ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Ф.Ф. Аристов. Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси (Часть I)

 Редакция сайта начинает публикацию книги выдающегося русского ученого Ф.Ф. Аристова «Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси».

Эта книга была написана в 1928 году, и только в 1995 году стараниями Т.Ф. Аристовой и С.В. Шарапова и на пожертвования общественности (в основном белоэмигрантов) вышла небольшим тиражам. Однако, на сегодня она стала библиографической редкостью и недоступной для широкого круга читателей. Недавно Сергей Владиславович Шарапов, издавший в 1995 году книгу Аристова, прислал в редакцию «Западной Руси» отсканированные листы книги, которую сейчас представляем в текстовом формате в трех частях.  

Особенно актуально наследие Ф.Ф. Аристова сегодня, когда искусственно созданная большевиками Украина, эволюционировала в полуфашистское квазигосударство и раздирается гражданской войной.  

 

 


 

 

Ф.Ф. Аристов

ЛИТЕРАТУРНОЕ РАЗВИТИЕ

ПОДКАРПАТСКОЙ (УГОРСКОЙ)

РУСИ

Москва 1928 (репринт 1995).

 


Книга подготовлена к изданию стараниями Т.Ф. Аристовой и С.В. Шарапова. Добавлена статья Т.Ф. Аристовой - Федор Федорович Аристов и карпаторусская проблема.

 


 

ОГЛАВЛЕНИЕ КНИГИ

 


 

Т.Ф. Аристова. Федор Федорович Аристов и карпаторусская проблема.

На мои многолетние поиски трудов, корреспонденций, документов, иллюстраций, изъятых при обысках в 20-х и начале 30-х годов на квартире профессора Московского университета Федора Федоровича Аристова, я получила в сентябре 1993 года ответ только за 1931 год из дела, хранящегося в архиве Министерства безопасности в Москве: "Тюк с вещественными доказательствами уничтожен”. Конфискация опубликованных и рукописных трудов означала для ученого смерть, к тому же в 1930 году он простился со старшим сыном Юрием — учащимся средней школы, отправленным из Бутырской тюрьмы в далекую ссылку за отстаивание идей отца — идей общерусского национально-культурного единства. А в 1931 году в Бутырской тюрьме сидел в последний раз сам Ф.Ф. Аристов. В настоящее время и ученый, и его сын посмертно реабилитированы.

Профессор Ф.Ф. Аристов в своем рабочем кабинетеФ.Ф. Аристов (1888-1932) — самоотверженный, бескорыстный русский ученый, отдавший себя без остатка подвижническому служению дореволюционной и послереволюционной отечественной науке, основатель карпатоведения, специального научного направления, выделенного в славяноведении. Он родился 14 октября 1888 года в городе Варнавино Костромской губернии в семье заслуженного врача Ф.И. Аристова, профессора Военно-медицинской академии. В воспитании мальчика большую роль сыграла его старшая сестра Мария Федоровна, которая учила брата первым шагам в области русского языка и подготовила маленького Федю к поступлению в кадетский корпус, где он получил среднее образование. Высшее образование Ф.Ф. Аристов получил на экономическом отделении Московского коммерческого института и историко-филологическом факультете Московского университета.

В Первую мировую войну Федор Федорович Аристов пошел на фронт рядовым солдатом (добровольцем). Позже, став военным корреспондентом и имея возможность общаться с многими карпаторусскими деятелями, он значительно обогатил свои знания по карпатской проблеме. Демобилизовавшись уже после октябрьского переворота, Ф.Ф. Аристов всецело посвятил себя научной и преподавательской деятельности. Его перу принадлежит свыше 200 работ по славяноведению и около тысячи заметок, посвященных славяноведению и востоковедению. Жизнь его складывалась трагически: ему пришлось пережить репрессии, включая осуждение военным трибуналом к расстрелу в г. Феодосии, а также многочисленные обыски, доносы, конфискации трудов, тюрьмы и допросы в НКВД. После октябрьского переворота Ф.Ф. Аристов длительное время не имел ни малейшего заработка, являясь единственным кормильцем семьи из 8 человек. Окончательно замученный чекистами, тяжело больной профессор скончался у себя на квартире 5 ноября 1932 года и был похоронен на Ваганьковском кладбище в Москве. С тех пор в отечественной науке он оставался забытым, как и его ученики-последователи, погибшие либо в советских концлагерях, либо на фронтах Великой Отечественной войны. Таким образом была прервана нить в карпатоведении как самостоятельном научном направлении в России.

В наше время повышен интерес к трудам ученого по славяноведению и карпатоведению. Так, в 1977 году в США стараниями карпатороссов был переиздан первый том книги Ф.Ф. Аристова ”Карпато-русские писатели”, впервые опубликованный в Москве в 1916 году и удостоенный премии Академии Наук. Два последующих тома были сданы в типографию, набраны, но в печать уже, в вихре революционных событий, не поступили. Это исследование вызвало в свое время широкий отклик за рубежом, а сербский архимандрит посвятил автору немало очень теплых слов. Однако ученый не дожил до полного издания его бессмертного труда в защиту коренного русского населения Галицкой, Угорской и Буковинской Руси, называющегося также русичами, русинами, руснаками, карпатороссами и ведущими свое этногенетическое происхождение от общего корня Русь. Карпаты для Ф.Ф. Аристова были не просто территорией с коренным славянским населением, а прежде всего землей, населяемой единокровным России народом, о котором не было известно почти ничего нашей широкой общественности. Историческая справедливость требовала стирания белых пятен, и поэтому особенно ценно то, что ученый твердо шел к истокам правды, не страшась никаких душевных ран и материальных лишений. В Карпатском крае известность Аристова переросла в подлинную славу, передаваемую русинами из поколения в поколение; русины ценили его за неподдельную принципиальность и за глубокие правдивые Знания. Об Аристове написано немало прекрасных строк в Ужгороде, Львове, Пряшеве, Варшаве, Нью Йорке. Василий Романович Ваврик, в прошлом узник Талергофа, лидер общерусского движения в Карпатах, последний сеньор Ставропигии так отзывался об ученом: ”Исследователя нельзя ценить за одну только даровитость. В нем нужно ценить прежде всего этику, верность своему знамени... Карпатская Русь лишилась не только талантливого исследователя, но и самого преданного друга-брата. Покойный — одна из тех искорок самоуглубления и самопожертвования, от которых вся Русь чает воскрешения из мертвых своего величия и славы”. Ф.Ф. Аристов был почетным членом общества русских студентов ”Друг” во Львове и культурно-просветительского общества им. А.В. Духновича в Ужгороде.

В большевистском СССР Ф.Ф. Аристов остался забытым по указаниям "сверху”, а потому малоизвестным современному молодому поколению, несмотря на то, что его идеи и научные труды и сегодня являются благодатной почвой для диссертаций, докладов, лекций, сообщений. Можно смело сказать, что никто из русских ученых не уделял изучению Галицкой, Угорской, Буковинской Руси столько внимания, сколько Ф.Ф. Аристов. Так, в течение десяти лет (1907-1917) он собирал и систематизировал самые различные материалы, из которых был составлен единственный в своем роде не только в России, но и в Европе Карпато-русский музей в Москве. В нем находились редчайшие рукописи и письма, выдающихся карпаторусских писателей, ученых, священников; музей содержал множество книг, не имевшихся даже в библиотеках Российской Академии Наук, Румянцевского и Исторического музеев, а также в зарубежных книгохранилищах. В музее было собрано до 100 тысяч различных экспонатов, в т.ч. отпечатанные портреты и нигде не опубликованные материалы об экономическом, историческом, религиозном, литературном, этно-территориальном, этно-культурном, географическом развитии Галичины, Угорской Руси, Буковины. Карпато-русский музей имел следующие отделы:

-    рукописный, содержавший около пяти тысяч всевозможных рукописей: биографий и автобиографий, воспоминаний, дневников, исторических, литературных, языковедческих географических научных сочинений и писем;

-    книгохранилище, содержавшее всю важнейшую печатную научную и художественную литературу о Карпатской Руси;

-    художественно-иконографический, представлявший собрание рисунков, связанных с русским религиозным и национальным движением в Карпатах: портреты священников и деятелей истории, литературы, религии, искусства; виды городов, сел, этнографические типы, а также карты, схемы, диаграммы;

-    научно-справочный, предназначавшийся для выдачи разного рода библиографических справок о книгах, рукописях и рисунках; с этой целью составлялась аннотированная картотека;

-    кабинеты писателей. Каждому писателю в музее отводился отдельный кабинет, дававший полное представление о его рабочей комнате.

Летом 1917 г. экспонаты музея были сданы на хранение в ломбард, и с тех пор судьба их неизвестна, очевидно, они погибли в Гражданскую войну.

Наряду с созданием музея, Федором Федоровичем было задумано и начато издание 30-томной "Библиотеки карпато-русских писателей”, боровшихся за русскую идею, русское имя, русскую веру, язык и литературу в Карпатской Руси. Эта "Библиотека” представляла собой сочинения карпаторусских писателей под редакцией Ф.Ф. Аристова, которому удалось опубликовать из этой серии сочинения А.В. Духновича, О.А. Мончаловского, А.А. Полянского, Д.И. Маркова. В набор был сдан 4-й том полного собрания сочинений писателя-священника В.Д. Залозецкого, как дополнение к трем томам, изданным во Львове в 1910 году. Книга, однако, не была напечатана, как и не были также изданы подготовленные к печати полные собрания сочинений О.А. Мончаловского, М.Ф. Глушкевича. кроме этого Ф.Ф. Аристов опубликовал ряд научно-критических очерков о А.И. Добрянском, Б.А. Дедицком, М.Ф. Глушкевиче, Ю.А. Яворском, И.И. Шараневиче, А.А. Полянском, А.Ф. Кралицком и задумал создать книгу о В.Р. Ваврике, А.В. Карабелеше и других. С предложением о популяризации кар-паторусской литературы в России он обращался в своем письме к М. Горькому 16 июня 1928 г.

Обложка 1-го тома книги Ф.Ф. Аристова „Карпато-русские писатели’’, вышедшего в 1916 году в Москве и переизданного американскими карпа-тороссами в 1977 году.  Изображены (слева сверху по часовой стрелке):    А.И. Добрянский, Д.И. Зубрицкий, Я.Ф. Головацкий, А.С. Петрушевич, И.Г. Наумович, В.Д. Залозецкий, Н.Л. Устианович, И.Н. Гушалевич, Б.А. Дедицкий, В.И. Хиляк, А.А. Полянский, Ф.И. Свистун, О.А. Марков, Д.А. Марков, М.Ф. Глуш-кевич, Ю.А. Яворский, О.А. Мончаловский, Д.Н. Вергун, И.И. Процык, В.Ф. Луцык, Г.И. Купчанко, Е.А. Фенцик, И.А. Сильвай, А.Ф. Кралицкий, И.И. Раковский, А.В. Духнович.

В течение всей жизни Ф.Ф. Аристов, кроме колоссальной научно-педагогической работы, принимал самое деятельное участие в общественной жизни страны, уделял неослабное внимание созданию различных организаций славистов. В 1908 году в Москве им было создано всеславянское студенческое общество "Славия”, в котором он являлся председателем. Позднее Федор Федорович исполнял обязанности секретаря политического общества "Славия”, от имени которого и направил письмо Л.Н. Толстому. Онтакже принимал участие в работе Славянского вспомогательного общества, Галицко-русского общества, Словацко-русского общества им. Л. Штура, Русско-чешского общества памяти Яна Гуса, Русско-Хорватского общества памяти Крижанича, был секретарем Московского отдела Всероссийского попечительства о пленных славянах, заведовал славянским отделом в журнале "Русский архив”, был редактором журнала "Славянское объединение", являлся секретарем "Общеславянских трапез”. "Общеславянские трапезы” возникли перед Первой мировой войной с целью обсуждения славянского вопроса и объяснения русскому образованному обществу значения роли России в славянском мире. Таким славянским собраниям придали характер трапез, на которых могли бы объединиться участники московских славянских обществ. На каждой трапезе Ф.Ф. Аристов читал доклад по славянскому вопросу, а речи участников публиковались в журнале "Славянское объединение", выходившем в 1915 году под редакцией ученого.

После революции, продолжая создавать оригинальные научные труды, Ф.Ф. Аристов нигде не мог их опубликовать, т.к. их судьбу нередко решали партийные малограмотные выдвиженцы. При тоталитарном режиме фактически при отсутствии свободы слова, при безграничной власти кадровых "ученых", боявшихся противоречить установкам свыше, никто не имел ни малейшего представления ни о карпаторусской проблеме, ни о трудах Ф.Ф. Аристова. Мне не только как исследователю, но и прежде всего как дочери своего отца, приходилось заниматься развитием этой отрасли науки нелегально, в одиночку, выдерживая незаслуженные упреки и бесчисленные отказы советских газет, журналов, издательств в публикациях; только ”Журнал Московской Патриархии” разрешал мне оставаться самой собой: излагать правду о карпаторусских деятелях. Ради развития идей отца я в течение 30 лет занималась сбором документов в государственных и семейных архивах Закарпатья и Прикарпатья, детальным изучением надгробий и эпитафий на многочисленных сельских кладбищах края, а также историко-этнографических и литературных памятников культуры. Именем Ф.Ф. Аристова мне всюду радушно открывались двери, особенно среди старожилов, с которыми меня свела счастливая судьба.

Мне удалось научно-документально подтвердить ту истину, что, находясь в составе Австрийской империи, карпаторусское население мужественно отстаивало идею национально-культурного единства с Великой, Малой и Белой Россией в противоположность русофобам, ориентировавшимся на самостийность в пользу Запада, в основном за материальную выгоду. Таким образом, в крае к концу 80-90-х годов XIX столетия столкнулись два враждебных непримиримых направления: сторонников общерусского единства и сторонников ориентированной на Запад самостийности. Местные власти при активной поддержке русофобов и по их доносам объявили всех приверженцев общерусского направления государственными изменниками, а их руководителей и участников судили на многочисленных процессах "о государственной измене”, вынося приговоры вплоть до смертной казни. Особенно нашумел во Львове в 1882 г. "процесс Ольги Грабарь”, названный в честь самоотверженной женщины-участницы русского движения под руководством ее отца-закарпатца Адольфа Ивановича Добрянского-Сачурова. Среди подобных процессов следует отметить Мармарош-Сиготский в 1913 г., открытый венгерскими властями против иеромонаха Алексия и 94-х русских крестьян. В 1914 г. власти инспирировали во Львове процесс о "государственной измене” против журналиста-патриота С.Ю. Бендасюка1), священников М.Т. Сандовича, И.Ф. Гудимы и студента В.А. Колдры. Во время Первой мировой войны проходил процесс по делу доктора богословия К.Д. Богатырца и товарищей. Из 23-х общественных и культурных деятелей Галичины и Буковины 16 были приговорены к смертной казни. Будущих карпатоведов ждут исследования нескольких венских процессов над русинами, обвиняемыми в приверженности к идее общерусского единства.

1)Семен Юрьевич Бендасюк (1877-1965) — видный галицко-русский народный деятель, автор "Грамматики русского литературного (общерусского) языка для русских в Галичине, Буковине и У грин", а также трудов общерусского нанравления — "Австро-Угорщина и Талергоф", "Историческое развитие украинского сепаратизма”, "Общерусский первопечатник Иван Федоров и основанная им братская Ставропигийская печатня во Львове” и др.

 Не удовлетворившись результатами судебных процессов, власти Австро-Венгрии в тесном содружестве с местными русофобами перешли к открытому геноциду, и карпатские земли покрылись виселицами. Только в одном селении Камен-Броды в Галичине палачи через единственную петлю повесили 70 крестьян на глазах их матерей, жен, детей, а затем убитых докалывали штыками. Мне удалось разговаривать с одним из свидетелей этой жестокой расправы, сообщившем многие подробности, о которых невозможно вспоминать. Мирное население подъяремной Руси уничтожали в страшнейших концлагерях (Талергоф, Терезин и др.). Сегодня Талергоф называют предком Бухенвальда (открыт в 1914 г. близ г. Граца в Австрии).

Собранный мною материал о крае при неоценимо огромной помощи В.Р. Ваврика, Р.Д. Мировича, Р.Я. Луцыка, О.Ю. Луцыка, С.Ю. Бендасюка, Б.В. Труша, Б.Ф. Гиссовского и многих других, учитывая актуальность проблемы, позволяет по-новому рассматривать сохранившиеся от конфискаций и от гибели уникальные печатные и рукописные труды Ф.Ф. Аристова и начать их поэтапную публикацию. Так, в авг. 1993 в Москве была переиздана совместно с С.В. Шараповым брошюра "Русское религиозное и национальное самосознание" (Тифлис 1918 г.), имеющая основополагающее значение как для ученых-славистов, так и для учащихся духовных школ, гимназий, семинарий.

Подготовленный к. изданию труд Ф.Ф. Аристова " Литературное развитие Подкарпатской (Угорской) Руси” представляет определенный интерес не только для общего ознакомления с малоизвестной проблемой, к тому же запутанной советскими "учеными", но и для нормального, без лжи и фальсификации развития карпатоведения. В этой работе подробно рассмотрена деятельность незаурядных идейных борцов-подвижников, бессмертных патриотов, лидеров и участников общерусского национально-культурного движения в Карпатах, их мужественная борьба за единую Русь, русский язык и литературу, за русскую Православную веру, за право называться русскими и вносить вклад в общерусскую сокровищницу культуры.

Вторая половина XIX века ознаменована национальным возрождением Угорской Руси. Писатели перешли к родному русскому языку. Гордое знамя русской идеи в Подкарпатье высоко подняли в этот период писатели общерусской ориентации: А.В. Духнович, А.В. Попович, И.И. Раковский, И. Дулишкович, А.И. Добрянский-Сачуров, А.И. Павлович, А.Ф. Кралицкий, И.А. Сильвай, А. Митрак, Е.А. Фенцик.

Публикуемое исследование профессора Аристова восполняет существенный пробел в необходимых знаниях о литературе и языке угорских русинов, являясь долгожданной эстафетой для современных и будущих преемников, независимо от политических веяний. Сам Ф.Ф. Аристов никогда не признавал исследований, написанных по требованию дня, часто повторяя: "Пусть этот вопрос не модный и не хлебный, сознание честно выполняемого национального долга сторицей вознаграждает за все трудности и лишения пройденного научного пути".

Издание "Литературного развития Подкарпатской (Угорской) Руси" посвящается 105-летию со дня рождения (14 окт. по старому стилю) Федора Федоровича Аристова. Такая публикация явилась бы для ученого самым дорогим подарком, незабываемым счастьем.

17 сент. 1993.                                                                                                  Татьяна Ф. Аристова

доктор исторических наук

Продолжение

Оглавление всей книги

 

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас один гость и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте