 

224

Хоткевичъ Хронологомъ области Руской (*) 1770 года, во время Польскаго владѣнiя. Червонная и черная Русь, извѣстная нынѣ подъ именемъ Галицкаго и Владимiрскаго Королевства, вмѣщаетъ въ себѣ, за исключенiемъ Владимiра на Волыни въ Россiи уже находящегося, древние города Рускiе, какъ то: Галичъ, Перемышль, Ярославъ, Львовъ и прочiе, изъ коихъ нѣкоторые еще прежде Владимiра Великаго существовали и поднесь въ довольно цвѣтущемъ положенiи находятся. По таковой древности полагать можно, что въ оныхъ городахъ хранятся многiя рукописи, касающiяся до соотношенiя Удѣльныхъ Князей Галицкихъ съ Великими Князьями Кiевскими. Каковыя рукописи хотя и были уже съ пользою употребляемы Г. Гоппе, Директоромъ училищъ въ Галицiи; но такъ какъ изъ сочиненiй его вышелъ въ свѣтъ только одинъ томъ, то изъ сего заключить можно, что подобныя древнiя записки остаются тамъ какбы въ заключенiи, безъ дѣйствiя, и что много еще находится тамъ любопытнаго, могущаго доставить существенную историческую ясность о Юж-

__________

(*) Само собой разумѣется, что здѣсь рѣчь идетъ о нынѣншей Галицiи и Владимiрiи.

225

ной Руси, или о малѣйшей ея части, такъ называемой нынѣ Малороcсiею, или и о всей, можетъ быть, Великороссiи. - Что обитатели всѣхъ выше упомянутыхъ мѣстъ имѣютъ сродство съ Малороссiянами, или тѣже Малороссiяне: сiе доказаываетъ Кiевское ихъ Руское нарѣчiе и Лѣтописи Угорскiя (Венгерскiя) и Польскiя, начиная съ XI столѣтiя. Самые Угры называютъ нынѣ, да и издревле такъ называли Рускихъ сихъ  Оросами. Сiе Угорское названiе Рускихъ Галицкихъ и Карпаторускихъ жителей принесено ими изъ Кавказскихъ горъ въ XI столѣтiя. Ибо я, путешествуя въ 1819 году по Кавказской линiи, начиная отъ Кубани, даже до самаго Каспiйскаго моря, и зная Угорскiй языкъ совершенно, удивился, что почти всѣ Кавказскiе Горцы, какъ то: Нагайскiе Татары, живущiе подъ Пятигорiемъ, Черкесы, населяющiе большую Кабарду, осетинцы, пребывающiе въ окрестностяхъ Моздока, Чеченцы, трухменцы и разныя Калмыцкiя племена называютъ Рускихъ и поднесъ Оросами. Послѣ узналъ я, что и Манжуры, Мунгалы и даже Китайцы и разныя Татарскiя племена называютъ Рускихъ Оросами или Урусами, какъ сiе явствуетъ изъ книги подъ названiемъ: Кратчайшее описанiе  горо-

 

226

дамъ, доходамъ и прочему Китайскаго Государства, а притомъ и всѣмъ Государствамъ, Королевствамъ и Княжествамъ, кои Китайцамъ свѣдомы, выбранное изъ Китаиской Государственной Географiи, которая напечатана въ Пекинѣ на Китайскомъ языкѣ при нынѣшнемъ Ханѣ Кянъ Лунѣ Секретаремъ Леонтiевымъ въ С. Петербургѣ 1778 года, на стр. 302. и изъ  Исторiи Албугази о Татарахъ. Что едва ли не ведетъ насъ къ заключенiю, что названiе Рускихъ  Оросами, принесенное въ XI столѣтiи Уграми въ Паннонiю и съ того времени по днесь у Угровъ употребляемое, было уже извѣстно прежде IX столѣтiя у Азiятскихъ народовъ; но сiе мимоходомъ только мною упомянуто, оставляя, какъ непринадлежащее въ краткому сему начертанiю, для предбудущаго времени. - Во Львовѣ, столичномъ городѣ Червонной Руси, построенномъ Львомъ Романовичемъ, Удѣльнымъ Княземъ Рускимъ (коего портретъ и поднесь хранится въ Львовскомъ магистратѣ и коего копiю я уже доставилъ Его Высокопревосходительству Василiю Степановичу Попову) имѣетъ свою резиденцiю Митрополитъ Галицкiй и всея Россiи, каковый титулъ издревле

 

227

удерживали Митрополiты Галицкiе, и кажется, донынѣ носятъ точно, какъ Митрополiты  Кiевскiе  нарицаются купно и  Галицкими.  Въ Карпатскихъ горахъ, смежныхъ съ Червонною Русью, обитаетъ 700 тысячъ 

Рускихъ, извѣстныхъ подъ именемъ  Карпаторускихъ  жителей, а в Лѣтописяхъ Угорскихъ – Rutheni или Russi Karpatici , которые въ разныя я смутныя времена Россiи переселились на Угорскую землю изъ Южной Руси, а паче изъ окрестностей Кiева, давъ селенiямъ своимъ сходныя съ прежними названiя, о коихъ я доставлю впредъ подробное свѣдѣнiе. Сiи Карпаторускiе жители, не смотря на древность своего переселенiя, удержали доселѣ имя 

Рускихъ, или Русиновъ, древнѣйшее названiе Рускаго народа, какъ сiе явствуетъ изъ Лѣтописи Нестора и изъ договора Олега съ Греками, равно какъ и изъ  Руской Правды  Ярослава, гдѣ вмѣсто новомоднаго названiя Россiянинъ, употребляется  Русинъ; а Угры, какъ уже выше сказано, называютъ ихъ  Оросами, такъ какъ и всю Россiю называютъ ини и поднесь Оросъ Биродаломъ, то есть, Руская Держава. Сiи Карпаторускiе жители, находящiеся въ продолженiи многихъ вѣковъ подъ Угорскимъ правленiемъ, сохранили и донынѣ привержен-

 

228

ность къ православной Греко – Католической вѣрѣ и языкъ Рускiй: что весьма удивительно съ такимъ нарѣчiемъ, которое гораздо чище нынѣшняго Кiевскаго. Карпаторускiе жители имѣли также своихъ писателей; я здѣсь упомяну только о протоигуменѣ монастыря называемаго Горско – Чернецкимъ въ городѣ Мукачерѣ (видимо, «Мукачевѣ» - прим. моё, Клещ.) подъ Карпатскими горами,  Iоанникiѣ Базиловичѣ, который, издавъ сочиненiе подъ заглавiемъ: dereligiosis Ruthenis, щитаетъ 719 однихъ Карпаторускихъ церковныхъ Греческаго исповѣданiя приходовъ и семь монастырей. - Всѣ сiи обстоятельства, будучи достойны вниманiя всякаго благонамѣреннаго Русина и истиннаго сына отечества своего, доказываютъ необходимость вникать въ дѣла Южной Россiи со всевозможнымъ тщанiемъ: что наипаче предлежитъ сдѣлать Гг. Членамъ Историческаго Общества, и дабы можно было достигнуть въ преднамѣреваемомъ успѣха, должно имѣть непосредственыя сношенiя съ вышеозначенными мѣстами.

Иванъ Орлай.

 

________________________

Прилагаем электронную копию статьи И.С. Орлая «О Юго-Западной Русiи.» издания 1826 г. (формат PDF).


 

 

 

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте