Белорусизация. 1920-е годы: Документы и материалы. Часть вторая.

Печатный орган ЦК КП(б) Белоруссии газета «Звезда» 08.04.1925 г.| Часть первая | Часть вторая | Часть третья |
| Часть четвертая | Часть пятая | Часть шестая |
| Дополнение 1 | Дополнение 2 |

Продолжение публикации избранных документов из сборника «Белорусизация. 1920-е годы». Поскольку сборник составлен на белорусском языке,  текст от составителей дается с параллельным переводом  на русский и с отдельными комментариями, уточняющими несколько тенденциозные оценки авторов сборника.

Документы на белорусском также с параллельным переводом. Следует отметить, что белорусский язык двадцатых годов существенно отличался от варианта восьмидесятых годов прошлого века, а орфография постсоветского белорусского тоже «ушла вперед» во многом вернувшись к нормам «тарашкевицы», основанной на значительно полонизированных говорах Северо-Западной Белоруссии, которые оформились в вариант литературного языка стараниями литераторов «Нашей нивы», издававшейся в Вильно. Такую стремительную «эволюцию» белорусского языка в несколько ироничной форме, но очень точно описал Ingvar на примере меняющихся подписей на гербе БССР в комментарии к первой части публикации документов.

Редакция ЗР

 

 


 

 

ПАВЕДАМЛЕННЯ ІНФАРМАЦЫЙНА-СТАТЫСТЫЧНАГА ПАДАДДЗЕЛА ЦК КП(б)Б АБ АДНОСІНАХ НАСЕЛЬНІЦТВА ДА БЕЛАРУСІЗАЦЫІ Ў СЛУЦКАЙ АКРУЗЕ 1

22-30 красавіка 1926 г.
Секретно

УВЕДОМЛЕНИЕ ИНФОРМАЦИОННО-СТАТИСТИЧЕСКОГО ПОДОТДЕЛА ЦК КП (б) ОБ ОТНОШЕНИИ НАСЕЛЕНИЯ К БЕЛОРУСИЗАЦИИ В СЛУЦКОМ ОКРУГЕ

22-23 апреля 1926 г.
Секретно

Отношение к белорусскому языку всех групп населения Слуцкого округа в общем доброжелательное. Язык начинает прививаться и крестьянство говорит: «Если уже власть заговорила с нами на нашем языке, то [это] будет к добру». Однако в отношении к языку имеется и много отрицательных моментов. Главным образом в связи с литературной терминологией, которая крестьянству непонятна. (выделено ЗР) Почти на всех перевыборных собраниях население требовало разъяснения наказа на русском языке. (выделено ЗР) В дер. Рудное Копыльского района на собрании крестьян было вынесено постановление: «Ликвидировать белорусский язык и потребовать от власти быстрого его уничтожения». (выделено ЗР) 2 (Инф. отчет Слуцкого окружкома на 1/VI-1926 г.).

Зав. информационно-статистическим подотделом ЦК КП(б)Б Говзман

НАРБ. Ф. 4-п. Воп. 5. Спр. 207. Л. 127
.

 

 


 

 

 

ЗАПІСКА СТАРШЫНІ НАЦКАМІСІІ ПРЫ ЦБК БССР Д.С. ЧАРНУШЭВІЧА ПЕРШАМУ САКРАТАРУ ЦК КП(б)Б А.I. КРЫНІЦКАМУ АБ ПРАТЭСТАХ СУПРАЦЬ БЕЛАРУСІЗАЦЫІ У ПОЛАЦКАЙ АКРУЗЕ 3

21 красавіка 1926 г.
Секретно

ЗАПИСКА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ НАЦКОМИССИИ ПРИ ЦБК БССР Д.С. ЧЕРНУШЕВИЧА ПЕРВОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК КП (б) А.И. КРИНИЦКОМУ О ПРОТЕСТАХ ПРОТИВ БЕЛОРУСИЗАЦИИ В ПОЛОЦКОМ ОКРУГЕ3

21 апреля 1926 г.
Секретно

 

Уважаемый тов. Криницкий!

Посылаю Вам копии полученных из Президиума ЦИК Союза ССР статьи «Вражда из-за языка» за подписью «Белорус» и заявления гр-н г. Полацка о «насильственной белорусизации» для ознакомления. Этот вопрос я ставлю в ближайшие дни на заседании Нацкомиссии, а затем, вероятно, надо будет поставить и на бюро ЦК. Придется, по-видимому, послать в Полоцкий округ комиссию для полного выяснения этого вопроса.

С коммунистическим приветом Д. Чернушевич

НАРБ. Ф. 4-п. Воп. 3. Спр. 13. Л. 700.

 

 


 

 

 

ПАСТАНОВА БЮРО ЦК КП(б)Б АБ ПУБЛІКАЦЫІ АДКАЗУ НА ЗАЯВУ ПОЛАЦКІХ ГРАМАДЗЯН I АРТЫКУЛ «ВРАЖДА ИЗ-ЗА ЯЗЫКА»

14 мая 1926г.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ БЮРО ЦК КП (б) Б О ПУБЛИКАЦИИ ОТВЕТА НА ЗАЯВЛЕНИЕ ПОЛОЦКИХ ГРАЖДАН В СТАТЬЕ "ВРАЖДА ИЗ-ЗА ЯЗЫКА"

14 мая 1926г.


В ответ на заявления полоцких граждан в ЦИК СССР и статью «Белоруса» «Вражда из-за языка» поместить в газетах БССР прилагаемую статью «Имеет ли белорусский народ свой язык и свою культуру» как статью от редакции, разбивающую доводы статьи «Вражда из-за языка», приведя последнюю в сокращенном виде.

Послать статью в «Правду», «Известия», «Крестьянскую газету» с просьбой об опубликовании.

Секретарь ЦК КП(б)Б А. Криницкий

НАРБ- Ф. 4-п. Вой. 3. Сир. 13. Л, 699.

 

АРТЫКУЛ«ИМЕЕТ ЛИ БЕЛОРУССКИЙ НАРОД СВОИ ЯЗЫК И СВОЮ КУЛЬТУРУ?»

16 мая 1926г. 4

СТАТЬЯ «ИМЕЕТ ЛИ БЕЛОРУССКИЙ НАРОД СВОИ ЯЗЫК И СВОЮ КУЛЬТУРУ?»

16 мая 1926г. 4

 

В редакцию доставлен печатаемый ниже документ, исходящий из Полоцка, который мы по недостатку места помещаем с некоторыми сокращениями.


Вражда из-за языка

«Говори языком правильным».
Козьма Прутков

Язык белорусский стал злобой дня в Белоруссии... Казалось бы, что раз вводится в крае язык белорусский, то населению остается только радоваться - «благодарить и кланяться». А тут как раз наоборот: население на 75-80 % выражает свой громкий протест против своего языка, чтобы его не вводить в жизнь, в учреждения, в школы, чтобы его изъять из употребления... И получилось у нас два враждебных лагеря; с одной стороны - правящие сферы, навязывающие язык населению, а с другой - белорусы, не принимающие в обиход свой язык...

Для того чтобы положительно выяснить, кто прав из спорящих, правящие ли сферы республики или жители Белоруссии, приведем конкретные примеры того, в каком виде проявляется белорусизация края и как к ней относится население:

1.            Когда впервые здесь насильно, т. е. без всякого плебисцита, стали вводить в школы, в учреждения белорусский язык, то население отнеслось к этой реформе настолько отрицательно, что в деревнях стали раздаваться такие голоса:

- Сначала к нам пришли немцы, потом поляки, а теперь идут на нас... белорусы...

Т. е. население стало считать белорусизаторов своими... врагами.

2.            Правящие сферы, проводя свои реформы в жизнь, стали доказывать, что население... любит свой язык, в большом количестве говорит на нем; на самом же деле население в общем, безусловно, давно уже утратило свой единый белорусский язык и говорит в разных местностях на одном из многочисленных белорусских наречий, причем эти наречия мало чем отличаются от чисто русского языка: на каком бы наречии белорус ни говорил - вы его поймете, и он вас поймет. От белорусского языка остался лишь известный акцент, в одних местах, наиболее близких к Польше, - польский акцент, в местах, граничащих с Украиной, - малороссийский, в районах, близких к русским губерниям, - русский.

3.            Нигде вы не услышите среди простого населения тот язык, который якобы «воспроизводится» правящими сферами, которой они стараются сделать языком всех белорусов, т. е. тот язык, который дается в Минске по особой терминологии. В основу этого языка положено минско-полесское наречие, и в него введена масса польских слов (до 45-50 %). Вот почему, когда вы говорите с белорусом, вы прекрасно его понимаете и он вас понимает. А вот когда вы ему станете читать издаваемую в Минске на белорусском языке по новой терминологии газету «Савецкая Беларусь», то ваш собеседник только глаза пучит. «На каком это языке газета написана?» - недоумевает он.

Таким образом, население заставляют говорить, писать, читать, преподносят ему разные бумаги на этом языке, от которого оно открещивается, который отошел в область преданий, на котором оно говорило, по характерному замечанию белорусов, во «времена царя Батура»?5 Белорусизаторы, составители белорусских грамматик, учебников, карт, словарей – за два года своей деятельности... приобрели капитал, выстроили домики, а бедное забитое белорусское население за это время еще стало малограмотным, тупоумным... В самом деле, что может белорусский язык в школах и учреждениях? Куда деваться тому, кто окончил белорусскую школу, изучил большинство предметов (географию, арифметику, природоведение, историю) на белорусском языке? Ведь белорусский, не имеющий литературы (ибо нельзя же в самом деле считать большими литераторами таких «письменников», как Янка Купапла, Якуб Колас, которых местные шовинисты ставят наряду с Пушкиным, Шекспиром), в сущности говоря, служит лишь для того, чтобы портить, извращать фонетику, стиль, грамматику чисто русского языка. Возьмём для примера некоторые выражения и отдельные слова белорусские (по новой терминологии): «Правленьне рабочага каапэратыва», «пошта i тэлеграф адкрыты», «арытмэтыка - навука», «акадэмік – вучоны чалавек», «барада - бальшая», «варэньне - смашнае», «велёсыпэд – дарагiй», «расчет - рахунак», взятка - хабар, винт - шруб, вор - злодзій, речь -  мова, голубой - блакітны, казна - скарб, деревня - вёска, жертвовать - афяраваць, авторитет - аўторытэт, вясна, лета, восень, идеть вядеть, нясеть».

Взяв для примера подобные выражения и отдельные слова вы можете сделать такие выводы: 1) одни слова русские как бы нарочно коверкаются в угоду белорусскому (пошта, навука, рабочага); 2) вместо «о» почему-то ставится «а» (барада, дарагій); 3) вместо «и» осьмеричного везде пишется «i» десятиричное; 4) вместо «е» ставится почему-то «я» (вясна); 5) вместо твердого произношения «т» - «ть» (вядеть, нясеть) и 6) наконец, целый ряд чисто русских слов заменены словами польскими (расчет - рахунак, казна - скарб). Прибавьте к этому изменение чисто русских имен на белорусский манер (Александр – Алесь, Михаил - Михась, Иосиф - Язэп) и вставку новых слов - творения новой терминологии (сябра - таварыш, гвоздь - цвік, воздух – паветра) – и вы будете иметь в миниатюре белорусский «словник». А в общем вы можете сказать, что одни слова служат для извращения русского, другие - для его полонизации...
Вот уже теперь из разных округов Белоруссии подаются петиции в центр о том, чтобы Всесоюзный ЦИК затребовал сведения от Академии наук о том, насколько этот язык является жизненным и насколько необходимо эта скороспелая белорусизация края. Было бы очень отрадно, если б высшая власть поскорей бы обратила внимание на это ненормальное явление в жизни исстрадавшегося народа белорусского и отменила бы особым декретом насильственное введение белорусского языка в школу и учреждения, так как нет к тому решительно никаких данных, оснований - ни исторических, ни политических, ни экономических, ни научных.

«Белорус»

Распоясавшийся шовинизм6

«Соловей, я слышу стук твоих копыт!»
Генрих Гете

Чего тут больше в этой картине - кошмарного или трогательного? Советская власть, угнетающая народ насильственной политикой. Белорусский народ, стонущий под гнетом своего же языка. Героический «Белорус», подымающий знамя бунта против ложной политики советских правителей.

Но для пролетарского и крестьянского писателя нетрудно разглядеть, из какого мутного родника льется поток красноречивых доводов: «Белорус»-то пишется через «ять». Ба, да ведь это наш старый знакомый, пришибившийся в годы военной бури и теперь начинающий оттаивать на нэповском солнышке - «человек в футляре». Сущность рассуждений нашего автора покоится на открыто высказанном убеждении: белорусский мужик туп, а за годы революции стал еще тупее. Где же ему, тупому и малограмотному, иметь свой язык, свою литературу?

На этой же основе строится целая башня красноречивых доводов.

Довод № 1. «Население на 80 % выражает свой громкий протест против своего языка...»

Но декрет о белорусизации принимался Всебелорусским съездом Советов, людьми от станка и сохи. Но конкретные меры по его проведению разрабатываются окружными, районными, сельскими органами, где работают люди, только вчера еще вышедшие из масс рабочего и крестьянского населения. Но вопрос о национальной политике Советской власти разбирался и разбирается на многих тысячах крестьянских сходов - без всякого протеста против существа этой политики. Где же оно, притесняемое, возмущенное, негодующее «население»? Оно есть, автор прав. Оно сидит в советских канцеляриях как обломок царского государственного аппарата. И об этом «населении» Владимир Ильич выражал глубочайшее «сожаление», что мы его имели несчастье вновь принять на службу по окончании саботажа.

Довод № 2. «Белорусского языка теперь нет. Белорусский язык был во времена царя Батура».

Мы не станем спорить по существу. Белорусского языка нет для тех, кто его не слышит. А не слышит его тот, у кого уши заткнуты великодержавной ватой. «Белорус» требует заключения Всесоюзной академии наук. Что же, мы готовы полностью удовлетворить его желание, среди членов Академии наук общепризнанным знатоком белорусского вопроса считается академик Карский7. И вот что пишет Карский в своей книжке «Белорусский народ и его язык»: «Народный белорусский язык живет и поныне. В начале XIX века делались попытки придать ему литературную обработку, но это было сделано только в конце XIX и в начале XX столетия».

Так пишут академики, знатоки белорусского языка. Пусть читает тот, кто не слышит.

Довод № 3. У белорусского народа нет своей литературы, «нельзя же считать литературой произведения Янки Купалы, Якуба Коласа и других».

Лучшим ответом для тех, кто глядит свысока на молодую литературу загнанных царизмом народов, послужат простые и прекрасные слова одного из крупнейших мастеров русской литературы Максима Горького, написанные еще 11 лет тому назад (а сколько шагов вперед сделала с тех пор белорусская литература!): «Я обращаю внимание скептиков на молодую литературу белорусов - самого забитого народа в России, на работу людей, сгруппировавшихся вокруг газеты "Наша нива"». Позволю себе привести песню, изданную недавно «Нашей нивой», слова которой написаны белорусским поэтом Янкой Купалой:

А кто там идет по болотам и лесам

Огромнистой такой толпой?

Белорусы.

А что они несут на худых плечах,

Что подняли они на худых руках?

Свою кривду.

А куда они несут кривду всю,

А кому они несут на показ свою?

На свет божий.

А кто ж это их - не один миллион

Кривду несть научил, разбудил их сон?

Нужда, горе.

А чего ж теперь захотелось им,

Угнетенным века, им, слепым и глухим?

Людьми зваться.

(Прошу Янку Купалу извинить мне дурной перевод его красноречивой суровой песни).

Чтобы уяснить себе глубокий смысл этой песни, которая, может быть, на время станет народным гимном белорусов, читателю следовало бы посмотреть «Нашу ниву» - она много интересного скажет ему.

Мы не станем говорить о восторженных статьях, написанных по поводу творчества Янки Купалы Валерием Брюсовым, о том, что лучшие представители белорусской литературы неоднократно переводились на другие языки и русскими и заграничными поэтами, о том, что белорусская литература не раз привлекала к себе внимание выдающихся знатоков разных стран. Нужны ли эти отзывы для тех, кто живет идеями казенного учебника старорежимной школы? И необходимы ли эти свидетельства для тех, кто по примеру Максима Горького честно подходит к оценке белорусской литературы и первых достижений на ее - коротком еще пока - пути.8

Довод № 4. «Белорусский язык переполнен полонизмами. Какой же

это язык?».

Что ж, тут есть доля правды. В белорусском языке немало полонизмов, объясняемых всем историческим прошлым белорусского народа. Но ведь и в русском языке имеется, скажем, немало татарских слов. Однако того, кто на этом основании стал бы отрицать существование русского языка, посадили бы в сумасшедший дом. А те, кто пользуется таким доводом для великодержавных выпадов против языка белорусского, не только выдают себя, но даже иными простаками и принимаются за умных людей.

Наконец, довод № 5. «Население не понимает того белорусского языка, на котором с ним говорят официальные органы».

Все зависит от того, на каком языке вы с ним говорите, почтеннейший. Бьемся об заклад, что и русский крестьянин не поймет канцелярской бумаги, написанной в изысканно-аппаратных терминах. Для того, чтобы говорить с белорусским крестьянством на его народном языке, надо этот язык знать. Для того, чтобы знать, надо изучать. А будет ли его изучать тот, для кого этот народный язык - только порча русских слов, разбавленная полонизмами?

Нет худшего вреда для русского языка, чем та «услуга», которую оказывают ему его реакционные «ревнители». Мы напомним о том, что писал Ленин против тех, кто пытается загнать в «рай дубиной»:

«Мы лучше вас знаем, что язык Тургенева, Толстого, Добролюбова, Чернышевского - велик и могуч. Мы больше вас хотим, чтобы между угнетенными классами всех без различия наций, населяющих Россию, установилось возможно более тесное общение и братское единство... Мы не хотим только одного: элемента принудительности. Мы не хотим загонять в рай дубиной...

Мы думаем, что великий и могучий русский язык не нуждается в том, чтобы кто бы то ни было должен был изучать его из-под палки... А принудительность (палка) приведет только к одному: она затруднит великому и могучему русскому языку доступ в другие национальные группы, а главное - обострит вражду, создаст миллион новых трений, усилит раздражение, взаимонепонимание и т. д.» (Ленин В.И. ПСС. Т 24. С. 294-295.).

***

Для чего мы напечатали этот документ, каждая строка которого отдает «истинно-русским духом» тупого бюрократа царских времен? Да потому, что автор его имел печальную смелость сказать то, что думают многие другие. И потому также небесполезно лишний раз поглядеть, каким ржавым оружием из средневековых подвалов пользуются господа великодержавные шовинисты, пытавшиеся сорвать национальную политику пролетарского государства.

Много еще вокруг нас этих «белорусов через ять». Одни, как наш автор говорят до конца и прикрывают свою ненависть к националь ной политике нашей партии и Советской власти показным «народолюбием». Другие молчат и злобствуют про себя. Пусть и говорят вполголоса, с оговорками и ужимками, с поклоном нашей национальной политике «в теории» и с отрицанием ее - на деле, по классической формуле: «Я сочувствую белорусизации, но ...» (то самое щедринское «но», которое великий сатирик переводил словами: «Выше лба уши не растут»).

Но на девятом году революции трудно обмануть кого-либо фальшивыми речами. Шила в мешке не утаишь. Великодержавный шовинизм вылезает наружу сквозь рваные клочья словесных ухищрений. «Соловей, я слышу стук твоих копыт!»

НАРБ. Ф. 4-п. Воп. 3. Спр. 13. Л. 729-736.

 

 


 

 

ЗАПІСКА СТАРШЫНІ ЦБК БССР А. Р. ЧАРВЯКОВА У БЮРО ЦК КП(б)Б АБ ПАДТРЫМЦЫ НАСТАЎНІКАЎ ПОЛАЦКАЙ АКРУГІ, ЯКІЯ АДМЕЖАВАЛІСЯ АД АРТЫКУЛА «ВРАЖДА ИЗ-ЗА ЯЗЫКА»

ЗАПИСКА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ЦБК БССР А. Г. ЧЕРВЯКОВА В БЮРО ЦК КП (б) Б О ПОДДЕРЖКЕ УЧИТЕЛЕЙ ПОЛОЦКОГО ОКРУГА, КОТОРЫЕ ОТМЕЖЕВАЛИСЬ ОТ СТАТЬИ «ВРАЖДА ИЗ-ЗА ЯЗЫКА»

24 мая 1926 г.

Текст записки А.Г. Червякова Перевод

 

Пасылаю пры гэтым ліст з Полаччыны, які мне прысланы праз Прэзідыум ЦБК СССР. Гэты ліст ізноў паднімае пытанне аб тым, што насельніцгва Полаччыны адносіцца варожа да беларускай мовы. Паміж іншым, ліст з Полаччыны напісаны рабочым Ленінграда, які працуе там з 1909 года. У той жа час мне таварышы казалі, што адказ «Звезды» на ліст у «Правду» за подпісам «Белорус» зрабіў у Полаччы-не надзвычайнае уражанне. Самі працаўнікі пажадалі склікаць сход, каб адмежаваецца ад лістоў «Белоруса». Кажуць, што быццам такія сходы адбываліся ў некаторых раёнах. Я лічу, што ліст з Полаччыны у Маскву арганізуецца па прадуманай праграме. 3 нашага боку сістэматычнай барацьбы проціў гэтага няма.

Таму я прапаную выкарыстаць ініцыятыву настаўнікаў, інтэлі-генцыі і наогул працоўных Полаччыны, каб стыхійнае імкненне іх ад-межавацца ад ліста «Беларуса Полаччыны» замацаваць рэзалюцыямі і надрукаваць іх у нашьгх газетах.

Прапаную паслаць у Полацкі акружны камітэт партьп такую дырэктыву: «Прапануецца выкарыстаць ініцыятыву настаўнікаў па адмежаванні ад «Белоруса» ў звязку з артыкулам у «Звезде». Дапамажыце сходам, збірайце рэзалюцыі, пасылайце для надрукавання ў газетах. Рабіце так, каб ніхто не мог абвінаваціць, пгго гэта намі арганізавана, і што рэзалюцыі прымаюцца пад нажымам».

3 камуністычным прыветам А. Чарвякоў

НАРБ. Ф. 4-п. Воп. 3. Спр. 17. Л. 95-95ад

Посылаю при этом письмо с Полотчины, которое мне прислано через Президиум ЦБК СССР. Это письмо вновь поднимает вопрос о том, что население Полотчины относится враждебно к белорусскому языку. Между прочим, письмо с Полотчины написан рабочим Ленинграда, который работает там с 1909 года. В то же время мне товарищи говорили, что ответ «Звезды» на письмо в «Правду» за подписью «Белорус» произвел в Полотчине не однозначное впечатление. Сами работники пожелали созвать собрание, чтобы отмежеваться от писем «белоруса». Говорят, что якобы такие собрания происходили в некоторых районах. Я считаю, что письмо с Полотчины в Москву организуется по продуманной программе. С нашей стороны систематической борьбы, против этого нет.

Поэтому я предлагаю использовать инициативу учителей, интеллигенции и вообще рабочих Полотчины, чтобы стихийное стремление их отмежеваться от письма «Белоруса Полотчины» закрепить резолюциями и напечатать их в наших газетах.

Предлагаю послать в Полоцкий окружной комитет партии такую директиву: «Предлагается использовать инициативу учителей по отмежеванию от« белоруса» в связи со статьей в «Звезда». Помогите собранием, собирайте резолюции, посылайте для печатания в газетах. Делайте так, чтобы никто не мог обвинить, что это нами организовано, и что резолюции принимаются под нажимом.

С коммунистическим приветом А. Червяков

НАРБ. Ф. 4-п. Воп. Третья СПР. Семнадцатый Л. 95-95адв.

 

 

 


 

 

ЛІСТ РАБОЧАГА С. КАРПЕНКО Ў ГАЗЕТУ «ЧЫРВОНАЯ ПОЛАЧЧЫНА»9 АБ СТВАРЭННІ Ў ЛЕНІНГРАДЗЕ ПОЛАЦКАГА ЗЯМЛЯЧАСТВА ДЛЯ ПРОЦІДЗЕЯННЯ БЕЛАРУСІЗАЦЫІ

ПИСЬМО РАБОЧЕГО С. КАРПЕНКО В ГАЗЕТУ «ЧЫРВОНАЯ ПОЛАЧЧЫНА»9 О СОЗДАНИИ В ЛЕНИНГРАДЕ ПОЛОЦКОГО ЗЯМЛЯЧАСТВА ДЛЯ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ БЕЛОРУСИЗАЦИИ

24 мая 1926 г.

Полоцк, ул. Скорины, редакция газеты «Чырвоная Полаччына», редактору. Отправитель: Из Ленинграда, Петроградская сторона, Съезжинская ул. № 13, кв. 10, Карпенко Заказное

Тов. редактор!

Посылая Вам для напечатания в Вашей газете обращения Полоцкого землячества в Ленинграде к населению Полоцкого округа, я прошу Вас напечатать как обращение так и нижеследующее:

Полоцкое землячество в данный момент уже вполне официально есть факт существующий. Отныне Полоцкое землячество в Ленинграде образовалось в помощь глазу и глазом будет глаз рабочего класса как гегемона в нашей стране. Таковой должен быть с точки зрения рабочего класса особенно зорким на западе, куда он до сего времени слишком слабо проникал и где уже с нашей точки зрения стали складываться вредные уклоны, каковые Полоцкое землячество взяло на себя изжить. Надо удивляться людям, называющим себя интернационалистами, которые видя упорство населения [в сопротивлении] населения [дважды повторение – так в сборнике] такой тактике, всячески убеждают это население в необходимости белорусизации и на деле проводящими всеми способами эту бе-лорусизацию. Все это есть шовинизм и шовинизм вредный и тщеславный. Такую работу проводят люди сознательно и ее делающие и дураки, которые думают, что без такой работы и работы им не было бы [никакой] и творят неблагодарную работу, которой унижают целый округ населения, которое за все эти годы введения белорусизации вместо культурного прогресса депрогрессируется благодаря принудительному введению белорусского языка в школах и систематическому недопущению [в них] литературы на русском языке, на котором население говорит, училось читать и писать. Такая работа есть работа Каина. Это содействует декультурности населения нашего округа с помощью языка, в то время, когда [другой] работы непочатый край. Ошибка, и непростительная, возвращать население за 1300 лет назад. Тогда бы всю Россию нужно было бы разбить на республики и вводить славянский и другие языки. Насколько необходим для Грузии грузинский язык, для татар - татарский, настолько вреден для населения Полоцкого округа белорусский язык.

Что ждет наше молодое население, которое будет знать только белорусский язык - это вопрос, [ответ на] который совсем нетрудно представить, а именно: жизнь вьючного чернорабочего, так как источником удовлетворительного состояния для нашего населения Полоцкий округ не являлся и являться не будет, а необходимость для отхожих заработков и переселения было и есть и будет. Молодежь уже в данный момент начинает чувствовать это при поступлении в вузы, и молодежь именно та, которая непредусмотрительно приняла белорусизацию, в данный момент поносящая ее и содействующая изжитию ее. На военной службе будущую молодежь ждет работа по уходу за лошадьми и чистке сараев, а желающие продвинуться по работе должны будут вновь переучиваться, как это в данный момент имеет место с детьми людей, которые вынуждены были искать себе отхожие заработки за пределами Полоцкого округа и тянуть за собой семью. Стыдно, хоть чуть, людям, считающим себя культурными, ведя работу белорусизации, восхвалять невежество и давать населению понять, что население и некультурно, но что оно - бывшие белорусы ... и будущие. Но за то оно господин своего положения. Это все равно, что дурака называть умным для того, чтобы его использовать потом в своих корыстных целях. Еще позорнее работа интернациональцев, ведущих активную работу белорусизации, к каким бы группам они не принад лежали. И хоть и думают они, что ведут работу необходимую и нужную, неправда это, нет в такой работе необходимости и никто в такой работе не нуждается. Это самообман или что-то худшее. В данный момент многие из нашего населения с помощью языка, на котором культивировались и который является их родным языком, многого успели, и на разных работах. Таких людей можно видеть и мастеровыми высокой квалификации, и учеными, и техниками, и работниками на ниве культурной работы. Но что ждет их в будущем: канавы, кирпичные заводы, торфоразработки, земляные работы на ж.д., зависть и злоба и, как последствие всего, колтун. И невольно вспоминается некрасовская «железная дорога» с его белорусом, с широкой грудью, впалыми глазами и колтуном [...]

Земляки, члены Полоцкого землячества, гордятся населением своей родины, за его заслуги перед революцией, и поэтому жалобы на принудительное введение ненужного ему языка, который его только отупляет, приняли и с содействия рабочего класса Ленинграда и с разрешения соответствующих органов организовали в Ленинграде Полоцкое землячество, которое, как в своей основной программе, так и в плане работ на 1927 г., первым пунктом ставит изжитие насильственного введения в Полоцком округе белорусского языка, что в дальнейшем будет зависить от самого населения Полоцкого округа.

Пусть злобствуют Янки Купалы в своих окопах и змеями шипят на нашу работу, и лают псами за ланцуги сгнившие, за свое положение письмовиков, на которое так смотрят с завистью и которое щедро оплачивается из бюджета СССР. Пусть стараются вышибить из-под нас стул - скорее опрокинут себя.

Еще раз прошу Вас, тов. редактор, поместить в Вашей газете мною присланный Вам материал и желаю Вам и прошу Вас с нового года сделать Вашу газету другом нашим и другом нашего родного населения Полоцкого округа, т. е. перевести ее на столько процентов на родной нашему населению язык, на сколько Вы в данный момент печатаете на чуждом нашему населению - белорусском языке.

Я прекрасно знаю, что все сотрудники Вашей газеты с лучшим успехом могут писать на русском языке, чем ломаться на белорусском, и тем самым Вы приблизите ее к населению, которое с облегчением и радостью [это воспримет].

