В.Н. Черепица. Гродненский исторический калейдоскоп. Глава 5. - 5.4. Генерал С. В. Козлов – воин, историк и писатель

Автор: Валерий Черепица

 предыдущее   -  в начало главы  -  далее

5.4.  Генерал С. В. Козлов – воин, историк и писатель

С.В. Козлов В занятиях историей часто бывает такое, когда в поисках своего заветного нередко «наталкиваешься» на факт, события или имя, на первый взгляд ничего не дающие в решении поставленной задачи. Казалось бы, чего проще в данной ситуации – не твое, а значит двигайся вперед. Однако внутреннее   исследовательское   чувство,   запавшее   на   чем-то   и   по-своему интересном в данной ситуации, вдруг начинает нашептывать тебе: «Не спеши, погоди, а вдруг это вроде бы случайно найденное еще тебе пригодится». Так было и в случае с С. В. Козловым – жертвой революционного террора 1905– 1907 годов, но никак не подходившего мне тогда для исследования темы по территориально-административному принципу (Гродненская губерния). И только одно, а именно – широта натуры Козлова, увлеченность его биографией генералиссимуса А. В. Суворова продолжало поддерживать интерес к этой личности. И уже через непродолжительное время, опять-таки через Суворова удалось узнать о родственных связях между Козловым и Столыпиным. Оказывается, биограф Суворова был женат на правнучке генералиссимуса – Александре Александровне (Суворовой-Рымникской). Жена П. А. Столыпина Ольга Борисовна Нейдгарт также приходилась правнучкой великому полководцу, а Алексей Александрович Столыпин был адъютантом Суворова.

Что же удалось узнать о самом С. В. Козлове. Родился он 23 июля 1853 года в Петербурге в семье гвардии полковника Владимира Павловича Козлова и Орловой Марии Сергеевны. Окончив в 1872 году с отличием Пажеский императорский корпус, С. В. Козлов был произведен в корнеты лейб-гвардии конного полка, в котором он пробыл, однако, сравнительно недолго: начавшаяся вскоре после этого война России с Турцией вызвала огромный патриотический подъем у офицерской молодежи. И наш герой не захотел оставаться в Петербурге тогда, когда его товарищи-офицеры проливали кровь за отечество, и перевелся во Владикавказский конный полк Терскаго казачьего войска. После сражений под Плевной в конце ноября в 1877 года С. В. Козлов был послан генералом Крюдинером, при котором он состоял ординарцем, лично доложить императору Александру II о результатах сражений под этой турецкой крепостью. После чего императором было поручено поблагодарить от высочайшего имени те войсковые части, при которых он был ординарцем; кавказскую бригаду и отряд генерала Скобелева. Исполняя это высокое поручение, Козлов, находясь при рекогносцировке у Ловче, получил от генерала Скобелева приказание снять кроки с укреплений неприятеля. Обладая даром рисования, офицер исполнил это поручение в течение двух часов, находясь все время под огнем турок. За свои героические подвиги 24-летний офицер был награжден орденом Св. Анны и Св. Станислава с мечами и бантами, а также чином воинского старшины. По окончании войны С. В. Козлов сначала был прикомандирован к штабу войск гвардии Петербургского военного округа, а вскоре после этого переведен на гражданскую службу в министерство государственных имуществ чиновником особых поручений VI класса, с переименованием в гражданский чин. Пробыв на гражданской службе около шести лет, Козлов в 1885 году вновь перешел на военную службу адъютантом к командующему войсками Виленского военного округа. Зарекомендовав себя с лучшей стороны и на этой должности он через пять лет командируется в Мервскую область, а потом ему поручают исправление обязанностей начальников уезда Краснозаводского и Тедженского уездов. За умелое   руководительство   указанными   уездами   офицера   через   полгода производят в полковники и вскоре назначают штаб-офицером для особых поручений при начальнике Главного штаба. После службы в этой должности в 1903 году он получает чин генерал-майора.

