О древнейшем существовании русской народности в Галиции, губерниях Люблинской, Седлецкой и других местностях Привисленского края. Выпуск 1-й. ЧАСТЬ II. (продолжение)

Автор: Архиепископ Модест (Стрельбицкий)

 

Архиепископ Модест (Стрельбицкий)


О ДРЕВНЕЙШЕМ СУЩЕСТВОВАНИИ РУССКОЙ НАРОДНОСТИ В ГАЛИЦИИ, ГУБЕРНИЯХ ЛЮБЛИНСКОЙ, СЕДЛЕЦКОЙ И ДРУГИХ МЕСТНОСТЯХ ПРИВИСЛЕНСКОГО КРАЯ.

- ПРОДОЛЖЕНИЕ ЧАСТИ II -
(предыдущая часть)

ОГЛАВЛЕНИЕ ВСЕЙ КНИГИ

Окрыть сборку в формате PDF, составленную по номерам "Вестника" за 1880-1883 г.г.   

 

  ЧАСТЬ II.

(Продолжение Части II. Первые главы )

 

IX. О РАСПРОСТРАНЕНИИ ХРИСТИАНСТВА В ПОЛЬШЕ И РОССИИ.

Когда христианство стало распространятся в Польше и России?

Около половины IX века, когда из Константинополя высланы были в Моравию для распространения христианства св. Кирилл и Мефодий, свет христианства стал просвещать Польшу и соседнюю с нею Русь.

В каких отношениях находились между собою в это время Церкви Восточная и западная?

Они были в единении между собою, как части вселенской церкви, и по делам веры сносились, как равная с равной. Ни восточная церковь не была подчинена западной, ни Западная Восточной. Впрочем, Римская церковь издавна, особенно в IX веке в лице Папы Николая I, старалась подчинить своей власти восточную. В половине XI века папа Лев IX своим высокомерием положил начало печальному отделению Западной церкви от восточной, продолжающемуся до настоящего времени.

С какого времени и откуда славянские народы стали принимать христианскую веру?

С половины IX века свет христианства с востока—из Константинополя стал распространяться по всем славянским племенам, в Киеве, Болгарии, Боснии, Кроатии, Далмации, Иллирии, Польше и соседней с нею Червоной и Волынской Руси. Постоянные торговые сношения с греками, особенно проповедь славянских первоучителей Кирилла и Мефодия, были ближайшею причиною распространения православной веры между ними. Сами славянския племена желали получить христианскую веру от Греков, а не от Римлян.

Какие тому причины?

Причины нежелания славянских племен принять христианскую веру с Запада заключаются в вероучении западной церкви и в действиях Западных миссионеров. На Западе с IX века стали изменять учение вселенских соборов об «схождении св. Духа. Вопреки ясному учению Спасителя, что Дух Святой исходит от Отца, Запад учил и ввел в символ веры, что Дух Святой исходит от Отца и Сына. Кроме того, на Западе учили и требовали, чтобы Богослужение для обращаемых народов совершалось на Латинском языке. Западные миссионеры в обращении язычников ко Христу не считали злом употреблять насилие и меч, часто изгоняли греческих миссионеров из мест их проповеди и крещёных ими крестили снова, как язычников, брали с верующих десятины. Князья обращенных народов славянских должны были находиться в вассальном отношении к Немецким Императорам. Словом, в религии Запада славяне видели для себя невыносимое иго, лишающее их нравственной и политической свободы. Напротив, восточные миссионеры употребляли христианскую веру для нравственного возрождения человечества вообще и в частности славянства, для пробуждения в обращенных высшего проявления нравственной свободы. Эта свобода давала христианам право совершать Богослужение на родном наречии и сохранять народные обычаи, непротивные духу св. веры. О политическом подчинении не было речи. Вследствие этого православная вера, проповеданная славянам греками, привлекала к себе их сердца. Им было любо славить Бога на своем языке. Они хвалились христианскою верою, полученною от греков, как знаком, вывеской своей политической и нравственной свободы, славою и величием своей народности. Православная вера, выражающаяся в греко-славянском обряде, совпала, так сказать, с нравственными требованиями и природою славян. И: потому-то она постепенно и в тоже время свободно, без насилий, распространилась в Болгарии, Моравии, Сербии, Польше п в России.

