Иоан Флеров. «О православных Церковных Братствах, противоборствовавших унии в Юго-Западной России». (Часть II, Отделение I)

Автор: Иоан Флеров

Продолжаем публикацию книги Иоана Флерова «О православных Церковных Братствах, противоборствовавших унии в Юго-Западной России», изданной в 1857 году в Санкт-Петербурге.

 

 




 

 

Открыть книгу в формате PDF

О ПРАВОСЛАВНЫХЪ

ЦЕРКОВНЫХЪ БРАСТВАХЪ,


ПРОТИВОБОРСТВОВАВШИХЪ УНIИ ВЪ ЮГО-ЗАПАДНОЙ РОССИИ,
ВЪ XVI, XVII, И XVIII СТОЛЕТIЯХЪ.

Созижду Церковь Мою, и врата
адова не одолеть ей.
Мат.  
XVI, 18

 

СОЧ. СВЯЩЕННИКА, МАГИСТРА,

Iоанна Флерова.


САНКТПЕТЕРБУРГЪ
.

ИЗДАНИЕ КНИГОПРОДАВЦА Н. Г. Овсянникова.

1857.

 

 


                           

                    

Оглавление:

 

       Вступление
       Часть I
       Отделение первое      

 

           Устройство православных церковных братств.

 

      Отделение второе.

 

       Об отношении братств ко властям гражданской, духовной и между собою.

       

     Часть I I

 

     Отделение первое  -

 

           Цель братств и средства к достижению цели.


           Отделение второе

 

             Глава I.    Братские школы и типографии.

            Глава II.   Заботливость братств о построении и благолепии православных храмов.
            Глава III.  О стремлении братств поддерживать Православие  чрез охранение прав Церкви и порядка по ее управлению.

         Глава IV.  О материальных средствах братств.

 

 

                                                                                                             

                                                                                  



 

ЧАСТЬ II

 

ЦЕЛЬ БРАТСТВ И СРЕДСТВА К ДОСТИЖЕНИЮ ЦЕЛИ.

 

Возникнув из духа Евангельской любви, Братства стремились проявить эту любовь во всех своих действиях, во всех учреждениях, и потому получили сначала, по преимуществу, характер обществ человеколюбивых и назывались Братствами любви и Братствами милосердия. В последствии же времени, когда в юго-западной России возникло гонение на Веру православную, когда Польские короли и римское духовенство стали открыто стремиться к истреблению православия, Братства, не теряя характера обществ человеколюбивых и не оставляя дел милосердия, вызваны были к деятельности другой, более высокой, более важной, —к защите и охранению Веры православной, и получили характер обществ, по преимуществу, религиозно-православных.

 

 

ОТДЕЛЕНІЕ ПЕРВОЕ.

 

Цель Братств, как общин человеколюбивых, и средства достижения цели.

Соединённые взаимною крепкою любовью, — любовью, «которая», как говорится в грамоте патриарха Иеремии на основание Львовского Братства, «требует проразумевать и пещись благоразумно о призрении и потребностях благо честивых единоверных братий (267)», Братства имели цель высокую: дела милосердия или вообще дела служения страждущему человечеству.

Из Братских пожертвований или вкладов составлялась казна (268), которая употреблялась на воспитание си рот, на прокормление старых и больных, на призрение странников, на пособие вдовам, на вспомоществование де вицам, на защиту обидимых, на вспомоществование несчастным пострадавшим от пожара и наводнения, на выкуп пленных, на прокормление нуждающихся во время голода, на одеяние и погребение умиравших в бедности, на возобновление опустевших церквей и монастырей (269). По этому в Братских уставах находится особое предписание об употреблении Братского имущества: «взнос денежных сумм», говорится в уставе Луцкого Братства, «ни на что иное не должен быть обращаем, как только на исправление церкви и ее поддержание, да на милостыню людям в разных случаях, особенно находящимся в Братстве, и на призрение убогих, и на содержание сирот, и на устроение школы, и на погребение странных и убогих, и на творение милостыни и поминовений за ктиторов и за других, находящихся в Братстве. А распоряжаться тем они (т. е. старшие братчики) должны так, как бы око Божие всегда обращенное на себя видели, вспоминая и о строгом приговоре, который в оном первейшем Братстве при Апостолах постиг Ананию с Сапфирою, что утаили в пользу свою часть не общественных денег, а собственного имущества, и как страшно за то наказаны были (270)». Словом, все, относящееся ко благу ближних, было предметом постоянной заботливости братий и предметом постоянных рассуждений на Братских сходках (271).

Кроме общего постановления об употреблении Братского имущества на дела благотворительности; в уставах Братских находятся и частные предписания относительно:

a)       Пособия бедным и больным. «Если бы», говорится в уставе Луцкого Братства, «какой брат, по Божиею допущению, а не по своей воле и нерадению, приобеднел и разорился или подвергся каким-либо несчастиям и напастям: тогда все братия, как деньгами Братскими, так и сами от себя, обязаны ему благодетельствовать: и во всем помогать, и в болезни его призирать, и о душе его; заботиться, оказывая любовь к брату своему, при жизни его и по смерти. Тех, которые в хорошем состоянии и богаты, братия не должны делать богаче; но только обедневшим помогать и деньги Братские ссужать заимообразно, без всякой лихвы (272)».

 

(267) Смотр. грамоту Иеремии, патриарха Константинопольского, в подтверждение грамоты патриарха Иоакима, от 1588 года. Пам. Киев. Ком. Т. III. отд. I. грам. III. стр. 26.

(268) Пам. Киев. Ком. Т. I. гр. VII. пунк. 1, 4; Т. III. грам. I. пун. 3, 4, 6; Могил. Вед. 1847 г. № 10; собр. грам. городов: Вильны, Трок и пр. Ч. II. Л? 4.

(269) Пам. Киев. Ком. Т. I. грам. VII. пунк. 6, 12, 13, 17; грам. XIII. стр. 132—134; грам. XVI. стр. 147; Том II. грам. II. стр. 35; грам. IV. стр. 65, 67; Т. III. предисловие стр. VI. снес. грам. I. стр. 5—6; Чтения в Императ. Общ. 1848 года. Л? 6. стр. 57, 58; Могил. Вед. 1847 г. Л? 10; 1851 г. Л· 35. пунк. I—VIII.

(270) Пам. Киев. Кои. Т. I. гр. VII. пунк. 6.
(271) Там же. пунк 7. стр. 45.
(272)
 Уст. Луцк. Братства: Пам. Киев. Ком. Т. I. грам. VII. пун. 12; тоже подтверждает и Уст. Львовскаго Брат. Т. III. грам. I. пун. 22 н 23,—и Виленскаго: Собр. Вил. грам. Ч. II. Д£ 4; и наконец Уст. Могил. Брат. Ж. Η. Μ. П. 1849 г. Март, стр. 292.

 

b)      Погребения и поминовения умерших братий. «Если на кого», предписывается далее в Братских уставах, «из вписных братий бедных Господь Бог благоволит попустить смерть и не останется его имущества, чем бы тело похоронить, тогда все братия церковного Братства должны будут делать погребение на счет Братской кружки, по обычаю христианскому, как расположит добрая их воля, и набожность (273)». На погребение умершего брата, богатый ли то был, или бедный, непременно должны были идти все братия, оставив свои занятия и должны были провожать со свечами и фимиамом тело его; до святой литургии и во всю литургию стоять при теле с заезженными свечами. За упокой умершего брата обыкновенно совершалась святая литургия, приготовлялось коливо братское и была раздаваема милостыня из кружки Братской. Если же кто не присутствовал на погребении умершего брата и таким образом не исполнив в отношении к нему последнего долга, тот обязан был безотговорочно уплатить Братству известный штраф (274). Заупокойные Братские литургии были служимы два раза в год, в субботу мясопустную и в субботу пятидесятную, при чем приготовлялись и колива Братские. Все братия, с женами своими, в те две субботы, как на панихиде или парастаса, так и на литургиях святых, обязаны были со свечами в руках стоять до конца и молить Бога за умерших. За неисполнение сего взыскивался известный штраф (напр., в Луцком Братстве Фунт воску). Наконец, для поминовения усопших, каждый брат, как из простых, так и из сословия дворянского, обязан был вписывать в Братский помянник своих предков, отошедших из сего мира (как-то: имя своего отца, матери и всех умерших родственников). Этот помянник (275) обыкновенно прочитывался весь при проскомидии на помянутых заупокойных литургиях. Также и в продолжение великого поста, по уставу церковному, Братский священник, пред концом утрени и вечерни, обязан был прочитывать его на литиях; за что братия должны были взаимно оказывать ему свою благодарность (276).

(273) Там же. стр. 299; Устав Вилен. Братства: Собр. Вил. грам. Ч. II. № 4.
(274) Пам. Киев. Ком. Т. I. грам. VII. пунк. 13, 14; Т. III. rp. V. пунк. 8; грам. I. пунк. 24; Уст. Могилёвского Братства при церкви св. Николая — Могил. Вед. 1851 г. № 35. глав. VIII. В устав Братства Виленского, при церкви св. Троицы, называемого кушнерским, говорится: «если какой-либо уписный брат умрёт, то они братья мают (имеют) давать на погребение его оксамин (бархат) и свечи Братские и должны провожать его тело (до могилы).» Вил. грам. Ч. II. М 16. (275) Такие помянники сохранились до сих пор во многих Братских церквах и могут служить материалом для генеалогии древних княжеских и дворянских родов. Таков напр. помянник Луцкого Братства, написанный в лист. Вот его заглавие, писанное киноварью: «сия книга, глаголемая поменник церкви Брацкое Луцкое в року 1618 писати зачатый; а през мене многогрешного монаха Иеремею Савицкого, законника катедралного Луцкого, с послушания тут на тот час в року 1677 мешкаючого, слово в слово рукою моею власною за отпущение переписанный». Помянник распределен Савицким на три части: в первой помещены роды особ стану иияхетнаго, во второй — особ стану духовного, в третьей — стану посполитого; а в начале поминаний Савицкий приложил три указательные реестра родов, в помяннике вписанных. Неизвестный по имени инок, соревнуя Савицкому, в 1748 г. тщательным почерком дописал, как в поминаниях, так и в реестрах, продолжение помянника, оправил его в новый кожаный переплет и в конце реестров приложил следующ. стихи:

«Читёлнику побожный и ласковый
Хочешь ли род свой знайти без забавы:
Реестр с лйчбою впрод писаный читай,
Грешнаго Иеремию поминай,
Савецкого, законника худину
Втуюж читаня твоего годину».
О помяннике Луцкого Братства чит. в Киевлянине, 1841 г. стр. 314—317.

(276) Пам. Киев. Ком. Т. I. граи. VII. пунк. 14, 15. стр. 49, 50; Т. III. грам. I. пунк. 26 и 27.

Не ограничиваясь частными благодеяниями разным людям, Братства, кат общины человеколюбивые, стремились дать своей благотворительности более прочное направление, более общественное значение и более официальный вид, и потому повсюду учреждали при своих церквах и монастырях благотворительные общественные заведения, как-то: больницы, богадельни и странноприимные дома (277).

По недостатку дошедших до нас сведений, мы не можем судить об устройстве Братских благотворительных учреждений. Известно только, что они основывались на взаимных пожертвованиях членов того или другого Братства (278), владели домами и другими недвижимыми имуществами, пожертвованными им разными лицами, по завещаниям, и ежегодно приносившими им доходы (279) известно также, что в Братские больницы и богадельни принимались преимущественно лица русского происхождения и исключительно православного исповедания, и пользовались там «всякою» как говорится в грамоте Виленского Братства, живностию и одеждою (280)», то есть полным содержанием. В грамоте, данной от Сигизмунда III, 1592 года, Минским православным мещанам, на учреждение при соборной церкви Братства, школы и богадельни, говорится между прочим, что граждане вознамерились устроить и госпиталь, «и в нем об людях убогих и хворых пильное (усердное) старание мети, —теплом, выживеньем (пищей) и всяким опатреньем (потребностями), милосердными и побожными учениками, водлуг переможенья своего; своим властным грошом и працою своею — чинити мают (281).

(277) Там же. Т. I. грам. II. стр. 3; грам. XVIII. стр. 159; Т. И. грам. II. стр. 35; грам. IV. стр. 65 и 67; Чтен. в Императ. Общ. 1848 г. Мг 6. стр. 57.

(278) См. Акты Зап. Рос. Т. IV. № 36. стр. 52—53.
(279) Собр. Вил. грам. Ч. I. № 63. стр. 119; Ч. II. А? 8. стр. 17; № 40. стр. 107; Минское соборное госпитальное Братство построило в 1601 г. хлебную мельницу для дохода Братству, на содержание госпиталя (Собр. Мин. грам. н акт. № 42. стр. 67).
(280) Собр. Вил. грам. Ч. II. № 40. стр. 112.

(281) Акт. Зап Рос. Т. IV. № 36. стр. 54.

В преизбытке любви к ближнему, Братства благодетельствовали не только вписным своим членам, не только присным по Вере, но и тем даже, кои держались другой веры, другого исповедания. В уставах Братских находится предписание о раздаче милостыни по госпиталям, по тюрьмам—узникам, по улицам—убогим и нищим, дважды в год: в Рождество Христово и в великий день, то есть в Пасху (282). А в некоторых Братствах, кроме этого, милостыня раздавалась и в другие дни, напр., в Братстве Львовском предписывалось это делать при ежегодном совершении двух литургий—заздравной и заупокойной, за всех членов Братства—живых и почивших (283); в Братстве Луцком — в день праздника заложения Братской церкви (284), а в Братстве Могилевском при церкви св. Николая — во дни праздничные: святителя Христова Николая, усекновения главы св. Иоанна Предтечи и св. Димитрия (285).

Таким образом Братская любовь стремилась подать руку помощи всякого рода несчастным и страждущим. Не было, можно сказать, несчастия, о котором бы забыли Братства в своей человеколюбивой заботливости! И потому они были, по всей справедливости, —оком слепых, ногою хромых, покоем страждущих и обремененных; —Братская кружка была отверзта всякому нуждающемуся. «Братское богатство», по собственному выражению Братских грамот «составляло богатство не членов Братства, но нищих, убогих и всех несчастных» (286). И члены Братства справедливо называли свой Евангельский союз Братством любви, или Братством милосердия, или наконец Братством церковным. «А тое Братство их», говорится в грамоте Сигизмунда III, от 1592 года, к Виленскому Братству, «в постановленю их Братском есть названо церковным и оным тое Братства свое назвали, иж се то да милосердные и побожные учинки (дела) постановлено» (287).

Отрадно для сердца и каждого человека встречаться с такими явлениями благотворительности, в мрачные и смутные времена Унии! А еще отраднее это для сына православной России, здесь он видит, как единокровные ему братья , преследуемые и угнетаемые за Веру православную, среди самых страданий своих, являлись украшенными драгоценнейшими из христианских добродетелей! ...

 

 



 

Продолжение следует

 


 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.