НАРБ. Ф. 4-п. Воп. 3. Спр. 25. Л. 49-51. Копія.

 

 


 

 

ДАКЛАДНАЯ ЗАПІСКА ЗАГАДЧЫКА ПОЛАЦКАГА АКРУГОВАГА АДДЗЕЛА НАРОДНАЙ АСВЕТЫ МІКУЛІЧА I СТАРШЫНІ САЮЗА ПРАЦАСВЕТЫ БАБКОВІЧА У БЮРО ПОЛАЦКАГА АКРУГКОМА КП(б)Б АБ АДНОСІНАХ НАСТАЎНІКАЎ ДА АРТЫКУЛА «ИМЕЕТ ЛИ БЕЛОРУССКИЙ НАРОД СВОЙ ЯЗЫК И СВОЮ КУЛЬТУРУ?»

26 чэрвеня 1926 г.  Зусім сакрэтна

Докладная записка Заведующий Полоцкого окружного отдела народного просвещения Микулич и Председателя Союза Раб просвещения Бобковича в Бюро Полоцкого ОКРУГКОМА КП (б) об отношения учителей к статье «Имеет ли белорусский народ свой язык И свою культуры?"

26 июня 1926 г. совершенно секретно

Текст записки Перевод

16 траўня ў газетах «Звезда» і «Савецкая Беларусь» быў надрукава-ны артыкул «Вражда из-за языка» за подпісам «Белорус». Як вядома, аўтарам гэтага артикула з'яўляецца маленькая група старых настаўнікаў, якая калектыўна канчаткова апрацавала артыкул раней, чым паслаць яго ў друк. Паслаўшы ў друк гэты артыкул,аўтары папярэджвалі настаўшкаў горада, каб яны сачыш за газетамі, бо аб полацкай беларусізацыі, на іх погляд, будзе надта цікавы артыкул. 3 паяўленнем артыкула ў газетах без дырэктыў партыі, акрана і Саюза змешчаны артыкул разварушыў усе настаўніцтва Полацкай акругі, якое на сваіх чарговых раённых канферэнцыях рашуча ставіла пытанне аб гэтым артыкуле. Усе чарговыя канферэнцыі асветных працаўнікоў у раёнах і сходы ў горадзе, якія да гэтага часу адбыліся пасля 16 траўня, не абайшлі маўчаннем гэтага артыкула і рэагіравалі на яго цэлым шэрагам рэзалюцый. Па маючымся звесткам, пытанне гэтага напрамку таксама будзе паднята і ў тых раёнах, дзе яшчэ не адбыліся чарговыя канферэнцыі настаўнікаў. Пры абгаварэнні гэтага пыгання раённае настаўніцтва сказала, что героем гэтага артыкула з'яўляецца толькі настаўніцтва г. Полацка.

Далучаючы да гэтага шэраг рэзалюцый, якія яскрава сведчаць, што тая група настаўніцтва - шавіністаў, якая прымала ўдзел у распра-цоўцы артыкула, ужо канчаткова скампраметыравана і пакідаць гэтую групу настаўнікаў да далейшай працы ў школах Полацка будзе немэ-тазгодным.

Бюро акругкома, якое таксама з'яўляецца ў курсе спраў па гэтым пытанні, павінна падвесці вынікі адбыўшайся кампаніі, якая паднялася з нізоў і абхапіла масы настаўніцтва як горада, так і вёскі.

Скампраметыраваная група настаўнікаў можа быць заменена у той час, калі будуць накіраваны другія настаўнікі з Мінска, аб чым патрэб на паставіць пытанне, каб прымусіць Наркамасветы накіраваць больш здольных настаўнікаў у гор. Полацк і часткова ў раёны і гэтым знішчыць маючыйся яшчэ ўплыў вялікадзяржаўнай інтэлігенцыі. Дадатак: 6 рэзалюцый на артыкул «Вражда из-за языка»10.

Заг. Полацкага акрана Мікуліч

Старшыня Саюза працасветы Бабковіч

3 арыгіналам згодна:

Кіраўнік спраў Полацкага АК КП(б)Б Барткевіч

НАРБ. Ф. 4-п. Вон. 16. Спр. 33. Л. 65. Копія.

16 мая в газетах «Звезда» и «Советская Белоруссия» была напечатана статья «Вражда из-за языка» за подписью «Белорус». Как известно, автором этой статьи является маленькая группа старых учителей, которая коллективно окончательно обработала материал прежде, чем послать его в печать. Послав в печать эту статью, авторы предупреждали учителей города, чтобы они следили за газетами, ведь о полоцкой белорусизации, на их взгляд, будет очень интересный материал. С появлением статьи в газетах без директив партии, Округкома и Союза, размещенная статья взбудоражило все учительство Полоцкой округа, которое на своих очередных районных конференциях решительно ставило вопрос об этой статье. Все очередные конференции просветительных работников в районах и собрания в городе, которые к этому времени произошли после 16 мая, не обошли молчанием этой статьи и реагировали на нее целым рядом резолюций. По имеющимся сведениям, вопрос этого направления также будет поднят и в тех районах, где еще не состоялись очередные конференции учителей. При обсуждении этой гадости районное учительство сказало, что героем этой статьи является только учительство г. Полоцка.

Присоединяя к этому ряд резолюций, которые ярко свидетельствуют, что та группа учителей - шовинистов, которая принимала участие в разработке статьи, уже окончательно скомпрометирована и оставлять эту группу учителей при дальнейшей работе в школах Полоцка будет недопустимо.

Бюро Округкома, которое также является в курсе дел по этому вопросу, должно подвести итоги свершившейся компании, которая поднялась с низов и охватила массы учительства как города, так и деревни.

Скомпрометированная группа учителей может быть заменена в то время, когда будут направлены другие учителя из Минска, о чем нужно на поставить вопрос, чтобы заставить Наркомпроса направить более способных учителей в гор. Полоцк и частично в районы и этим уничтожить имеющееся еще влияние великодержавной интеллигенции. Приложение: 6 резолюций на статью «Вражда из-за языка» 10.

Зав. Полоцкого Округкома Микулич

Председатель Союза просвещения Бабкович

3 оригиналом согласно:

Управляющий делами Полоцкого АК КП (б) Б Борткевич

НАРБ. Ф. 4-п. Вон. 16 СПР. 33 Л. 65 Копия.

 

 


 

 

ЛІСТ НАСТАЎНІКА А. Ф. ПІГУЛЕЎСКАГА СТАРШЫНІ ЦБК БССР А. Р. ЧАРВЯКОВУ АБ РЭАБІЛІТАЦЫІ СВАЙГО ІМЯ

5 жніўня 1926 г.

ПИСЬМО УЧИТЕЛЯ А. Ф. ПИГУЛЕВСКОГО ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ЦБК БССР А. Г. ЧЕРВЯКОВУ О РЕАБЕЛИТАЦИИ СВОЕГО ИМЕНИ

5 августа 1926 г.

Текст письма Перевод

Вельмі паважаны таварыш Аляксандр Грыгоравіч!

Ва імя ўважных адносін Вашых у той час, калі 3-га снежня 1924 года наведалісь у Полацкі педтэхнікум, і ва імя тэй міласцівай гутарцы, якую Вы вялі са мной у той дзень, дазваляю сабе звярнуцца да Вас з наступнай сваей скаргай:

У № 146 ад ад 1 ліпеня гэтага года газэты «Савецкая Беларусь» змешчан за подпісамі Алеся Адамовіча, Ал. Аніхоўскага і Іл. Барашкі

артыкул «Якая глеба, такое і насенне». У гэтым артыкуле аўтары прыпiсваюць, у ліку іншых, і  мне складанне артыкула «Вражда из-за языка», згуртаванне якойсь чарнасоценнай кампаніі ў Полацку, арганізаванне тутака якойсь барацьбы супроць культурнага адраджэння Беларусі. У заключэнні аўтары пытаюцца, няўжо ж такія тыпы як «действительный статский советник» Пігулеўскі будуць сядзець у Полацку і акрузе і выхоўваць рабоча-сялянскую моладзь.

Гэты артыкул, робячы замах на мае, нічым дагэтуль не заплямленае імя, робіць мяне ворагам выхоўвання роднай мне моладзі і, паз-баўляючы мяне нават месца ў родным краі, дзе я нарадзіўся, праз увесь час жыў, вучыўся і 44 гады быў настаўнікам на розных пасадах, утва-рае для мяне горкую крыўду. З'явілісь водгукі [на] артыкул і ў мас-коўскай газэце «Правда» № 159, дзе аутар А. Антонаў, відавочна, зусім не ведаючы мяне, таксама прыпiсвае мне арганізацыю ў Полацку пар-тьгі чарнасоценных настаўнікаў, садзіць мяне на пасаду памочшка па-пячыцеля, "пользовавшегося печальною популярностью", якой пасады я, дарэчы сказаць, ніколі не займаў і г. д. I невядома, бьщь можа, і далей мае імя будзе фігураваць у падобным асвятленні. Здзіўлены незаслужанай крыўдай, ашаломлены такім цяжкім абвінавачаннем, я прыбег к абароне сябе, к тэй самай зброі, якая даецца кожнаму грамадзяніну законнасцю і справядлівасцю; я напісаў абвяржэнні ў тую і другую газэты, але, к жалю, гэтыя абвяржэнні не знайшлі сабе месца на старонках абеіх газэт, хоць яны былі адасланы мною заказным! лістамі - у «Савецкую Беларусь» 22 ліпеня, пашт. квіт. № 323, і ў газэту «Правда» 23 ліпеня, пашт. квіт. № 351.

Не знайшоўшы законнага спосабу самаабароны, зняважаны неза-служана ў лепшых пачуццях чалавека, настаўніка і грамадзяніна, я дазваляю сабе звараціцца да Вашай абароны і дапамогі, будучы ўпэўнены, што мае імя і ў прошлым дарэвалюцыйны час было ў звязку толькі са справай асветы і выхоўвання, і сведча, пгго і цяпер, акрамя настаўніцтва, ніякіх другіх інтарэсаў у мяне няма, аб чым, хоць у слабай меры, гавораць далучаемыя да гэтага водзывы аб маёй на-стаўніцкай дзейнасці пасля рэвалюцыі ў гарадах Невелі і Полацку, і што ўсе дзеянні, прыпісваемыя мне Ал. Адамовічам з таварышамі, ёсць суцэльны вымысел аўтараў, не маючых ні найменшай фактычнай пад кладкі.

Сваю гэту скаргу я скончу словамі старшыні Саўнаркома А. I. Рыкава, якія ім былі сказаны на V Усерасейскім з'езде заўгубана: «Ко мне с разных сторон приходят жалобы на несправедливости и обиды, которые приходится переносить подчас учителям. Это показывает, что нам до сих пор не удалось создать для просвещения такую обстановку, на которую он по праву должен рассчитывать. Необходимо обеспечить всякого добросовестного работника-просвещенца тою товарищеской помощью и сочувствием, которых он заслуживает и которые страна должна ему оказать в интересах социалистического строительства» («Известия ЦИК», № 129 сего года).»

Далучая да гэтага копіі абвяржэнняў, якія былі пасланы мной у рэдакцыі, і некаторыя водзывы аб прахаджэнні мною настаўніцкай службы пасля рэвалюцыі, я пішу гэты ліст не як абвінавачванне каго-небудзь, а толькі дзеля таго, каб быў аказан, шляхам закону, той або іншы ўплыў дзеля рэабілітацыі майго імя.

Настаўнік I і II Сав. школ у Полацку Аляксандр Пігулеўскі11

Савецкая, д. 251.

3 арыгінала Час. вык абав. заг. канцылярыі ЦБК Бел.2

НАРБ. Ф. 4. Воп. 16. Спр. 33. Л. 119. Копія.

"Очень" уважаемый товарищ Александр Грыгоравич!

Во имя внимательно отношения Вашего в то время, когда 3-го декабря 1924 наведались в Полоцкий педтехникум, и во имя той милостивой беседы, которую Вы вели со мной в тот день, позволяю себе обратиться к Вам со следующей своей жалобой:

В № 146 от от 1 июля этого года газеты «Советская Белоруссия» содержится за подписями Алеся Адамовича, Ал. Аниховскага и Ил. Барашки статья «Какая почва, такие и семена». В этой статье авторы приписывают, в числе прочих, и мне составление статьи «Вражда из-за языка», сплочение некой черносотенной компании в Полоцке, организованной здесь некой борьбы против культурного возрождения Беларуси. В заключении авторы спрашивают, неужели такие типы как «действительный Статский советник» Пигулевский будут сидеть в Полоцке и округе и воспитывать рабоче-крестьянскую молодежь.

Эта статья, делая покушение на мое, ничем доселе не запятнанное имя, делает меня врагом воспитания родной мне молодежи и, лишая меня даже места в родном крае, где я родился, во все время жил, учился и 44 лет был учителем на разных должностях, является для меня горькой обидой. Появились отклики [на] материал и в Московской газете «Правда» № 159, где автор А. Антонов, очевидно, совсем не зная меня, также приписывает мне организацию в Полоцке партии черносотенных учителей, сажать меня на должность помощника попечителя, "пользовавшегося печально популярностью", которой должности я, кстати сказать, никогда не занимал и т.д.  И неизвестно, быть может, и дальше мое имя будет фигурировать в подобном освещении. Пораженный незаслуженной обидой, ошеломленный таким тяжелым обвинением, я прибег к защите себя, к тому самому оружию, которое дается каждому гражданину законностью и справедливостью; я написал опровержение в ту и другую газеты, но, к сожалению, эти опровержения не нашли себе место на страницах обеих газет, хотя они были отправлено мною заказным! письмами - в «Советскую Белоруссию» 22 июля, открытки. квитанции. № 323, и в газету «Правда» 23 июля, открытки. квитанции. № триста пятьдесят первой.

Не найдя законного способа самозащиты, униженный незаслуженно в лучших чувствах человека, учителя и гражданина, я позволяю себе обратиться к Вашей защите и помощи, будучи уверен, что мое имя и в прошедшее дореволюционное время было в связке только с делом просвещения и воспитания, и свидетельствует, что и сейчас, кроме учительства, никаких других интересов у меня нет, о чем, хотя в слабой мере, говорят подключаемые к этому отзывы о моей учительской деятельности после революции в городах Невеле и Полоцке, и что все действия, приписываемые мне Ал. Адамовичем с товарищами, есть сплошной вымысел авторов, не имеющих ни малейшей фактической подкладки.

Свою эту жалобу я закончу словами председателя Совнаркома А. И. Рыкова, которые им были сказаны на V Всероссийском съезде Завгубана: «Ко мне с разных сторон приходят жалобы на несправедливости и обиды, которые приходится переносить подчас учителям. Это показывает, что нам до сих пор не удалось создать для просвещения такую обстановку, на которую он по праву должен рассчитывать. Необходимо обеспечить всякого добросовестного работника-просвещенца тою товарищеской помощью и сочувствием, которых он заслуживает и которые страна должна ему оказать в интересах социалистического строительства» («Известия ЦИК», № 129 сего года).

Присоединяю к этому копии опровержений, которые были посланы мной в редакции, и некоторые отзывы о прохождении мною учительской службы после революции, я пишу это письмо не как обвинение кого-либо, а только ради того, чтобы было оказано, путем закона, то или иное влияние для реабилитации моего имени.

Учитель I и II Сов. школ в Полоцке Александр Пигулевский11

Советская, д. двести пятьдесят первой 

С оригинала Время. вычурную обязательств. зав. канцелярии ЦБК Бел.

НАРБ. Ф. 4 Воп. 16 СПР. 33 Л. 119 Копия

 

 


 

 

Примечания:

1. Інфармзводка № 18.

Инфосводка  Вернуться к тексту

 

2.  (Примечание ЗР) В указанном документе прорвалась неприятная для белорусизаторов всех времен правда, что сельское население Белоруссии изначально не понимало «родной мовы» и простодушно требовало ее уничтожить. В чем причина, что, казалось бы «источник» вдохновения для белорусских писателей – крестьяне, просили перевести с «родного» белорусского на русский язык? Дело в том что на селе говорили на белорусском наречии русского языка, который был гораздо ближе к русскому нежели к белорусскому литературному, с принятой тогда «классической» орфографией Таращкевича, которую критиковал профессор Е. Карский из-за того, что она была составлена на основе Северо-Западных белорусских говоров со множеством полонизмов. Этот крестьянское белорусское наречие, которое и можно называть белорусским языком сохранилось в сельской местности до сих пор. Это наречие хотя и сильно пострадав от стараний "аматараў роднай мовы" выжило несмотря на жесточайшую белорусизацию села, которая там, в отличии от городов, не прекращалась ни на один год. Эти остатки натурального белорусского языка современные белорусизаторы презрительно называют «трасянкой». Любознательный читатель может удостовериться, что белорусское наречие не на много отличается от "трасянки", и ближе к русскому нежели к литературному "белорусскому", обратившись к сборникам белорусских песен, пословиц и к словарю белорусского наречия, составленными в конце 19 века Иваном Носовичем. так же можно привести слова Е.Карского «особенная близость народного белорусского языка к южновеликорусскому, вследствие чего, если опустить в напечатанном этимологически белорусском произведении дзеканье, цеканье, то получится почти общелитературное произведение, отличающееся только меньшей отделкой и, следовательно, менее достойное внимания читателя» (Карский, 2006: 340). Т.е. известный филолог не видел серьёзных препятствий к пониманию белорусами русского языка, мотивируя это похожестью того набора слов, которым пользовались белорусские крестьяне в быту и того набора слов, который являлся русским литературным языком.(подробнее здесь) После революции и до сих пор все школы в сельской местности только белорускоязычные. И это всегда сильно тормозило приобщение к культуре сельских жителей, поскольку большинству приходилось после школы осваивать все науки заново на русском языке. Вернуться к тексту

3.

Примечание от составителей Перевод примечания

У канцы 1925-пачатку 1926 г. у ЦБК СССР і ў цэнтральныя газеты краіны паступіў шэраг лістоў і заяў, аўтары якіх выказвалі нязгоду з наданнем беларусізацыі статуса дзяржаўнай праграмы, а таксама пратэставалі супраць метадаў яе ажыццяўлення, якія ўжывалі мясцовыя органы ўлады. Яны накіроўваліся за подпісам «Белорус» (артыкул, падрыхтаваны для надрукавання) ад імя «грамадзян горада Полацка», ад рабочих –ураджэнцаў Полацкай акругі, якія жылі ў Ленінградзе. У аўтарстве абвінавачвалі А.Р. Пшчолку – выкладчыка гісторыі ў полацкіх школах і лесатэхнікуме, А. Пігулеўскага – настаўніка першай і другой савецкіх школ горада, Дэйніса – загадчыка полац-кай гарадской сямігодкі і інш. Артыкул «Вражда из-за языка» быў выкарыстаны для афіцыйнага адказу на пратэсты праз рэспубліканскую прэсу (друкуецца ў зборніку). Заява «грамадзян горада Полацка» паутарала асноўныя палажэнні артыкула. Аўтары прасілі Прэзідыум ЦБК СССР «дать лучшее направление жизни Белорусской Республики и так много пострадавшей от немецкого и белопольского нашествия», а ад Усесаюзнай акадэміі навук патрабаваць «беспристрастный отзыв, насколько является необходимым и жизненным сам по себе устаревший и отживший свое время белорусский язык и насколько необходима скороспелая белорусизация края»

(НАРБ. Ф. 4-п. Воп. 3. Спр. 13. Л. 701).

В конце 1925-начале 1926 г. в ЦБК СССР и в центральные газеты страны поступил ряд писем и заявлений, авторы которых выражали несогласие с приданием белорусизации статуса государственной программы, а также протестовали против методов ее осуществления, которые применяли местные органы власти. Они направлялись за подписью «Белорус» (статья, подготовленная для печати) от имени «граждан города Полоцка», от рабочих-уроженцев Полоцкой округа, живших в Ленинграде. В авторстве обвиняли А.Г. Пшчолку - преподавателя истории в полоцких школах и лесатэхникуме,  А. Пигулевского - учителя первой и второй советских школ города,  Дэйниса - заведующего Полоцкой городской семилетки и др. . Статья «Вражда из-за языка» была использована для официального ответа на протесты через республиканскую прессу (печатается в сборнике). Заявление «граждан города Полоцка» повторяла основные положения статьи. Авторы просили Президиум ЦБК СССР «Дать лучшее направление жизни Белорусской Республики и так много пострадавшей от немецкого и белопольского нашествия», а от Всесоюзной Академии наук потребовать «беспристрастный отзыв, насколько является необходимым и жизненным сам по себе устаревший и отживший свое время белорусский язык и насколько необходима скороспелая белорусизация края»

(НАРБ. Ф. 4-п. Воп. 3 СПР. 13 Л. 701).

Вернуться к тексту

4. Друкуецца арыгінял тэкста, які быў посланы ЦК КП(б)Б у газеты БССР як адказ на пратэнзіі супраць беларусізацыі. У газетах «Звизда», «Савецкая Беларусь» змешчаны 16 мая 1926 г.

Печатается оригинал текста, который был послан ЦК КП (б) Б в газеты БССР как ответ на претензии против белорусизации. В газетах «Звизда», «Савецкая Беларусь»  опубликованы 16 мая 1926 г.
Комментарий ЗР:
Современные составители сборника, являясь совремнными белорусизаторами, в примечании на письмо граждан, которых уже к 1926 году замордовали совковой культурой да еще на «мове», следуют терминологии национал-коммунистов употребляя словечко «претензии». Вернуться к тексту

 

5. Маюцца на ўвазе гады княжання на беларускіх землях Стэфана Баторыя («Батура Сцяпан»: 1533-1586), вялікага князя літоўскага, караля польскага.

Имеются в виду годы княжения на белорусских землях Стефана Батория («Батура Степан»: 1533-1586), великого князя литовского, короля польского. Вернуться к тексту

6. Каментарый рэдакцыі.

Комментарий редакции.
Комментарий ЗР:
Составители сборника в примечании имеют в виду комментарий редакции газеты, а точнее статью-ответ на сокращенное письмо от «Белоруса» от партийных органов. Судя даже по приведенному отрывку там скорее всего были приведены совсем убийственные доводы против белорусизаци. Вернуться к тексту

 

7.

Примечание от составителей Перевод примечания
Карскі Я. Ф. (1861-1931), філолаг-славіст, заснавальнік беларускага навуковага мо-вазнаўства і літаратуразнаўства, этнограф, палеограф, фалькларыст. Акадэмік Пецярбургскай АН (1916), правадзейны член Інбелкульта (1922), Чэшскай АН (1929). Распрацаваў праблемы гісторыі беларускай і іншых моў, літаратуры, старабеларускай пісьмовасці. Карский Е. Ф. (1861-1931), филолог-славист, основатель белорусского научного языковедения и литературоведения, этнограф, палеограф, фольклорист. Академик Петербургской АН (1916), действительный член Института (1922), Чешской АН (1929). Разработал проблемы истории белорусского и других языков, литературы, старобелорусской письменности.

Комментарий ЗР:

Здесь мывидим пример, как многократно оболгали Евфимия Карского. Сначала в своей статье белорусизаторы 20 годов 20 столетия, а потом их современные последователи, составившие этот сборник. Статья, в которой ссылаются на Евфимия Карского как на авторитет вышла в 1926 году. К этому Времени Е. Карский многократно подвергался травле со стороны национал-коммунистов, был изгнан ими из Белоруссии, и потом его, жившего и работавшего в Ленинграде, продолжали преследовать доносы белорусизаторов, требовавших его ареста. (подобнее здесь)
Но беда белорусизаторов в том, что они до сих пор так и не смогли выдвинуть филолога сопоставимого по масштабу с Е. Карским и научно доказать, что белорусский язык является чем-то самостоятельным и отдельным от русского (имеется ввиду натуральный белорусский язык, а не его современное "литературное" извращение) . Поэтому местечковые академики прибегли к простому приему - книги Е. Карского, изданные до революции изъяли, а в 1958 году в Москве, и повторно в современной Республике Беларусь издали отредактированный текст его труда «Белорусы». («Белорусы» в редакции Евфимия Карского можно  скачать здесь) Редакции подверглись как раз места, где Карский говорит о западнорусском письменном языке времен ВКЛ, о белорусском наречии, и лишь один раз упоминает о старобелорусском наречии русского языка, которое благодаря Симеону Полоцкому легло в основу современного русского языка. Слова в текстах Карского «наречие» было заменено на «язык» и был ловко, якобы с подачи самого Карского, введен в научный оборот «старобелорусский литературный язык» , на котором была писана аж первая в Европе конституция «Статут Литовский». (подробнее здесь и здесь). Добавим к сказанному, что в ВКЛ, в состав которой входили территории современных Белоруссии и Украины, пользовались западнорусским вариантом древнерусского языка. Таким же западнорусским письменным вариантом русского пользовались в делопроизводстве и Угорской Руси, входившей тогда в состав Венгерского королевства, и в Молдавском и отчасти в Валашском княжествах (современная Румыния и Молдова). Как делить этот западнорусский вариант древнерусского письменного языка ураинизаторы с белорусизаторами так еще и не договорились, но как бы не замечая друг-друга, одни его упорно называют строукраинским языком, а другие величают стробелорусским. Вернуться к тексту

 

8. (Примечание ЗР) Нам сейчас, хорошо известна честность Максима Горького, который являл собой ярчайший пример русского писателя который в своем творчестве страстно, и признаем гениально, ненавидел свой собственный народ, и который после путешествия по ГЛАГУ восхвалял его порядки, и в зарубежной прессе расписывал лагеря на Соловках как «Рай на земле». Вернуться к тексту

9.

Примечание от составителей Перевод примечания
«Чырвоная Полаччына», грамадска-палітычная газета, у 1924-1930 гг. орган Полацкага акругкома КП(б)Б і акрвыканкома Выходзіла ў 1924-1926 гг на рускай мове і называлася «Полоцкий пахарь»

«Чырвоная Полаччына» общественно-политическая газета, в 1924-1930 гг. орган Полоцкого округкома КП (б) Б и окрисполкома. Выходила в 1924-1926 гг. на русском языке и называлась «Полоцкий Пахарь».

Вернуться к тексту

10.

Примечание от составителей Перевод примечания
Да докладной запіскі прыкладзены рэзалюцыі: полацкай раённай настаўніцкай канферэнцыі, слухачоў акруговых настаўніцкіх курсаў, канферэнцый членаў Саюза работнікаў асветы Ульскага і Ветрынскага раёнаў, агульнага сходу настаўнікаў г. Полацка, сходу членаў Полацкага краязнаўчага таварыства. Найбольш поўна сутнасць паказвала рэзалюцыя агульнага сходу настаўнікаў г. Полацка, у якой гаварылася: 1)Кожны радок артыкула «Вражда из-за языка» аддае спадчынай вялікадзяржаўнага шавінізму; увесь артыкул пабудаваны на злоснай хлусні струхнелых бюракратаў царскіх часоў. 2) Настаўніцтва Полацка зразумела сэнс нацыяналыіай палітыкі, якую праводзіць Камуністычная партыя і Савецкая ўлада, і прыступіла да ажыццяўлення яе ў штодзённай сваей працы. 3) Настаўніцтва крута адмежавалася ад тых прадстаўнікоў старой вялікадзяржаўнай інтэлігенцыі, якія з героямі артыкула, рашуча асуджае іх, далучаючыся поўнасцю да дадзенага адказу рэдакцыямі нашай цэнтральнай прэсы. 4) Настаўніцтва гор. Полацка падкрэслівае, што нацыянальная палітыка Камуністычнай партыі (баль-шавікоў) Беларусі і Савецкай улады ўжо дала значны штуршок як эканамічнаму, так і культурнаму ўздыму ўсей БССР - гэтак і адной з самых адсталых і зруйнаваных акруг Полацка.

К докладной записке приложены резолюции: полоцкой районной учительской конференции, слушателей окружных учительских курсов, конференций членов Союза работников просвещения Ульского и Ветринской районов, общего собрания учителей г. Полоцка, собрания членов Полоцкого краеведческого общества. Наиболее полно ситуацию описала резолюция общего собрания учителей г. Полоцка, в которой говорилось: 1) Каждая строка статьи «Вражда из-за языка» отдает наследием великодержавного шовинизма; весь материал построен на злобной лжи истлевшие бюрократов царских времен. 2) Учительство Полоцка поняла смысл национальной политики, которую проводит Коммунистическая партия и Советская власть, и приступила к осуществлению ее в повседневной своей работе. 3) Учительство круто отмежевалось от тех представителей старой великодержавной интеллигенции, которые с героями статьи, решительно осуждает их, присоединяясь полностью к данному ответу редакциями нашей центральной прессы. 4) Учительство гор. Полоцка подчеркивает, что национальная политика Коммунистической партии (большевиков) Беларуси и Советской власти уже дала значительный толчок как экономическому, так и культурному подъему всей БССР - так и одной из самых отсталых и разрушен округов Полоцка.

Вернуться к тексту

11.

Примечание от составителей Примечание от составителей

Паводле пастановы закрытага пасаджэння бюро ЦК КП(б)Б ад 6 верасня 1926 г. па прапанове наркома асветы БССР А. В. Баліцкага А. Ф. Пігулеўскі быў пакінуты на працы настаўнікам у адной са школ г. Полацка.

(НАРБ. Ф. 4-п. Воп. 3. Спр. 19. Л. 4).

Согласно постановлению закрытого заседания бюро ЦК КП (б) Б от 6 сентября 1926 г. по предложению наркома просвещения БССР А. В. Балицкого А. Ф. Пигулевский был оставлен на работе учителем в одной из школ г. Полоцка.

(НАРБ. Ф. 4-п. Воп. 3 СПР. 19 Л.4).

Вернуться к тексту

 


 

| Часть первая | Часть вторая | Часть третья | Часть четвертая | Часть пятая | Часть шестая | Дополнение 1 | Дополнение 2 |

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.