Балканы и судебная реформа Александра II в белорусских губерниях.

Автор: Александр Загорнов

Памятник Александру II Освободителю на Соборной площади в Минске (ныне пл. Свободы), снесенный большевиками в 1917 году. В сквере, где стоял памятник Александру II, в 2003 году был поставлен новодел в «сарматском» стиле по мотивом Минской ратуши 17 века, а на месте памятника был выкопан котлован под подвальные помещения, и накрыт пирамидальным стеклянным куполом. На обращение общественности в 2013 г. о восстановлении памятника Царю-Освободителю Мингорисполком ответил отказом, аргументируя, что памятник будет символом российского самодержавия в независимой Беларуси.Процесс реформирования в Российской империи во второй половине XIX в. вел к глубокой и сложной перестройке государственного механизма и общественных отношений. Изменения в различных областях жизни на большом и, по существу, гетерогенном пространстве империи проходили неравномерно по темпу и глубине. Указанное обстоятельство в полной мере относилось к западной части империи, точнее, к северо-западной ее составляющей.

Подготовка и реализация реформ, в том числе и судебной, проходили в неблагоприятных для преобразований условиях. Нерешенность «польского» и «еврейского» вопросов, конфессиональные противоречия, открытое противодействие властям в ходе восстания 1863 г., русско-турецкая война 1877-1878 гг. – все это создавало дополнительные трудности для проведения изменений в такой сфере как судебная, остро чувствующей любые изменения в состоянии государственного организма.

 

Правовое обеспечение реформы

Выделим два основных правовых условия стабильного существования государства в период модернизации. Во-первых, формирование единого правового пространства, предполагающее прежде всего единство правовых норм и судебной практики, что, в свою очередь, ликвидировало феодальные и сословные ограничения. Так, необходимо было постепенно преодолеть различия в региональных правовых нормах. Это, например, явилось одной из причин отказа от введения в действие уже подготовленного Свода законов западных губерний. Во-вторых, преодоление правового дуализма, которое заключалось в постепенном сближении прав привилегированных и непривилегированных сословий после отмены крепостного права. Более отчетливо выполнение данного условия проявилось в принятии Судебных уставов в 1864 г., где принципы равенства всех перед законом и презумпция невиновности были основополагающими.

20 ноября 1864 г. император Александр II утвердил Судебные уставы – четыре основополагающих для судебной организации и процесса акта: «Учреждение судебных установлений», «Устав гражданского судопроизводства», «Устав уголовного судопроизводства», «Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями».

Первый из данных законов посвящен судоустройству, второй и третий – гражданскому и уголовному процессам, четвертый содержал нормы материального права о небольших уголовных и административных правонарушениях.

Одновременно был подписан указ об их публикации для всеобщего сведения. В нем подчеркивалось, что задача судебной реформы – «водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность…» [1, №41473].

Только 23 июня 1871 г. император утвердил временные правила об устройстве мировых судебных установлений в девяти западных губерниях, куда входила и белорусская территория [2, с.21]. Особенностью введения данных правил было то, что мировые учреждения здесь организовывались до проведения земской реформы. Таким образом, условия и порядок формирования мирового суда существенно отличались от, например, центральных губерний.

Так, вместо выборов, в соответствии с временными правилами проводилось назначение мировых судей. Как участковых, так и почетных (ст.1).

Отсутствие выборности судей было обусловлено, в первую очередь, недоверием правительства к местному дворянству, а формальным поводом явилось то, что в крае еще не были введены земства, при участии которых и должны проходить выборы мировых судей.

Следствием такого положения дел при формировании мировой юстиции стало сохранение влияния администрации на систему местных судов, что явно противоречило одному из основных принципов судебного реформирования.

В соответствии с императорским указом сенату от 23 июня 1871 г. мировые судебные учреждения в западных губерниях открывались отдельно от общих судов, что нарушало целостность судебных преобразований и было вызвано постепенной судебной адаптацией белорусской территории к новым судебным порядкам. Так, мировые суды в Виленской губернии открывались 1 марта 1872 г., в Витебской и Могилевский – 2 апреля, Гродненской и Минской – 20 апреля 1872 г. [2, с.18].

По императорскому указу Сенату от 23 июня 1871 г. белорусские губернии должны были распределяться между судебными палатами в таком порядке: Виленская и Гродненская губернии – к округу Санкт-Петербургской палаты; Минская, Витебская, Могилевская – к округу Московской палаты.

 

Война и реформа

Когда в июне 1876 г. Сербия объявила войну Турции и с российской стороны была организована поддержка этого выступления, элита империи и лично Александр II встали перед дилеммой: продолжать ли весьма затратные реформы, в том числе и судебную.

Было очевидно, что раскручивание военного маховика может привести к дальнейшему, более глубокому втягиванию Российской империи в конфликт, разрешение которого было важным не только с военной стороны (обеспечение безопасности границ, закрепление на Балканах, пересмотр итогов Крымской войны и т.д.), но и с моральной (защита православного населения от религиозного угнетения, создание независимых государств братских народов и т.д.).

Выбирая между затратами и поддержкой единоверцев-славян, российский император отдал предпочтение славянскому единству.

Министр финансов империи М.Х. Рейтерн в 1876 г. подал записку на высочайшее имя, в которой предрекал финансовый крах страны и опасность роста революционного движения в случае участия в войне. Он писал: «Я глубоко убежден, что война остановит правильное развитие гражданских и экономических начинаний, составляющих славу царствования Его Величества; она причинит России неисправимое разорение и приведет ее в положение финансового и экономического расстройства, представляющее приготовленную почву для революционной и социалистической пропаганды, к которой наш век и без того уже слишком склонен» [3, с.55].

Только в 1875 г. удалось достичь бездефицитного бюджета и началось накопление золотого запаса.

Однако в этом же году в стране был неурожай, что сократило продажу хлеба за границу. Финансовое положение осложняла и выплата по кредитам на железнодорожное строительство.

Добавим к этому и то, то что, например, для проведения частичной мобилизации осенью 1876 г. пришлось взять займ в 100 миллионов рублей [4, с.361].

Успехи турецких войск в 1876 г. привели к активизации действий правительства Российской империи по защите сербского народа.

Как писал дореволюционный историк А.А. Корнилов: «Россия, видя, что Сербия находится на краю пропасти и что ей грозит резня, подобная болгарской, потребовала от турок немедленного приостановления военных действий и заключения перемирия. Это требование было поддержано и остальными европейскими державами» [4, с.360].

Объявление в апреле 1877 г. войны Турции Александром II происходило в сложных для Российской империи условиях.

Во-первых, существовала опасность нового столкновения с общеевропейской коалицией, т.к. Англия и Австро-Венгрия не желали усиления российского влияния в этом регионе. Поэтому тень Крымской войны присутствовала в трудной дипломатической работе по подготовке России к новому столкновению с Турцией.

Во-вторых, разрешение конфликта военным путем требовало от Российской империи серьезной мобилизации материальных ресурсов в условиях, когда широкие преобразования внутри страны еще не были завершены и, в свою очередь, требовали финансового обеспечения.

Законодательная деятельность в Российской империи не была приостановлена боевыми действиями на Балканах.

19 июня 1877 г. (через 2 месяца после вступления в войну) император Александр II утвердил мнение Государственного Совета о введении в действие судебных уставов 20 ноября 1864 г. в полном объеме в 9 западных губерниях, к которым относится и Северо-западный край. Закон был обнародован в августе.

Предусматривалось, что губернии края будут распределены между двумя новыми судебными округами: Виленским – губернии Виленская, Ковенская, Гродненская и Минская, и Смоленским – Витебская и Могилевская [2, с.6].

В целом на 9 западных губерний (3 судебных округа с 11 окружными судами) требовались новые расходы государственного казначейства ежегодно в сумме свыше 1 миллиона рублей (точнее 1 миллион 58 тысяч 955 руб. 70 коп.) [5, с.359] [2, с.7]. Поэтому реализовать это в военное время было невозможно. Последним пунктом данного закона предписывалось «окончательные соображения о сроках постепенного открытия новых судебных установлений» внести в Государственный Совет ко времени рассмотрения бюджета на 1878 г. [2, с.7].

Однако, как отмечал автор внутреннего обозрения в «Вестнике Европы» в сентябре 1877 г., скорее всего «военные обстоятельства заставят отложить открытие судов еще на некоторое время» и добавлял, что тем не менее «нынешняя, весьма важная для целой западной полосы империи, реформа была обсуждена и обнародована в военное время, что и представляет красноречивое опровержение тем толкам, которые требовали отсрочки всех внутренних вопросов еще в то время, когда воевала одна Сербия». И, добавлял он, теперь «Россия напрягает свои силы на войну и притом все-таки не отказывается от разрешения внутренних вопросов, в ряду которых одно из главных мест занимает вопрос об уравнении в правах с центральными губерниями губерний западных» [5, с.359].

В утвержденном императором 19 июня 1877 г. мнении Государственного совета о введении в действие судебных уставов в полном объеме в западных губерниях говорилось и о суде присяжных, формирование состава которого на данной территории регулировалось с отступлением от общих правил.

Состав временных комиссии по каждому уезду при отсутствии земских учреждений формировался особым образом: в него входили уездный предводитель дворянства, все местные мировые судьи, мировые посредники, уездный исправник и полицмейстер [2, с.2].

 

В 1870-е годы новая судебная система стала распространяться на белорусские и прибалтийские губернии, Сибирь и Кавказ. Число судебных служащих за 30 лет (с 1870 по 1900 г.) увеличилось в три раза, бюджет министерства юстиции за 1869-1894 гг. также вырос приблизительно втрое [6, с.480]. Все это позволяет говорить о серьезном укреплении судебной власти.

В соответствии с утвержденным императором мнением Государственного Совета от 19 июня 1877 г. о введении в действие судебных уставов 20 ноября 1864 г. в полном объеме в десяти западных губерниях, предполагалось в судебном отношении нарушить целостность Северо-Западного края, причислив к округу Виленской судебной палаты Виленскую, Ковенскую, Гродненскую и Минскую губернии, а к округу Смоленской палаты – Витебскую и Могилевскую [2, с.6]. И только 9 ноября 1882 г. уже император Александр III утвердил мнение Госсовета о сроке введения общих судебных установлений в Северо-Западных губерниях. В нем говорилось, что во всех губерниях края «в течение последней четверти 1883 г. завершится создание новых судебных органов на основании уставов 20 ноября 1864 г. [7, с.548].

Только в 1883 г. на белорусской территории начали действовать окружные суды и открылась Виленская судебная палата. Таким образом, через 19 лет после официального провозглашения судебных уставов они в полном объеме были распространены на указанных землях.

Русско-турецкая война 1877-1878 гг., как отмечал С. Экштут «была последней победоносной войной в истории Российской империи. Начатая при всеобщем воодушевлении войны, сопровождавшаяся колоссальными материальными издержками и ощутимыми потерями, затянулась, а когда был заключен долгожданный мир, то итоги кампании вызвали нескрываемое разочарование как правительства, так и русского общества. Впечатляющие победы русского оружия не были закреплены в ходе дипломатических переговоров: выиграв войну на полях сражений, Российская империя проиграла ее в дипломатических битвах» [3, с.54].

Таким образом, судебная реформа на белорусской территории реализовывалась в сложных условиях. Введение общих судебных учреждений состоялось только в начале 80-х гг. (а суды местной системы были введены в начале 70-х гг.), т.к. условия войны и послевоенного ресурсного восстановления не позволили сделать это ранее. И здесь следует обратить внимание на то, что в тяжелых материальных условиях власти империи не отказались от политики реформирования судебной сферы, которая, конечно, требовала дополнительных финансовых вложений.

И еще один важный момент, в условиях внутреннего реформирования и неблагоприятной международной обстановки Российская империя во главе с Александром IIсохранила линию на поддержание освободительного движения православных народов на Балканах. Сербская тема в этой линии была ключевой.

Соображения извлечения практической выгоды из военной ситуации для российской имперской власти отступили на второй план перед идеей защиты братьев по вере.

Выбирая между материальным и духовным в виде следования высокой идее, руководство Российской империи сделало выбор в пользу последнего.

Александр Загорнов

Доклад кандидата исторических наук А. Загорного
на международном круглом столе "Балканы и вопросы евразийской интеграции"

Литература

  1. Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе (1825-1881): в 55 т. – Спб., 1830-1884. – Т. 39, отд.2.
  2. Певзнер, Б.В. Сборник узаконений и решений Сената по введению Судебной реформы в Западном крае. / Б.В. Певзнер. – Житомир, 1880. – 351 с.
  3. Экштут, С. Великий трудолюбец и осень империи. /С. Экштут // Родина. – 2010. – №4. – С.52-55.
  4. Корнилов, А.А. Курс истории России XIX века. / Вступ. ст. А.А. Левандовского. / А.А. Корнилов. – М.: Высш. шк., 1993. – 446 с.
  5. Внутреннее обозрение. / Вестник Европы. – 1877. – Книга 9. – С.357-360.
  6. Уортман, Р.С. Властители и судии: Развитие правового сознания в императорской России/ Авториз.перевод с английского М.Д. Долбилова при участии Ф.Л. Севастьянова./ Р.С. Уортман – М.:Новое литературное обозрение, 2004. –520 с.
  7. Узаконения, изданные в пояснение и дополнение к судебным уставам 20 ноября 1864 года. 14-е изд. Спб., 1883.

 

Рекомендуем также следующие статьи:

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.