ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Царство Польское в политике Империи в 1863-1864 гг. (Первая часть первой главы)

Положение в Польше накануне мятежа.   

Часть первая

Вступление. | Все главы монографии

20 января 1856 г. умер И.Ф. Паскевич, который 25 лет твердо держал бразды власти в «конгрессовой Польше». 10(22) мая 1856 г. в Варшаву прибыл Александр II. После ряда празднований и бала в Варшавской ратуше, в ходе которых демонстрировались верноподданные чувства, 15(27) мая император на приеме депутации польского дворянства сказал речь: «Держитесь действительности, составляя одно целое с Империей, и оставьте всякие мечтания о независимости, как не могущие осуществиться... Оставляя Польше права и учреждения, дарованные моим отцом, я буду неуклонно заботиться о ее благе и счастье... Все, что мой отец сделал, хорошо сделано, мое царствование будет продолжением его царствования. От вас зависит облегчить решение задачи. Вы должны помочь мне в моем труде. На вас одних падет ответственность, если мои намерения встретят на пути какие-либо химерические препятствия.»[i]

 Как и в Московской речи о крестьянском вопросе, речь императора содержала взаимоисключающие положения. Заявив о продолжении политики своего отца, Александр II сразу же объявил амнистию участникам восстания 1830-1831 гг. и разрешил вернуться всем эмигрантам. Более того, всем возвратившимся, через 3 года «безупречного поведения» разрешалось поступать на государственную службу.[ii] С 1856 по 1861 гг. полную амнистию получили 8 693 чел., приговоренных за участие в событиях 1830-1831 гг. к высылке, изгнанию или иным взысканиям за политические преступления с разрешением вернуться в Царство Польское и вступить в пользование всеми политическими и гражданскими правами. Указом 19 февраля(2 марта) с 8(20) сентября 1859 г. были прекращены конфискации по делам 1831 г., указом 8(20) сентября 1862 г. все эти льготы были распространены и на политических преступников, осужденных в последующие годы.[iii]

«Мне приятнее, конечно, иметь возможность скорее награждать, чем наказывать... - Завершил свою речь император. - Но знайте также и помните постоянно, что если бы пришлось, я сумею укротить и наказать, даже наказать строго.»[iv] На самом деле русская политика в Царстве с 1858 г. представляла собой цепь последовательных уступок, ведущих к восстановлению de facto целого ряда положений конституции 1815 г. Подобный курс был в какой-то степени естественным выражением настроений, царивших в Петербурге. «Я сожалею о первоначальном приобретении и восстановлении Королевства Польского. - Писал кн. А.М. Горчаков[1] гр. П.Д. Киселеву[2] 19(31) мая 1857 г. – Я не считаю, что это было актом обдуманной политики. Но раз дело сделано и безвозвратно, то все наши заботы должны быть, по моему скромному мнению, направлены на то, чтобы нейтрализовать его вредные последствия для России.»[v] Очевидно, обдуманной политикой казались уступки и компромиссы.

«Русский гарнизон в Варшаве, - отмечал английский очевидец этой политики, - стал очень мал. Польский язык звучал повсюду, включая присутственные места, где по закону должен был использоваться русский. Поляки жили свободной жизнью, хотя и не были политически свободны. Ни в каком отношении они не притеснялись.»[vi] Результатом нового курса русской политики в Польше стало резкое ухудшение ситуации. Внешне все обстояло неплохо. В 1860 г. в Царстве Польском проживало 4 840 466 чел., 3 200 000 из них были поляками. Наиболее крупным меньшинством были евреи – их было 12,6% населения, за ними следовали немцы – 5% и т.д. В царстве насчитывалось 433 города и местечка(228 из них находились в частном владении), в которых проживал 1 195 701 чел.(12,6% населения) и 22 613 селений. За 45 лет русского владения Царством его населения выросло на 78%, прирост был постоянным, за исключением 1830 и 1831 гг.[vii]

Ведущими силами, готовившими восстание, стали католическое духовенство и шляхта, в основном ориентировавшаяся на Францию, где находился центр польской политической эмиграции во главе с Владиславом Чарторыйским[3], сыном князя Адама Ежи[4]. В северной Италии, в Генуе и Кунео в 1862 г. действовала польская военная школа, подготовившая около 400 инструкторов, принявших участие в организации военных действий против русских войск.[viii] Северная Италия в это время была законодательницей мод революционного движения, а «поход тысячи» Гарибальди в Неаполитанское королевство в мае-сентябре 1860 г., приведший к свержению власти местных Бурбонов и присоединению Сицилии и Неаполя к Сардинскому королевству, получил огромный отклик в Варшаве.[ix] Объединение Италии, безусловно, служило вдохновляющим примером для польских революционеров.[x] Не случайно значительная часть будущих активных участников этого похода (как поляков, так и итальянцев и французов) позже приняли деятельное участие в польском восстании.

Сменивший Паскевича М.Д. Горчаков[5], «удрученный летами и болезнями», постоянно колебался.[xi] Его управление представляло собой полную и разительную противоположенность системе его предшественника - Паскевича.[xii] «В 1860 г. агитация в Царстве Польском, - вспоминал Д.А. Милютин[6], - приняла уже характер вызывательный.»[xiii] С 10(22) июля 1860 г. в Варшаве начались первые антиправительственные манифестации. Русское правительство и военные власти были застигнуты врасплох – Польша слишком долго была спокойной, волнений не было ни в 1848-1849 гг., ни во время Крымской войны.[xiv] Немногочисленная полиция (всего 540 чел.[xv]) не могла справиться с положением в городе с населением свыше 200 тыс. чел. Горчаков сначала подкреплял полицию войсками, а после столкновений с демонстрантами шел на уступки.[xvi]

По точному замечанию современника, началось «ухаживание за магнатами и любезничание со шляхтою.»[xvii] Оно было долгим и бессмысленным. В октябре 1860, во время встречи Александра II с императором австрийским и королем прусским, в Варшаве начались демонстрации недовольства короной. Тех, кто шел приветствовать императора, забрасывали грязью, обливали маслом и даже били, один из аристократов отказался принять приглашение на охоту, а перед приездом Александра II в его имение, выехал за границу.[xviii] На это предпочитали не обращать внимание. Немалую роль сыграло и общественное мнение русской столицы, в целом симпатизировавшее полякам, и считавшее необходимым условием к преодолению прошлого уступки.

«Среди тех, кто стремился к братанию, - вспоминал Отто фон Бисмарк[7], - русские были честнее; польское дворянство и духовенство едва ли верили в успех этих стремлений или принимали его во внимание как определенную цель. Вряд ли хоть один поляк видел в политике братания нечто большее, нежели тактический ход, имеющий целью обманывать легковерных русских до тех пор, пока это могло бы представиться нужным или полезным.»[xix] Другая сторона воспринимал братание куда как серьезно: «Русские предались идиллии и начали передавать друг другу трогательные рассказы о решительном сближении нашей власти с населением Польши.»[xx] При императорском дворе польская партия также имела значительную поддержку в лице Великого Князя Константина Николаевича[8] и среди влиятельного кружка родственников и знакомых польской аристократии. Она же была весьма активной и во Франции, где проживало около 4000 польских эмигрантов.[xxi]

В конце 1860 г. русская дипломатия, обеспокоенная информацией о поддержке, которая оказывалась принцем Наполеоном[9] польским эмигрантским организациям во Франции, потребовала от Наполеона III разъяснений. «В случае надобности мы сумеем справиться с нашими внутренними делами, - писал Горчаков Киселеву 9(21) декабря 1860 г., - но совершенно ненормально, что наша задача затрудняется моральным пособничеством члена суверенного дома, который официально исповедует соглашение с нами.»[xxii] Разъяснения были даны, в исключительно предупредительной и вежливой форме. Для оправдания по приказу своего кузена в русское посольство явился сам принц.[xxiii] Наполеон III категорически отказался рисковать ухудшением отношений с Петербургом.

«Я нуждаюсь в России, - сказал он одной из польских аристократок, просивших императора «заступиться за Польшу», - чего ваше разгоряченное воображение не в состоянии понять…»[xxiv] В начале 1861 г. французский министр иностранных дел Э.-А. Тувенель[10] отчитал старого князя Адама Чарторыйского, которому было заявлено, что «император будет крайне недоволен, если он (т.е. Чарторыйский) будет заниматься интригами противными и его взглядам и его политике, так как русский царь больше всех других государей Европы доказал ему свое расположение, и он желает остаться с ним в самой тесной дружбе.»[xxv] Активность поляков не была безрезультативной - взаимное недоверие Парижа и Петербурга постепенно усиливалось.

 

 


[1] Горчаков Александр Михайлович(1798-1883), князь(Светлейший князь с 1871), русский дипломат и государственный деятель. Выпускник Царскосельского лицея. С 1817 г. на дипломатической службе, титулярный советник, служил под началом графа И.А. Каподистрия, камер-юнкер(1819). Во время работы Троппау-Лайбахского и Веронского конгрессов Священного союза состоял в свите императора Александра I, в 1822 г. назначен 1-м секретарем посольства в Лондоне, надворный советник(1824), камергер Двора ЕИВ(1828), в 1828-1841 гг. - на службе в дипломатических представительствах в Лондоне, Риме, Берлине, Флоренции, Вене. Статский советник(1834), действительный статский советник(1838). В 1841-1850 гг. - посланник в Штутгарте, тайный советник(1846), в 1850-1854 гг. - чрезвычайный посланник при Германском сейме во Франкфурте-на-Майне, в 1854-1856 гг. - управляющий посольством, а затем и посланник в Вене, принимал участие в Венской конференции 1855 г. Действительный тайный советник(1856). Министр иностранных дел в 1856-1882 гг. Вице-канцлер(1862), канцлер(1867).

[2] Киселев Павел Дмитриевич(1788-1872), выдающийся военный и государственный деятель и дипломат,генерал-адъютант(1823), генерал от инфантерии, член Государственного Совета (1834), граф(1839). Родился в Москве и получил домашнее образование. В 1805 г. поступил на службу «коллегии юнкером» в канцелярию генерал-интенданта кн. Волконского, но в 1806 г. перешел корнетом в Кавалергардский полк, с которым в 1807 г. впервые и участвовал в бою под Гейльсбергом. Во время пребывания в Петербурге в 1808—1809 гг. прусской королевской четы состоял ординарцем при королеве Луизе. Участвовал в Отечественной войне 1812 г., отличился при Бородино, в сентябре 1812 г. по собственному желанию был назначен адъютантом к Милорадовичу, с которым и принял участие во всех последовавших за Бородинской битвой событиях 1812 г. и в кампании 1813—1814 гг. За этот период времени Киселев участвовал в 25 сражениях и за боевые отличия получил орден Св. Анны 2 ст. с алмазами, золотую шпагу и чин ротмистра. Флигель-адъютант(1814), сопровождал императора на Венский конгресс, в Париж после "Ста дней" и в Берлин на помолвку Великого Князя Николая Павловича с принцессой Шарлоттой (впоследствии императрица Александра Федоровна). Из Берлина Киселев был командирован на юг России для выбора нижних чинов в гренадерские и кирасирские полки и для осмотра некоторых полков 2-й армии, а от Аракчеева получил поручение расследовать дело о злоупотреблениях по винному откупу. Осенью 1816 г. сопровождал императора в поездке в Москву, Киев и Варшаву, он представил Александру I записку о крепостном праве, в которой излагал принципы его отмены – постепенность и отсутствие потрясений для государства. В том же 1816 г. ему было поручено расследовать злоупотребления и беспорядки во 2-й армии. Найдя, что 2-я армия «отстала во всех отношениях», что "дисциплина в ней пала, авторитет начальства нарушен мерами главнокомандующего и слишком большой мягкостью его характера". Генерал-майор с назначением состоять при особе императора(1817). В 1818 г. был выслан навстречу королю прусскому, ехавшему в Петербург, во время пребывания королевской фамилии в России находился при наследном принце. В 1819 г. был назначен начальником штаба 2-й армии, которой командовал гр. П. X. Витгенштейн. За пять лет произвел ряд улучшений во 2-й армии: упростил и упорядочил делопроизводство, составил военные карты юго-западной России и пограничных турецких и австрийских провинций, положил основание собиранию статистических данных, приступил к составлению истории войн России с Турцией, усилил значение инспекторских смотров, но особенное внимание обратил на строевую подготовку и фронтовую выправку войск, развитие грамотности среди солдат. В 1824 г. за свои труды по устройству 2-й армии был пожалован генерал-адъютантом. Успешно и энергично боролся с чумой в 1819 и 1825 гг. Когда в 1821 г. вспыхнуло греческое восстание, стал деятельно готовиться к войне с Турцией, полагая, что Россия вступится за единоверцев. Он ремонтировал крепости, проверял карты, обновлял личный состав, завел секретную полицию для собирания сведений о Турции, послал полк. П.И. Пестеля в Скуляны для ближайшего наблюдения за ходом дел и хлопотал для себя о дивизии. Но на этот раз война не была объявлена. Восшествие на престол императора Николая I, бунт декабристов и военные бунты во 2-й армии едва не испортили карьеру Киселева, т. к. близость его с декабристами навлекла подозрения императора. Однако расследование генерал-адъютанта А.И. Чернышева установило полную непричастность Киселева к заговору. С конца 1826 г. он снова погрузился в деятельную подготовку армии к предстоявшей войне с Турцией, в которой и принял затем участие в качестве начальника штаба действующей армии. Отличился при переправе через Дунай, под Браиловым и Шумлой. Генерал-лейтенант, награжден шпагой с бриллиантами, пожалован Высочайший рескрипт(1828). 9(21) февраля 1829 г. назначен командиром IV-го резервного кавалерийского корпуса, а через 2 месяца под его команду были отданы все войска, находившиеся на левом берегу Дуная, предназначенные прикрывать правый фланг главных сил армии на случай движения турок из Боснии и Герцеговины. 14(26) сентября 1829 г. он был назначен полномочным председателем диванов княжеств Молдавии и Валахии, т. е. фактическим их правителем в 1829-1834 гг. При нем был выработан "Органический регламент", долго остававшийся основным законом для обоих княжеств, и проведена крестьянская реформа. Генерал от инфантерии, член Государственного Совета(1834). Император называл Киселева своим "начальником штаба по крестьянской части", т. е. по разработке вопроса об освобождении крестьян. Дело это было решено начать с устройства казенных крестьян, для чего в 1836 г. было учреждено V отделение Собственной Е. И. В. канцелярии с Киселевым во главе, а в 1837 г. — министерство государственных имуществ, во главе которого был поставлен Киселев. Деятельность его по крестьянскому вопросу вызвала много нареканий со стороны и крепостников, и либералов. Первые считали его человеком опасным, а вторые признавали его реформы недостаточными. Но император Николай I безусловно доверял Киселеву. В 1839 г. он был возведен в графское достоинство, в 1841 г. награжден орденом Св. Андрея Первозванного, в 1852 г. – портретом императора. Посол во Франции(1856-1862). В 1862 г. был уволен в отставку, проживал заграницей, умер в Париже в 1872 г, похоронен в Москве, в Донском монастыре.

[3] Владислав Чарторыйский(1828-1894), князь, после смерти Адама Ежи Чарторыйского в 1861 г. - его преемник в качестве главы партии «Отеля Ламберт», рассчитывал путем организации интервенции добиться победы восстания.15 мая 1863 г. назначен «белым», то есть аристократическим «Жондом народовым» главным дипломатическим агентом во Франции, Великобритании, Италии, Швеции, Турции, с июля 1863 г. - председатель Комиссии национального долга в Париже.

