Западнорусский календарь – НОЯБРЬ

|
Автор: Михаил Быстрицкий

Представляем ноябрьский выпуск "Западнорусского календаря" с информацией о датах жизни выдающихся ученых и политических деятелей Западной Руси (Украины и Белоруссии), стоявших на позициях западнорусизма и единства трёх ветвей русского народа.

  • 1 ноября – день рождения Ивана Лукьяновича Солоневича (1891-  1953)
  • 3 ноября – день памяти Николая Леонтьевича Устиановича (1811-1885)
  • 3 ноября – день памяти Евмения Ивановича Сабова (1859-1934)
  • 8 ноября - день рождения  Архиепископа Михаила Голубовича  (1803-1881)
  • 13 ноября - день памяти  Владимира Алексеевича Бобринского (1867-1927)
  • 15 ноября - день рождения  Якова Ивановича Трещенка (1931—2011).
  • 18 ноября – день памяти Иннокентия Гизеля (1600-1683)
  • 22 ноября – день памяти Михаила Александровича Максимовича (1804-1873)
  • 23 ноября – день памяти митрополита Иосифа Семашко (1799 – 1868)

 

1 ноября – день рождения Ивана Лукьяновича Солоневича (1891-  1953)

Иван Лукьянович Солоневич пожалуй единственный белорусский мыслитель XX века мирового масштаба.  Однако, труды его полностью так  и не изданы в современной Белоруссии.

 «Я — стопроцентный белорус. Так сказать, «изменник родине» по самостийному определению. Наших собственных белорусских самостийников я знаю как облупленных. Вся эта самостийность не есть ни убеждение, ни любовь к родному краю — это есть несколько особый комплекс неполноценности: довольно большие вожделения и весьма малая потенция — на рубль амбиции и на грош амуниции. Какой-нибудь Янко Купала, так сказать белорусский Пушкин, в масштабах большой культуры не был бы известен вовсе никому». ( Иван Солоневич. Наша страна: о сепаратных виселицах. Буэнос-Айрес, 1949г.)

 Иван Лукьянович Солоневич родился 1 ноября 1891 года в Гродненской губернии в семье белорусского крестьянина Лукьяна Михайловича Солоневича и Юлии Викентьевны Ярушевич. «Я вырос в очень консервативной и религиозно настроенной семье, - пишет сам И.Л.Солоневич, - никогда, ни с какой стороны ни к каким привилегированным классам не принадлежал и не принадлежу: мой отец в детстве свинопас, впоследствии, в годы моего детства, он стал сельским учителем (окончил учительскую семинарию за казенный счет). Потом статистический чиновник в Гродно, потом редактор «Гродненских губернских ведомостей» при П. А. Столыпине, потом издатель газеты «Северо-Западная Жизнь» на деньги того же П.А. Столыпина, тогда уже премьер-министра».
В детские годы Иван Лукьянович жил в местах учительства отца в Пружанском уезде и в Гродно (с 1899 года), а затем — в Вильно. Учился в Гродненской гимназии, помимо учёбы он вместе с братьями занимался гимнастикой в польском «Соколе». Вместе со своим другом Д.М. Михайловым пытался организовать русский «Сокол», но затея не нашла поддержки в обществе и вскоре организация распалась.

В 1909 году Л.М. Солоневич переезжает с семьей в Вильно, где пытается издавать свою собственную газету «Белорусская жизнь». 9 февраля вышел первый и последний в том году ее номер: «поднять» газету одному Солоневичу-старшему было невозможно. Через год на пару с П.В. Коронкевичем он возобновил выпуск «Белорусской жизни». В августе 1911 года газета была переименована в «Северо-Западную жизнь». С мая 1912 года по  февраль (март) 1913 года она издавалась в Гродно, а затем до сентября 1915 года – в Минске. Еще в годы учёбы в гимназии Иван Солоневич всячески помогал своему отцу издавать газету, начал печатать свои заметки на спортивные темы в газете «Белорусская жизнь» и публиковаться в газете «Северо-западная жизнь», одновременно с этим помогая отцу в его редакторской работе. В 1912 г. исполнял обязанности секретаря редакции этой газеты, а в годы учёбы в университете сотрудничал с газетами «Новое время» и «Биржевой курьер» (Петроград). В 1912 году И.Л. Солоневич экстерном закончил вторую Виленскую гимназию, где получил аттестат зрелости.

 Осенью 1913 года, Солоневич переехал в Птербург, где поступил на юридический факультет Петербургского университета. Одним из его сокурсников был поэт Николай Гумилёв.

Учёбу в университете не дала завершить Первая мировая война и бурные события 1917 года. Как вспоминал сам Иван Лукьянович, многие студенты записывались добровольцами в офицерские школы, но правительство старалось не пускать студентов на войну, так как никто не предполагал, что война затянется, и их «резали» по здоровью. Солоневича не приняли из-за близорукости. 24 февраля 1915 года он стал издателем газеты «Северо-Западная жизнь», редакция которой была перемещена в Минск. В сентябре 1915 года из-за осложнения ситуации на фронте пришлось приостановить издание газеты, как оказалось, навсегда.

После окончательного захвата власти в Петрограде большевиками Иван Солоневич вместе с братом Борисом и супругой Тамарой бежал на белый Юг России, в Киев. В годы гражданской войны участвовал в Белом движении, неоднократно менял место жительства, выполняя агентурные поручения, сотрудничая с И.М. Калинниковым, доставал секретные сведения для добровольческой армии.

До начала 1920 года Иван Лукьянович редактировал газету «Сын Отечества» и пытался организовать переезд жены с сыном в Одессу, чтобы эвакуироваться вместе с "белыми". Однако во время эвакуации армии Врангеля он заболел сыпным тифом и оказался в госпитале.

В Одессе будущий автор «России в концлагере» сблизился с антисоветской группой, в которую входил его старый знакомый по Киеву С.Л. Войцеховский. По доносу старухи-садовницы в начале июня 1920 году Одесская ЧК вышла на подпольную организацию, в которой состоял Иван Солоневич, и его вместе с женой и ребёнком посадили в тюрьму. Через три месяца их освободили, так как не смогли доказать причастность к организации. 

Осенью 1926 года он вместе с семьёй переехал в Москву. Здесь работал журналистом, борцом в цирке, спортивным инструктором, выступал с докладами о спорте.

В 1933 г. вместе с братом, сыном и несколькими сподвижниками Солоневич попытался нелегально бежать из СССР в Финляндию, но был предан, арестован ГПУ и отправлен с братом и сыном в концлагерь на строительство Беломорканала.

В 1934 году Иван Солоневич бежал вместе с сыном и братом из лагеря в Финляндию. Чтобы пережить зиму 1934-1935 гг., братья устроились работать в порт грузчиками. 

Затем Солоневич переехал в Софию, где выпустил в свет свою книгу «Россия в концлагере», которая была переведена на иностранные языки и к 1939 году разошлась на 16 языках.

В 1936 году начал издавать газету «Голос России», вокруг которой представители русской эмиграции объединились в «штабс-капитанское движение». С помощью газеты Иван Лукьянович вооружил это движение идеей народной монархии и фактически стал его идейным лидером.

"Советская власть, — пророчески писал Иван Солоневич в 1938 году о поколении «несгибаемых ленинцев», — выросла из поражения и измены, и она идёт по путям измены и поражения. Она была рождена шпионами, предателями и изменниками, и она сама тонет в своём же собственном шпионаже, предательстве и измене". 

В 1938 г. после третьего покушения агентов НКВД, в результате которого погибли его жена Т.В. Солоневич и секретарь редакции газеты Н.П. Михайлов, покинул Болгарию и поселился в Германии (в Берлине). Годы Второй мировой войны Иван Лукьянович провёл в германской провинции (Темпельбург в Померании) под наблюдением гестапо, поскольку отказался сотрудничать немецкими властями.

В 1948 году переехал в Аргентину. В Буэнос-Айресе основал Народно-Монархическое Движение и начал издавать выходящую до сих пор газету «Наша Страна». Тут же публиковал свои новые книги, которые выходили в одноимённом с газетой издательстве.

В 1950 г. по доносам недоброжелателей из эмигрантов Иван Лукьянович был выслан из Аргентины и с тех пор проживал в Уругвае, откуда и присылал тогдашнему редактору «Нашей Страны» В.К. Дубровскому свои новые статьи.

Умер на 62-м году жизни в уругвайском столичном госпитале после операции на поражённом раком желудке. Похоронен в Монтевидео на английском кладбище.

Реабилитирован посмертно 20 июля 1989 года Военной прокуратурой Ленинградского военного округа.

Перечень основных трудов Ивана Солоневича:

  • Решительный бой // Вечерние огни : газета. — Киев, 12 (25) октября 1919.
  • Народная монархия. — Буэнос-Айрес: Наша страна, 1973. — ISBN 0503020200-009 — Репринтное воспроизведение: М.: Изд. и рекламно-инф. фирма «Феникс» ГАСК СК СССР, 1991. — 512 с. — ISBN 5-7652-0009-5
  • Россия в концлагере// Последние новости, 1935—1936, № 5050-5477
  • Миф о Николае Втором // Наша страна. — март — июнь 1949.
  • Трагедия Царской Семьи // Наша страна. — май 1952. — № 122—123.
  • Цареубийцы // Голос России. — 1938 (?).
  • Политические тезисы Российского Народно-Имперского (штабс-капитанского) движения. — Шанхай: Белая империя, 1941.
  • Идеи — люди — организация // Наша страна. — 1948, 25 декабря. — № 8.
  • Два занавеса // Наша страна. — 1949, 10 декабря. — № 33.
  • Самодержавие, конституция и марксизм // Наша страна. — 1950. — № 39.
  • Россия, революция и еврейство
  • Великая фальшивка февраля
  • Белая Империя, статьи 1936—1940 — М., 1997. — ISBN 5-89097-005-4
  • Диктатура импотентов. социализм, его пророчества и их реализация
  • Диктатура сволочи
  • Две силы. Борьба за ядерное владычество над миром. Роман из советской действительности. — Уругвай, с 1948.

(Использованы материалы доклада Николая Малишевского на конференции «Западнорусизм: прошлое и настоящее»)

 

3 ноября – день памяти Николая Леонтьевича Устиановича (1811-1885)

 В первой половине XIX века Галичина (современная западная Украина и юго-восточная Польша, а тогда территория занятая австрийцами) была практически полностью полонизирована. Почти вся интеллигенция разговаривала по-польски. Русскоязычным было только простонародье. Известен случай, когда в 30-х годах XIX о.Иоанн Ильницкий явился в униатскую семинарию, чтобы преподавать семинаристам церковно-славянский язык, то семинаристы закидали его поленьями со словами: „Со to! on chce nas zrobić tatarmi; azyatami, mongołami! Precz z nim, precz z tym mongołem-tatarzynem!" (Что это? Он хочет сделать нас татарами, азиатами, монголами, прочь его, прочь этого татаро-монгола).

Но под пепелищем русской цивилизации тлели угли, и уже в 30-х гг XIX века они начали разгораться. Галичане стали искать ответа, кто они? Если не поляки, то кто? Рутены, новый народ униатского вероисповедания? А может быть их соплеменники есть на востоке? Но кто? Где кончается их море? На Дону, на Кубани, на Тихом океане? Приятно сознавать, что твоя народность не ограничивается малочисленным забитым народом, находящимся под доминацией поляков, но превосходит поляков по численности, возможно, и в несколько раз и имеет свою славную историю.
Вырисовывались два основных принципа национальной идентичности: 1) основанная на украинской, славной козацкой мощью истории, южнорусская идентичность (сейчас бы ее назвали украинской) и 2) общерусская во всем ее величии.

Общерусская манила своим величием, что для забитых поляками галичан было очень актуально. Но этот путь был слишком опасен. Австрийская империя дрожала перед Россией, и все намеки на общерусское единство заставляли австрийцев вздрагивать. Неизвестно, что ждало тебя: может тупик в карьерной лестнице, а может быть и обвинение в государственной измене?

Украинская идентичность не заставляла австрийцев вздрагивать, она не намекала так резко на опасность возвращения Россией отторженных территорий. И, к тому же, украинский язык был очень близок к языку галицкого простонародья, что было дополнительным плюсом для народолюбцев. И под безопасной маской развития литературы, можно было поднимать свою народность.

Тем не менее, и украинская, и общерусская идентичности имели своих приверженцев сначала примерно в паритете.

Жизнь Николая Устиановича, одного из патриархов и звезд национального возрождения Галичины, талантливого писателя и общественного деятеля, является образом галицкого возрождения. Огонь в его душе разгорался постепенно: от пропольских симпатий к украинским, и, наконец, когда пламя общерусских чувств охватило всю Галичину, оно захватило и сердце знаменитого Устиановича. На склоне лет он так рассказывал о своих литературных поисках и сделанных выводах: «Не имея ни случайности, ни средств изучить язык общелитературный русский, я был сторонником дуализма и защищал наречие галицкое, надеясь, что оно сольется с говором украинским и очистится вместе с тем от пестроты, нанесенной соседним польским языком. Но познакомившись со временем с великорусскою литературою и изучивши основнеe галицкое наречие, я убедился, что грамотный язык великороссов есть создание сугубое, построенное, однако, на южно-русских основаниях, что к тому письменность великоросса, а его произношение не есть одно и то-же, ибо он пишетъ по нашему, а произносит на свой лад, как это делаютъ немцы, итальянцы, французы, у которых еще большее различий в наречиях» (Цит. по: О.Мончаловский. «Литературное и политическое украинофильство») Т.е. иными словами, русский литературный язык наш общий, он создан не только великоруссами, но и южноруссами, включая галичан.

 

3 ноября – день памяти Евмения Ивановича Сабова (1859-1934)

 Е.И. Сабов – один из наиболее выдающихся закарпатских культурно-просветительских и общественно-политических деятелей XX века, архидиакон униатской церкви, автор «Грамматики русского языка», использовавшейся на Закарпатье в качестве учебника, председатель влиятельного «Русского культурно-просветительского общества им. А. Духновича», редактор журнала «Карпатский свет», ставший мишенью первого на Закарпатье террористического акта, подготовленного ОУН.

1 июня 1930 г. в Ужгороде, в здании городского театра в присутствии губернатора Подкарпатской Руси А.Бескида и епископа П.Гебея в честь открытия в городе «Дней русской культуры», юбилея президента Т.Г.Масарика и годового отчета Общества им.А.Духновича, состоялось торжественное собрание, которое открыл своей речью Евмений Сабов.

Когда собрание закончилось и его участники покидали помещение театра парадным входом, члены Президиума вышли из здания запасным выходом. Е. Сабов вышел из театра в сопровождении д-ра С. Фенцика, протоиерея каноника Смандрая и д-ра И. Каминского. Фенцик и Каминский задержались у выхода для беседы с А. Броди, а Каноник Смандрай и Е. Сабов направились через улицу в сторону тротуара.

В этот момент, сзади, прятавшись до того за электрическим столбом, боевик Тацинец достал из кармана револьвер и с расстояния приблизительно 5-6 шагов, целясь в Е. Сабова нажал спусковой крючок револьвера. Произошла осечка и только после третьего нажатия курка раздался выстрел. Поскольку стрельба велась дрожащими от страха руками, к счастью, выпущенная пуля прошла рядом с головой Е.Сабова даже не задев его.

Находясь в шоке от содеянного Тацинец кричал: «Полиция! Прошу ня заперти. Я стриляв, туй револьвер…»

Находившийся недалеко полицейский оффициал Шпеник подошел к злоумышленнику, взял из его дрожащих от страха рук револьвер убедился, что заряжен он боевыми патронами, задержал покушавшегося. Если бы не вмешательство полиции, собравшаяся на месте толпа линчевала бы преступника на месте.

Сам Е. Сабов воскликнул: «О Боже мой, жив я уже доста, и кидь треба принести жертву за руськое дило, я готовый…» (Из публикации «Ф.Тацинец- продукт своего окружения»)

Андрей Карабелеш посвятил Евмению Сабову следующие строки:

Среди тревог борьбы унылой
В борьбе за милый край родной
Мы чтить привыкли зов и силы,
Что правят русскою толпой.

Ты вел друзей, что за отчизну
Готовы в битве умереть,
Что жертвовать готовы жизнью
И русским зовом пламенеть…

Как радостный маяк над морем
Ты осветил наш темный путь,
Ты указал народу в горе
К истоку радости прильнуть.

И верю я, минет страданье,
Пройдет мучений вражьих гнет,
Придет народ к самосознанью
И в русском духе — оживет!

Речь Сабова при открытии памятника О. Александру Андреевичу Митраку-Материну в Мукачеве 7. VI. 1931.

 

8 ноября - день рождения  Архиепископа Минского и Бобруйского Михаила Голубовича  (1803-1881)

Архиепископ Михаил был одним из видных деятелей по воссоединению униатов с православной церковью и ближайшим сотрудником митр. Иосифа (Семашко).

Михаил Алексеевич Голубович родился 8 ноября 1803 года в селе Высокое Брестского уезда Гродненской губернии в семье униатского священника. С 1816 по 1823 год учился в Слуцкой гимназии на Гродненщине, затем в Главной духовной семинарии при Виленском университете. В 1828 году был рукоположен в священника (униатского). С 1827 года профессор Литовской духовной семинарии в Жировичах. Уже в те годы он активно участвовал в подготовке перехода униатов в Православие и много ездил по приходам убеждая в этом других униатских священников.

12 февраля 1839 году в Полоцке состоялся собор всех униатских епископов, — Иосифа (Семашко), Василия (Лужинского) и Антония (Зубко) и 21 человек других высших духовных лиц, расторгнувший Церковную унию и провозгласившим единство с Русской Православной Церковью.

Под актом Полоцкого собора подписался и протоиерей Михаил и был принят в общение с Православной Церковью.

В 1848 году был назначен епископом  на Минскую кафедру. В 1853 году Михаил был возведен в сан архиепископа Минского и Бобруйского. Архиепископ Михаил, будучи местным уроженцем и очень образованным человеком, прекрасно разбирался в церковном устроении и многое сделал для укрепления Православия в Минской епархии. Благодаря его усилиям в Минской епархии, в 1860 — е годы было построено около 20 каменных и около 60 деревянных храмов. Он явился инициатором возведения в Минске на Сторожевском кладбище церкви святой равноапостольной Марии Магдалины. Его стараниями в Минской епархии были заведены церковные училища, а в каждом приходе и  церковно-приходские школы, которых насчитывалось более пятисот и где обучалось 11 тысяч учащихся. Труды Михаила Голубовича на ниве образования заложили фундамент западнорусскому возрождению конца XIX начала XX веков, прерванного большевицким переворотом и последовавшим после этого насаждением белорусского национализма.

 

13 ноября – день памяти графа Владимира Алексеевича Бобринского (1867-1927)

 Бобринский – выдающийся русский общественно-политический деятель, депутат трех Государственных Дум (2-й, 3-й и 4-й), входил во фракции октябристов, националистов и умеренно-правых. В 1916 году был избран товарищем (заместителем) председателя Думы.

Возвращаясь в 1908 году со Славянского Съезда в Праге через Галичину с галицкими делегатами этого съезда и присутствуя на одном из крестьянских торжеств в деревне, он «расплакался, говоря: “Я не знал, что за границей России существует настоящая святая Русь, живущая в неописуемом угнетении, тут же, под боком своей сестры Великой России.  Я – Колумб, я открыл Америку”.

Возвратившийся в Россию, гр.  В.А. Бобринский поднял шум о положении дел в Галичине.  У русских властей он не имел успеха, а либеральная и левая пресса тоже не поддержала его только потому, что он был в Думе правый… Не находя нигде поддержки, граф Бобринский организовал с помощью разбирающихся в Галицких делах русских людей в С.-Петербурге и Киеве “Галицко-русские общества”, которые начали собирать средства на помощь Прикарпатской Руси.  Это были первые (и не царские) рубли, которые Галичина стала получать от своих братьев в России.  Но средства эти были скудны, и все они шли на помощь по содержанию гимназических общежитий (бурс), в которые принимались талантливые мальчики бедных крестьян на полное содержание» (См. И. И. Тёрох. Украинизация Галичины.)

Когда в 1914 году в Мармарошсигете состоялось судилище над деятелями возрождения Православия в Закарпатье (Мармарошсигет, древний русский город, тогда входил в состав Венгрии, а сейчас Румынии), Бобринский не побоялся явиться на этот процесс, в делах которого его имя фигурировало в качестве человека, финансировавшего «государственных изменников». Граф узнал из газет о процессе, в котором фигурировало и его имя, и решил приехать на суд (проехать ему удалось только через Румынию, ибо в австрийском посольстве, куда он обратился за визой, ему объявили что в Австрии он будет арестован). Но русского депутата тронуть не посмели.

 

15 ноября - день рождения  Якова Ивановича Трещенка (1931—2011).

Известный белорусский историк Якова Иванович родился 15 ноября 1931в Минске. Окончил историко-географического факультета Минского педагогического института имени Максима Горького. С 1967 года — преподаватель, с 1996 года — доцент кафедры восточнославянской и российской истории Могилёвского государственного университета имени А. А. Кулешова, где работал до конца своих дней. Скончался Я.И. Трещенок в возрасте 79 лет 14 августа 2011 года.

Якова Иванович, был одним из немногих белорусских историков, стоявший на позициях близких к западнорусским, насколько это было возможно в советское время. После распада СССР, когда в белорусской историографии началось огульное очернительство российского и советского периодов с привнесением в белорусскую историю националистических мифов, Яков Иванович не только отстаивал объективный подход к изучению истории, но и выпустил ряд фундаментальных работ, в которых возрождался западнорусский взгляд на исторический процесс.  

Я.И. Трещенок известен, в первую очередь, как автор учебного пособия «История Беларуси. Досоветский период», опубликованного в 2003 году. Уникальность издания заключается в смелом опровержении исторических мифов, ложных концепций псевдобелорусских националистов, закрепившихся в белорусских учебниках для школ и вузов со времён "перестройки" по таким вопросам, как оценка польского восстания 1863-1864 гг., Брестская церковная уния, разделы Речи Посполитой, Отечественная война 1812 г. и т.д..., за что подвергся масштабной травле со стороны представителей литвинизма . В пособии было однозначно сказано о польском характере восстания 1863-1864 гг. и о том, что К. Калиновский, ставший символом политической оппозиции, не имеет никакого отношения к белорусскому национальному движению.  На страницах пособия автор сохранил название «Отечественная война 1812 г.», поскольку «было лишь патриотическое сопротивление врагу народа и измена оторвавшейся от него шляхты». По мнению Я.И. Трещенка, события 1812 г. стали своеобразным плебисцитом по отношению к идее реставрации Речи Посполитой, причем белорусское крестьянство, в отличие от полонизированной шляхты, однозначно высказалось против этого политического проекта. Крестьяне развернули партизанскую войну, причем они руководствовались преимущественно патриотическими побуждениями. Так, по словам автора, они предпочитали уничтожать продукты, сено, но «не отдавать его французам даже за плату». Однако после изгнания врага за пределы империи «доказавший верность Отечеству народ был возвращен под крепостное ярмо» изменнице-шляхте.

В отношении белорусской национальной идеи в работе «Две белорусские национальные идеи» (католический национал-сепаратизм и православная национальная идея):  «Наиболее негативным для исторической судьбы Белой Руси стал миф, что белорусская национальная идея это только и исключительно тот комплекс представлений, который на волне общеевропейского запоздалого этнического «возрождения» малых народов был выдвинут в конце XIX в. выходцами из ополяченной шляхты Белоруссии, запоздало вспомнившими свои этнические корни… Выступая с католических неприязненных к России (а часто и с откровенно русофобских) позиций, эти люди, независимо от их субъективных намерений, объективно противопоставляли себя не только русским и украинцам, но и самому белорусскому православному народу, на роль мыслителей национальной идеи которого они претендовали».   

 

18 ноября – день памяти Иннокентия Гизеля (1600-1683)

 Иннокентий Гизель – ректор  Киево-Могилянского коллегиума, архимандрит Киево-Печерского монастыря, автор знаменитого «Киевского синопсиса».

Ирина Жиленко в статье «До історії використання топоніму "Русь", "Россія" в українській історіографії до XVIII ст. та, зокрема, автором "Синопсиса"» пишет: «Можем однозначно свидетельствовать, что топоним "россы" или "россияне" означает в "Синопсисе"  самоназвание жителей Киевщины и Центральной Украины в целом. Этот вывод подтверждается аналогичным употреблением этого термина практически во всех украинских письменных памятниках XVII ст. — Paterycon’е, славянском Патерике, Густинской летописи, "Житиях святых" св. Димитрия Туптала, и пр.» И еще: « Мы можем поставить знак приблизительного равенства между термином автора «Синопсиса» «Русь», «Россия» и современным топонимом «Украина» («ми можемо поставити знак приблизної рівності між терміном автора "Синопсиса" "Русь", "Россія" та сучасним топонімом "Україна"»).

Однако и Москва для Гизеля также являлась Россией: «По повелению его [Литовского Великого князя Витовта] избраша Россы Григориа, прозвищем Цемивлака; и оттуду начаша быти два Митрополиты в России, един в Киеве, а другий в Москве, яко о том, в древних Летописцех Российских обретается»

Гизель считал всех славян единым народом: «И тако РОССЫ от россеяния своего прозвашася, а от Славянов [других]именем точию разнствуют; по роду же своему едино [с ними]суть, и яко един и тойжде народ Славенский, нарицается Славеноросский или Славноросский».

 

22 ноября – день памяти Михаила Александрович Максимовича (1804-1873)

 Максимович – выдающийся малороссийский ученый, близкий друг Н.В. Гоголя, первый ректор Киевского университета, патриарх украинофильства, человек, в представлении которого Украина и Россия, понятия украинского и русского языков нераздельны.

Когда ученых великороссов охватывали сомнения в степени единства, ученые малороссы их одергивали. Выдающийся русский историк (великоросс) Погодин писал: «Малорусское и великорусское наречие великие филологи Добровский и Шафарик причисляют к одному роду, но я осмеливаюсь думать, хотя и без основания, что они разнятся между собою более, чем между другими». Максимович отвечал Погодину: «Ни один филолог, по правилам и законам своей науки не решится разрознить южно-русского и северно-русского языка: они как родные родные братья должны быть непременно вместе во всякой системе» (в терминологии советской эпохи «южнорусский» или «малорусский» - это «украинский», а «севернорусский» или «великорусский» - это «русский»). В другом месте Погодин писал: «Но сколько есть различия между Великороссиянами и Малороссиянами! Нет ли у нас (т.е. Великороссиян) большого сходства в некоторых качествах даже с французами, чем с ними (т.е. Малороссиянами)?» Максимович на это возражал: «Ты признавал прежде древних Киевлян Малороссиянами, теперь признаешь их Великороссиянами: есть же, стало быть, сходство между ними, когда тебе, Русскому историку наши древние Киевляне могли казаться то Малороссиянами, то Великороссиянами».
Иван Лисяк-Рудницкий, мыслитель-свидомит, для которого объединение Украины с остальной Россией – «смертельный грех», историк, готовый подписаться под словами, что история России - это сплошное сумасшествие с короткими проблесками, но, в то же время, настоящий интеллектуал, эрудит, в большинстве своих работ искренне стремящийся докопаться до правды, о котором говорили, что он открыл Европе и миру Украину, -писал (перевожу сразу на русский): «По мнению Максимовича,  главным предназначением украинского языка и устной народной поэзии было обогащать русский литературный язык, который он считал общим для Северной и Южной России. Эти идеи провзглашал не российский шовинист, а человек, глубоко преданный украинскому национально-культурному возрождению, его крестный отец» (Іван Лисяк-Рудницький. Історичні есе. Т.1. Київ, 1994, С.31).

 

23 ноября – день памяти митрополита Иосифа (Семашко) (1799 – 1868).

Митрополит  Литовский и Виленский Иосиф (Семашко) сыграл огромную ролью в воссоединении униатской церкви Северо-Западного края с православием, чем заложил основу западнорусскому возражению, позволившему православным белорусам получать образование и подниматься по социальной лестнице до того полотно занятой польской шляхтой.

Родился Иосиф Семашко 25 декабря 1798 г. в с. Павловке, Липовецкого уезда, Киевской губернии. Родители Иосифа происходили из духовного сословия униатского вероисповедания, но не чуждались православия, так что отец Иосифа посылал своего сына в воскресные и праздничные дни в местную православную церковь.С детских лет в родительском доме Иосиф приучался к трудолюбию, выполняя многие хозяйственные и полевые работы. Трудолюбие осталось отличительной чертой на всю его жизнь. 

Первоначальное образование Иосиф получил в доме своего отца. Уже в эти годы он превосходил успехами своих братьев и сверстников, обучавшихся вместе с ним. С ранних лет в нем проявилась большая любовь к чтению книг, его мало занимали детские забавы, им он предпочитал прогулки в лес, в поле. Любовь к природе, народной музыке и поэзии с детства была присуща Иосифу.

В сентябре 1809 г. Иосиф поступил в Немировскую школу, которая по характеру всего учебного процесса была чисто польским учебным заведением. Все преподавание велось на польском языке.

По своим способностям и умственному развитию Иосиф оказался в числе лучших учеников школы. В 1816 г. он окончил Немировскую школу первым учеником и в этом же году был послан своим отцом для продолжения образования в Главную духовную семинарию при Виленском университете. Редкое трудолюбие и усидчивость, отличавшие Иосифа во все годы обучения его в Главной семинарии, поражали даже его учителей. 6 июля 1820 г. Иосиф окончил Главную семинарию со степенью магистра богословия.  

Несмотря на воспитание учеников семинарии в духе польского патриотизма, Иосиф, как русский по происхождению, остался верен своей родине, в нем не угасла искра любви и сочувствия к России. По окончании семинарии Иосиф прибыл в Луцк, где по предложению Луцкого униатского епископа принял сан священства без вступления в супружество. Это предложение вполне отвечало склонности Иосифа к жизни уединенной, к отчуждению от мира.

6 октября 1820 г. он был посвящен во иподиакона; 26 декабря рукоположен во диакона, а через год - 28 декабря 1821 г. - во иерея.

С 1820 по 1822 г. Иосиф исполнял должность заседателя Луцкой консистории. Пребывание Иосифа в должности заседателя Луцкой консистории раскрыло перед ним картину притеснения униатов со стороны латинян, а также недоброжелательства к ним со стороны местных православных. Тяжело было видеть Иосифу такое забитое положение своих единоверцев.

7 января 1822 г. он был возведен в сан протопресвитера и 20 июня того же года назначен заседателем в униатском департаменте римско-католической коллегии в Петербурге, где было сосредоточено высшее управление всей униатской церкви.

8 августа 1829 г. старший соборный протоиерей Иосиф Семашко был хиротонисан во епископа Мстиславского, викария Полоцкой епархии с оставлением присутствующим в коллегии. Из-за отсутствия в Петербурге униатской церкви хиротония совершалась в католическом костеле Брестским униатским митрополитом Булгаком и Полоцким епископом Мартусевичем, а также латинским епископом Гедройцем.

В марте 1830 г. еп. Иосиф отправился для обозрения Белорусской и Литовской епархий, чтобы на месте проверить, как приняты и как исполнялись на деле преобразовательные меры, направленные к сближению унии с православием и что еще требовалось предпринять для достижения намеченной цели.

В период с 1830 по 1833 гг. в связи с возникновением польского мятежа правительство мало обращало внимания на униатский вопрос. Но епископ Иосиф не оставлял начатого дела. Решительными действиями Иосифа ознаменовался период 1833-1837 гг. 2 апреля 1833 г. он был назначен Литовским епархиальным греко-униатским епископом с оставлением членом Греко-униатской коллегии. В начале этого периода, не видя деятельной поддержки со стороны правительства в осуществлении намеченных мероприятий, еп. Иосиф решился оставить столь успешно начатое дело и 15 мая 1833 г. написал прошение в Св. Синод о личном присоединении к православию. Правительство понимало, что это шаг еп. Иосифа не принес бы пользы большому делу воссоединения униатов и предложило временно отложить его намерение, обещая ему поддержку в исполнении всех его предложений по униатскому вопросу. Много трудностей и противоборства встретил на благом пути еп. Иосиф, однако он в достижении поставленной цели действовал решительно и твердо. У него произошли разногласия со сторонниками частных присоединений униатов к православию. 

Наконец, дело воссоединения увенчалось успехом. 12 февраля 1839 г. в Полоцке в присутствии епископов Иосифа Литовского, Василия Полоцкого и викарного епископа Брестского Антония состоялось соборное постановление о воссоединении Униатской церкви с православной и составлен "Соборный акт", подписанный 24 начальствующими лицами.

23 марта 1839 г. Св. Синод рассмотрел "Соборный акт" и принял постановление о присоединении греко-униатской церкви к Православной Всероссийской.

30 марта 1839 г. на заседании Св. Синода была зачитана синодальная грамота о совершившемся событии воссоединенным епископам и духовенству. На этом же заседании Греко-униатская духовная коллегия была переименована в Белорусско-Литовскую, председателем которой назначался преосвящ. Иосиф с возведением его в сан архиепископа.

Последние годы жизни митрополита были связаны с бурными событиями, возникшими на западе России. Недовольная происшедшими в западном крае преобразованиями латино-польская партия организовала в 1863 г. вооруженный мятеж. Митр. Иосиф, несмотря на усилившуюся в это время болезнь, не отлучался никуда из города, совершая богослужения в храмах, поддерживал дух бодрости и уверенности среди духовенства и всего народа. 

Скончался  Митр. Иосиф  23 ноября 1868 года в Вильне. Погребение тела митр. Иосифа состоялось 29 ноября в Пещерной церкви Виленских мучеников в заранее приготовленном самим митрополитом еще в 1849 г. склепе.

Уже многие годы в Белорусском Экзархате рассматривается вопрос о канонизации Иосифа Семашко за свершенный им духовный подвиг по отвержению белорусами Унии и воссоединению с Русской Православной Церковью. Много в этом деле прикладывает трудов протоирей Александр Романчук, который написал также книгу «ИОСИФ (Семашко), митрополит Литовский и Виленский: жизнь и служение»

 Составлено Михаилом Быстрицким

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.