Теология освобождения и рынок

«Я хочу, чтобы отомстить за себя против того, кто правил сверху ...». Теология освобождения - Бог и революция.

Достаточно сложно точно определить время возникновения теологии освобождения. Современная политическая доктрина Римско-католической церкви считает, что данное учение зародилось еще до Второго Ватиканского Собора в странах «третьего мира», прежде всего в латиноамериканском регионе, т. к. для государств, входящих туда, характерно острое противостояние между богатыми и бедными, а также наблюдается определенный конфликт между странами – участницами с одной стороны и мощным соседом – США – с другой.

Русские революционеры начала ХХ в.: попытка психологического портрета

Терроризм ставшей проблемой современности, средствами которого, решаются многие политические задачи, для  России и всего  постсоветского пространства не является чем-то новым. С масштабным террором, почти в современных масштабах, впервые столкнулась именно Российская империя.  Характерно то, что террором никогда не занимались одиночки и малообразованные люди. Можно сказать, что террор – это крайняя форма политической борьбы интеллигенции. Но, которая при этом, не брезгует использовать в качестве непосредственных исполнителей женщин и молодежь. В работе Александра Гронского дается психологический портрет российского революционера, который, как правило, оказывается  - интеллигентом.

«Что осталось от нашей победы?»

В канун праздника Победы  рекомендуем посмотреть интервью с Наталией Алексеевной Нарочницкой – известным ученым и православным идеологом, в котором она рассказывает о презентации во Франции своей книги «Что осталось от нашей победы?».

Особенности национального вопроса в дореволюционной России

Российский государственный орел и гербы губерний и областей европейской России

Отмечая особенности национального вопроса в дореволюционной России, следует обратить внимание на одну из основных черт, присущих русскому государству, которая  заслуживает специального упоминания — это полиэтничность Руси-России. В вульгарном представлении эта многонациональность явилась результатом «русской экспансии» с целью колониальной эксплуатации. В действительности же это далеко не так: полиэтничность (многонациональность), досталась Руси в наследство от сарматско-готско-хазарского прошлого.

Влияние древнерусского и византийского искусства на иконографию Богоматери Одигитрии в период зарождения западнорусской школы иконописи на территории современной Белоруссии

Спасо-Преображенская церковь на территории Спасо-Евфросиниевского монастыря в Полоцке, основанная Ефросинией Полоцкой(начало XII века)С момента принятия христианства на землях современной Белоруссии, составлявших в то время  западную часть Киевской Руси, стала расцветать мощная славянская христианская культура, основанная на византийской православной традиции. В Х – ХІІІ вв. достигли высокого уровня развития литература, архитектура, живопись, прикладное искусство, музыка. Все эти отрасли культуры опирались на восточно-христианскую духовность и имели глубоко церковный характер.

Серболужицкое национальное движение в 1945-1946 годах

Карта ЛужицыЛужицкие сербы, наряду с другими полабскими славянами вовлеченные в орбиту германской государственности более тысячи лет назад[1], в отличие от своих северных славянских соседей сумели не только сохранить славянский язык, культуру и самосознание, но и дважды в течение ХХ века предпринять попытку создания собственной государственности и выхода из состава Германии. Первые годы после окончания Второй мировой войны занимают особое место в истории серболужицкого народа, политическая и культурная жизнь которого в это время была полна драматических поворотов и протекала особенно насыщенно и интенсивно, преодолев свои традиционные культурно-языковые границы и перейдя в политическую плоскость. Именно в этот период времени лужицкие сербы предприняли наиболее последовательную попытку обрести собственную государственность и выйти из состава Германии.

Влияние белорусской пропаганды на местное население в начале ХХ в.

Проект макета «Нашей Нивы» Язепа ДроздовичаБелорусы начала ХХ в. как субъект политики существовали в рамках текста [подробнее об этом см.: Акудовіч, 1998, с. 7-12], в первую очередь, газетного, и являлись, если можно так сказать, «газетной нацией». Белорусские книги в то время выходили, но наиболее значимым транслятором белорусского национализма была газета «Наша ніва».