С началом русско-японской войны его назначают на службу в распоряжение наместника императора на Дальнем Востоке адмирала Е. И. Алексеева. Там С. В. Козлов принимал активное участие в военных действиях. Сначала он был назначен состоять в военных агентах, командированных иностранными государствами в российскую армию, потом Козлов находился в распоряжении генерала барона Штакельберга, принимал участие в ряде сражений с японцами при Вафангоу, Вафандзянды и Дашичао. Получив под личное командование казачью бригаду, он жаждал показать себя в самом лучшем виде, но принять участие в боевых сражениях он так и не смог. Из-за тяжелой четырехмесячной болезни вынужден был покинуть театр войны, возвратясь в Петербург совершенно больным. Боевые подвиги генерала в Маньчжурии были оценены по достоинству. Он был награжден орденами Св. Владимира 3-й и 4-й степени с мечами, а также золотым оружием с надписью «За храбрость». До и было за что: не раз во время боя, как свидетельствовали очевидцы, бросался вперед на врага, и солдаты, видя как самоотверженно ведет себя в бою генерал, следовали с удвоенной храбростью за своим великаном- командиром. Фигура С. В. Козлова – красавца огромного роста, как нельзя лучше подходила для воодушевления солдат: его издали весьма хорошо было видно, а так как он всегда был впереди во время боя, то и нижние чины смело шли за ним в атаку и добивались успеха.

Не даром же именно ему было приказано бароном Штакельбергом в одном из боев вести обратно в бой части, отступившие ранее, и генерал Козлов воодушевил солдат своим примером, а враг не выдержал атаки русских и тут же отступил.

Не только храбрым воином, но и замечательным писателем и историком являлся Сергей Владимирович Козлов. Будучи женатым на правнучке знаменитого фельдмаршала Суворова – княжне Александре Александровне Италийской, графине Суворовой-Рымникской, он посвящал все свое время сбору сведений о знаменитом прадеде жены и составил их огромную коллекцию. Последняя представляла собой действительно выдающуюся редкость, ибо в ней среди других экспонатов имелась такая вещь, как, например, карта Италии, по которой великий полководец осуществлял победоносное наступление русских войск. Его перу принадлежат и многие трактаты и брошюры, посвященные памяти Суворова, из которых одна под названием «Изображение Суворова» была благосклонно принята императором Александром III, велевшим поблагодарить отставного генерала за его замечательный труд. По высочайшему повелению он был командирован в 1899 году во Францию, Италию, Швейцарию для собирания и обработки материалов для написания монографии «Поход Суворова в Швейцарию». Годом раньше он присутствовал в качестве представителя России в Швейцарии на торжественном открытии памятника, сооруженного на С. Готарде у Чертова моста в память перехода через него в 1799 г. русских войск под начальством Суворова.

Однако не только составлением биографии Суворова занимался Козлов, ему также принадлежали труды и в других областях исторической науки, к сожалению, многие из них остались незавершенными. Это «История Древней Эфиопии и Абиссинии», «История Древней Азии», переводы с английского языка книги Робертса «41 год в Индии» (по распоряжению военного министра), труда  Нормана  «О  России»  (по  распоряжению  главного  штаба),  брошюра «Китай. Гражданское и уголовное законодательство» (составлена по приказанию военного министра), брошюра – разбор отчета путешественника Булатовича «От Энрото до реки Баро». Особое место в работах Козлова занимает труд «Суворов в его изображениях» на русском и французском языках, а также многочисленные статьи: «Взятие Суворовым Праги», «О селе Кончанском», «О Абиссинии» и др.

С ранней молодости этот человек был любим всеми, кто его знал по жизни и с кем ему приходилось соприкасаться по службе: человек добрый, чуткий – он охотно шел навстречу просьбам людей, обращавшихся к нему за помощью и делился с ними всем, чем только мог. Но людская зависть часто отравляла ему жизнь. Дважды он выходил в отставку вследствие козней злых людей, но потом был принимаем обратно, благодаря заступничеству тех, которые хорошо знали этого доброго человека.

