Авторы сайта «Западная Русь» о «евромайдане»

Автор: Редакция ЗР

Портал «Западная Русь» до сих пор принципиально не обращался к событиям, происходящим на Украине, оставляя это тему другим информационно-аналитическим ресурсам. Это связано с тем, что у нас иной формат – историко-культурологический. Если мы и касаемся политики, то только цивилизационной в ее исторической ретроспективе, и через нее с прогнозом на будущее Русской православной цивилизации, в которую входят Российская Федерация, Белоруссия и Украина. Однако, это не означает, что события в Киеве нас не интересуют.

Напротив, многие из наших авторов активно выступают по вопросу украинского кризиса как на телевидении, так в печатных и электронных СМИ. Поскольку буйство «евромайдана» затягивается и перерастает границы просто политической интриги, то мы все-таки решили разместить мнения наших постоянных авторов.

 

Всеволод Шимов

Украинские события являются следствием целенаправленной политики Запада по втягиванию этой страны в зону своего влияния. При этом вполне очевидно, что как ЕС, так и США ( которые проявляют необычайную активность в, казалось бы, не касающемся их вопросе евроассоциации) интересует не столько Украина сама по себе, сколько перспективы по стратегическому сдерживанию России, которые открываются посредством контроля над Украиной. Украина - ключевой после России игрок на постсоветском пространстве. Кроме того, Украина для России имеет огромное символическое значение - как историческое ядро Руси с "матерью городов русских". Поэтому "уход" Украины на запад для России означает не только геополитический, но и имиджевый, символический проигрыш.
Следует признать, что Запад на протяжении последнего десятилетия работал с украинским гражданским обществом весьма эффективно, создав сильные и консолидированные группы влияния, доминирующие в информационном и идеологическом поле страны. Именно это прозападное гражданское общество и создает основную протестную шумиху в центре Киева. Напротив, российские власти последовательно уклонялись от работы с украинским общественным мнением. В итоге, пророссийский потенциал, который, безусловно, есть, и не маленький, политически и идеологически деморализован и дезорганизован, отдавая монополию в информационном пространстве евромайданщиком.
По сути, со времен оранжевей революции Украина является крупнейшим провалом российской политики на постсоветском пространстве, обусловленном неумением и нежеланием работать с гражданским обществом постсоветских государств. На этом поле Запад обыгрывает Россию вчистую, что и показывают нынешние события.

 

Владислав Гулевич

Соглашение об ассоциации с ЕС является не экономическим, а геополитическим инструментарием, и служит не финансовому облагодетельствованию стран, его подписавших, а реконфигурации баланса сил, и не только в Восточной Европе, и в других регионах планеты.

Если бы соглашение носило сугубо экономический характер, Запад мог бы оставить Украину наедине со своим нежеланием его подписывать, и наблюдать со стороны, как Киев будет страдать от собственной недальновидности. Но вместо этого мы видим беспрецедентное давление на всю украинскую властную вертикаль, угрозы введением санкций, стращание «белорусским вариантом» отношений с ЕС, глубоко эшелонированные хакерские атаки на сайты, не поддерживающие Евромайдан и т.д.

Соглашение об ассоциации ЕС подписал с Алжиром, Грузией, Албанией, Марокко, Боснией и Герцеговиной, Мексикой. Совсем недавно велся диалог о подписании такого соглашения с Сирией. Как видно на примере Сирии, этот документ не спасает даже от войны.

Лидеры Евромайдана прибегают к откровенной лжи, убеждая протестующих, что соглашение об ассоциации равнозначно отмене виз для граждан Украины. На самом деле, этот документ не предусматривает подобного шага со стороны Брюсселя.

Лидеры Евромайдана прибегают к откровенной лжи, убеждая своих сторонников, что путь в Европу – это путь к здоровым ценностям. На самом деле, чем ближе к ЕС, тем сильнее гомосексуальная пропаганда в стране. Представитель Нидерландов Марийе Корнелиссен в сентябре 2013 в интервью газете «The Kiev Times” подчеркнула, что успехи Киева на пути евроинтеграции напрямую будут зависеть от соблюдения прав сексменьшинств, добавив, что более всего эти права нарушаются в странах, где сильна роль церкви. Следовательно, удару со стороны Европы подвергнется Украинская Православная Церковь.

Лидеры Евромайдана прибегают к откровенной лжи, позиционируя себя, как выразителей здоровой морали.

Предводитель партии «Удар» Виталий Кличко вместе с братом позировал для германского гей-журнала, и убеждал в своих интервью, что украинские эсэсовцы времен Великой Отечественной боролись за свободу.

Олег Тягнибок известен своими дикими эскападами в адрес «жидов» и «москалей», вплоть до призывов браться за оружие.

Арсений Яценюк поддерживал идею установки памятника австрийскому императору Францу Иосифу, что есть попытка переориентировать православную Малороссию-Украину на Запад, навязав ей австро-венгерскую историю, как нечто положительное.

Лидеры Евромайдана лгут, что они лучше тех, кто находится сегодня у власти. «Я ненавижу коммунистов, но еще больше я ненавижу антикоммунистов», - говорил Сергей Довлатов. Пусть это будет предупреждением гражданам Украины не верить тем, кто на волне народного возмущения хочет сегодня захватить на Украине власть в свои руки.

 

Максим Шевченко

Самый поверхностный взгляд на происходящее сейчас в Киеве, оставляет чувство чего-то, мягко говоря, не очень «судьбоносного».
«Восточное партнерство» - это то, что третья-четвертая экономика мира оценивает в гроши. Похоже, что Брюсселю удобно в него стравливать избыточную политическую энергию Польши, которая надсадно «чешет» себе свои исторические обиды. Ему также хочется, если не зафиксировать, то хотя бы продлить как можно дольше безукраинную «слабость» России, но без серьезных материальных затрат.
Те на Западе, кто курирует сейчас серьезно киевский майдан, по-видимому стоят на невысоких позициях. В большой западной политике Украины, по сути, нет, поскольку там растет избыток более важных проблем. Тем более, что и политика России, кроме сверхосторожного желания отстроить обеспечение своих долгосрочных экономических интересов, ничего вменяемого собой не представляет. Всякие там рацеи про русский язык остаются, как и прежде, в общем, только разговорами, и, скажем, закрытие последней в вузах Украины кафедры истории России ни для кого из «телеговорящих» голов в Москве не событие.
Украиские власти выглядят все трусливее (более, чем это, возможно, есть на самом деле) поскольку, верные традициям кучмизма-кравчукизма, тужатся из всех сил, чтобы «и Богу помолиться, и черта не прогневить» (или наоборот?), хотя диапазон такого поведения неумолимо становится все уже, приближая политический и экономический коллапс, к которому никто не готов и не похоже, чтобы готовился, ни в Киеве, ни в Москве, ни, пожалуй, и в Минске.
Сейчас «круглый стол» президентского трио (или квартета) выдал свой "жидкий стул", и привычная всем картина вялотекущего идиотизма политики «незалэжной», глядишь, и продолжится...

 

Александр Гронский

Современное состояние Украины можно назвать аффектом от попыток определиться с цивилизационным выбором. Именно аффектом, потому что подобные действия ну никак не тянут на европейское поведение. То, что происходит на майдане, не является выбором народа, это выбор определённой группы, который преподносится как чаяние масс. Если рассматривать творящееся в Киеве как путь в Европу, то какой-то варварский он получается: то памятник разрушат, то новогоднюю ёлку растянут. Очень интересно наблюдать за тем, кто назначается врагами украинского самостоятельного выбора. Например, чем виноват перед украинцами Ленин, памятник которому недавно был единым целым, а не кучей обломков? Ведь именно Ленин объявил право наций на самоопределение и, по сути, легитимировал построение украинской идентичности. До октября 1917 г. украинский вопрос вряд ли можно было считать однозначно решённым в пользу появления украинской идентичности. Но Ленину отплатили оригинально. А уж чем новогодняя ёлка провинилась, вообще непонятно.

Что же будет с Украиной дальше? Думаю, вопрос решиться ещё до Нового года. Тем, кто митингует выгодно его решить именно до конца декабря. Ведь Новый год, как ни крути, а праздник любимый всеми. И не политический. Если майдан не победит до Нового года, тогда часть (наверное, большая часть) активных участников разойдётся на несколько дней отмечать Новый год. А возвращаться потом на майдан как-то уже и нелогично. Что ж это за революция, когда революционеры на праздники по домам бегают? Властям тоже выгодно решить вопрос до Нового года. Надо же предновогоднюю речь президенту сказать, не используя сослагательного наклонения по поводу результатов текущих событий. Но больше всего события на майдане именно в том ключе, в котором они развиваются, не нужны Европе. И в большей степени именно Европе. Украина выйдет поле майдана здорово разобщённой и ослабленной во всех отношениях. И это при любом развитии сценария. Если майдан побеждает, Европа получает потенциально нестабильный и экономически разрушенный регион, население которого рванёт в Европу. А это в том числе и увеличения количества преступлений. Ведь не всем желающим стать европейцами найдётся рабочее место, а жить как-то надо. Европейские политики должны осознать, что Украина со своим отношением к памятникам не очень-то по-европейски себя ведёт. В общем, перед Европой встанет неприятный вариант развития событий. И, скорее всего, под благовидным предлогом Украине откажут во многих европейских благах. Вплоть до отказа вообще что-либо подписывать. А попытки тянуть экономически разбалансированную страну в то время, когда в самом Евросоюзе с экономикой неладно, вряд ли усилят любовь европейцев к украинскому стремлению на Запад. Быстрое сворачивание майдана выгодно всем. Для украинской власти это возможность заявить о своей победе, для украинской оппозиции – возможность сохранить лицо и получать дивиденды от роли жертв, для Европы – возможность оградить себя от перспективы появления «революционеров», т.е. погромщиков в пределах Евросоюза, для России – возможность порассуждать, что она на что-то влияет. Хотя реально Россия ни на что на Украине не влияет. Это заметно, хотя бы по тому, что на роль послов назначаются опальные чиновники, которые завалили работу в правительстве, поэтому их спихнули за пределы страны, но не так далеко. В общем, каждый получит своё, а если не получит, тогда объяснит всем, что произошло и почему оно произошло именно так.

 

Александр Бендин

События на «евромайдане» наглядно свидетельствуют о хронической немощи украинской государственности. В сущности, речь идет о несостоявшемся государстве, органически неспособном к нормальному функционированию. Правящая украинская псевдоэлита оказалась не в состоянии интегрировать искусственно сшитые территории и регионы, которые достались ей от покойной советской власти. Теперь эта правящая псевдоэлита пытается использовать «евромайдан» для формирования договоренностей о снижения цен на российский газ, а затем благополучно устремиться в объятия Европейского союза.

Оппозиция, ратующая за немедленное присоединение к Евросоюзу, состоящая из националистов всех мастей, включая и экстремистки настроенные элементы, по своей ментальности, идеологии и политической практике, явление совершенно чуждое, и даже откровенно враждебное европейским традициям, - культурным и политическим.

На деле, это ничто иное, как свора политических босяков, буйная шантрапа, рвущаяся к власти под европейским знаменами. На этом фоне верхом политического цинизма звучат слова еврокомиссара Штефана Фюле: «Я восхищаюсь любовью украинского народа к свободе и зрелости его европейского духа. Они не ищут компенсации Европейского Союза, но шанса жить по европейским ценностям». Если эти слова были произнесены всерьез, без обычного в таких случая расчета, тогда можно говорить о признаках политического слабоумия у некоторых европейских политиков.

 

Игорь Зеленковский

Уже двадцать лет как Русский мир  разделен между тремя независимыми государствами. Видимо, в этом есть историческая необходимость, - чтобы после краха Советского Союза попытаться порознь найти оптимальную модель для дальнейшего развития, которая возможно, как объединительная, будет в последующем принята и остальными.

На сегодня в Белоруссии максимально сохранена общественно-политическая модель Советского Союза, с коррекцией на гораздо меньшие размеры территории и населения. При низкой плодородности земель и неблагоприятном климате, отсутствии значимых запасов полезных ископаемых, советское наследство в виде развитой промышленности стало единственным поплавком для Белоруссии. В такой сложной ситуации была необходима мобилизационная модель. Белорусам было не до социальных экспериментов, и они их решительно прекратили еще в 1994-96 гг., отдав предпочтение сильной президентской власти и выбрав экономическую модель, в которой доминирует государственный сектор. На сегодня доля госсектора в ВВП свыше 70%. Фактически республика Беларусь – это централизованная госкорпорация со всеми ее плюсами и минусами.

Российская Федерация прошла путь от почти полной анархии и всевластия олигархов в «лихих 90-х», когда доля госсобственности уменьшилась до 40%, до постепенного нахождения баланса интересов, и построения сложной модели диалога между властной вертикалью и гражданским обществом, что способствовало началу борьбы с коррупцией и безнаказанностью чиновников. Этот процесс сопровождался постепенным увеличением доли госсектора в экономике. По данным Минэкономразвития за 2013 год доля госсектора увеличилась до 50% ВВП. На сегодня Российская Федерация уже состоялась как сложно организованный государственный организм с рыночной экономикой и большим потенциалом для формирования развитого гражданского общества даже при наличии серьезных вызовов со стороны этно-религиозного экстремизма и сепаратизма.

При всем различии общественно-политических и экономических моделей РФ и РБ,  два этих русских государства давно созрели для глубокой интеграции, и реально это делают в рамках Союзного государства и Таможенного союза, что постепенно благоприятно скажется на всех сторонах жизни народа. Но без третьего государства Русского мира – Украины, с ее 45 миллионным населением, Таможенный союз и будущий Евразийский союз будут куцыми и неполноценными.

Но, что из себя представляет Украина сегодня?
Это два десятилетия анархии. Это «Гуляй поле» в масштабах всей страны с прямой телетрансляцией регулярных цирковых представлений с кулачными боями в стенах Рады, с нескончаемым «майданом» в центре Киева, как аналогом вечевого права, когда «выкрикивается Голова-президент», и принятием решения кто им будет, не по результатам голосования, а по тому - у кого «лужёнее глотки». В этих условиях богатейшая страна со всем, о чем только можно мечтать: полезными ископаемыми, плодороднейшими землями, хорошим климатом, развитой промышленностью, выходом к морю с обустроенными портами, многочисленным образованным населением – все это разрушено, разворовано, перепродано и заложено. Доля госсектора в ВВП Украины составляет 30%, с крайне неэффективным управлением госпредприятий и подготовкой  их к банкротству с целью дальнейшей приватизации. Государство отягощено тяжелейшими долговыми обязательствами, а государственный аппарат, погрязший в коррупции, под полным контролем западных кураторов. Украины как государства нет – есть территория с многократно обманутым и обездоленным населением, с «отвязной» свободой «креативного класса», обслуживающего непристойные вкусы нуворишей. Украина на своем примере показала, что третья модель развития с ее полной свободой политического класса от собственного народа и доминированием частной собственности - гибельна. Но именно такая Украина, как превращающаяся в пустыню большая и лучшая часть Русской земли, и нужна Западу.

Вопрос ассоциации с Евросоюзом возник недавно и вдруг. После того как начал успешно строиться Таможенный союз и появилась, даже небольшая, вероятность вхождения в него Украины, а значит - остановки процесса ее опустынивания. При этом ассоциация – это не перспектива вхождения в ЕС. Это закрепление за Украиной статуса контролируемой территории, с гарантией регресса большей и самой развитой ее части (Новороссии) в «Дикое поле», каким она была до вхождения в состав России, и возвращения Центральной и Западной ее частей в  польские «кресы всходние».

Такой перспективы испугалась даже новая донецкая «старшина», прихватившая себе «земли с мануфактурами», и уговорившая своего «гетьмана» немного повременить с этой ассоциацией. Но украинцам нельзя оказывается даже задумываться ни о чём! Они как бараны должны идти туда, куда их гонят. Только в этом причина «евромайдана», ход которого постоянно инспектируется министрами иностранных дел стран ЕС, отбросившими в сторону все нормы международного права. Да и какое может быть право по отношению к «Дикому полю» и «кресам»? Именно так сейчас относятся к Украине на Западе.

Могут ли повлиять на процессы в Киеве Российская Федерация и Республика Беларусь. Надо признать, что нет. Скованные условностями «государственного суверенитета» и «независимости», политическое руководство Беларуси и России на это не пойдет. Беларусь - по причине малости своей территории, населения и экономики. Россия же еще полностью не восстановилась и имеет собственные проблемы, а главное, она так и не определилась - по плечу ли ей ответственность перед всем Русским миром, и какую она сможет предложить «вселенскую идею». В силу этого, в то время как на Украине во множестве работают прозападные общественные и политические организации, пророссийских организованных сил там нет. Российское руководство пока четко не артикулировало очевидное, что украинцы, русские и белорусы – один народ. Поэтому российские структуры не вели системной работы с украинским обществом хотя бы на уровне гуманитарных программ (Россотрудничество, как пережиток еще советского подхода, не в счёт). И хотя большинство украинцев за объединение с Россией и Белоруссией, но эти их предпочтения не представлены в политике. Россия никак не способствовала продвижению таких политиков, и поэтому ей сейчас на Украине говорить не с кем. Но, в условиях разворачивающегося кризиса в Европе и строительства Таможенного союза, любая отсрочка процесса ассоциации Украины с ЕС может все повернуть вспять. Поэтому так торопится Запад и давит на руководство Украины всеми способами, включая организацию беспорядков на «евромайдане». Но парадокс заключается в том, что эта суетливость эмиссаров ЕС и безволие украинского руководства,  скорее всего, затянет вопрос с ассоциацией в бесконечно долгую неопределенность. В этом случае у Евразийского союза появится время и возможности. Но опять же - при условии если Евразийский союз будет не просто" собранием по выгоде" (ее всегда будут искать на стороне), а получит идейное наполнение, но не в виде «евразийства» с его перепевами гумилевщины, а базирующееся на традиции Русской цивилизации.

Однако, сейчас самое драматическое в Киеве то, что там, на фоне пропаганды «европейских ценностей», разворачивается процесс «антикрещения» Руси. Сегодня образ Киева, где в днепровской купели крестилась Русь, - это обнаженные девки, срезающие бензопилой кресты, это обезумевшая толпа, крошащая памятники. Над майдановскими баррикадами, сложенными из поваленных крестов, обломков памятников и новогодних ёлок, носятся кликушествующие бестии. На этот шабаш слетаются «болотные бесы» из Москвы и лешие с «плошчы-2010» в Минске. Вот это сейчас главная опасность для Русского мира – когда вольные художники прибивают мошонку к мостовой на Красной площади и кощунствуют в храме Христа Спасителя, когда повылезшие из всех щелей неоязычники-лицвины жгут в Белоруссии церкви. Все они, кто мысленно, а кто и лично, сейчас в Киеве. С этим православный народ не должен мириться. И если российские и белорусские политики по разным обстоятельствам не могут влиять на происходящее в Киеве, то гражданское общество должно всеми доступными методами бороться за Мать городов Русских. Иначе - все экономические интеграции и союзы на Великой Русской равнине не будут иметь смысла и не состоятся.

Научно-просветительский портал "Западная Русь"

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.