Западнорусизм в свете сегодняшних реалий

Автор: Владислав Гулевич

 Духовно-политическое течение западнорусизма, оставившее впечатляющий след в общерусской историографии, становится сегодня вновь востребованным, особенно с учётом тревожных симптомов, проявляющихся в политике моноэтничности, которой придерживаются официальные власти в славянских республиках бывшего СССР. Так,  несмотря на признание русского языка вторым государственным, количество белорусских граждан, считающих себя русскими, продолжает сокращаться. Согласно официальной статистике, в 1999 г.  в Белоруссии проживало 1 млн. 142 тыс. русских (11.4%). В 2009 г. их количество снизилось до 785 тыс. (всего 8.3 %) . На Украине между переписями 1989 и 2001 гг. количество русских сократилось на 3021,5 тыс., что было обусловлено не только их репатриацией в Россию, но и политикой жёсткой украинизации [2].

Проблематику «исчезновения в никуда» русского населения на западных рубежах Русского мира необходимо рассматривать комплексно, не зацикливаясь на географических детерминантах. И хотя западнорусизм получил своё развитие преимущественно на белорусской земле, своим культурно-идеологическим и политическим потенциалом он охватывает всю Западную Русь, к которой географически принадлежит не только  Белоруссия, но  и значительная часть Украины. Не стоит забывать  юго-восточную Литву, поскольку литовско-белорусское порубежье никогда не было преградой для проникновения идей западнорусизма на литовскую землю, где «русские»  белорусы  не были чужаками. Таким образом, мы пришли к пониманию того, что западнорусизм есть научно-политическое и культурно-идеологическое направление интеллектуальной мысли, охватывающей белорусские, украинские и литовские земли. Суживать его потенциал, ограничиваясь только географическими рамками Белоруссии, где западнорусизм получил сегодня второе дыхание, будет крайне неосмотрительно, поскольку тогда поддержание русской культуры и русских, как её носителей, на  Украине и в Литве, останется без прочного историко-идеологического обоснования.

 

Белоруссия

Поскольку наиболее полно западнорусское интеллектуальное течение проявило себя на белорусской земле, именно Белоруссию принято считать колыбелью западноруссизма, на ниве которого долгие годы трудились такие известные науке личности, как Е. Карский, М. Коялович, П. Жукович, К. Харлампович.  Одним из авторов основополагающих идей западнорусизма принято считать епископа Георгия Конисского (1717-1795), архиепископа Могилёвского, Мстиславского и Оршанского. В 1993 г. Г. Конисский был причислен к лику местночтимых святых Белорусского экзархата Русской православной церкви, что придаёт ещё большую значимость его идейным наработкам. Активность архиепископа вызывала раздражение тогдашних польских властей (епархия Г. Конисского находилась на территории Польши), поскольку он выступал за равноправие католиков с православными. Перед императрицей Екатериной II Г. Конисский отстаивал право униатов вновь вернуться в православие, благодаря чему многие западно-белорусские греко-католики смогли войти в лоно православной церкви. Украинское происхождение будущего архиепископа (родился в Нежине, окончил Киевскую духовную академию) должно послужить дополнительным обоснованием для популяризации его идей не только в Белоруссии, но и на Украине, где о нём известно лишь небольшому кругу людей из числа историков и богословов.

В современной Белоруссии западнорусизм призван противостоять не только белорусскому национал-партикуляризму, но и теме «литвинства». Белорусский национализм и белорусское литвинство играют на одном и том же политическом поле, отрицая историческую преемственность Белой Руси как былой части Руси Великой. Белорусские националисты  призывают ковать новую белорусскую нацию, как часть семьи европейских народов.

Приверженцы литвинизма уходят глубже в историю и ведут родословную белорусов от Великого Княжества Литовского (ВКЛ). В их понимании ВКЛ было государственным образованием европейского народа литвинов, которое было разрушено «коварною Москвою» и, тем самым, история литвинского народа, насильно превращённого в белорусов, повернулась вспять.  Пропаганда литвинизма призывает искоренить любой намёк на родство русских с белорусами. В этнониме «литвин» нет второго корня  – рус. Зато есть намёк на литовцев, хотя самих литовцев новоиспечённые литвины предлагают именовать жмудью. Идеологию литвинизма уже называют более чистоплотной, чем белорусский национализм, поскольку в пропагандистской риторике литвинизма не затрагивается вопрос коллаборационизма, чувствительный для белорусов. Литвинизм объявляет всё население Белоруссии «переходной субнациональной группой», состоящее из литвинов-белорусов и литвинов-поляков. Литвины-русские в списках не значатся, но провозглашается возможность стать литвином любому человеку, если он внутренне к этому готов и ощущает духовную связь с наследием ВКЛ. Как видим, этнические границы литвинизма предельно размыты и подразумевают космополитичность потенциальных литвинов. По словам идеологов литвинизма, в условиях духовного обнищания и измельчания этнического самосознания жителей российских мегаполисов молодёжь Москвы, Питера и других городов могла бы «заболеть» идеей литвинизма при умелой подаче пропагандистского материала. Особый упор предлагается делать на калининградский анклав, географически наиболее близкий к границам бывшего ВКЛ.

