Мариан Феофилович Глушкевич «Сказание о князе Романе Галицком»

Мариан Феофилович Глушкевич (1877-1935) – галицко-русский общественный деятель и поэт. М. Глушкевич выступал за единство трёх ветвей русского народа – великороссов, малороссов и белорусов. Будучи адвокатом, был защитником Семёна Бенадсюка на т.н. Львовском шпионском процессе – одном из целой серии крупных судебных процессов против православных галицко-русских священников, которых австро-венгерские власти накануне Первой мировой войны обвиняли в шпионаже в пользу России. Благодаря адвокатскому таланту М. Глушкевича, С. Бендасюк (и другие подсудимые) были освобождены.
В 1915 г. М.

Глушкевич покидает Галицию вместе с русской армией, проживает в Киеве и Рстове-на-Дону. Вернулся на родину после 1917 г. Был женат на дочери видного галицко-русского деятеля Богдана Дедицкого. Работал судьёй, доктор юридических наук. Похоронен в Львове на Лычаковском кладбище в Братской могиле галицко-русских журналистов.

Кроме судейской деятельности, писал стихи. Опубликовал три сборника стихотворений: «Мелодии» (1903), «Собрание стихов» (1907), «Символы и иллюзии» (1922). Некоторые стихотворные произведения посвятил русской истории.

Галицкий литературовед Юлиан Яворский сравнивал его произведения с произведениями А. Фета. М. Глушкевича называли «галицким Лермонтовым».

Текст Сказания о князе Галицком подготовлен для публикации на сайте «Западная Русь» Владиславом Гулевичем по фотокопии газеты «Свободное слово Карпатской Руси», присланной Натальей Гаттас. Наталья Гаттас  прилагает немало усилий на поиск книг и статей карпато-русских просветителей в американских библиотеках, способствует изданию их трудов в России. Ей же принадлежит меткое замечание: почему карпатороссов называют русофилами? Разве может японец быть японофилом? Нет, он – японец. Так и карпатороссы – они не галицкие русофилы, а русские люди!

 

 

СКАЗАНИЕ О КНЯЗЕ РОМАНЕ ГАЛИЦКОМ

 

Не заря тих по небу катится,
Не злат месяц гуляет по нивушкам,
На коне, из похода злосчастного,
Князь роман мчится в замок свой галицкий.
А в груди его рана кровавая,
А из раны той струйкою алою
Кровь, сквозь латы, дымясь, пробивается,
И по корзну сочится по княжьему.

Всю дружину удалую, храбрую
На полях Завихостских оставил он.
Она спит там, сном вечным повитая…
А он скачет – дружинушки новые
Собирать и со славой вернутися,
Зане в Галиче чада осталися:
Святогоровы внуки хоробрые,
Молодецкие отроки юные
И вся дума его седоглавая…

Мчится вихря быстрее Мстиславович…

Поднебесного грома грознее он
И светлее палючей он молоньи…
И отходят с пути его в сторону
Цепи гор, пред конём расступаяся,
От ударов подковы серебряной
Озаряется ночи тьма тёмная,
Алым полымем степь занимается,
А вдале слышны вои звериные…
Да стенания птицы испуганной…

Мчится вихря быстрее Мстиславович…

А как в землю вступил он родимую,
Совершилось тут чудо великое:
По дороге ль он скачет, иль по полю,
По лесам, по зелёным ли нивушкам,
Из земли встают витязи славные,
Подымаются мстители грозные,
Все в кольчугах и шлемах чеканенных,
Кто с колчаном с стрелами пернатыми,
Кто копьём, кто мечём потрясаючи,
И зовут: «Гей, Роман-свет Мстиславович!
Ты сзывай нас на рать на великую,
Ты веди нас на битву кровавую,
Чтобы наша земля старорусская
Вся до пяди осталася вольною,
Чтобы вражья соха не тревожила
Богатырских могил святопамятных!
За отчизну, за Русь православную
Буйны головы сложим мы во стократ!».

Слышит князь голоса эти грозные,
И в груди его сила великая
Бурей-вихрем растёт-подымается…
Прискакал он ко граду зубчатому,
Устремил в него взоры орлиные
И зовёт, истекая весь кровию:
«Гей, вы отроки, други, гей, соколы,
Святогоровы внуки хоробрые!
Вы звоните мне в колокол набольший,
Вы трубите во трубы мне звончаты,
Чтоб все батыри русские слышали,
Вы сзывайте мне вече народное,
Собирайте вы рати великие
И ведите на битву кровавую
За отчизну, за Русь православную!
Гей, вы, волки, что други удалые!».

Но не кончил он речь богатырскую, -
Одолела, знать, рана кровавая, -
Так и умер под замком он галичским…
А на замке дружинники в те поры
За ковшами сидели и брашнами,
Пели песни гусляры разгульные,
У бояр были головы пьяные…

В стране ж, на родимой сторонушке,
На Днестре, на Сбруче и на Серете
Алым полымем степь подымается,
Озаряется ночи тьма тёмная:
Из костей встают мстители грозные,
Подымаются витязи славные,
Собираются силы несметные…
Денно, нощно там ждут-дожидаются,
Что вожди к ним удалые явятся,
Поведут их на битву, на рать,
За отчизну, за Русь умирать…

До сегодняшняя дня дожидаются…

 

Подготовлено   Владиславом Гулевичем

 

Также читайте статьи посвященные Мариану Глушкевичу:
1. Из карпато-русской поэзии (продолжение)
2. 80 лет со дня смерти галицко-русского поэта Мариана Глушкевича.
3. Западнорусский календарь – ИЮЛЬ
4. Романсы на стихи Мариана Глушкевича ко Дню его рождения (31.03.1877)
5. Ростов-на-Дону в истории карпато-русского движения

 

 


У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.