"Православие на Белой Руси. Исторические очерки". - 37.Единство идеи, подобие форм и разнообразие исполнения

Автор: Алексей Хотеев

 

 

 

37.Единство идеи, подобие форм и разнообразие исполнения


В 1864-1865 гг. на белорусских зем­лях разворачивается масштабное строительство и восстановление пра­вославных храмов. Несмотря на по­чти вековое российское правление в крае с большинством православного населения не ощущалось русского и православного господства. На фоне возвышающихся каменных костелов церкви невыгодно отличались свои­ми темными и скромными силуэтами. Исправление ситуации стало насущ­ной задачей правительства, уяснив­шего себе существующее положение дел в ходе польского восстания 1863-1864 гг,
Большинство храмов были деревян­ными, зачастую требующими капи­тального ремонта или перестройки. В одной Минской епархии в 1864 г. на 45 каменных приходилось 399 дере­вянных церквей, причем подавляю­щее их число по отчету ревизионной комиссии нуждалось в ремонте. Бе­зусловно, православные церкви и строились, и восстанавливались, но темпы были совершенно неудовлет­ворительными: разрушение временем опережало восстановление. Указ 1852 г. обязывал панов заботиться о хра­мах для своих крестьян. Однако мес­тный владе­лец, который зачастую был католиком, не проявлял большой за­боты о благо­получии пра­вославной церкви. В ка­зенных име­ниях проекты должны были проходить ут­верждение в губернских комитетах, од­нако и здесь долгое время господствовал польский и католичес­кий дух не на пользу Православия. Оставались только приходские причты и сами прихожане, у которых не­достаток материальных средств мог компенсироваться только усердной молитвой.
Противодействие всему польскому и католическому в Северо-Западном крае Российской империи стало за­дачей правительственной админис­трации, которую возглавил Виленский генерал-губернатор Михаил Му­равьев. Еще до своего повторного назначения в западные губернии он проявлял заботу о восстановлении здесь православных храмов, будучи мини­стром государствен­ных имуществ. Теперь же, после своего на­значения, явился с продуманным планом административных мер. В 1864г. Михаил Муравьев получил от­четы о состоянии цер­квей в белорусских гу­берниях. Они показа­ли всю пагубность за­висимости православ­ного населения от на­строения католических панов. Нередко уже собранные крестьяна­ми для ремонта своего храма день­ги и материалы паны направляли на собственные нужды, на нужды кос­тела или даже использовали на под­держку восстания. Для исправления положения необходима была органи­зационная и материальная поддержка правительства, сочетавшаяся с инициативой на местах.
В 1858 г. на строительство церк­вей уже было выделено полмиллио­на рублей. В 1860 г. — еще миллион. Но этих государственных средств при неумелом использовании хватило для поправки только 1/6 части от общего количества нуждающихся приходов Минской, Могилевской и Витебской губерний. Михаил Муравьев пошел по пути изыскания средств из мест­ных фондов. Сумма формировалась из обычных налоговых губернских сборов, специального сбо­ра на строитель­ство церквей, от­числений из госу­дарственных посо­бий, а также кру­жечных сборов благотворительных акций. Таким обра­зом только из мес­тного бюджета Виленский генерал-губернатор отпус­тил более 900 тыс. рублей. Организо­ванная же им благотвори­тельная помощь от пожерт­вований не поддается точ­ному вычислению (на вос­становление только двух древних церквей Вильно со­брано ок. 300 тыс. рублей). Вместе с тем обращалось внимание и на то, чтобы ис­пользование средств было экономным и эффективным. Проектирование и подго­товка необходимой доку­ментации были изъяты из прежнего ведомства мест­ных властей. В каждом при­ходе были сформированы группы из 4-8 активных при­хожан во главе со священ­ником, которые составили местный попечительский совет, отвечающий за благосостояние храма. В каждой гу­бернии образованы специальные ко­митеты, занимающиеся церковно-строительным делом. Подготовлен­ные заказы шли на рассмотрение в главный строительный комитет, нахо­дящийся в Вильно. Его возглавляли художник Александр Рязанов и архи­тектор Николай Чагин. Сам генерал-губернатор Михаил Муравьев прини­мал участие в каждом вопросе. Ис­полнение одобренного проекта дове­рялось преимущественно професси­ональным подрядчикам, а не местным хозяйственникам. Когда виленский комитет перестал справляться с оби­лием проектов, тогда из Мини­стерства государ­ственных иму­ществ были пред­ложены готовые «типовые» проекты церквей на 200, 300 и 500 прихо­жан. Интенсив­ность строитель­ства при Михаиле Муравьеве удиви­тельна. За 1863-1865 гг. было вы­строено 98 новых церквей и 63 ча­совни, отремонтировано 126 храмов, перестроено из бывших католических костелов и часовен — 19 в разных уез­дах белорусских губерний.
Главной идеей этого интенсивного церковного строительства было явное, показательное восстановление издревле русского и православного образа страны. В деятельности Михаи­ла Муравьева просматривается зада­ча активизировать местные народные силы. Храмы не только строились, они восстанавливались, на смену их запу­щенному тусклому облику приходил образ православия далеких прадедов. С одной стороны, видим похожие фор­мы небольших сельских храмов, построенных в ретроспективном рус­ском стиле московско­го и ярославского зод­чества: колокольня над входом, продолговатая «трапезная», расширя­ющийся основной объем с куполом в цен­тральной части и ал­тарь с двумя ризница­ми по бокам. С другой стороны, при общем подобии храмы в одной местности не повторя­ются, что было также задачей архитекторов и строителей. Сказыва­ются характерные для белорусских зодчих ис­пользование бутовой кладки, традиционность декоративных элементов, даже сама форма не может противопостав­ляться стилю народной архитектуры деревянных церквей 17-18 вв. Понят­но, что строи­тельство ново­го храма в сельской мест­ности зависело от материаль­ных возможно­стей и разме­ров прихода, и само внешнее сходство таких церквей было выражением сходства форм сельских хра­мов и в прежние времена. В городе же восстановление былого облика православного храма становилось подлинным возрождением древних традиций. Когда в Вильно из бывшей ветеринарной клиники, дома бедняков и кузницы восстает в своем вели­чии древней­ший собор в честь Успе­ния Богоро­дицы, кафед­ра западно­русских мит­рополитов, своим осно­ванием вос­ходящий ко времени Ольгерда (1348г.), или из развалин восстают древние Пятницкая (1345г.) и Николь­ская церкви (1340г.), тогда зримо зву­чит свидетельство исконности Право­славия в Великом княжестве Литовс­ком. А ведь кроме виленских церквей были восстановлены Софийский со­бор в Гродно, Петро-Павловский ка­федральный собор в Минске и др. Прихожане, откликаясь на призыв ад­министрации края, не были просты­ми зрителями событий, но их прямы­ми участниками, помогая при заготов­ке необходимых материалов, жертвуя свои средства на ремонты, объеди­няясь в попечительские советы. Ак­тивизация церковного строительства привела вообще к активизации приходской жизни в разных сферах: богослужебной, благотворительной, просветительской.

«Воскресение», № 5 (94), 2007 г.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.