В каких пределах была Польша и соседняя с ней Русь, когда св. Кирилл и Мефодий насаждали в них православную веру?

В означенное время Польша была незначительна, собственно по Вислу с главными городами: Гнезно, Познань и Крушвица. До Пястов история не имеет ясности в определении границ Польши. С Мечислава I собственно начинается история Польши и определение ее границ. Что же касается пределов тогдашней Руси, то они определялись сами собою, русской народностью и самым названием: Русь, или частные Волыняне, Бужане, Древляне, Карпатская Русь, впоследствии Красная Русь, Черная Русь, Белая Русь, малая Русь, великая Русь и проч. Средоточием всех русских племен был Киев. История свидетельствует, что в пределах Моравской Епархии, где проповедовали Евангелие Кирилл и Мефодий с своими учениками, кроме Моравского великого княжества и Польши состояла соседняя с Польшей Русь по рекам Бугу и Стыри 1). А Буг и Стырь, как известно, протекают по русской Галиции, отделяя ее от Польши, по губерниям волынской, люблинской и седлецкой2). Эти местности и составляют окраины соседней с Польшей Руси. Волынь с древнейших времен граничила с Польшей. Название она получила от города Волыни. А Волынь или Волгин с крепостью находился на западной стороне реки Буга, при устье реки Гучвы близь нынешнего уездного города Грубешова люблинской губернии. Город Волынь в 981 году был взят и разрушен Киевским князем св. Владимиром. Обширный вал с особенным славянским городком и с множеством могил внутри этого вала видны и доселе. Вместо древней Волыни, св. Владимир выстроил по другую сторону Буга новый город и назвал его по своему имени г. Владимиром. Этот город отстоит от Грубешова в 31 версте3). Самый город Грубешов, граничащий с развалинами г. Волыни и г. Владимиром Волынским, правильнее должен называться или носить древнее название—Рубежов, и был рубежом, — границею Руси от и Польши. От города Волыни, как сказано, вся область по обе стороны р. Буга носила в древности название Волыни. Галицкий историк Денис Зубрицкий в своей критико-исторической повести о Червоной Руси говорит: „река западный Буг не может признаваться правильною границею Волыни, потому что, как известно, Бужане, одни из коренных обитателей и поселенцов Волыни, жили по обеим сторонам Буга, следов. их территория простиралась за Буг к реке Вепру 4). Это подтверждается свидетельствами польских писателей, которые говорят, что Волынь простиралась по обе стороны р. Буга, а именно простирались нынешние волынские уезды, Луцкий, Кременецкий, Владимирский вместе с землею холмскою5), а равно— и тем, что самый город Волынь существовал на западной стороне Буга6). За Волынью следует по Бугу и Стырю так называемая Червонная Русь, которая тоже входила в состав Моравской или Мефодиевой Епархии. В 981 году св. Владимир взял обратно, занятые при Олеге поляками, Червенские города.

1) См. Космы, Богемскаго лѣтописца: Scriptores rerum Воhemicarum. Tom. 1, стр. 168—172.
2) Памяти, кн. люблин. губ. на 1881 г. стр, 107, Епсу- klop. Powszechna Tom IV, 1860, стран. 575. 176; Bug. Tom, XXIV, стр. 272: Styr.
3) См. Исторія Галицко-Владимірекой Руси, И. Шареневича, Львовъ, 1868 г., стран. 15, ирнмѣч. 21.
4)Рѣка Вепрь получает начало в Томашевском уезде люблинской губернии и протекает около Красноброда, Щебришина, Тарногоры, Избицы, Красностава, Бискуницы, Лучной (Ленины), Любартова, Конца, затем возвращаясь (на запад течет около Лысобок, Баранова, Бобровник и около Ивангорода впадает в Вислу Eucykl. Powsz. Tom, XXVI, стран. 945: Wepr.
5) Тамъже, Tom. XXVII; стран. 460: Wlodzim. Ksicztwo na Wołyniu.
6) Очерки изъ Исторіи нравосл. церкви, на Волыни, Жи- тошръ 1878 г., стран. 23. примѣч. 2. Критико-историч. изв. о Червоной Руси, Зубрицкій Москва, 1845 г. стран. 17—24.

Эти города следуют непосредственно за Волынью. Главный город Червень лежал между нынешними посадами Тышовцами и Уханьем Томашевского уезда Люблинской губернии. Между этими, бывшими в древности городами, есть село Чермно при той же реке Гучве, при которой стоит п Грубешов. Находящияся и в настоящее время около Чермно и Тышовец развалины древней крепости и замка, а равно и народное предание служит подтверждением вышесказаннаго1). Симеон Старовольский (+ 1656), один из лучших польских географов в своем сочинении под заглавием: Польша или описание королевства польского (1632 г.) описывает границы Червонной Руси следующим образом: „Червонная Русь, эта богатейшая провинция, текущая медом и млеком, граничит с юга с Венгрией, Молдавией и Бессарабией, с Востока — степями Скифии и могущественным царством Московии, с севера Белою Русью, лежащею при реках Стыри и Припяти, с запада Малою Польшей; отделена от неё реками Вислокой (Вислока, а не Вислок) и Вепрем и заключает в себе сем обширных провинций2). „Мы имеем доказательства, говорит Зубрицкий, что русины имели свои поселения по левую сторону реки Вепра, именно в окрестности Люблина и в самом Люблине, даже около Казимира, и в самом Казимире на Висле. Что люблинская область с древних времен была населена русскими, об этом к прежним доказательствам присовокупляются еще новые свидетельства. Иоанн Кразинский, уставщик и каноник в Кракове и Гнезне (+ 1612), в своем сочинении под заглавием: „Polonia, Польша“, отпечатанном в Миклеровском собрании, книг. 1, стран. 418, описывает границы русинской или русской страны следующим образом: „Она (Русь) заключается в обширнейших границах, разделяется на две области. Одна—Роксолиния—граничит с Карпатскими горами начинаясь недалеко от города Кракова, тянется по реке Тярть к области Валашской и другой стороной к Днестру „Черному морю и идет по обоим берегам Axiacis. Эта область считается частью королевства Польского. Другая простирается от Днепра к Дону и находится во власти князей великой Московии. Первая, которую мы описали, заключает в себе области: львовскую, люблинскую, Белсенскую (Белзскую), также Подол, Волынь, Киевскую область, Черкасы и Подляхию (Подлясье) 3). Высокоученый Польский муж Вацлав Александр Мациеский в своем сочинении: Pierwotne dzieje Polski i Litwy (первобытная история Польши и Литвы) 1836 г. стран. 374, приводит официальный документ, изданный в печати Мураторием. Этот документ описывает границы Польши при Мечиславе I (970—992), где русская страна простирается до Кракова4). После этого нам становится понятным, какие окраины Руси граничили с Польшей, когда св. Кирилл и Мефодий выступили с проповедью Евангельской между славянскими племенами.

1) См. Исторія древняго Галицко-Русскаго Княжества. Дениса Зубрицкаго, Часть 1, Львовъ, 1852 года, стран. 166, примѣч. 59. Холмская Епархія, ІІетрушевича Львовъ: 1867г. стран. 12, примѣч. 16, Галицкій Истор. Сборникъ, вын. 1, Львовъ, 1854 г., стран. 114.
2) Вѣстникъ юго-западной и западной Россіи, Кіевъ, ноябрь. 1864 года, стр. 100, 101. статья Дениса Зубрицкаго: границы между русинскою и польскою націями въ Галиціи.
3) Вѣсти, югозападной и западн. Россіи, Кіевъ, 1864, Ноябрь. стран. 102. въ примѣчаніи, стран. 104.
4) Тамъ же, стран. 91, 105. Истор. первобытной церкви у славянъ Мацѣевскаго, Варшава 1840 г. стран. 103 — 106. Холмская Енархія и святители ея, ІІетрушевича, Львовъ, 1867 г. стран. 2.

Как совершился вызов из Константинополя Кирилла и Мефодия для проповеди Евангелия между славянами?

Около 862 года моравские князья Ростислав и Святополк, слыша о просвещении христианской верой болгар и хазарской страны, послали послов в Константинополь, и просили Императора Михаила дать им такого учителя, который научил бы их народ св. вере. „Наш парод, писали князья, отвергся идолопоклонства и желает держаться христианского закона, но не имеет такого учителя, который совершенно научил бы нас той же вере, и нашим языком наставил на благочестивый закон. Итак, молим тебя, Владыко, попекись о нашем спасении, и пошли нам такового учителя”. Тогда царь избрал Блаженного Константина Философа, который в монашестве принял имя Кирилла, и брата его Мефодия, и убедил их принять труд апостольской проповеди между славянскими племенами. „Ибо вы оба из Солуни, сказал царь, а Солуняне все чисто говорят по-славянски”. Кирилл и Мефодий, после поста и молитвы, при помощи Божией, изобрели азбуку и письмена славянского языка, и прежде всего перевели Евангелие от Иоанна начинающееся словами: в начале бе Слово, и Слово бе к Богу..., а потом и другие Богослужебные книги, которые и теперь содержит православная церковь у Болгар, Сербов и Русских, а прежде при Кирилле и Мефодие содержали Чехи, Моравы и Поляки. Мефодий, по смерти брата своего Кирилла продолжал начатое с ним дело распространения православной веры и греко-славянского обряда между славянами, и в продолжение 16-летних его миссионерских трудов много обращено в христианство лиц из Паннонии, Моравии, Польши и других мест его обширной Епархии1). „И рады быша словены, слышаице величия Божия своим языком," говорит наш отечественный летописец, препод. Нестор Печерский2).

Есть ли исторические свидетельства о первоначальном распространении православия в Польше?

Св. Кирилл и Мефодий, проповедуя Евангелие в Моравии, переходили из одной области в другую, и рассыпали проповедников в соседние страны. Эти проповедники повсюду возвещали слово Божее и учили народ на родном его языке3). Один исследователь этого предмета говорит, что Мефодий рукоположил довольное число священников, и потому христианство умножалось более и более... „Яко они всюду христианство по учению греческия Церкви основаху и утверждаху, свидетельствует образ церквей, иже сооружени быша в Силезии, Польше, России и проч. Во вся сия земли посылаху они ироиоведннков"4). История указывает нам имена некоторых из этих учеников св. Мефодия. Так для проповеди в Польше послан был Виснок, а в Хорватии или Червоной Руси—Наврок5). Эти два проповедника не разлучаясь друг от друга, взаимно помогали один другому в проповеди слова Божия, так как Польша и соседняя Русь не препятствовали им своим положением действовать совместно. Это подтверждается и преданием, о котором мы сейчас скажем.

В жизнеописании св. Мефодия, писанном его учеником, сказано: „поганеск князь силен вельми, седя в Вислех, ругашеся христианом и пакости деяше. Послав же к нему Мефодий, рече: добро ти ся бы крестити сыну волею своею, на своей земли, да не пленен нудми (насилием) крещен будеши на чужой земли и помянеши мя. Еяже и бысть” . Полагают, что под словом: в Вислех нужно разуметь г. Вислицы над рекою Недою с левого берега Вислы8). Правда, что, как говорят польские историки, в г. Вислице в IX в. жил князь Вислав из рода Попеля, но не говорят ни о его могуществе, ни о его плене или посылке к нему учеников св. Мефодия с предложением принять христианство7). Притом слово: в Вислех, может быть, правильнее было бы отнести вообще к одному сильнейшему из князей, живших до IX века, по свидетельству истории, по обе стороны Вислы и принадлежавших к роду Попелей и Лехов8). Ученики св. Мефодия могли ходить ко всем этим князьям. На посещение проповедниками одного из них есть указание у польских историков, именно о князе Попеле II. Он, получив княжество после своего отца Попеля I, допустил хитрую свою жену, родом немку, отравить 20 своих дядей, братьев своего отца, и таким образом овладевши всеми уделами, сделался сильнейшим9). Хотя он жил в Крушвице, но господствовал по обе стороны Вислы, след. и над Вислицким княжеством. О его деспотизме и жестокости по отношению к подданным везде было слышно. Расположения к христианству он не имел, даже мешал успехам проповеди учеников Кирилла и Мефодия. Ему не нравилось распространение православной греко-восточной веры в стране.