Пока литвинизм не имеет широкой поддержки, хотя заинтересованность  региональных игроков в этой идеологии наблюдается. Если в Литве эти идеи воспринимают либо настороженно, либо со смехом, несмотря на провозглашённое литвинистами желание учредить еврорегион Великалитва (Белоруссия – Польша – Литва), то отношение поляков к литвинизму благосклонное.  При переписи населения в  2009 г. литвинами записались 66 человек.

 

Украина

Кроме малоросса Г. Конисского, идеи западнорусизма отстаивали  архиепископ Литовский и Виленский (и здесь мы снова видим актуальность западнорусизма для Литвы) Иосиф Семашко и археолог Ксенофонт Говорский (тоже уроженцы Украины). Невзирая на столь значимый вклад в дело западнорусизма этнических малороссов, сам западнорусизм является для Украины малоизвестным идеологическим течением. Стремление официальных властей скроить во что бы то ни стало украинскую политическую нацию приводит к тому, что из истории Украины (Малороссии) выбрасываются огромные пласты, не вписывающиеся в рамки официальной идеологии. На данном этапе Киев рассматривает амальгаму западно-украинской идеи и русской идеи как залог стабильности государства. На полюсах этой планки находятся, соответственно, националистическое украинство (ареал распространения ограничивается, как правило, географическими рамками Западной Украины) и идея Русского мира (восток и юго-восток республики). Наслоение двух идеологий даёт в местах их соприкосновения «усреднённого украинца», представленного, преимущественно, населением центральных областей. «Усреднённый украинец» частично подвержен как влиянию националистических идей, так и идеологии Русского мира, и склоняется в сторону того, кто сумеет обеспечить мощное присутствие в гуманитарной сфере (СМИ, телерадиовещание, общеобразовательный процесс). В ходе предвыборных кампаний основной упор избирательных штабов делается именно на «усреднённого украинца» - многомиллионное население центральной Украины. Кто выигрывает в центре, выигрывает выборы в масштабах всей страны. «Усреднённый украинец»  - это лиминальная  этнополитическая конструкция. «Усреднённый украинец» идеологически не является  русским, но и не является украинским националистом-русофобом. Его мятущимся сознанием овладевает идеология, на текущий момент наиболее широко представленная в информационном поле. На данном этапе – это идеология украинцев как политической нации, равноудалённой от русофильства и украинофильства. Тем не менее, ещё совсем недавно «усреднённый украинец» склонялся к русофобской идеологии «оранжевой» революции, и такой вариант нельзя не предусматривать в будущем. 

Западнорусизм представляет собой неотъемлемую часть исторического наследия  Украины. Константин Харлампович, западнорусист начала ХХ в., был членом Украинской АН. Ученик Михаила Кояловича, Антон Будилович, был связан родственными узами с семьёй Адольфа Добрянского, видного деятеля карпато-русского (галицко-русского) движения, поборника культурного и этнического единения австрийских русинов с русским народом. Религиозно приверженцы западнорусизма склонялись к русскому православию, а некоторые видные деятели этого движения (архиепископы Иосиф Семашко, Антоний Зубко, Василий Лужинский) перешли в православие из греко-католицизма. Не секрет, что греко-католицизм рассматривается националистической публикой как средство духовного отрыва белорусов и малороссов от России. Главный теоретик так называемого волевого национализма  Дмитрий Донцов в 1916 году в статье «Дело Унии» обозначил дух униатства (греко-католицизма) как главный элемент формирования украинской нации, который не позволит ей войти в союз с православной Евразией, то есть, Россией [3]. Только греко-католицизм, по мнению Донцова, способен ввести украинцев в семью европейских народов, где нет места русофильским настроениям. Призывы современных последователей Д. Донцова склоняться к греко-католицизму или, на худой конец, к украинскому православию «киевского извода» направлены на то, чтобы «превратить» украинцев в «ирландцев». У ирландцев, как известно, сильной консолидирующей силой была религия (а не язык, поскольку сегодня многие ирландцы забыли родную речь, и перешли на английский), всегда отличавшаяся от религии англичан. Греко-католицизм является инструментом воздействия на значительную часть украинского населения в духовном и политическом аспекте. В наши дни эту идею активно популяризирует  Научно-идеологический центр им. Д. Донцова (г. Дрогобыч).

Русофилы Галицкой Руси, всегда боровшиеся против украинизации западно-украинских областей, вдохновлялись идеями славянофильства так же, как и деятели западнорусизма. На лицо историко-идеологическая преемственность западнорусизма, галицко-русского движения и славянофильства (Георгий и Алексей Геровские, Ольга Грабарь, Иосиф Лозинский, Александр Духнович).

 

Литва

Исторические «границы» западнорусизма простираются на приграничные с Белоруссией литовские земли. Церковный историк Григорий Киприанович, приверженец «западнорусской» исторической школы, числился в преподавателях  Литовской духовной семинарии и  Виленской мужской гимназии. Там же, в Литовской семинарии обучались западнорусисты Платон Жукович и Константин Харлампович.  На территории Литвы развивали и популяризировали свои идеи епископ Иосиф Семашко, чья кафедра с 1845 г. находилась в Вильно (Вильнюсе) и Ксенофонт Говорский, который похоронен  на вильнюсском Ефросиниевском кладбище – одном из древнейших православных некрополей Литвы. Однако в целом идеи западнорусизма не знакомы не только литовцам, но и большинству этнических русских, проживающих в Литве. Идеологический вакуум, образовавшийся после краха советской системы, получил в независимой Литве моноэтническое наполнение. Славянское население страны столкнулось с проблемой национальной идентичности [4], поскольку власти Литовской республики, как геополитического субъекта (с теоретически-правовой позиции), взяли курс на непреклонную литуанизацию национальных меньшинств. Литовские власти нацелены на интеграцию в западные культурно-политические структуры и автоматически рассматривают Россию как идейного оппонента.  В связи с этим официальный Вильнюс равнозначно холодно относится как к теориям литвинизма, так и западнорусизма. В первом он видит покушение на святая святых литовской историографии – Великое Княжество Литовское как политическое достижение литовского народа (а не воображаемых литвинов), а во втором усматривает инструмент распространения российского влияния на сопредельные литовские земли. Отторжение западнорусской идеи носит надуманный характер, обусловленный геополитической детерминацией современного литовского государства. Концепции западнорусизма для части населения Литвы (особенно русскоязычного) по-прежнему актуальны, т.к. являются частью литовской истории (пусть и отвергаемой в угоду политической конъюнктуре). Первыми русскими на территории Литвы были  не мифические русские оккупанты, а русские старообрядцы, появившиеся здесь уже в XVII в., и которые до сих пор сохранили свой язык и вероисповедание. Кроме того, 14% белорусов, 17% украинцев и 3%  поляков Литвы также считают себя русскими [5]. Не забудем, что лидером национального возрождения Угорской Руси в XIV в. был князь Федор Кориатович - православный литовец (из династии Гедиминовичей) – фигура во многом символическая, предтеча угрорусского движения.

 

Западнорусизм и современность

В наши дни популяризацией идей западнорусизма занимается группа белорусских историков, публицистов и интеллектуалов, основателей научно-просветительского проекта «Западная Русь» (Игорь Зеленковский, Валентина Теплова, Александр Бендин, Эдуард Загорульский, Александр Киселёв, Александр Гронский)

Западнорусизм имеет политическое и религиозное измерение. В двух этих областях общественной жизни наступление на идею Русского мира ощущается больше всего, как в Белоруссии, так и на Украине. Политически западнорусизм толкует Белоруссию (и Малороссию)  как  культурную и в недавнем прошлом государственную часть России. Западнорусизм способен сбить русофобский накал в греко-католической среде, поскольку среди союзников западнорусистов были видные униатские священники Галицкой Руси XVIII в., не переходившие в православие, оставившие после себя филологические и исторические труды (Иосиф Левицкий, Григорий Яхимович, Николай Устианович, Яков Головацкий).

Западнорусизм может служить противовесом как идеологии украинского и белорусского национализма, так и теориям литвинизма.  Концепция западнорусизма признает национальные особенности белорусов и украинцев, но призывает их не забывать о своих общерусских корнях. Западнорусизм способен выбить из рук литвинистов и националистов  их символы и геральдику, поскольку древняя геральдика Западной Руси «узурпирована» русофобскими движениями. Сегодня же, из-за недостаточного информационного обеспечения западнорусской идеи в массах, представители националистических движений выдают государственные символы Руси (трезубец на Украине, Погоня в Белоруссии) за геральдические знаки независимых держав – Украины-Руси, Беларуси либо ВКЛ.

Остаётся только сожалеть что, современный западнорусизм - мощное орудие историко-политической борьбы за охранение западных рубежей Русского мира, сегодня является  прерогативой историков-энтузиастов.

 

 


 

[2] Евгения Малахова «Сколько русских на Украине?» (информационный проект «Государство и антропоток» Центра стратегических исследований Приволжского федерального округа)

[3] Дмитро Донцов «Справа унії» (Науково-ідеологічний центр імені Дмитра Донцова)

[4] Наталия Зверко «Ученые: у русскоязычных Литвы проблемы с идентичностью» (информационный ресурс DELFI,  28.11.2009)

[5] Сергей Орлов «Литва: Для русских школ зазвенел последний звоночек» («Свободная пресса», 20.04.2010)

 

Владислав Гулевич

Журнал "Международная жизнь"


У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.