Русский демос (Часть I)

Автор: Дмитрий Дарин

  Полгода назад на ХХI международной книжной выставке-ярмарке в Минске во время презентации Дмитрием Дариным его книги «Русский лабиринт» в беседе с автором я заметил, что в сборнике рассказов обнаружил еще и замечательную публицистику, и что наши взгляды и оценки событий, происходящих в Русском мире очень близкие.  Тогда мы договорились, что Дмитрий напишет специально для сайта "Западная Русь" статью.
  Прошло полгода, статьи не получилось.
  Все это время происходило столько судьбоносных событий,  о благополучном исходе которых нам  остается пока только молиться.  Дмитрий все не мог закончить краткую статью, постоянно ее дополняя.
В итоге он прислал весьма обширный текст со своими размышлениями о судьбе русского народа, который решено было разместить в нескольких частях.

Игорь Зеленковский

  


 | Часть I | Часть II |Часть III |

Дмитрий Дарин

 РУССКИЙ ДЕМОС

 

Количество и стремительность событий последних месяцев, меняющих лицо мира и отпечатывающихся  не только на географической карте, но и в массовом сознании народов, прежде всего славянских,  народов России, приводит  страну к некому важнейшему ментальному рубежу. Что представляет из себя наш народ сейчас, куда он смотрит, куда он скашивает взгляд и на что оглядывается?

 

СВОБОДА

 За кулисами одной из публицистических передач  автор как-то услышал весьма узнаваемый голос весьма узнаваемой либеральной дамы.

- Говорите, что хотите. Я за свободу!

К сожалению, вся моя полемика с ней из этой передачи была вырезана.  Свобода  слова оказалась совсем не светоносной – в отличие от света она  в России распространяется со скоростью звука и не во все стороны, а только в одну – в сторону либерализма. А вопросы были несложные даже для либердамы – они сводились к следующему: готовы ли вы терпеть сами то, что разрешаете под видом свободы другим. Кто-то мочится на Вечный огонь, вы считаете это актом свободы, и считаете этот акт выше национальных святынь.

- Если мочиться будут у вас в подъезде?

- А почему я должна отвечать за всю Россию?

Если смертная казнь педофилам, ужесточение наказания  пьяным водителям за причинение смерти на дороге до пожизненного заключения, спасет хоть  одного ребенка (незадолго до этого перепивший выродок, врезавшись в  остановку на Минской улице в Москве, отправил на небеса пятерых детей - сирот и двух воспитателей), то почему вы против?

-  Вероятность судебной ошибки может привести к казни невиновного.

- А если это будет ваш ребенок?

И снова:

- Почему я и моя семья должны отвечать за всю страну?

Какие-то три срамные девки устроили шабаш в Храме Христа Спасителя. Оскорбили церковь, веру и миллионы православных.  Память тысяч мучеников, принявших смерть на кресте и во имя Креста. Во имя чего они это сделали? Свободы? Свободы чего? Свободы крестоповала? Вы призываете власти к гуманизму – то есть не изолировать паскудниц (это слово вернее отражает суть этих существ женского пола, чем «кощунницы») от общества. Давайте для начала изолируем от эфира тех, кто их покрывает. То есть вас, мадам.

- А причем здесь я?!

Такой же паскудный телеканал опубликовал опрос  - не лучше ли было сдать Ленинград вермахту, дабы избежать жертв блокады. В одной из моих групп я опубликовал ответный вопросник – этим  пиарасам нужно:

- зашить рот;

- посадить на месяц на блокадную пайку;

- выдать премиальные немецким пивом за смелость высказываний.

 Ответы, к моему удивлению, распределились  с большим отрывом в пользу второго варианта, хотя я сам  предпочел бы первый. Ну, хоть за третий никто не отдал голоса, уже отрадно. Когда же я ознакомил  защищающую этот болотно-дождевой канал дамочку  с результатами данного опроса и предложил ей разделить  эту участь, услышал в ответ привычное:

- Это их право на свободу слова и я защищаю это право, а за их слова отвечать не собираюсь.

Вся гнусавость либерализма в этом – разрешить всё всем, чтобы разрешить  всё в первую очередь себе.А ведь Платон еще заметил, что «…чрезмерная свобода…и для отдельного человека, и для государства оборачивается не чем иным, как чрезвычайным рабством». Добавлю Платона – чем меньше ответственности за свободу хотят нести ее глашатаи, тем быстрее и незаметнее наступает рабство. Но почему эти люди участвуют в формировании общественного мнения и так активно влияют на него? Почему эта либеральная – уже не пятая колонна, а пятый легион марширует из передачи в передачу, с канала на канал, почти не меняясь в составе? Ведь это не оппозиция, так необходимая для «проточности» власти,  не гордые  борцы за счастье народа… это люди без народа и без гордости. Известный нескольким поколениям россиян певец, из бывших протестных кумиров, не без издёвки умилялся единению нашего народа относительно воссоединения Крыма с  Россией.  Противник «российского империализма и милитаризма»  с гордость хотел обречь крымчан на истребление украинскими западенцами.  Кто-то в пылу полемики предложил отобрать у него  госнаграду – Орден «За заслуги перед Отчеством». Какая-то логика в этом есть – предателей национальных интересов нужно чего-то лишать. И если не свободы, то Родины, если не Родины, то отличий. Но дело не в этом –отобрать или нет, не отобрали, хотя сбор подписей  за то, чтобы отобрать до сих пор идет в Сети. А дело в том – почему он сам, с гордостью не сдал этот орден государству? Государству, которое он так презирает? Государству, которому, несмотря ни на что, доверяет народ? Причина та же – либераст не отвечает за сказанное. А действовать они не умеют.Потому что любое действие – это ограничение. И ответственность за это ограничение. Свобода – это не просто право выбора. Это право выбора  запрета. В первую очередь – для себя. Поэтому и демократия – не выборы, а спрос с избранных. Но все-таки – в первую очередь с  себя. Либерализм  же–первобытно-общинная свобода, без  спроса и охранительных ограничений. Именно такая дикая свобода взращивает фюреров, которым для установления каннибального режима требуется лишь свободное волеизъявление. Так было в нацистской Германии, так же – квазивыборным способом утвердился киевский фюрер Порошенко. Это – либерализм в высшей, то есть самой безответственной  фазе своего развития, то, от чего профетически предостерегал еще Достоевский устами Шигалева: « Выходя из безграничной свободы, я заключаю безграничным деспотизмом. Прибавлю, однако ж, что, кроме моего разрешения общественной формулы, не может быть никакого».

Вот почему демократии западного разлива давно превратились в деспотии нового типа, едва прикрытые ширмами избирательных  урн. И проблема уже не в том, что спросить с избранных нет никакой практической возможности.  Не говоря уже о самых простых, самых «общечеловеческих» запретов на ложь и на кровь.  Проблема в том, что желающие спросить превращаются в меньшинство поменьше сексуального. Ведь голосовать идут  те, чьим сознанием управляет медийная олигархия.  И это уже даже не избирательное стадо, а избирательный планктон.  И самый густой – американский.

 

АМЕРИКА  ueber alles!

 Поиск идеального или хотя бы оптимального государственного устройства занимал лучшие умы с начала времен. Но такие занятия оказывались опасными при любом строе. Афины  вполне демократическим способом свободного волеизъявления казнили Сократа («за введение новых божеств и за развращение молодежи в новом духе»), позже изгнали Аристотеля – ярого поборника демократического же строя. Последующие автократии всех типов почему-то мыслить не препятствовали. В конце концов свободная от препятствий мысль французских просветителей привела к торжеству  революционно-демократической гильотины. Разум отнял у веры право распоряжаться жизнью и смертью человека. Разум и только разум  стал источником власти, моментально истребив питающую его религиозную мысль. «Раздави гадину»! - кричал Вольтер в адрес церкви.  Разум истреблял предрассудки, к которым он свел веру, и заменял ее  на идеологию. В России с 1917 года уже  коммунистическая идеология истребляла и разум и веру. Традиция была подхвачена и умножена Советской республикой. Те, кому повезло больше, наполнили собой «философские пароходы» (Бердяев, Ильин, Лосский, и еще сотни лучших), кого – то расстреляли (Гумилев, Флоренский), кого-то уморили голодом (Розанов). Гонения на Русскую Православную Церковь  стали крупнейшими  и самыми долгими в  ее истории со времен  гонения на христиан во время правления  Диоклетиана. Искать, промысливать и принимать в себя  Бога в России стало смертельно опасно. Но сам факт свинцовой опасности указывает на невероятно высокий уровень поисков.

И только в одной заметной стране мира ничего не искали. Основная мысль, постулат общественного строя  был раз и навсегда  выражен  в 1845 г. в так называемом Manifest Destiny американского демократа Джона  О. Салливана . В термине, оправдывающем аннексию  сопредельных территорий, но в стратегическом смысле устанавливающим  за американской нацией статуса нации прогресса, индивидуальной свободы и всеобщего освобождения.  Другими словами – нацией, исключительной (прямо по Торквиллю), призванной  самим Творцом  «освобождать» менее исключительные и не богоизбранные  народы  от «заблуждений» относительно собственного государственного устройства. Все предыдущие доктрины («Монро», «теория естественных границ)  привели к Соединенные Штаты к ложному осознанию  судьбоносности  своей нации,  а последующие (политика открытых дверей - «доктрина Хэя»,    «СССР как империя зла» Рейгана) вытекали из вышеупомянутого «Предопределения судьбы».

Из «Манифеста судьбы» Джона Салливана

«Необъятное, безграничное будущее станет эрой американского величия. В своем великолепном господстве над пространством и временем этой нации наций предначертано доказать всему человечеству превосходство божественных принципов; основать на земле самый благородный храм, ко­торый когда-либо был посвящен поклонению самым величественным идеа­лам – Священному и Истинному. Основанием этого храма будет полушарие, его крыша – небесный свод, усыпанный мириадами звезд, и его паствой – Союз многих республик, охватывающий сотни счастливых миллионов, не называющих никого господином, а управляемых по божьему, естественному и нравственному праву равенства, законом братства, мира и доброй воли»

 И все последующие утверждения об исключительности американской нации, вплоть до недавнего, брошенного  в этом году Обамой мировому сообществу на Генеральной ассамблее ООН  - проистекают оттуда же.Мыслить – значит сомневаться. В данном случае мыслить нет необходимости – Америке предопределено самой судьбой (Творцом) воплощать и нести единственно верные принципы общественного устройства. И в американском  случае – не инакомыслие ересь, а само мышление. То есть – сомнение. И если во времена Салливана задача манифеста понималась как завоевание территорий  «от океана до океана», то в нашем веке – управление всем миром, представляющим для Америки экономический интерес. Только и только в этом разрезе необходимо понимать происходящее в славянском мире сейчас.

«Доказать всему человечеству превосходство...»  -  вот единственная, и необсуждаемая, но не последняя  доктрина  Америки. «Божественные принципы»  - эту дымовую словесную завесу Соединенные Штаты давно развеяли пушечным огнем.  Отсталое человечество,  живущее восточнее Западной Европы и никак не желающее признавать превосходство американского образа  жизни, должно быть переубеждено насильно. Или уничтожено.

«Если же окажется, что тот или другой народ в своей борьбе за права человека потерпел поражение, то это значит, что он был слишком легковесен и недостоин сохраниться как целое на земле. Вечно справедливое провидение уже заранее обрекло на гибель тех, кто не обнаружил достаточной готовности или способности бороться за продолжение своего существования. Для трусливых народов нет места на земле».

Это уже «Майн Кампф» Адольфа Гитлера, призывающего в союзники своей «исключительной» нации то же «вечно справедливое провидение». Не по этой ли причине  фюрер был избран человеком года (1938г) американским журналом «Тайм»?  Это либеральное провидение говорит всему миру – Америка ueber alles! И если Западная Европа, давно утратившая политическую самостоятельность и превратившаяся в лакейскую дяди Сэма, живет, давно забыв о своей культурной и исторической традиции, то народы восточнее отчего-то признавать исключительность Америки не спешат. В лакейской сытно кормят, это правда, но славянские народы даже во времена татарского нашествия  сохраняли национальное достоинство, веру и культуру. Именно это обстоятельство позволило накопить силы, собрать Русь заново и пережить невиданный реванш русского духа и русского оружия на Куликовом поле. «Богоизбранная» американская нация, собранная из эмигрантов, оторвавшихся от своих народов и от своей исторической культуры, сделала своей религией единственную и самую примитивную свободу - свободу торговли. Все инаковерующее, инакомыслящее и инакочувствующее – объявляется злом.

А на зло идут крестовым походом. Цель похода – мировое господство. Такая цель не только оправдывает любые средства, она их выбирает.

Из выступления президента США У. Тафта

«Это – политика замены пуль долларами... Это – откровенное стремление расширить торговлю Америки, причем безусловно предполагается, что правительство США должно оказывать всяческую возможную поддержку всем законным и полезным предприятиям американцев за границей.»

Вот что происходит сейчас в ближних пределах России. Никакая евроинтеграция, никакой  газ на крови, не сравнится своей тактической мелкостью с основным стратегической задачей, сформулированной более ста лет назад будущим американским президентом Вудро Вильсоном.

Из письма будущего президента США В. Вильсона (1902 г.)

«Соединенные Штаты достигли полной зрелости, дни нашей изоляции миновали... Перед нами открывается новая эра, и, по-видимому, отныне только мы должны руководить миром»

 Война на Юго – Востоке Украины – это война на юго-западных рубежах России, так и только так это нужно понимать и именно так это воспринимает подавляющее большинство россиян. Потому что культурологической границы между нашими народами  тогдашние элиты, развалившие советскую империю, установить так и не смогли. Теперь новые «руководители мира» разваливают нашу духовную общность, нашу духовную империю, оставшуюся не на карте, но в славянских сердцах.

 

ТЕЛЕКРАТИЯ ИЛИ МОЛЧАНИЕ ЦЫПЛЯТ

То, что Америка в своем «провидческом избранничестве» катится куда-то не туда, стало заметно прежде всего мыслящим американцам.  Наверное, можно доверять словам бывшего вице-президента США и Нобелевского лауреата 2007 года Альберта Гора:«Сегодня многим американцам кажется, что никогда в прошлом политический курс не строили столь упорно и последовательно на лжи вопреки массе опровергающих ее очевидных фактов. Растет число тех, кто во весь голос вопрошает:  «Что произошло с нашей страной?» Все больше и больше людей пытаются понять, почему наша демократия пошла в неверном направлении и как это можно исправить.» (А.Гор «Атака на разум», изд. Амфора . 2008).  Гор не был избран Президентом  не столько по решению  Верховного суда, утвердившего пересчет голосов в штате Флорида в 2000 году, а потому что мог оказаться (и оказался ) «еретиком», подвергнувшим  сомнению основополагающую догму американской веры в «божественное предопределение» руководить миром.  Имперские амбиции не просто дорого обходятся – они обязывают к сверхзадаче.  Эта мировая геоисторическая сверхзадача скорее всего не видна и не ощутима сразу – бытовым рассудком или мелким умозрением.  Римская империя сама не осознавала, что призвана дать миру  новую мировую религию, невозможную в узких государственных границах.  Но Константин I Великий, допустивший эдиктом 313 года свободное вероисповедание христианства, и сам принявший крещение перед кончиной, придал римской империи ее окончательный смысл.(К слову замечу, что безбожники вандалы получили от своего  вождя Гензериха дозволение грабить завоеванный Рим две недели. Примерно сорока годами ранее Аларих – вождь обращенных уже в христианство  вестготов – дал на это всего лишь три дня, запретив вырезать гражданское население и грабить святыни апостолов Петра и Павла.) Весь западно-европейский мир – прямой наследник  римской империи в религии, языке и культуре. Наследник,  если не промотавший, то выхолостивший в последних поколениях весь сакральный смысл своего наследства,  имеющий свою высшую мировую культуру лишь в виде музейной памяти, а не основы для духовного развития, растворивший свободный аристократизм своих шедевров в продажном плебействе современных бесчисленных инсталляций, верлибров, сценических перверсий, пост, - и перепостмодернизме нынешних постиндустриальных времен. Наследник, усвоивший лишь бессильное генетическое презрение ко всему , лежащему за пределами романского мира, к «варварам» .

Все эти бесчисленные «измы» - культурная отрыжка  перекормленного социума, не более. Автор не так давно наблюдал взрослого туриста – в шортах, с рюкзачком за спиной – пересекавшего зал Сикстинской капеллы с  телефоном у уха. Турист  громко говорил на американском английском (простом, непочтительном и непарадном» - по выражению известного американского (!) политолога и главреда еженедельника Newsweek International Фарида Закария), не видя и не слыша, как музейные служители тщетно призывали его сохранять тишину. На бессмертные фрески «Страшного суда» американский избиратель  так и не взглянул, прошел, так сказать транзитом через вечность на глазах у изумленной публики.  Это – иллюстрация отношения. Отношения  человека новой империи к вассалам. Какой Микеланджело, у меня business?!

Гор дает интересную статистику. «Американцы смотрят телевизор в среднем по 4 часа 35 минут ежедневно – на 90 минут больше, чем в других странах».  За вычетом сна и работы – среднестатистический американец   три четверти оставшейся жизни проводит у голубого –уже во всех смыслах -  экрана. Молодежь – еще больше. Никакие другие источники информации не забирают столько внимания в Америке –даже интернет, который все чаще совмещается с телевизором.  Соответственно высока и роль воздействия ТВ на массовое сознание. Теперь реальность – это то, что и как тебе показывают. А в социологическом плане, ты  - то, что ты смотришь.  А поскольку телевидение, как и всё в Америке, живет ради прибыли, то  оно вынуждено создавать спрос не только на товары, в том числе малонужные, но и на события в нужном аспекте. А в конечном итоге на само себя. Главное  кредо американской журналистики: «Больше крови – выше рейтинг». И дополняющий принцип: «если сюжет заставляет думать, он отвратителен». Все делается для того, чтобы «приклеить глаза зрителей к экрану» и обеспечить тем самым повышенный рейтинг, то есть доходы от рекламы. Действительно, какой еще Микеланджело? ( Этот принцип с распространением «американской демократии» становится всеобщим.В каком виде это может проявляться у нас – читай мою статью «О пользе инквизиции» в книге «Русский лабиринт», изд. «Вече», 2013) Именно это дало основание Маршаллу Маклюэну * определить телевидение как «холодное» СМИ – в противоположность печатным, «горячим», то есть разогревающим мозг читающего.

* Герберт Маршалл Маклюэн (1911-1980) – канадский социолог и культуролог, предтеча «электронной эпохи»  человечества.

Воспитанные потребителями, американские граждане потребляют и телевидение. Альберт Гор жалуется, что «мир телевидения делает недоступным для миллионов рядовых граждан участие в том, что принято называть общенациональным диалогом. … Они слушают, но не могут высказаться… «сообщество хорошо осведомленных граждан» столкнулось с опасностью превратиться в «фиктивную» аудиторию». А фиктивная аудитория имеет своим прямым и неизбежным следствием фиктивную демократию. По моему определению – телекратию. И если от страха разум цепенеет у ягнят, то от «приклеивания»  глаз к одному источнику – у цыплят.

Именно такой оцепенелый разум американского плебса заставляет его верить всему, что скажут с экрана. В 2001 году опросы показали, что три четверти (видимо, это пропорция определяющая всё в телекратии) американцев верят, что именно Саддам Хусейн виноват в терактах  против Америки 11 сентября. Это можно было бы объяснить коллективным ужасом и эмоциональной необходимости немедленно персонифицировать зло, но и через пять лет половина американского общества продолжает верить в вину Хусейна. Это не только потому, что американцы  «тупые». Это потому, что они уже не требую никаких доказательств. Ведь если «сюжет заставляет думать, он отвратителен».  Вот почему Президент Буш спокойно сказал своим «подданным» - «Не существует никакой разницы между «Аль-Каидой» и Саддамом». Ему была нужна война в Ираке, а американскому   «people»  не нужны были доказательства. Вот почему Буш продолжил Геббельса, обронив : « Видите ли, мой принцип таков: надо повторять одно и то же снова, и снова, и снова, пока истина не дойдет, - «бомбардировать» народ пропагандой»  (Гор стр.175) И уже неудивительно, что тот же Буш провозгласил через несколько дней после 11-го сентября:  его «ответственность перед историей»  заключается в «избавлении мира от зла».

И это – новая американская доктрина. Не только доказать всему миру американское бройлерное превосходство, но избавить мир  от недоцыплят. От зла.

 

РОССИЯ  КАК МИРОВОЕ  ЗЛО

 Когда автор говорит «Россия», конечно же имеется ввиду триединый – как  Божья Троица – народ России, Украины и Беларуси. Границы, как хорошо всем нам известно, проведены по карте, а не по сердцам.  Это не просто границы, а границы «Империи зла», по определению Рональда Рейгана . Для непомнящих своего идейного родства либерастов  напомню: (англ. Evilempire) — литературное выражение, ставшее политическим клише благодаря президенту США Рональду Рейгану. В своем выступлении перед Национальной ассоциацией евангелистов США во Флориде 8 марта 1983 Рейган назвал Советский Союз «Империей зла» (а также «центром Зла в современном мире»). Но вот «аморальный» советский режим отошел в бурное прошлое, а зло по границам Советского Союза никуда не делось. Именно так нужно понимать современную глобальную политику Америки – «избавление мира от зла» происходит сейчас на Юго-Востоке Украины, причем самым кардинальным образом - вместе с его носителями – мирными жителями и детьми. Саму Россию, как очевидный «центр зла» трогать пока боятся – жива подкожная память Карибского кризиса (уже за одно это  можно благодарить Генсека Хрущева). Но все-таки прошедшие десятилетия и технологические изменения привнесли в тактику борьбы новые приемы. Какие-то невнятные санкции – всего лишь дымовая завеса. Главная задача – втянуть Россию в официальные боевые действия, чтобы перенести войну на российскую территорию -  Крым, в первую очередь. В этом аспекте Правый сектор, сжигающий «обливших самих себя» одесских граждан, «самих себя загнавших» в Дом профсоюзов, превратятся в бройлерном сознании американской «нации» (и западно-европейских цыплят) в доблестных партизан, а Яроша – в современного Че Гевару. Американский гауляйтерПорошенко будет представлен в массовом сознанием «собирателем» украинских земель и даже украинского народа. Вторым Мазепой.

 « Грозы не чуя между тем,

Неужасаемый ничем,

Мазепа козни продолжает.

С ним полномощный езуит

Мятеж народный учреждает

И шаткой трон ему сулит.

Во тьме ночной они как воры

Ведут свои переговоры,

( А.С. Пушкин, «Полтава» 1828-1892)

А ведь похож. Этакий украинский герой американского «крестового похода» против зла (по выражению Буша о войне в Ираке) и иезуитка из Евросоюза. И не нужно удивляться, что пресс-курица из американской администрации называет беженцев туристами в Ростовскую область, массово приезжающих любоваться горными (!) видами. Ополчение – это, конечно же, террористы, насильно заставляющие гибнущее под бомбежками мирное население им помогать. Жертвы геноцида – «побочный эффект», «ошибка пилота», нисколько не отменяющие священную американскую миссию.

ИЗ ДЕКЛАРАЦИИ НЕЗАВИСИМОСТИ США (4 июля 1776г.)

« История правления ныне царствующего короля Великобритании – это набор бесчисленных несправедливостей и насилий, непосредственной целью которых является установление неограниченного деспотизма. Для подтверждения сказанного выше представляем на беспристрастный суд всего человечества следующие факты.

………..

Он подстрекал нас к внутренним мятежам и пытался натравливать на жителей наших пограничных земель безжалостных дикарей-индейцев, чьи признанные правила ведения войны сводятся к уничтожению людей, независимо от возраста, пола и семейного положения».

Ничего не напоминает? Замените английского короля Георга III на американского президента Обаму I, «безжалостных дикарей-индейцев» на «безжалостных дикарей – правосеков»  - и история повторяется практически дословно на наших глазах. В прямом смысле и в прямом эфире. И вопреки крылатому выражению – как трагедия.  Чего удивляться, что Новороссия приняла свою декларацию о независимости? Все следует одной и той же социальной логике народов. Народов, не превратившихся в цыплят. Не управляемых по телевидению.  Не желающих жить по-американски.  Просто – желающих жить.  Такие народы – это зло для Запада.  Ведь,  «либо вы с нами, либо вы против нас». Это уже не только новозаветное выражение. И не революционный лозунг советской республики. Это  выражение Джорда Буша, сказанное им в ноябре 2001 года.

В этой связи крайней наивностью отдают слова, написанные упомянутым уже Фаридом Закария в его  книге «Постамериканский мир будущего» (по утверждению издателей –любимой книге Барака Обамы): «Национализм всегда приводил американцев в недоумение. Когда Соединенные Штаты влезали в какие-то конфликты за рубежом, они искренне считали, что пытаются помочь другим странам стать лучше. Реакция же народов – от Филиппин и Гаити до Вьетнама и Ирака – на усилия США заставала американцев врасплох. Гордость американцев за свою страну совершенно оправдана – мы называем ее патриотизмом – но при этом американцы искренне удивляются, что другие люди гордятся собственными странами».

А страна, объединяющая множество гордящихся ей народов - поверх новодельных политических границ,  страна, скрепляющая их единой верой, единой культурой и тысячелетней историей, страна – надёжа,  страна по имени Россия – это не просто «мировое зло». Это его первопричина и последний оплот.  И этим званием наша Родина может гордиться. Как бы ни удивлялись  этому одноколейные американские патриоты. Потому что мы и только мы можем встать на пути «бройлерной империи», империи потребления, империи наживы как мечты, империи нового либерального фашизма, признающей только одну свободу – свободу денег.  И эта свобода выражается в новом кредо: кто не под нами, тот против нас! Барская усадьба на Капитолийском холме и крепостные деревеньки, разбросанные по всему миру под  малозначащими в эпоху потребления устаревающими историческими названиями, применяемыми больше для удобства речи:  Афганистан, Ливия, Ирак, Украина,  какая-то Россия. Демократия не имеет гражданства, потребление уничтожает границы. Родины нет – есть стандарты. Фамилия в паспорте значит меньше, чем на кредитной карте. И если  Соединенные Штаты Европы давно стали американской лакейской, то остальным нет места уже и  там. В лакейской  сытно кормят, конечно, но и за холуями нужен присмотр. Сотни военных баз на территории «союзников», беспардонная прослушка лидеров  виртуально  суверенных стран, ну а в новых «деревнях» - прямое назначение американской родни в наблюдательные советы структурообразующих газовых предприятий. Остальным – чистить американские сапоги и кланяться  проезжающим хозяевам вдоль дороги.  Кто не желает ломать шапку – берутся в украинском случае в прицел ирокезами из Правого сектора. «Карфаген должен быть разрушен» - в каждой своей речи восклицал Марк Катон – старший. Карфаген, да позже парфяне, были единственными  империями, не подчинившимся римскому диктату. Сейчас  происходит что-то похожее. Внешняя общность режимов (избирательное право, парламент, президент) как и внешняя рабовладельческая общность древних империй никак не мешала войне на уничтожение. Хозяин в мировом доме должен быть только один. Эта древняя психология претворяется в  жизнь современными методами. России необходимо осознавать – мы для Запада  тот самый Карфаген, который должен быть разрушен. И Украина – это «пробник» новой Пунической войны. В прицеле – Россия и только Россия. Потому что это единственная страна, которая сама Рим. Третий. А четвертому – не бывать!

Дмитрий Дарин.

Член Высшего Творческого Совета МГО Союза писателей России,
Член Союза журналистов России,
Поэт, писатель,
Доктор экономических наук.

 

 Продолжение

 

 

 

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.