ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Храм-памятник русским воинам, убиенным в Великую войну.

Доклад Александра Гегальчего к предстоящей 25 января 2015 года научно-практической онлайн-конференции «Первая мировая война: карпаторусизм и политическое украинство», приуроченной к столетию начала Первой мировой войны в 1914 году.

В графической заставке конференции центральным изображением является храм Покрова Пресвятой Богородицы в Ужгороде - единственном на Украине, в России и в Белоруссии храме-памятнике павшим в 1-ю мировую войну. По просьбе организаторов конференции Александр Викторович в своем докладе рассказывает об истории возведения этого храма.

 


 

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в УжгородеОтношение Подкарпатской, а точнее, еще Угорской Руси, к Российской империи, к русским, к украинцам и -соотвественно- к 1й Мировой войне существенно отличается от подобных отношений со стороны Галиции. Для того, чтобы частично прочувствовать эту разницу необходимо вернуться хотя бы в середину ХIХ века.

Европейская «Весна народов» 1848-49гг. впервые в истории привела к национальному противостоянию между русинскими и венгерскими политическими кругами, до этого жившими сообща  в пости сусальном мире в качестве монарших подданых. Несмотря на очень сдержанное, если не равнодушное отношение русин к панславистскому движению в Австро-Венгрии, верхом которого был 1-й Славянский съезд в Праге, пошедший без русинов, они были обвинены венграми именно в распространении славянских идей. Преследование венгерскими властями русинских активистов во главе с Адольфом Добрянским привело к известному обратному эффекту - бурному расцвету русинского «народного» русофильства. Особую силу это явление приобрело в период нахождения в «русинской» восточной Венгрии 50000-й русской армии, пришедшей сюда для наведения порядка по просьбе австрийского монарха. Для общения русским «защитникам от мадьярского гнёта» и обиженным русинам, к восторгу обеих сторон, переводчики не потребовались. На революционной волне русинской интеллигенцией была разработана и стала осуществляться национальная программа. Священник Александер Духнович опубликовал  свое знаменитое «Вручаніе», ставшее впоследствии русинским гимном:

Я русинъ был, єсьм и буду,

Я родился Русиномъ,

Чєстный мой род нє забуду,

Остаюсь єго синомъ.

Подкарпатские русины поддерживали тесные связи со «старорусинскими» и русофильскими прикарпатскими кругами, с «Русским народным домом», «Ставропигийским институтом», «Галицко-русской матицей» во Львове. Но говорить о подкарпатских русинских деятелях того времени как о «национальных будителях закарпатских украинцев» - просто бессмыслица. Проект австрийских властей по превращению галицких «руських» в украинцев обходил угорских русин стороной.

Послереволюционная реакция в полной мере обрушилась на процесс русинского возрождения. Венгерское королевство относилось к своим национальным меньшинствам с куда большей нетерпимостью, чем бывшие общеавстрийские власти. Равными мадьярам могли быть только те невенгерские народы, которые были готовы полностью ассимилироваться. Мощная государственная поддержка политики мадьяризации привела к возникновению явления «мадьяронства» - многие русинские интелектуалы стали ярыми пропагандистами «венгерской политической нации». Процесс ассимиляции русин коснулся и греко-католической церкви: в некоторых приходах особо сознательные священники стали проводить богослужение на латинском и венгерском языках. Мадьяронство греко-католической церкви привело к ее частичной дискредитации – и паства повернулась к православию. В ответ венгерские власти начали в полулегальных православных общинах поиск русских шпионов.

Архимандрит Алексий (Кабалюк)Шпиономания достигла своего апогея перед 1й Мировой Войной. Русинский, мадьярский и румынский город Мараморош-Сигет, который впоследствии отошел к Румынии, «прославился» целым рядом политических антирусинских судебных процессов. В 1913-1914гг. перед венгерским правосудием предстали 94 «руських» крестьян обоего пола. Они были обвинены в государственной измене  – в переходе в православие с целью присоединить часть территории Венгрии к России(!) Главным обвиняемым стал православный священник, архимандрит Алексий (Кабалюк), поддерживавший добрые, а значит, преступные отношения с русофилами Алексеем и Георгием Геровскими и депутатом Российской Думы графом  В.А.Бобринским. Причем в это время о.Алексий находился в Америке,  но когда узнал о начале процесса против крестьян-русин, то вернулся на родину и сам сдался суду. Процесс вызвал небывалую волну солидарности в демократических кругах центральной Европы. На защиту русин были призваны лучшие венгерские и словацкие адвокаты. В австрийском рейхстаге с депутатским запросом выступил чех В.Клофач. Венгерские власти не допустили в Сигет в качестве защитника будущего президента ЧСР юриста Т.Г.Масарика. В качестве главных улик на процессе фигурировали конфискованные у крестьян Библии, напечатанные в России(!) 33 обвиненных были приговорены к 37 годам тюрьмы и 6800 кронам штрафа. Деятельность архимандрита Алексия была оценена в 4 года и 6 месяцев тюремного заключения. Тогда же Император Николай II даровал ему золотой напрестольный крест. В 2001г. Алексий Карпаторусский был причислен к лику святых. Через несколько месяцев после суда уже в первых боях австро-венгерских войск с русскими войсками родственники и знакомые осужденных в Мараморош-Сигете православных русин начали вместе с чехами и словаками массово переходить линию фронта – Великая Австро-Венгерская Монархия перестала быть их Родиной. Более того 2-я по величние континентальная Империя стала разваливаться на глазах. А 1-я,  Российская Империя – неожиданно трансформироваться. Особая борьба -как всегда- закрутилась вокруг Украины и ее очередного самоопределения.

Еще задолго до войны Т.Г.Масарик писал, что отделение Украины могло бы существенно ослабить Россию как противовес австро-немецкой экспансии. В интервью газете «Утро России» он заявил, что «сильная Россия в интересах самих украинцев». Для чехословаков Россия была важнейшим союзником в борьбе с Австро-Венгрией и Германией. А например, для УНР - Украинской Народной Республики главным союзником была Германия. В своих «Воспоминаниях», вышедших во Львове (1930), Масарик так описывает свою позицию по Украине: «…я сообщил 26 января министру иностранных дел Шульгину, что IV универсалом наше условие решено и мы как можно скорее выведем свои войска с Украины: наше войско формировалось в понимании с Россией; России присягали наши солдаты на верность, России мы были преданы и не можем поворачивать в другую сторону…». После выхода IV универсала он сказал: «Мы признали Украину, когда она III Универсалом провозгласила себя государством, но в рамках федеративной России. Это мы могли принять, исходя из чешской и славянской ситуации... Лично я не могу признать самостоятельную Украину вне рамок России как правовое и политическое образование. Разбивать Россию, на мой взгляд, - это просто работать на Пруссию».

Однако одновременно с Украиной о самостоятельности заговорили и подкарпатские русины. Уже тогда среди них зазвучали требования присоединиться к Соборной Украине!? А также к Венгрии, к Румынии, к Чехословакии и даже к «демократической России» - правда, подвела Октябрьская революция. На Украине в те времена "республик" и "правительств" было как грязи: Киевское национальное правительство Центральной Рады, Гетьманат, Директория, Харьковское советское правительство, Крымско-Татарское правительство, Одесская советская республика, Советская Социалистическая Республика Тавриды, Донецко-Криворожская Советская Республика, Вольная Республика батьки Махно, Западноукраинская народная Республика, Юго-Западный край, Малороссия, Восточная Галиция. В этой связи, встает резонный вопрос: в какую же державу собирались угорские русины" в январе 1919г.? УНР представляла собой тогда только некую территорию, без границ, административного аппарата и легитимного руководства. Что же касается некоей ЗУНР, то в январе 1919 она фактически «управляла» одной областью - Станиславской.  За недолгую историю ЗУНР в ее «управление»: входили: 18дней - Львов, 8дней - Перемышль, 9дней - Черновцы. Сама «Соборная Украина» тогда просуществовала 175дней (с 22.1.1919 по 16.6.1919).

Не лишне также уточнить, что не угорские русины «просились» тогда в состав Украины, а именно галицкие русины в лице их представителя Вислоцкого на заседании Центральной Русской Народной Рады в Ужгороде в мае 1919 просили включить их в состав создаваемой Чехословацкой Республики. На что американский русин Г. Жаткович твердо заметил, что уже согласованный 21 октября 1918г. Президентом США В.Вильсоном проект включает только "территорию русинов на юг от Карпат". Кстати, державы АНТАНТЫ в лице Совета послов, занимающегося послевоенным устройством Европы, не признали тогда ЗУНР, но признали суверенитет Польши над Восточной Галицией как «испокон веков польскими территориями»... 

Молодая Чехословацкая Республика на забыла отблагодарить русских за поддержку в обретении ею самостоятельности. В частности, в рамках «русской акции» она приняла большое количество эмигрантов, не разделявших коммунистические принципы. Многие из них остановились именно, как здесь говорят, «пуд Карпатами». Их выбор был не случайным. «Подкарпатская Русь» была почти Русью. Русины говорили на понятном, хотя и «старинном» языке... Основная масса  «белоэмигрантов» была  интеллигентными, высокообразованными людьми, существенно обогатившими и освежившими жизнь края.

Естественно, что русские искали и возможность обратиться к Богу. В 1926 г. они решили построить свой храм и посвятить его русским воинам, погибшим в Великой войне. Так называлась тогда 1-я и еще единственная Мировая война. В то время Карпаторусская Православная Автономная Церковь на Подкарпатской Руси входила в состав Сербской Православной Церкви. К моменту начала строительства в 1930 году русская православная община собрала -увы- лишь 13,5 тысяч чешских крон. Но в конце того же года храм был построен, на что было израсходовано 185 тысяч (при смете 385 тыс.) крон. Финансирование строительства шло отовсюду. Полные списки жертводателей были опубликованы в нескольких номерах газеты "Русская земля". Это были сельские общины Подкарпатской Руси (Бычков, Нанково, Берлебаш, Горбок, Барбово и др.); зарубежные православные общины (Питсбург, Катасавка в Америке, Русская церковь в Ницце, Гельсинфорский православный приход); священнослужители: протоиереи Михаил Фекула (Америка), о. Исаакий (Прага), иеромонах Варлаам, епископ Иосиф;  ужгородский адвокат Гагатко, зарубежные пожертвователи:др.Владыков, др.Синицын, др.Карель, др.Андрейко, др.Фрост, Е.Н.Гошовская, губернатор Подкарпатской Руси Бескид, баронесса Врангель, "бабушка русской революции" К.Берешковская и др.; Земский банк в Праге, Зарубежный союз инвалидов, Русская Матица в Люблине, 112-й артиллерийский и 36-й пехотный полки в Ужгороде и т.д. Деньги шли из Эстонии, Бельгии, Италии, Югославии, Франции, Болгарии, Аргентины, США. Великая Княгиня Анастасия Николаевна пожертвовала храму-памятнику серебряный образ Спасителя, перед которым молился Великий Князь Николай Николаевич. Торжественная закладка состоялась 16/3 марта 1930 г. Строительство в основном завершилось за 8,5 месяцев, в декабре 1930 г. церковь была открыта. Рождественские богослужения в январе 1931 г. уже проводились в этом храме. Проект, в создании которого принимал участие русский эмигрант, инженер В.Д.Талалаев, выдержан в шатровом стиле московского храмостроительства по образцу церкви в с. Коломенское под Москвой.

Всеволод КоломацкийИсторию храма нельзя себе представить без рассказа о его строителе – Всеволоде Коломацком (позже архимандрите Андрее). Всеволод родился и вырос в русской семье на Украине. С юных лет он готовился к духовной стезе. В момент, когда вспыхнула 1-я мировая война, он учился в Киевской семинарии. Восприняв буквально лозунг «За веру, царя и Отечество!», 18-летний семинарист, несмотря на бронь, пытается уйти добровольцем в Русскую армию. Сильная врожденная близорукость помешала этому. Тогда юноша пробует счастья в так называемой Старой Чешской дружине, которая в сентябре 1914 года формируется  в Киеве из чехов, проживавших в Российской империи.  Брали в неё и русских-добровольцев. Требования к новобранцам в дружине не были столь жесткими: она, по задумке, предназначалась не для боя, а для агитации на территории Чехии с целью свержения габсбургского ига. Всеволода зачислили.

Однако, уже в ноябре стародружинники отправляются на фронт в качестве разведчиков (!) в частях 3-й армии под командованием генерала Радко-Дмитриева. Всеволод Коломацкий неоднократно бывал в тылу врага, был ранен, награжден боевыми орденами. В 1915 г. инициативного бойца направили в офицерскую школу. После ее окончания, Всеволод снова в действующей армии. Во время Гражданской войны В. Коломацкий сражался под флагом белых; вместе с Белой армией он через Галлиполи попадает на территорию Румынии, а оттуда в новосозданную Чехословацкую республику. Как чешский стародружинник, он ускоренно получил чехословацкое гражданство и поступил на службу в формирующуюся армию. По направлению оказывается в Ужгороде. Выдержав экзамен на знание служебного военного языка, Коломацкий получает звание штабс-капитана. В 1923 г. из Советской России по вызову Чехословацкого Красного Креста  приезжает его невеста Елизавета. В мае того же года сыграна свадьба и, казалось, ничто не может помешать карьере молодого образованного офицера в армии, которая остро нуждается в кадрах.

Но происходит нечто... В том же году Коломацкий случайно встречается с епископом Вениамином (впоследствии митрополит Вениамин /Федченков/, 1880-1961), который посвящает его в проблемы православия в Подкарпатье. Оно не имело здесь официального статуса, чему сопутствовали проблемы материальной неустроенности - не было собственных храмов, не хватало образованных священников. И Коломацкий, несмотря на грядущие материальные трудности, заочно завершает духовное образование, уходит с военной службы и в январе 1924 г. принимает сан священника. Герой войны осознает, что его призвание крест, а не меч, и меняет погоны на ризу.

Свщенник Всеволод КоломацкийВ 1926 году о. Всеволод получает назначение в село Русское (!). Как это часто бывало в те годы, здешняя православная община осталась без пристанища, поэтому священник, недолго думая, берется здесь за строительство деревянной церковки для своих прихожан. Основа здания была готова за 4 дня! Слава о молодом батюшке разнеслась по всем окрестностям. Вероятно, он консультировался и со специалистами, но его главными учителями была вера и опыт. За пару следующих лет О.Всеволод поставил в околице еще 5 храмов, в том числе деревянные церкви в селах Черленово, Старое Давыдково и Малый Дарбыков. Дебютом в камне был храм в селе Ракошино, в котором зодчему пришлось похоронить преждевременно умерших от болезни жену и годовалую дочь Клавдию. На руках вдовца тогда остается маленький сын, поэтому Коломацкий в 1929 г. женится во второй раз. При этом как верующий и священник он переживает тяжелые времена – второй брак неканоничен. Однако, и церковное начальство, зная о незаменимости строителя, закрывает глаза на явное нарушение. На протяжении 8 лет Коломацкий участвует на Подкарпатской Руси в 18 церковных проектах. Впоследствии уже в Словакии, на Мораве и в Чехии он участвует в строительстве в общей сложности более 70 храмов, в том числе 20 – собственной разработки. Среди них уникальный в средней Европе венок семи каменных православных храмов, из которых особой известностью пользуется церковь в Оломоуце. После войны о.Всеволод принимает монашество под именем апостола Андрея в легендарном русском монастыре в Ладомирове. Но и в этом своем новом качестве продолжает известные стройки – в Межилаборце, Стакчине, Прешове, Кромериже. В 1957г. после большого перерыва и окончания запрета властей на строительство новых церквей берется за почти развалившийся католический костёльчик  в Стражном за Нимбурком на немецкой границе. И в возрасте 61 года сам полностью ремонтирует храм и приход. Здесь живет оставшиеся 23 года своей богатейшей зизни. 13 февраля 1980 года его не стало.

Как свидетельствовал в в 2006 г. его сын Игорь, В. Коломацкий «не только проектировал церкви, но сам работал прорабом и простым рабочим. Он же расписывал интерьеры храмов фресками святых или орнаментами. И дома он писал иконы». При этом тяжело страдал от близорукости...

Посильно ли такое одному человеку!? Что двигало им!?

Вершиной архитектурного творчества архимандрита Андрея является все же изящный храм Покрова Пресвятой Богородицы в Ужгороде, единственный на Украине и в России храм-памятник павшим в 1-ю мировую войну.

 ***

У автора особые личные отношения с храмом. Во-первых, моя бабушка, бывшая нижегородская мещанка, и мать, бывший военврач, тайком или как бы тайком от отца, бывшего советского офицера и члена КПСС, осевшие на Подкарпатской Руси после Великой Отечественной войны, меня здесь крестили. Успели, еще до того как церковь была закрыта и превращена в склад. Простой латунный крестик остается нашей семейной реликвией. Во-вторых, позднее я не раз бывал здесь у своего приятеля, партийного работника и директора Ужгородского музея атеизма. В те годы настенные росписи все равно рассказывали о небесных событиях – они были посвящены космонавтам. И в –третьих, в кооперативные 80-е годы на волне предпринимательской деятельнойсти мне сотоварищи удалось поставить на храме уникальные кресты. Поскольку в советские времена работа с сусальным золотом, идущим на украшение иконостасов, куполов и крестов, строго рКрест на храме Покрова Пресвятой Богородицы в Ужгородеегламентировалась, то было найдено альтернативное инженерное решение. В одном из лучших городских КБ для традиционных православных крестов были разработаны оригинальные гнутые и сварные конструкции из нержавеющей стали. Покрытие из «золотого» нитрида титана было нанесено на них в самой передовой лаборатории ионно-плазменного упрочнения. Вот уже 25 лет кресты  золотятся над Православной набережной Ужгорода.

К сожалению, сегодня вследствие некоторой региональной реорганизации РПЦ храм рискует потерять важную приставку «памятник». Также как он уже потерял свою главную историческую паству – членов местной русской общины, потомков тех, кто собственно его воздвиг. Это было бы крайне печально.

Единственный в России храм-памятник павшим в годы Первой мировой войны строится в г. Гусеве Калининградской области – в бывшем г. Гумбиннен Восточной Пруссии. Будем надеяться, что к августу 14-го у Ужгородского храма-памятника появится полноценный собрат.

 

Александр Гегальчий

Публицист, Попечитель Международного фонда «Русская премия», Прага

 

 

Литература:

А.В.Гегальчий. Русь пуд Карпатами. «Русское слово», 2-2007, Прага.

Валерий Разгулов. Сподвижник архимандрита Кабалюка – Алексей Геровский.  «Русская премия», Прага, 2008

М.протоиерей Николай (Кабаци). Храм-памятник, освященный в честь Покрова Божьей Матери и в память русских воинов, убиенных в Первую мировую войну. 2001. Rusininform Ltd.

Василь Руснак. История одного сепаратизма. Истоки вопроса. Подлинные и вымышленные. «Русская премия», Прага, 2008.

Александр Русин. Галичина vs Подкарпатская Русь. «Русская премия», Прага, 2011.

Андрей Фозикош. Воин, священник, зодчий, ангел. Отец Коломацкий. "Русская премия", Прага, 2013.

 

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 157 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте