ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

В.Н. Черепица. Гродненский исторический калейдоскоп. Глава 6. - 6.3. Мобилизационные мероприятия белорусских партизан на Гродненщине в 1943 – 1944 годах

 

предыдущее   -  в начало главы  -  далее

 

6.3. Мобилизационные мероприятия белорусских партизан на Гродненщине в 1943 – 1944 годах

Беларусь партизанская – это выражение отнюдь не дань художественной образности, не отражение приверженности к былым идеологическим штампам. Это реальное представление общественности о той борьбе, которую вел на оккупированной врагом территории белорусский народ.

Как известно, сопротивление немецко-фашистским захватчикам на белорусской земле началось буквально с первых дней оккупации. В тылу противника была оставлена заранее подготовленная агентура, заложена база будущих партизанских отрядов. Быстрое наступление фашистских войск, разумеется, помешало полностью осуществить задуманное, но тем не менее сделано было немало, особенно в Восточной Беларуси. И здесь очень скоро оккупанты ощутили силу народного сопротивления.

В последние годы в определенных кругах наблюдается стремление принизить и исказить историю партизанского движения в Беларуси. Высказываются утверждения, что большинство партизанских отрядов было создано НКВД, что их ядром были профессиональные диверсанты, а местное население будто бы мобилизовывалось в них принудительно, под угрозой расправы. Партизаны якобы грабили население и провоцировали оккупационные власти на ответные репрессии. Дескать, не было бы партизан – не было бы и сотен белорусских деревень, сожженных вместе с их жителями, не было бы публичных казней на городских площадях и т. д. Все это циничная ложь, исходящая от предателей белорусского народа – коллаборационистов и их идейных наследников прозападной ориентации. Эта ложь рассыпается прахом при соприкосновении с фактами.

Если говорить о зарождении партизанского движения, то действительно советское руководство с первых дней войны обратилось к народу с призывом: пусть земля горит под ногами врага! Призывали к массовому сопротивлению всеми средствами, во всех возможных формах, и этот призыв получил самую мощную поддержку местного населения. Но ведь дело не только в призывах властей и руководства, потерявшего к тому же реальный контроль над громадной территорией. Когда впоследствии Красная Армия вошла в пределы фашистской Германии, тогда тоже не было недостатка в призывах Гитлера и Геббельса к населению о необходимости всемерного сопротивления советским войскам, призывах, подкрепленных беспощадными репрессиями. Однако никакой массовой партизанской борьбы в Германии так и не развернулось. Немцы не поддержали фашистскую клику и предпочли  безропотно подчиниться победителям.

Да, действительно часть партизанских отрядов была организована советско-партийными органами и НКВД – преимущественно специального разведывательно-диверсионного направления. Таким был, например, знаменитый отряд С. А. Ваупшасова, действовавший в районе Минска, и другие отряды, которые достаточно быстро пополнялись добровольцами. Очень многие отряды возникали из оставшихся в окружении и не сумевших пробиться к своим групп бойцов и командиров Красной Армии. Они продолжали борьбу в тылу и также пополнялись добровольцами. Среди последних было немало призывников, не успевших вследствие  стремительности  развертывания событий добраться до призывных пунктов, чтобы попасть в армию.

Из-за огромного количества пленных, а также из демагогических соображений – с целью посеять рознь между народами СССР – оккупанты в начале войны отпускали по домам часть местных уроженцев. Эти люди со временем тоже стали резервом партизанского движения. Наконец, огромное количество отрядов возникало стихийно, по инициативе самого населения. Постепенно партизанские отряды устанавливали связь между собой, а затем и с советским тылом, сливаясь в целые партизанские соединения – бригады. В мае 1942 года был создан Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД), который   не   случайно   возглавил   первый   секретарь   ЦК   КП(б)Б   П.   К. Пономаренко. В сентябре того же года возник Белорусский штаб партизанского движения (БШПД) под руководством второго секретаря ЦК КП(б)Б П. З. Калинина. Эти назначения отражали выдающуюся роль Беларуси в развертывании партизанского движения на оккупированной врагом территории, где Беларусь занимала центральное положение на основных военных коммуникациях.

Огромное воздействие на патриотический подъем белорусского народа, на расширение масштабов борьбы против врага оказывали успехи Красной Армии на фронтах Великой Отечественной войны. Все эти факторы в конечном итоге определяли размах и глубину всенародного партизанского движения, численный и качественный рост его формирований. Важную роль в усилении притока нового пополнения в партизанские отряды играли их организованность и сплоченность, высокая боевая активность. Разгром вражеских гарнизонов, мощные удары по коммуникациям оккупантов, создание новых и расширение уже существовавших партизанских зон поднимали авторитет партизан, способствовали массовому притоку белорусов в их ряды. Быстрому росту численности партизан летом-осенью 1943 года содействовала такая важная политическая кампания, как обсуждение Обращения воинов-белорусов к партизанам и партизанкам, ко всему белорусскому народу, а также подписание Ответного письма воинам. Все это вызывало новый патриотический подъем среди населения городов и сел республики.

Всенародное сопротивление особенно окрепло после того, когда здесь стал активно насаждаться варварский оккупационный режим тотального геноцида и грабежа населения. В соответствии с секретным приложением к плану «Ост» на территории Беларуси уже через десятилетие не должно было остаться ни одного белоруса. 65 % населения предполагалось уничтожить или вытеснить за Урал, а 75 % принудительно онемечить. На «освобожденную» землю намечалось переселить голландцев и бельгийцев. Еще до развертывания плана «Ост» предусматривалось поголовное истребление советско-партийного актива, еврейского и цыганского населения. Эту часть программы фашисты практически успели выполнить. Уцелели лишь те из обреченных на гибель, кто нашел защиту в партизанских отрядах. Самое активное участие в осуществлении людоедских планов фашистских оккупантов принимали коллаборационисты из числа белорусских национал-радикалов. Теперь кое-кто пытается доказать, что эти люди добросовестно заблуждались, что они стремились с помощью немцев возродить национальную Беларусь, преодолеть пагубное, по их мнению, влияние «чуждой белорусам» русской власти и русской культуры. Однако национальная риторика предателей – не более чем камуфляж, овечья шкура, прикрывавшая их волчью сущность. Эти люди прислуживали враждебным Родине внешним силам, а потому ничего, кроме презрения и проклятия, они не заслужили.

Вопрос о взаимоотношениях партизанских отрядов с населением фальсифицируется и в наши дни достаточно часто. Некоторые деятели из числа публицистов доходят до того, что вслед за фашистской пропагандой прямо называют партизан бандитами и мародерами, грабившими белорусских крестьян. Конечно, война, тем более в тылу врага, всегда сурова и жестока, и она не могла обойтись без эксцессов. Но партизанская борьба совершенно невозможна без поддержки мирного населения. Оставшиеся жить в деревнях и селах люди считали партизан своими защитниками, служили у них связными и разведчиками, укрывали раненых, снабжали отряды продовольствием и одеждой. По общему правилу это делалось совершенно добровольно, хотя имели место случаи насильственных реквизиций. Однако люди понимали эту вынужденную необходимость и прощали. Другое дело, что с целью дискредитировать партизанское движение, лишить его народной поддержки оккупанты создавали из коллаборационистов отряды лжепартизан. Эта затея полностью провалилась. Подлинные партизаны разоблачали и беспощадно уничтожали фашистских ряженых. Встречались и настоящие банды из дезертиров и уголовников, занимавшиеся грабежами, но по мере развертывания партизанской борьбы они также истреблялись.

Около 400 тыс. партизан и около полумиллиона учтенных подпольщиков дала Беларусь для борьбы с ненавистным врагом. Около миллиона белорусов воевали в действующей армии на всех фронтах Великой Отечественной войны. Более четверти всех белорусов сложили свои головы за Родину. Будем достойны их памяти. Будем, однако, помнить, что в партизанском сопротивлении на территории республики кроме самих белорусов, составлявших около 77 % партизан, участвовали представители всех народов СССР и многих зарубежных стран. Были среди них и немецкие перебежчики, отвергнувшие фашизм. Таким образом, местное партизанское движение стало подлинной школой интернационализма, сплотившей народы в борьбе против коричневой чумы. Это была такая прививка духовного здоровья, которая предопределила дальнейшее развитие Республики Беларусь, и она, несомненно, помогает ей достойно выдерживать все испытания.

Теперь я постараюсь подтвердить отмеченное выше примерами из боевой деятельности на территории Западной Беларуси в 1943–1944 годах партизанской бригады имени Кастуся Калиновского. Подлинные штабные документы ее совсем недавно стали достоянием общественности.  Впервые обзор им был дан на страницах совместного издания Московской академии экономики и права и Гродненского госуниверситета, получившего прекрасное название «Равнение на героев Победы». В настоящее время мною написана книга, посвященная истории бригады, с использованием партизанских документов, впервые вводимых в научный оборот. Часть материалов ее будет использована сегодня для показа того, как непросто в условиях партизанской повседневности решались мобилизационные мероприятия командованием данной бригады. Ядром для ее создания стала небольшая группа десантников во главе с Н. К. Войцеховским, заброшенная на парашютах в апреле 1943 года на территорию Гродненщины. С помощью населения этот немногочисленный десант скоро превратился в крупную боевую силу – партизанскую бригаду им. К. Калиновского, основу которой составляли работники НКВД. Уже в ноябре-декабре 1943 года эта бригада в составе 186 человек во главе с командиром Н. К. Войцеховским, комиссаром Е. Г. Осиповым, начальником штаба С. В. Чудиновым приняла участие в 1000-километровом рейде Белостокского партизанского соединения, которое только за это время истребило около 2500 вражеских солдат и офицеров, пустило под откос около 50 эшелонов противника, подорвало около 1100 рельсов. Несмотря на потери в ходе боев, бригада Калиновского численно выросла почти втрое. Какие же факторы способствовали этому? Большая часть их уже была названа. Однако в реальных условиях партизанской жизни пополнение бригады личным составом осуществлялось не спонтанно, а с учетом особенностей региона, бывшего еще совсем недавно в составе Польши, а также тех приказов и распоряжений, которые исходили от командования Белостокского соединения.

Во «входящих» и «исходящих» из штабов соединения документах вполне резонно вместе с указаниями о необходимости создания новых формирований из числа местных жителей и расширения сети скрытого партизанского резерва, повсеместно   подчеркивалась   потребность   в   «железной   дисциплине»   и

«сохранении военной тайны». Всем командирам отрядов и бригад категорически запрещалось «самовольно, без соответствующей работы начальников и уполномоченных особых отделов» производить набор в партизанские отряды. Все вновь прибывшие и желающие поступить в отряд должны были немедленно задерживаться. Только после тщательной проверки через всевозможные источники им могло быть доверено оружие. Такого рода подход был продиктован самой жизнью: к отрядам бригады «прибивалось» немало разных людей, нередко среди них выявлялись шпионы, провокаторы, бывшие полицейские, «власовцы» и др. В одном из приказов этого времени имелся следующий пункт: «При принятии нового пополнения обязательно требовать характеристику о данном человеке от знающих его командиров и партизан, в которой должно быть указано, что им сделано на пользу партизанского движения и другие положительные моменты о его деятельности за период войны». В последующем на всех вновь прибывших в отряды заполнялась анкета по форме № 6.

Зимой 1944 года пополнение отрядов бригады осуществлялось в добровольно-принудительном порядке, о чем свидетельствовал, в частности, приказ № 015 по Белостокскому соединению от 23 февраля 1944 года (район Липичанской пущи): «П. 1. 25 февраля 1944 года произвести отбор и мобилизацию в отряды населения рождения с 1915 по 1925 годы в нижеследующих деревнях: 1) отряду «Боевой» им. Дунаева – Зачепичи 1-е; 2) бригаде им. Александра Невского – Зачепичи 2-е (за Корытницей); 3) отряду им. Жукова – Голубы 2-е; 4) отряду им. Калинина – Голубы 1-е; 5) бригаде Кастуся Калиновского – Колпинское, Гончары. П. 2. Для проведения мобилизации необходимо: 1) произвести учет лиц указанных возрастов; 2) собрать собрания и провести беседы (тезисы прилагаются); 3) к исходу дня отмобилизованных привести в лагерь; 4) необходимо обратить внимание на то, чтобы вновь мобилизованные были хорошо одеты, имели с собой 3-суточный запас продовольствия и белья».

В ходе выполнения этого приказа в означенных деревнях бригадой им. К. Калиновского стало известно, что могут быть мобилизованы в партизаны по возрасту лишь 8 человек, однако на момент мобилизации дома оказалось лишь четверо человек, остальные в течение нескольких дней скрывались неизвестно где. Из мобилизованных же трое сбежали по дороге в лагерь в неизвестном направлении, а приведенный в отряд был отпущен домой по состоянию здоровья.

Весной 1944 года штаб Белостокского соединения потребовал от командиров партизанских бригад повышения бдительности в связи с активизацией в их регионе агентурной и террористической деятельности частей РОА   и   польских   отрядов   АК.   На   основании   этого   было   приказано:

«Категорически запретить прием в партизанские отряды перебежчиков из РОА и АК, а пришедших немедленно арестовывать и вести тщательное следствие о каждом отдельном случае и результатах его немедленно докладывать в штаб. Запретить появление лиц из гражданского населения в расположении лагерей, а в случае обнаружения таковых в лесных массивах, задерживать их и тщательно проверять». В последующем при вхождении в контакт с частями РОА была выявлена возможность перехода некоторых из них на сторону партизан. О ходе таких переговоров штаба бригады с казацкой сотней РОА, расквартированной в д. Дворец, свидетельствует следующее письмо: «Командиру сотни! Товарищи! С нашей стороны это третье письмо… Еще раз говорим вам, что в нашей среде уже много ваших товарищей…, они целы, невредимы и стали на правильный путь, указанный нам нашими предками. Чем больше мы переписываемся, тем дальше мы оттягиваем нашу встречу и ваше участие в защите родины… Между тем, успехи нашей армии растут и победа наша близка. Еще раз напоминаем вам, хлопцы, что требуется решительный шаг, трусости здесь не место…». В последующем, переход в бригаду при содействии связных Сокольца  и Мищенко осуществили 11 казаков из РОА.

21 марта 1944 года штабом Белостокского соединения был издан приказ, коренным образом менявший порядок пополнения партизанской бригады. Этот приказ был вызван к жизни объявленной фашистской «белорусской Радой» мобилизацией местного населения в немецкую армию, полицию, а также в т. н.

«самаахову» (самооборону). Одной из причин появления данного приказа был также и усилившийся угон немцами белорусской молодежи в Германию. С целью сорвать планы оккупантов и их пособников и «не дать наших людей врагу» бригаде предлагалось: развернуть в местах действия отрядов широкую разъяснительную работу о целях такого рода мобилизации, не допускать наших людей на немецкие сборные пункты, организовывать засады и налеты на немецкие и полицейские отряды, проводящие мобилизацию населения. Одновременно предлагался и новый порядок комплектования партизанской бригады личным составом: «Командирам и комиссарам отрядов и бригад организовать прием (особенно из тех, кто подлежит немецкой мобилизации) в партизанские отряды контингента с расчетом вывести его к 1 мая 1944 года не менее, чем на 50 % по отношению к численному составу отрядов в настоящее время. Разрешено иметь: на каждую винтовку 3 бойца, на каждый пулемет 5 бойцов. Допускается иметь в каждом отряде 30–40 % невооруженных партизан, которых по мере возможности необходимо вооружать, а до этого использовать для переноски боеприпасов в бою, на хозяйственных и других работах». Противодействие мобилизационным планам врага вызвало то, что «уже на другой день после объявления мобилизации в ―белорусскую оборону в леса, к партизанам, потянулись крестьяне целыми семьями. В это время помимо проверочных собеседований и составления анкет, четко выполнялась и медико- санитарная инструкция: «Не принимать в расположение лагеря новичков без предварительного медосмотра и дезинфекции одежды».

Штабные документы партизанской бригады им. К. Калиновского подтверждают, что ею с момента образования до соединения с частями Красной Армии было уничтожено свыше 2 тыс. немецких солдат и офицеров, а также их местных пособников. О результативности же мобилизационных усилий бригады свидетельствует «Рапорт» командования бригады на имя начальника Белорусского штаба партизанского движения (БШПД) Романова:

«18 августа 1944 г. партизанская бригада им. Кастуся Калиновского под командованием подполковника Н. К. Войцеховского, комиссара Е. Г. Осипова и начштаба С. В. Чудинова, действовавшая на территории Белостокской области, встретилась с передовыми частями 3-й и 49-й армий Красной Армии. На данной территории с 20 июня по 18 августа в составе бригады действовали следующие отряды: «имени комсомола Белоруссии», «Звезда», «Кастусь Калиновский», «Александр Матросов», «26 лет Октября». В указанные сроки все они встретились с Красной Армией.

Бригада К. Калиновского имела на 18 августа личного состава 769 человек; фактически в советский тыл вышло 695 человек. Из числа вышедших направлено: 1) в РККА из комсостава – 7 чел., рядовых партизан – 17 чел.; 2) направлено на советскую и партийную работу – 367 чел.; 3) направлено на хозяйственную работу – 3 чел.; 4) отправлено на лечение в госпиталь – 2 чел. раненых; 5) отправлено домой по старости – 2 чел.; 6) передано для работы в НКГБ и НКВД – 200 чел.; 7) отправлено в распоряжение БШПД – 35 чел.; 8) погибло и пропало без вести – 19 чел.; 9) дезертировало на сторону врага и расстреляно за измену Родине – 46 бывших партизан; 10) бригада имела связных – 120 чел., скрытых резервов – до 5 тыс. чел., из них 1 тыс. чел. ушла в лес, в организованные для них лагеря, охраняемые нами до момента соединения с РККА.

Взято в плен: немцев – 171 чел., полицейских – 37, власовцев – 20 чел.

Для сдачи в БШПД подготовлены личные листки по учету партизанских кадров по форме № 6 – на 520 чел.».

Значительный интерес для изучения истории партизанского движения представляют и другие штабные документы бригады. Каждый листок из этой коллекции материалов имеет особую ценность. Он дает редкую возможность воочию приблизиться к суровой правде тех далеких и суровых лет, многое понять и прочувствовать с тем, чтобы еще раз воздать должное величию ратного подвига партизан Беларуси в годы Великой Отечественной войны.

 

предыдущее   -  в начало главы  -  далее

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 83 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте