Западнорусизм и белорусское государство

Автор: Всеволод Шимов

 Всеволод Шимов

 

 Доклад кандидата политических наук Всеволода Владимировича Шимова, зачитанный им на научно-практическом круглом столе «История и общественно-гуманитарные науки как инструмент цивилизационной войны против Русского Мира», который состоялся 19 декабря 2014 г. в Минске.

 

 


Западнорусизм как региональная белорусская идеология получил развитие в 19 в. и был ориентирован на существование белорусских земель в рамках Российской империи. Западнорусы всегда были лояльными российскими подданными, идея белорусской независимости была им чужда. Более того, идею государственного суверенитета Белоруссии традиционно отстаивали националистические силы, ориентированные на отрыв от России и уничтожение исторической памяти о русском прошлом этих земель. 

Именно поэтому идея белорусской государственности западнорусизмом так и не была до конца освоена. Часть современных последователей западнорусизма в его трактовке конца XIX века во многом продолжают жить прошлым, временами Российской империи, которая рассматривается как естественная и единственно возможная форма государственности (речь идет не о монархическом устройстве, а о принципе политического объединения восточнославянских земель вокруг Великороссии). Белорусское государство рассматривается ими как чуждое и во многом враждебное. Это ведет к политической пассивности, нежеланию работать с существующими государственными структурами и отстаивать перед ними свою позицию.

Со своей стороны, белорусское государство платит западнорусизму той же монетой, видя в нем чуть ли не ирредентистскую идеологию, угрожающую национальному суверенитету. И несмотря на то, что белорусский президент А. Лукашенко – человек русофильских взглядов, немало сделавший для сохранения максимально тесных и открытых отношений с Россией, - общая государственная политика направлена на формирование белорусской нации, мыслящей себя вне русского контекста.

Это и неудивительно. Любое государство, раз возникнув, естественным образом формирует вокруг себя прослойку выгодополучателей, заинтересованных в сохранении этого государства и создании идеологии, это государство легитимирующей. Поскольку западнорусизм не позиционирует себя в качестве такой идеологии и, более того, нередко противопоставляет себя белорусскому государству, фору получают националисты, для которых тема белорусской государственности является ключевой «по умолчанию».

Белорусское государство является долговременной реальностью. Оно существует уже более 20 лет, и общество вполне приняло такой вариант оформления своего политического бытия. Именно поэтому важной задачей является встраивание западнорусской идеологии в формат современной белорусской государственности. Это важно по целому ряду причин. Артикулируя идею тесных историко-культурных связей с Россией и Украиной, западнорусизм способствует сохранению огромного пласта культурного наследия белорусов, связанного с русской традицией и православием, - всего того, что белорусские националисты в угоду своим политико-идеологическим целям стремятся замолчать, уничтожить или исказить. Во-вторых, события 2014 года на Украине отчетливо показали разрушительный и конфликтогенный характер русофобского национализма. Идеология, основанная на бегстве от России любой ценой, расколола украинское общество, приведя к вооруженному конфликту, жертвам и страданиям тысяч людей. Ориентация на Запад вопреки естественному культурному, геополитическому и экономическому тяготению к России обусловила многоплановую деградацию Украины: экономическую, демографическую, технологическую и культурную. События на Украине наглядно подтвердили верность исторического выбора Белоруссии, пошедшей по пути сохранения тесных экономических и гуманитарных связей с Россией, что обеспечило в целом стабильное и поступательное развитие республики в постсоветский период. Именно поэтому жизненно важно не допустить скатывания страны к белорусскому национализму, который является полным идеологическим слепком с национализма украинского. К сожалению, в последнее время мы наблюдаем усиление националистического лобби в государственных структурах; с советских времен белорусские националисты удерживают командные высоты в гуманитарной сфере, формируя соответствующим образом сознание социально активной белорусской молодёжи. Сохранение этих тенденций может привести к скатыванию республики к украинской модели. Тем самым вокруг России будет замкнут пояс недружественных буферных государств, чего давно добиваются ее геополитические конкуренты на Западе. Для самой Белоруссии это будет означать социально-экономическую и культурную деградацию, превращение в общество гастарбайтеров – все то, чем сейчас расплачивается Украина за свой противоестественный выбор.

Противостоять этому может идеология западнорусизма, ориентированная на сохранение не только политико-экономических, но в первую очередь гуманитарных, культурно-языковых связей с Россией. А ведь именно пространство общей идентичности является базовой предпосылкой успешной реализации экономических интеграционных проектов. В этом плане фундаментальная слабость проекта Евразийского экономического союза заключается в том, что он строится на сугубо экономических основаниях и всячески избегает идеологических и гуманитарных вопросов. Как представляется, полная непроработанность гуманитарной и идеологической сферы привела и к фактическому провалу Союзного государства России и Белоруссии, которое, добившись несомненных успехов по ряду направлений социально-экономического сотрудничества, в целом осталось сугубо виртуальным проектом.

Западнорусизм, артикулирующий общие культурно-исторические основания белорусов и русских, может стать идеологической основой интеграционного сближения Белоруссии и России, а также идейным стержнем белорусской государственности.

Безусловно, это должен быть обновленный западнорусизм, исходящий из факта существования белорусского государства и оформившейся национально-политической субъектности белорусов. К сожалению, в этом плане многие современные последователи западнорусизма допускают вполне понятную, однако грубую и непростительную в современных реалиях ошибку, отрицая национальную субъектность белорусов и рассматривая белорусское государство как некое историческое недоразумение. В сегодняшних обстоятельствах это будет приводить лишь к маргинализации западнорусизма, отталкивая от него многих потенциальных сторонников и вызывая подозрительное отношение со стороны государственных структур, чем с успехом пользуются наши оппоненты из националистического лагеря.

Очевидно, «отменить» опыт почти столетнего национального строительства в советский и постсоветский периоды уже не получится. Поэтому данный опыт следует не отрицать, а переосмысливать и корректировать. В этом плане Руский мир должен представляться не как жестко унифицированное национально-языковое пространство, замкнутое на Москву, а совокупность трех близкородственных национальных традиций – (велико)русской, белорусской и малорусской-украинской.

В этой связи контрпродуктивным представляется тотальное отрицание белорусского литературного языка как искусственного, «придуманного», весьма распространенное в западнорусской среде. Белорусскоязычная традиция имеет уже достаточно длительную историю, и многие белорусскоязычные произведения имеют определенную культурную и художественную ценность. Кроме того, сам язык обрел на уровне массового сознания символическую ценность – как символ национальной самобытности. Поэтому отрицание белорусского языка будет только выталкивать западнорусизм на обочину общественно-политической жизни страны.

Другой вопрос, что белорусскоязычная традиция пошла по ложному пути, скатившись к русофобии, историческим фальсификациям и нездоровым фантазиям. Такой путь развития, однако, не был изначально предопределен: к литературной обработке белорусского языка вполне положительно относились многие западнорусы (например, основоположник белорусского языкознания Е.Ф. Карский), а классики белорусской литературы, как правило, отдавали себе отчет в тесных историко-культурных связях восточных славян. В частности, белорусский поэт Максим Богданович в своих публицистических произведениях рассматривал белорусов и украинцев как «русские народы», имеющие свой язык и культуру и, вместе с тем, находящиеся в тесной связи с великорусами. Поэтому речь должна идти не о борьбе с белорусским языком и белорусскоязычной культурой, а об их санации и оздоровлении. В этом плане может быть оправдан союз западнорусов с теми немногочисленными здоровыми силами, которые все же присутствуют в белорусскоязычном сообществе, которые, выступая за развитие белорусского языка и культуры, вместе с тем, стоят на позициях принадлежности белорусов к семье русских народов.

Формирование белорусской идентичности, основанной на исторической памяти о своей русскости в сочетании с национальным своеобразием, - вот творческая задача для современного западнорусизма, решение которой сможет сделать его подлинно национальной идеологией и основой белорусской государственности.

Всеволод Шимов

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.