[4] Чарторыйский (Адам-Ежи) Адам Адамович (1770-1861) - князь, близкий родственник последнего польского короля Речи Посполитой Станислава-Августа Понятовского. Получил домашнее образование, слушал лекции в университетах Англии и Германии, участвовал в восстании 1792 г. и боевых действиях против русских войск. В 1793 г. эмигрировал в Великобританию, в 1795 г. для того, чтобы вернуть секвестрованные по повелению императрицы Екатерины II владения, прибыл в Россию и вступил на русскую службу, поручиком гвардии. 1 января 1796 г. - камер-юнкер, входил в круг ближайших друзей Великого Князя Александра Павловича. С 12 августа 1799 по 20 июня 1801 г. - посланник при сардинском дворе. С восшествием на престол Александра I возвращен в Петербург, член Негласного комитета, принимал участие в разработке и проведении реформ государственного управления, товарищ Министра иностранных дел(1802-1806), в 1804-1806 - управляющий Министерством иностранных дел, 1 января 1805 г. - сенатор, 9 января 1805 г. - член Непременного Совета. После Тильзита вышел в отставку. Сторонник восстановления независимой Польши, с 1813 г. - советник императора по польским делам. В 1814 г. подал план восстановления Польши на основе личной унии с Россией, частично реализованный в конституции Царства Польского (1815). С 1815 г. - сенатор-воевода и член административного совета Царства Польского. Во время Польского восстания 1830-1831 г. возглавил правительство мятежников, 6 октября 1831 г. исключен из членов Государственного Совета и Сената Российской империи. После поражения эмигрировал во Францию, где возглавил аристократическую эмиграцию, названную партией «Отель Ламберт» (резиденция князя в Париже), провозгласившую его в 1834 г. «королем де факто» Речи Посполитой, каковой титул пытался «наследовать» его сын Владислав. Умер во Франции.

[5] Горчаков Михаил Дмитриевич(1792-1861), князь, генерал от артиллерии(1843), член Государственного совета(1856). С 1807 г. на военной службе, юнкер, подпоручик(1807), в 1808 г. участвовал и отличился в войне со Швецией, в 1811 г. - с Персией, поручик(1812), участвовал и отличился в Отечественной войне 1812 г, в 1813 г. - под Бауценом, Дрезденом и Лейпцигом, в 1814 г. находился при армии, но в боях не участвовал, штабс-капитан(1814), капитан(1816), полковник(1817), переведен в Свиту ЕИВ по квартирмейстерской части, генерал-майор(1824), участвовал и отличился в русско-турецкой войне 1828-1829 гг. на Балканском полуострове, в 1831 г. - в действиях против польских мятежников, генерал-лейтенант(1831), после подавления мятежа - генерал-губернатор Варшавы и начальник штаба Действующей армии, генерал от артиллерии(1843), сенатор(1846), во время венгерского похода 1849 г. - начальник штаба Действующей армии, в кампанию 1853-1854 гг. против турок командовал армией, в 1855 г. назначен главнокомандующим военно-сухопутными и морскими силами в Крыму, в декабре 1855 г. отставлен от должности. В 1856 г. назначен членом Государственного совета по департаменту дел Царства Польского, в том же году назначен председателем этого департамента и наместником ЕИВ в царстве, вслед за чем - командующим 1-й армией с оставлением в занимаемой должности.

[6] Милютин Дмитрий Алексеевич(1816-1912), русский военный и государственный деятель, граф(1878), генерал-фельдмаршал(1898), в 1832 г. окончил Благородный пансион при Императорском Московском университет, в 1833 г. поступил на службу фейерверкером 4-го класса, в том же году произведен в юнкеры и сдал экзамен на прапорщика. В 1835 г. зачислен слушателем в старший класс практического отделения Императорской военной академии, в 1836 г. - подпоручик, окончил Академию, причислен к Генеральному штабу и назначен состоять при Отдельном Гвардейском корпусе, произведен в поручики за успехи в науках. В 1837 г. переведен в Гвардейский Генеральный штаб, в 1839 г. командирован в Отдельный Кавказский корпус, участвовал и отличился в боях с отрядами Шамиля, произведен в штабс-капитаны за отличие в науках, а в 1840 г. - в капитаны за отличие при осаде, штурме и взятии аула Ахульго(17-30 августа 1839 г.). В 1840-1841 гг. находился заграницей в отпуске для лечения, в 1843 г. произведен в полковники, назначен исполняющим должность обер-квартирмейстера войск Кавказской линии и Черномории, с переводом в Генеральный штаб. Участвовал и отличился в боях против горцев Шамиля в 1843-1844 гг., в 1844 г. по состоянию здоровья уволен от должности и назначен в распоряжение Военного министр и генерал-квартирмейстера Главного штаба, в 1845 г. назначен профессором Императорской Военной академии по кафедре военной географии(с 1847 г. - военной статистики), полковник(1847), в 1848 г. назначен состоять для особых поручений при Военном министре, член Ученого комитета Главного управления путей сообщения и публичных зданий(с оставлением в занимаемых должностях), в 1853 г. находился в составе Военно-походной канцелярии Его Императорского Величества при поездке императора в Ольмюц и Потсдам. Генерал-майор(1854), делопроизводитель Особого комитета о мерах защиты Балтийского моря под председательством Наследника Цесаревича Великого Князя Александра Николаевича, в 1855 г. - зачислен в Свиту Е.И.В., в 1856 г. назначен исполняющим должность начальника главного штаба войск на Кавказе, в 1857 г. утвержден в должности начальника главного штаба Кавказской армии, генерал-лейтенант(1858), участвовал в подготовке и выполнении плана по усмирению Чечни, 25 августа 1859 г. присутствовал при взятии аула Гуниб и пленении имама Шамиля, в вслед за чем назначен товарищем Военного министра, в 1861 г. назначен Военным министром, занимал эту должность до 1881 г., провел ряд военных реформ, преобразивших русскую армию, генерал от инфантерии(1866), в русско-турецкую войну 18877-1878 гг. находился при императоре Александре II в Действующей армии на Дунае, в 1881 г. отставлен от должности. Почетный президент Николаевской академии Генерального штаба(1883), генерал-фельдмаршал(1898).

[7] Отто Эдуард Леопольд Бисмарк фон Шенхаузен(1815-1898), граф, князь(1871), герцог Лауенбург(1890), выдающийся прусский и германский дипломат и государственный деятель, объединитель Германии, первый канцлер Германской империи. В 1848-1849 гг. занял жесткую контрреволюционную позицию, в 1849 г. был избран депутатом прусского Ландтага, в 1851 г. был назначен одним из представителей Пруссии во Франкфуртский сейм, где активно противодействовал политике Австрии, посол в России(1859-1862), во Франции(1862), министр-президент и министр иностранных дел(1862-1867), в первой же своей речи сформулировал программу будущих действий Пруссии: «великие вопросы нашего дня будут решены не речами и резолюциями большинства - это была большая ошибка 1848-1849 - но железом и кровью». Канцлер Северо-германского союза(1867-1871), рейхсканцлер(1871-1890),

[8] Константин Николаевич(1827-1892), Великий Князь, второй сын императора Николая I, с рождения записан в л.-гв. Измайловский полк и назначен шефом Грузинского гренадерского и Польского 3-го линейного полков. В 1831 г. назначен генерал-адмиралом и шефом Гвардейского экипажа, с 1834 г. - на военно-морской службе, мичман, неоднократно находился в плаваниях по Балтийскому, Белому и Черному морям, подпоручик(1840), лейтенант(1843), штабс-капитан и капитан(1844), капитан I ранга(1846), контр-адмирал(1848), участвовал в венгерском походе 1849 г., вице-адмирал(1853), временно управлял Морским министерством в 1851 и 1853-1855 гг., в 1854 г. участвовал в подготовке Кронштадта к отражению возможного нападения англо-французского флота, в 1855 г. по званию генерал-адмирала назначен управлять флотом и Морским министерством, руководил подготовкой Кронштадта к обороне, адмирал(1855), в 1862 г. назначен Наместником в Царстве Польском с подчинением ему на правах главнокомандующего расположенных в царстве войск., после начала восстания 1863 г. покинул Варшаву и прибыл в Петербург, уволен от должности Наместника, занимался управлением флотом, в 1877 г. был назначен командующим эскадрой из 11 судов, предназначенных для действий в Средиземном море, но оставлен во внутреннем плавании. В 1881 г. уволен от председательствования в Государственном совете(с 1865 г.) и от управления флотом с оставлением членом Государственного совета.

[9] Наполеон-Жозеф-Шарль-Поль Бонапарт(1822-1891), принц, сын Жерома Бонапарта, французский государственный деятель, до 1847 г. - в эмиграции, член Учредительного собрания(1848) и Законодательного собрания(1849) - ярый республиканец, после 2 дек. 1852 г. принял титул принца императорской крови и наследника(до 1856 г.), сенатор, в 1854 г. - дивизионный генерал, короткое время находился в Крыму, выполнял различные дипломатические задачи, поручаемые ему Наполеоном III, министр Алжира и колоний(1858-1859), сторонник объединения Италии, командовал корпусом в войну с Австрией, в последние годы Второй империи перешел на сторону либералов, после 1870 г. дважды избирался членом генерального совета Корсики, в 1872 г. выслан из Франции, в эмиграции интриговал - боролся за роль главы бонапартистской партии, а во время выборов во Франции заявлял о себе, как о республиканце для того, чтобы иметь возможность вернуться и участвовать в них. В 1886 г. в последний раз изгнан из Франции

[10] Эдуард-Антуан Тувенель(1818-1866), французский государственный деятель и дипломат. Сын генерала Людовика Тувенеля(1787-1843), верного сторонника Наполеона I, оказавшегося в немилости у Бурбонов во время Реставрации. Его сын окончил курс юридических наук в Сорбонне, после чего путешествовал по Востоку. В 1830 г. старший Тувенель был возвращен на службу Орлеанами, что позволило Тувенелю-младшему в 1840 г. поступить на службу в МИД. Естественно, что репутация представителя бонапартистской семьи помогла ему позже. Посланник в Греции(1849-1850), в Баварии(1850-1851), после переворота 2 декабря 1851 г. он был вызван в Париж, где по преимуществу занимался восточными делами. Сенатор(1856), министр иностранных дел(1860-1862), с октября 1862 г. в отставке.

 


 

Литература

[i] Записки Н.В. Берга о польских заговорах и восстаниях. М. 1873. С.148.

[ii] Там же. С.149.

[iii] Русский инвалид. 17/29 апреля 1863 г. №83. С.355.

[iv] Записки Берга… С.149.

[v] Ревуненков В.Г. Ук.соч. С.78.

[vi] Edwards S.H. Sir William White. For six years ambassador at Constantinople. His life and corresondance. Lnd. 1902. P.25.

[vii] Русский инвалид 5(17) мая 1863 г. №98. С.420.

[viii] Милютин Д.А. Воспоминания. 1863-1864. М.2003. С.581.

[ix] Записки Н.В. Берга... С.165.

[x] «Россия под надзором». Отчеты III отделения 1827-1867. Составители М.В. Сидорова, Е.И. Щербакова. М.2006. С.482.

[xi] Последняя польская смута. Рассказы очевидца. 1861-1864.// Русская старина(далее РС). 1874. Том 11. Вып.9. С.116.

[xii] Милютин Д.А. Воспоминания. 1860-1862. М.1999. С.48.

[xiii] Там же. С.54.

[xiv] Карцов П.П. Варшава в 1860 и 1861 гг.// РС. 1882. Том 36. Вып.12. СС.535-536.

[xv] Записки Н.В. Берга... СС.157; 167.

[xvi] Последняя польская смута...// РС. 1874. Том 11. Вып.9. С.116.

[xvii] Карцов П.П. Ук.соч.// РС. 1882. Том 36. Вып.12. С.537.

[xviii] Гейнс А.К. Мемуары о Польском восстании 1863-64 годов.// Собрание литературных трудов Александра Константиновича Гейнса. СПб.1899. Т.3. СС.19-20.

[xix] Бисмарк О. Мысли и воспоминания. М.1940. Т.1. С.224.

[xx] Гейнс А.К. Ук.соч.// Собрание литературных трудов... СПб.1899. Т.3. С.17.

[xxi] «Россия под надзором»… С.484.

[xxii] Ревуненков В.Г. Ук.соч. С.80.

[xxiii] Татищев С.С. Ук.соч. М.1996. Т.1. СС.452-453.

[xxiv] Ревуненков В.Г. Ук.соч. С.81.

[xxv] Там же.

 

Олег Айрапетов

Часть вторая

Все главы монографии


У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.

Сейчас на сайте

Сейчас 42 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте