Потери 1863 г. по польским и русским сведениям (на примере отдельных боёв)

Публикациядоклада кандидата исторических наук Александра Дмитриевича Гронского в качестве его заочного участия в состоявшейся 20 января 2013 г.  конференции«Польское шляхетское восстание 1863 г. Взгляд на события 150 лет спустя».

Несмотря на то, что польскому восстанию 1863 – 1864 гг. посвящена не одна книга, оно имеет ещё множество белых пятен. В первую очередь эти белые пятна связаны с излишней мифологизацией восстания. В нём заинтересованные лица видели не только выступление польской шляхты за восстановление своего государства, но и нагружали его иными смыслами, далёкими от реальных мотивов повстанцев и даже противоречащими им.

Восстание 1863 г. и правопорядок в западной части Российской империи.

 

Доклад кандидата исторических наук, доцента кафедры кафедры теории и истории государства и права БрГУ (Брест) Александра Александровича Загорного на состоявшейся 20 января 2013 г.  конференции«Польское шляхетское восстание 1863 г. Взгляд на события 150 лет спустя».

 

Была ли русская автокефалия XV века незаконной?

 

В апреле 2012 года известный в Белоруссии общественный деятель Олег Трусов, борющийся с любым проявлением русскости в белорусах, резко выступил на «Радио Свобода» по поводу прошедшей перед этим конференции по западнорусизму. В выступлении Олега Трусова было два основных утверждения. Первое, что белорусы не имеют никакой связи с остальным русским народом и с удовлетворением констатировал, что, якобы, отличия от русских у белорусов за последнее время значительно выросли (явно, что он пиарился). Это сопровождалось потоком ненависти к Русской Православной Церкви (можно послушать в аудиозаписи на «Радио Свобода»). О. Трусов вещал, что Русская Православная Церковь неканоническая и самозванка, незаконно провозгласившая в XV веке автокефалию.

Список русских солдат и офицеров, погибших в период подавления польского восстания 1863 – 1864 гг. в пределах Северо-Западного края Российской империи

Фамилии погибших солдат и офицеров, восстанавливавших законность в Северо-Западном крае в 1863 – 1864 гг., были выбиты на 7 мраморных досках, расположенных в Александро-Невской часовне, заложенной в Вильне в 1863 г. Н.М. Муравьёвым и освящённой в 1865 г. уже при преемнике Муравьёва – генерал-губернаторе К.П. фон Кауфмане. Часовня находилась в сквере на Георгиевском проспекте, поэтому иногда её называют Георгиевской. Часовня до нашего времени не сохранилась, «благодарные» потомки разрушили её в 1918 или 1919 г. Позже, в 1928 г. на её месте сделали фонтан, который так и не был запущен.

Суров, но справедлив?

В этом году исполняется 150 лет польскому восстанию 1863 года. Однако до сих пор единой оценки этого события в белорусской историографии не существует. Нет и единого мнения о роли такой фигуры в нашей истории как Михаил Николаевич Муравьев, руководитель подавления этого выступления. Так кто он был — вешатель или спаситель белорусов от ассимиляции? На эту тему рассуждает кандидат исторических наук, доцент, главный редактор журнала «Беларуская думка» Вадим Францевич Гигин.

Восстание 1863 года и генезис белорусского национализма.

Доклад кандидата политических наук, доцента кафедры политологии БГУ Всеволода Владимировича Шимова на состоявшейся 20 января 2013 г. конференции «Польское шляхетское восстание 1863 г. Взгляд на события 150 лет спустя».

 

 

Для белорусского националистического дискурса характерно представление о восстании 1863 г. как о «национально-освободительном» для белорусов. Это, очевидно, миф, т.к. в национальном плане восстание носило ярко выраженный польский характер, а большинство белорусского крестьянского населения оставалось либо пассивным, либо помогало российским властям в их борьбе с инсургентами.

Польско-русский конфликт начала 1860-х годов в освещении чешской прессы.

Доклад доктора исторических наук, профессор кафедры гражданского права и процесса Филиала РГСУ в г. Минске Кирилла Владимировича Шевченкона состоявшейся 20 января 2013 г. конференции«Польское шляхетское восстание 1863 г. Взгляд на события 150 лет спустя».

В идеологии чешского национального движения в XIX в. очень важное место традиционно принадлежало идее славянской взаимности. Ядром созданной Я. Колларом концепции славянской общности было «понимание славянства как единого целого – «славянской нации».[1] Подобные взгляды в различной степени были свойственны большинству чешских «будителей» первой половины и середины XIX века, рассматривавших чехов исключительно в общеславянском контексте.