"Православие на Белой Руси. Исторические очерки". - 38. Любовь к просвещению была характерна

Автор: Алексей Хотеев

 

 

 

38.   Любовь к просвещению была характерна


Масштабное строительство и восстановление православных храмов в 60-х годах XIX в. проводилось не только для прести­жа официального Православия в Западном крае России. Это был шаг навстречу местным условиям, внимание к тем духов­ным потребностям простого народа, которые слишком долго находились в пренебрежении гражданской власти. Храм есть дом молитвы, но вместе с тем это школа и религиозной эсте­тики, и элементарной грамотности. Среди православных бе­лорусов бытовали суеверия, сохранялись католические обы­чаи совершать крестное знамение, молиться и соблюдать по­сты. В конфессиональном отношении православные не состав­ляли большинства населения на белорусских землях. В конце XIX века на двух православных жителей приходился один като­лик и один иудей. Таким образом, перед духовенством кроме исполнения богослужебных обязанностей стояли широкие про­светительские задачи.
Синодальная система производила известные недостат­ки церковной жизни. Одним из них была частая смена архи­ереев и перевод их по епархиям Русской Церкви, иногда отдаленным друг от друга так, что епископ должен был зна­комиться с новыми для него местными условиями. Пасты­ри, подготовившие воссоединение униатов, находились на белорусских кафедрах дольше своих преемников, Митр. Иосиф Семашко возглавлял Литовскую епархию 28 лет до самой своей кончины, архиеп. Василий Лужинский занимал Полоцкую кафедру 26 лет, а Михаил Голубович был еписко­пом Минским 20 лет. Остальные архиереи служили до ново­го перевода 5-6 лет, реже до 10 лет. Епископ является об­ладателем высшей духовной власти, и от его способностей нередко зависит дело христианского просвещения в епар­хии. Архиеп. Макарий (Булгаков), занимавший Литовскую ка­федру около 10 лет, сам был просвещенным пастырем, из­вестным знатоком русской церковной истории и ученым бо­гословом. Однако каждые полгода он находился в Петер­бурге, участвуя в работе Святейшего Синода, и только дру­гую половину года он мог посвящать своим уединенным ученым занятиям и непосредственному епархиальному управ­лению. Минский же епископ Симеон (Линьков), запомнив­шийся своей замечательной ревностью в совершении бого­служения, уделял вместе с тем много внимания делу про­свещения на местах, тщательно вникал во все детали, вел переписку с приходскими священниками. Если Литовский епископ Алексий (Лавров)— знаток церковного права, чья благообразная наружность внушала уважение даже евреям, во время разъездов по епархии не обходивший и костелов, заслуживший всеобщее уважение — однако вовсе не произ­носил проповедей с амвона, то Могилевский епископ Ана­толий (Мартыновский) запомнился своей любовью к пропо­веди, частыми катехизическими поучениями.
При всей этой, так сказать, неравномерности любовь к самому делу христианского просвещения была присуща тому времени. Четыре духовные семинарии: Литовская (в Виль­но), Минская, Могилевская и Витебская — давали хорошее образование, и простой народ приучался видеть в своих па­стырях полноценных наставников. В Могилевской семина­рии было даже заведено, чтобы семинарист по мере своего обучения проходил педагогическую практику в приходской школе. Подъем духовного образования ознаменовался про­ектом создания в Вильно духовной академии.
В каждой епархии выходили «епархиальные ведомости» (Литовские, Минские, Могилевские, Полоцкие), которые кро­ме официальных статей и отчетности содержали публика­ции богословского, церковно-исторического и нравствен­но-назидательного характера. В каждом храме была заве­дена «летопись», куда заносились не только текущие собы­тия, но и собиралась информация о древности храма и его истории. Появились непревзойденные до сих пор опыты сводного исторического описания православных церквей. Из опубликованных следует назвать 9-томное историко-статистическое описание Минской епархии архим. Николая (Трусковского).
В крупных городах проводились религиозно-нравственные чтения, привлекавшие внимание интел­лигенции. Большое значение имело празднование в 1889 г, пятидесятиле­тия воссоединения униатов, когда про­водились публичные лекции известных профессоров М. Кояловича, И. Малышевского, И. Будиловича на униатскую тематику, было издано много популярных книг и брошюр. Публикация разных документов по истории Православия стала вообще характерной, историческое са­мосознание выходило из забытья. Публичные чтения приоб­ретали миссионерскую направленность. В Вильно бывший раввин Павел Дрейзин собирал большие аудитории евреев. Многие после его бесед принимали святое крещение. К со­жалению, эти чтения прекратились после скорой смерти мис­сионера. В Витебской губернии православная миссия имела значительный успех между латышами, поселившимися здесь благодаря привлекательным условиям землепользования. Для них, обращавшихся из лютеранства, звучали проповедь и бо­гослужение на латышском языке. Мобильность православ­ной миссии характеризует создание даже специальной цер­кви-вагона для передвижения по линии полесских железных дорог.
Свою роль в деле просвещения сыграли возрождающие­ся братства, Свято-Духовское братство в Вильно собирало средства для выплаты стипендий учащимся духовного ве­домства, само содержало школу псаломщиков, издавало книги просветительского характера. В Минске братство свв. Мефодия и Кирилла содержало учеников духовной семина­рии, стесненных материальными средствами. В Витебске Свято-Владимирское братство учредило комитет для мис­сионерской работы среди старообрядцев, создало для это­го необходимую библиотеку, а также распространяло об­щеобразовательную учебную литературу. В Могилеве воз­родилось Богоявленское братство, деятельность которого была ориентирована на создание библиотек учебной лите­ратуры и доступных библиотек-читален.
Особого рассказа заслуживает деятельность на Беларуси церковно-приходских школ, в которой выразилась забота о христианском просвещении народа.

«Воскресение», № 7 (96), 2007 г.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.