Незадолго до своей смерти С. В. Козлов жил на даче в Петергофе, завершая свой труд «История Эфиопии и Абиссинии» и мечтая поскорее выйти в отставку, с тем чтобы мирно поселиться навсегда в Петергофе. Никаких предчувствий у него никогда не было, да и не могло быть. Он никогда никому не делал зла и вправе был ожидать, что и ему отплатят тем же. Впрочем, в последние дни во время прогулок в парке он не раз замечал, как вокруг него крутились какие-то неприятные личности. Но генерал, конечно же, не придавал этому особого значения, ввиду того, что в Петергофе вечно бросались в глаза какие-то люди: не то нищие, не то сыщики. В самый же день гибели генерала одна знакомая, гадая ему на картах, предсказала «смерть», но не ему лично, а какой-то даме, и поэтому немного встревоженный генерал попросил свою жену беречься, думая, что предсказанная опасность может относиться к ней. В роковой день 1 июля 1906 года он хотел поехать в город и подать в отставку, но отложил это до другого дня. Вечером он был как-то особенно грустен и захотел пойти с женой на музыкальное представление, проходившее в нижнем парке. На концерте они оставались не особенно долго и из-за начавшего накрапывать дождя вскоре решили направиться домой. Генерал пошел вперед, идя в нескольких шагах перед женой, с тем чтобы вызвать экипаж, но ввиду их значительного движения приостановился около дерева при выходе, чтобы дать немного уменьшиться экипажному наплыву. Этим моментом воспользовался высматривающий его революционер-террорист, следовавший за ним по пятам и думавший, что перед ним генерал Трепов – бывший московский обер-полицмейстер,   генерал-губернатор   Петербурга,   а   в   обозначенное   время товарищ министра внутренних дел, заведующий полицией и командующий отдельным корпусом жандармов. Подскочив к генералу спереди, убийца, а им оказался некий Васильев, внезапно трижды выстрелил из браунинга ему в грудь и голову, после чего бросился отстреливаясь бежать. Задержанный публикой убийца был препровождѐн в полицейский участок, где на предложенные вопросы ответил, что убил «кого надо». Спустя непродолжительное время революционер-террорист Васильев был казнен.

На момент гибели генерал-майору С. В. Козлову было 53 года. Он был полон сил и планов относительно дальнейшей литературной и научной деятельности. Однако им, к сожалению, не удалось свершиться. Остались лишь незавершенные рукописи, а его коллекция предметов, имевшая отношение к жизни А. В. Суворова и его эпохе, не принятая по каким-то соображениям военным министерством в фонды Суворовского музея, со временем постепенно разошлась среди родных и близких генерала.

Жена С. В. Козлова – Александра Александровна Суворова-Рымникская (не дочь, как в некоторых источниках, а правнучка великого полководца) родилась в 1844 году (т. е. была на девять лет старше своего мужа) от брака внука А. В. Суворова – Александра Аркадьевича с Любовью Васильевой Ярцевой. Умерла же она в 1927 году. У супругов Козловых были две дочери: Мария, фрейлина, замужем за графом Ф. Н. Литке, а также Апполинария – ее вторым мужем был В. К. Небольсин. По некоторым сведениям гродненский губернский инженер В. Ф. Небольсин (1822–1900), похороненный на старом городском православном кладбище, приходился последним родственником [139, с. 87–88].

За заслуги перед Отечеством С. В. Козлов был награжден следующими орденами Российской империи: Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом (1878), Святого Станислава 2-й степени (1886), Святой Анны 3-й степени с мечами и бантом (1877), Святой Анны 2-й степени (1895), Святого Владимира 4-й степени (1906), орденом Святого Владимира 3-й степени с мечами (1905), а также золотым оружием «За храбрость» (1904). Были у него и награды иностранных государств: Абиссинский орден Печати Соломона 2-й степени (1869), Бухарский орден Золотой звезды 2-й степени (1869), французский офицерский крест ордена Почетного Легиона (1897), Аварийский орден Железной короны 2-го класса (1901), Испанский орден Карлоса III (1901), Черногорский орден князя Даниила 12-й степени (1901), Папский орден Пия IХ командорский крест 2-го класса (1902), Саксен-Веймарский орден Белого Сокола со звездой (1901) [162].

П. А. Столыпин, назначенный 26 апреля 1906 года министром внутренних дел страны, разумеется, не мог не знать об убийстве генерала Козлова, но масштабы революционного террора в ту пору были столь огромны, что откликнуться на эту трагедию не мог чисто физически. А через месяц с небольшим (12 августа) было совершено покушение на жизнь самого министра. В результате взрыва, устроенного террористами на его даче на Аптекарском  острове,  оказалось  27  убитых  и  32  ранены.  Пострадали  дочь Наташа и сын Аркадий. Россия находилась тогда на краю пропасти [114, с. 134– 135.].

 

предыдущее   -  в начало главы  -  далее

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.