Западнорусизм и Болгария

Автор: Владислав Гулевич

Болгария, Шипкинский перевалПредставляем очередную статью Владислава Гулевича, написанную им под впечатлением пребывания в Болгарии, где он в течение двух недель находился в Габровском университете в составе Кировоградской областной общественной организации "Нашите хора" (предыдущая его заметка о книге Ивана Григоровича на болгарском языке). Город Габрово расположен на северном склоне хребта Стара Планина, у Шипкинского перевала. В Габрово, находившемся в ближнем тылу русской армии во время русского-турецкой войны 1877—1878 гг.  есть несколько памятников русским солдатам и офицерам, которые сражались при обороне Шипки и умерли в городе от ран. Среди защитников Шипки было много выходцев из Белоруссии о чем свидетельствуют памятники в Габрово.

Напоминаем, что  2010 году на сайте была опубликована статья Вячеслава Бондаренко о русском кладбище у села Шипка, расположенном на противоположном от Габрово южном склоне Шипкинского перевала. Та статья Вячеслава Бондаренко  вдохновила группу активистов в России на действия по восстановлению Русского кладбища, которые сейчас создают для этих целей благотворительной фонд.

Редакция ЗР

 


 

Юрий Иванович Венелин

В силу географического фактора Болгария находилась вдалеке от перипетий противостояния польско-католической и русско-православной цивилизации. Для болгар актуальней был фактор мусульманский, хотя Ватикан направлял своих посланников и в Болгарию, намереваясь склонить болгар к униатству. Между тем, широта и масштабность научных интересов западнорусских учёных привели к тому, что Болгария также попадала в их поле зрения.

Самым выдающимся западнорусским исследователем, получившим всеобщее признание болгарского народа ещё в XIX в., был уроженец Закарпатья Юрий Иванович Венелин (22.04.1802–26.03.1839). Будучи русинско-румынского происхождения и сыном православного священника, Ю. Венелин (настоящая фамилия – Георгий Гуца) обладал русским самосознанием. Впоследствии он меняет свою румынскую фамилию на русскую, берёт себе другое имя, и в таком виде навсегда входит в западнорусскую (карпато-русскую) историю. В последствие Венелин заложил основы русской славистики (изучение славянства) и воспитал будущих деятелей русского славянофильства Ивана и Константина Аксаковых.

В 1823 г., 21 году от роду, Ю. Венелин бежит в Россию, спасаясь от притеснений со стороны католиков. Там он знакомится с болгарскими колонистами, бежавшими в Россию от турецкого ига. Это знакомство предопределило творческий путь Юрия Ивановича. Болгары и их история навсегда остались темой его научных изысканий. Он издал первую книгу об истории болгарского народа, первую грамматику болгарского языка.

Исследуя вопрос о происхождении болгар ("Древние и нынешние болгаре в политическом, народописном, историческом и религиозном отношении к Россиянам", 1829), Венелин доказал их принадлежность к славяно-русскому племени, а не к татарскому – по мнению Тунгана и Энгеля: «Русские историки перечисляют вымершие племена поморских славян и не знают о живых болгарах, от которых Русь получила крещение, на языке которых читали и писали почти до Ломоносова». Увлечение у нас Западом было, видимо, так велико в начале ХIХ в., что некоторые русские историки порою даже считали всех балканских славян исчезнувшими: "и не слышны уже славянские звуки за Дунаем", – как писал перед войной 1828 г. один из московских журналов. Фактически этот первый том книги был посвящен обзору древнейшей истории восточных славян в целом.

История Руси и славянства (Москва 2011) в формате PDF. Первое	издание избранных трудов выдающегося русского историка,	одного	из основателей и классиков славяноведения Юрия Иванови-ча	Венелина (1802–1839) включает наиболее ценные его работы, большинство	из которых не переиздавались в течение последних	160 лет. В 1829 г. из-под его пера выходит труд «Древние и нынешние болгаре в политическом, народописном, историческом и религиозном их отношении к россиянам». В этом исследовании Венелин доказал принадлежность болгар к славяно-русскому племени, а не к татарскому – по мнению Тунгана и Энгеля: «Русские историки перечисляют вымершие племена поморских славян и не знают о живых болгарах, от которых Русь получила крещение, на языке которых читали и писали почти до Ломоносова».

В 1830-х он путешествует по европейской Турции, в т.ч. по Болгарии. Турки препятствовали его свободному перемещению по стране, и Ю. Венелин переезжает в Бухарест, где была крупная болгарская диаспора (в Румынии болгарские патриоты учреждали революционные ячейки для организации антитурецких восстаний).

Болгарской истории, фольклору и, шире, всего славянства Ю. Венелин посвятит ещё ряд работ – «О зародыше новой болгарской литературы», «Влахо-болгарскиe или дако-славянскиe грамоты», «О характере народных песен у славян задунайских», «Скандинавомания и её поклонники или столетние изыскания о варягах» и др.

Ю. Венелин знакомится с видными деятелями национального болгарского Возрождения – Василом Априловым и Николаем Палаузовым. В. Априлов считал Ю. Венелина своим духовным отцом, и признавал, что неоценимое воздействие на него оказал труд Юрия Ивановича «Древние и нынешние болгаре в политическом, народописном, историческом и религиозном их отношении к россиянам». По мнению В. Априлова, Ю. Венелин вывел болгар из неизвестности и пятивекового сна. Вполне справедливо болгары считают Ю. Венелина «апостолом Возрождения» (по аналогии с «апостолами свободы» - так в Болгарии называют лидеров Апрельского восстания 1876 г.).

Умер Ю. Венелин в Москве, будучи молодым 37-летним человеком. Болгарское общество погрузилось в глубокий траур. Деятельность Венелина сыграла огромную роль в формировании национального самосознания болгарского народа. В 1902 г., в столетие со дня рождения Венелина, по всей Болгарии чествовали его память как национального героя. Его фамилия стала в Болгарии личным именем, ему воздвигли множество памятников, установили мемориальные доски, назвали его именем улицы, как в Софии, так и во многих других городах.

Книга Ю. Венелина «Об источнике народной поэзии вообще, и, о южнорусской в особенности» ( Москва 1834) в формате PDF.К сожалению, современные болгарские исследователи творчества Ю. Венелина называют его украинцем, а это - историческая ошибка. Сам Ю. Венелин никогда себя так не называл. В своём труде «Об источнике народной поэзии вообще, и, о южнорусской в особенности» (1834), Ю. Венелин употребляет этноним «украинцы» и топоним «Украина», но как синонимы этнонима «южные русаки» и топонима «Южная Русь», не вкладывая в слова «Украина» и «украинцы» тот смысл, который вкладывается в них сегодня. Иногда и украиноязычные источники выдают Ю. Венелина за украинского писателя, приписывая его заслуги в области болгаристики украинской науке. Мнение самого Ю. Венелина о собственной национальной идентичности странным образом игнорируется.

Сегодня термин «западнорусская (карпато-русская) литература» практически не известен в Болгарии, хотя изредка встречаются люди, краем уха слышавшие это словосочетание. «Мы изучали древнерусскую литературу, русскую классическую литературу, русскую советскую литературу, но западнорусской не знаем. Кто придумал такую классификацию?», - такой ответ прозвучал из уст одной болгарской учительницы-филолога на мой вопрос о том, знакома ли она с творчеством западнорусских писателей. В Болгарии неизвестно, что один из самых знаменитых людей в Болгарии, Юрий Венелин – западнорусист, что не так уж удивительно, если учесть, что популяризацией западнорусизма в СССР никто не занимался, и болгарам просто неоткуда почерпнуть эти знания.

Имя Ю. Венелина нуждается в «историческом очищении», а его западнорусские взгляды – в возрождении и популяризации не только у нас, но и в Болгарии, где память о русских и их вкладе в болгарскую историю бережно охраняется.

Памятник Юрию Венелину в ГабровоУлица Юрия Венелина в ГабровоОстановка «Юрий Венелин» (спирка - это остановка) в Габрово

Памятник генерал-лейтенанту Феликсу Радецкому в Габрово. Феликс Радецкий принадлежал к знатному   шляхетского роду Радецких-Микуличей из Белоруссии. Во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. непосредственно руководил обороной Шипки. Памятник прапорщикам Краховецкому и Николаеву в ГабровоФото памятников русским воинам в Габрово. Крайний правый памятник подпоручику Минского Его Величества Царя Болгарского 54-ого пехотного полка Томковичу. Минский полк во время русско-турецкой войны 1877—1878 гг. первым форсировал Дунай, участвовал в обороне Шипки и освободил Андрионополь.

Владислав Гулевич

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.