1) См. Жизнь св. Кирилла и Меѳодія, Москва, 1878 г., стран. 13—15.
2) Лѣтоп. ІІр. Нестора, стран. 13.
3)Очерки изъ исторіи православной Церкви и благочестія на Волыни, ирот. Хойнацкаго, Житоміръ 1878 года стр. 13.
4)Тамъ же, стран. 23. Историч. разсмотрѣніе воироса: есть ли христіанство въ. Богеміи и Моравіи чрезъ Меѳодія по ученію греческія или латинскія Церкви введено?'*. Будинъ, 1724 г. стран. 5.
5)Холм. Мѣсяцесловъ за 1866 г. стр. 101. Холмская епархія и святители ея, Львовъ 1867 г., стран. 1, прим. 1.
6)Святые южныхъ славянъ, Филарета, Архіеп. Черниговскаго, 1865 г. м. Апрѣль, стран. 55. Strzedowski: МогатіаSacra, Tom. II, р. 231. Москвит. 1843 г., III. стран. 430.
7) Холмская епархія и ея святители, Петрусевича, Львовъ, 1867 г. стр. 1.
8)Encykloped. Powszechna Tom XXVI, стран. 337, слово: Walgerz, гдѣ о Вислоцкомъ князѣ Виславѣ.
9)Encykl. Powsz. Tom XXI, стр. 5. Слово: Polska.

 Немецкое происхождение его жены заставляло его с изменою славянской народности и отечеству держать дружбу с немцами, которые помогали ему получить княжество и завладеть прочими уделами; вообще он подчинялся жене, которая, но указанию немцев, вместо него управляла княжеством1). Записанное историками предание о посещении Попеля II учениками Мефодия говорит следующее. К князю Попелю II, жившему в Крушвице, пришли раз два странника, которых молва впоследствии называла то ангелами, то мучениками, то св. мужами. Но эти странники не были впущены в замок жестокого Попеля. Потому-то они пошли к простому селянину Пясту. По преданию Пяст в это время совершал пострижины новорожденному своему сыну, просто сказав, совершал крещение, после которого бывают пострижены. Странники совершили пострижины или крещение сыну Пяста и дали ему имя Земовит или Семовит2). Пяст угостил странников, и они предсказали, что за угощение их Бог Небесный наградит Пяста, и сын его Земовит будет князем. При этом они совершили будто бы чудо. Мед, которым угощал Пяст странников и других гостей, не уменьшался, сколько бы его ни пили. А Попель II, за непринятие путников, за умерщвление родственников, за деспотизм и преданность немцам, был изгнан из отечества и на чужой стороне будто бы съеден мышами, вернее—был убит, а на его место избран Пяст, представитель народа и народности польской. Земовит прадед Мечислава I, крещенный путниками по обряду греко-славянскому, послужил предвестником распространения православия в Польше. Если обратим внимание на обстоятельства, в которых тогда находилась Польша, то мы убедимся, что во времена Кирилла и Мефодия греко-славянский обряд православной Церкви господствовал в Польше. Из выше приведеннаго свидетельства жития св. Мефодия видно, что в Польше тогда были христиане. Они переходили туда из соседней Моравии. В уединенных и безлюдных местах жили пустынники, зашедшие туда или для обращения поляков язычников или по благочестивому настроению. Из лесных тайников христианство посредством проповеди переходило в окрестные места и распространялось особенно между простым классом народа. Народ с услаждением слушал евангельскую проповедь учеников Кирилла и Мефодия. Ему нравилось богослужение на родном языке, а от немецких проповедников польский народ отвращался с ужасом, потому что видел в них своих поработителей и деспотов, навязывавших им религию и обряды на непонятном языке. Притом династия Попелей была слаба, и потому немцы постепенно завладевали польскими племенами, онемечивали и губили их народность. Так под давлением немцев погибли лужичане, мишняне, брогиборжане и сырбовяне. Поэтому, когда Попел II, приверженец немцев, отверг проповедь славянских миссионеров, то поляки сочли это изменой народности и прогнали его в чужую страну, где он и умер, а князем избрали сперва Пяста, принявшего проповедников, а потом Земовита, крещённого проповедниками по восточному обряду. Земовит нравился полякам, потому что он защищал славянские обычаи и народную самостоятельность и был врагом немцев. Земовит возвышался в глазах народа и тем, что принял христианство не из рук немцев, а от славянских проповедников, совершивших пострижины или крещение его 3). Достоийно внимания, что посольство к славянам и в Польшу греческих миссионеров Мартин Бельский полагает при Земовите4). Около 913 года правитель Польши Земомысл или Земислав присоединил к своим владениям некоторые провинции великого княжества Моравского, и желая более привязать к себе жителей его, уже христиан, оказывал уважение к их вере, и чрез то дал христианству возможность еще более распространиться в Польше. Чрез несколько времени многие знатные люди переселились из Моравии в Польшу и потом вызвали оттуда для себя священнослужителей5). К сему времени Госий относит и построение греческой церкви в Кракове во имя Пресвятой Девы Марии6). Таким образом нет сомнения, что гораздо прежде обращения Мечислава, христианство, и именно по восточно православному исповеданию, уже существовало в Польше и многие тысячи христиан находились в Польше и в соседней с нею Руси7).

1) Тамъ же сравн. Kromer. Agrepn. 1562, стр. 35. Космографія Мартина Бѣльскаго, рукопись перевода 1585 года, стран. 161.
2)Холмскій греко-уніятскій Мѣсяцесловъ на 1871, стр. примѣч. 8
3) Encyklop. Powszechna, Tom XXI, слово: Piast.
4) Холмская епархія и ея святители, Петрушевича, Львовъ, 1867, етр. 2—5.
5) Tviese, Kirchengeschichte des Polen, p. 33. Холмскій греко-ун. Мѣсяцесловъ на 1866 г. стр. 105.
6) Ibid. р. 34.
7) Холмскій Мѣсяцесловъ на 1866 г. стр. 105, 106.

 

Принятие крещения Мечислава I.

В начале X века, многие моравские фамилии, убегая свирепства Угров, владевших частью Моравии, поселились в Польше и, как сказано выше, многие духовные лица перешли с ними в великую Хорватию, где теперь Краковское воеводство. Они получили позволение построить для себя в Кракове церковь св. Креста, где отправлялось Богослужение для переселившихся Моравцев. Эти люди духовные и светские, а особенно находившиеся в княжеской службе, или приходившие в край для торговли, имея свободный доступ к Мечиславу I, разъясняли ему заблуждения язычества и величие христианской религии, которая одна может доставить истинное счастье. Убеждения подействовали на Мечислава, и он склонившись к принятию Христианства, пожелал взять в замужество Домбровку  дочь чешского князя Болеслава I. Домбровка, не иначе согласилась вступить в брак с Мечислава, как если он сам и народ Польский примут Христианство. По свидетельству моравских и чешских писателей, Домбровка прибыла в Польшу в сопровождении многих славянских священников для преподания Полякам веры на родном языке. Мечислав принял св. крещение от чешского священника Боговида или Феофана в 965 г. по восточному греко-славянскому или православному обряду. Народ, следуя его примеру, во множестве принимал Св. православную веру 1).

1) Histor. narodu Polskiego, Naruszewicz. Tom. IV, Lipsk, 1836, стр. 17—19. Maciejowskiego, Pierwotne Dzieje Polski i Litwy, Warszawa, 1846 г., стр. 119,120.—Bandkie, Dzieje Królestw. Polsk. tom 1,—1820, стр.140—150.

 

Чем доказать, что Греко-славянский обряд, введенный Кириллом и Мефодием между славянами и в частности в Польше, есть признак православия?

В то время, как Кирилл и Мефодий распространяли православие и славяно-восточный обряд Богослужения, на западе вовсе не было в обычае совершать Богослужения для вновь обращаемых народов на их родном наречии. Распространение греко-славянского обряда в Болгарии, Моравии и Польше встречено западными миссионерами крайне враждебно и сравнивалось с распространением ереси. И наоборот, восточные проповедники обвиняли Римлян того времени в трёхъязычной ереси, потому что, по их мнению, славить Бога можно только на трех языках — Еврейском, Греческом и Римском. Подобного мнения не было в православно-восточной церкви. Следовательно, греко-славянский обряд, распространенный Кириллом и Мефодиев, есть доказательство православия того обряда. Далее известно, что обряд заключает в себе и учение. Богослужение православно-восточной церкви есть сокровищница православного Богословия. Какое учение заключает в себе славянский обряд? Учение не западной, а православно-восточной церкви, тоже самое учение и в тех же выражениях, в каких состоит и теперь богослужебный чин церкви. Для убеждения в этом достаточно сравнить богослужебные книги, переведённые Кириллом и Мефодиев на славянский язык, с богослужебными книгами греческой церкви, чтобы видеть их внутреннее согласие и сходство. Наприм. св. Кирилл и Мефодий перевели с греческого на славянский язык книгу октоих, а книги октоиха вовсе нет в западной церкви. Поэтому нельзя сказать, чтобы славянский обряд был признаком римского католичества, а не восточного православия. А если принять во внимание, что в IX веке на западе стало распространяться учение, что Дух святой исходит и от Сына и что в Богослужебных книгах, переведенных на славянский язык, и в самом исповедании веры Кирилла и Мефодия ясно возвещалось, что Дух святой исходит только от Отца, то не останется места сомнению, что св. Кирилл и Мефодий, греки по происхождению, православные по вере, ввели славянский обряд и с ним православную веру между славянами.

К подтверждению всего сказанного мы приведем кратко ход суда в Риме над Кириллом и Мефодиев за славянский обряд и наконец дело осуждения этого обряда. Сущность того и другого состояла в том, что славянский обряд содержал еще в то время учение противное римскому учению. В деле суда над Кириллом и Мефодиев за славянский обряд в Риме выразилось недоброе мнение и о восточном православии, а в осуждении обряда выразилось различие учения запада от учения Восточной церкви. Замечательно мудро защищали свое дело в Риме славянские учители. Они, будучи вызваны папою, пошли в Рим так как на них жаловались подчиненные Риму западные епископы. Церковь западная тогда еще не отпала от союза с восточною и славянские миссионеры, действуя в западном церковном округе, к которому принадлежала Моравия, должны были давать отчет в своих действиях римской церкви; но этому из-за отказа их идти в Рим могло быть приостановлено дело распространения православия в славянской епархии, тем более, что германские Императоры употребляли все усилия, чтобы покорить своей власти эту соседнюю страну, а зальцбургские и пасавские архиепископы простирали свои притязания на моравскую церковь на том основании, что будто бы христианство введено в Моравию еще прежде, при Карле великом, Арнуном Зальцбургским архиепископом 1).    

Что же говорили в Риме в свое оправдание; Кирилл и Мефодий? Относительно Богослужения на славянском языке они сослались на слова св. Писания. Так псалмопевец взывает: пойте Господеви вся землявоспойте Господеви песнь нову. Воскликните Богови вся землявоспойте и радуйтеся и пойте. Хвалите Господа вси языцы. Всякое дыхание да хвалит Господа2). Апостол Павел в 14 главе послания в Коринф. пишет: кто говорит на незнакомом языкетот говорит не людям, а Богупотому что никто непонимает его,.. Желаю чтобы вы все говорили языками.... 2) (Подразумевается—понятными тем людям, которым вы проповедуете). Относительно вероучения Кирилл и Мефодий говорили, что они содержат Никео-цареградский символ веры и определения семи вселенских соборов. Папа Адриан оправдал св. учителей и положил отлучение на тех, кто запрещал бы славянское Богослужение. Но не так поступали его преемники. После Адриана усилилось отчуждение Рима от восточно-православной церкви, и охлаждение запада к Востоку. По смерти Мефодия стали открыто осуждать и в Риме все миссионерское дело его, обряд и веру славян. В 925 году, в Далматском городе Споилете или Сплете, но настоянию папы Иоанна Х-го, составлен был местный собор, на котором постановлено, чтобы в славянских землях греко-славянский обряд был заменен латинским, как того требовал папа. „Вы должны с присланными к вам епископами, писал папа, смело исправить все в славянской области, чтобы и в ней Богослужение совершалось согласно с обычаями римской церкви - т. е. на латинском, а не на чуждом языке, и таким образом исторгнуть дурной корень в ваших странах. Пана Иоанн XIII, в конце X века писал чешскому князю Болеславу II, чтобы Богослужение в его кафедре не совершалось по обряду или секте народа болгарского или русского, или славянского языка3). В правление папы Александра II (1061—1072), в Сплете снова собрался собор, и на нем положено следующее: „никто не должен совершать Божественную службу на языке славянском, а только на латинском и греческом. Никого из этого языка (т. е. народа) не должно поставлять в священные звания”. Папа сравнивал славян с готами, св. Мефодия—с Арием, который осужден на первом вселенском соборе. К сему присовокупил тогда же силетский архидиакон Фома. „Говорят, что готфския (т. е. славянские) письмена изобретены были каким-то еретиком Мефодиев (т. е. тем самым, которого православная церковь почитает в числе святых). Он много лжи писал против правил католической веры, за что, говорят, Божественным судом наказан скоропостижною смертию”4). Так писал Фома. Итак, в XI веке римская церковь осудила св. Кирилла и Мефодия и назвала их еретиками. А из этого видно, что св. Кирилл и Мефодий распространяли между славянами истинно православное учение и истинно православный обряд. Рим введением в церковь разных новшеств в учении и практике христианства более и более отдалялся, и отделился от единства со вселенской церковью. А св. Кирилл и Мефодий своими писаниями и славянским обрядом доселе служат обличением для запада. После этого можно ли верить в благонамеренность папы Льва XIII и нынешней римской курии, возведших св. Кирилла и Мефодия в святые, после того как его предшественники считали их еретиками? Рим хочет поработить своей власти бывших униатов Холмской Руси славян и совратить в католичество русских галичан, сербов, и болгар и для этого решился осужденных им прежде славянских учителей и славянский обряд признать католическими или униатскими. Эта своего рода ловушка должна быть обнаружена теми, кто знает Рим и его иезуитскую политику.

1) См. Холмскій Грекоуніят. мѣсяцесловъ на 1866 г. стр. 99—100.
2) Псал. 95, 1,-97, 4, 116: 1; 150, 6.
2) I Коринѳ. XIV, 2, 5.
3) Кириллъ и Меѳодій, Лавровскаго Харьковъ, 1873 г. стран. 515, 538. Вѣзтникъ юго-западной Россіи Мартъ 1863 года, Кіевъ, стран. 111—142, статья: „Къ восточной или западной церкви принадлежали св. Кириллъ и Меѳодій".
4 ) Кириллъ и Меѳодій, Лавровскаго, стр. 525—540.

 

Почему и с какого времени в Польше славянский обряд православия стал заменяться обрядом латинским?

Выше сказано, что папы усиливались истребить между славянами греко-славянский обряд вместе с православием. Такое желание они могли осуществить посредством преданных им епископов и немецких императоров и пользовались для того обстоятельствами государств. А Польша тогда находилась в следующих обстоятельствах. С одной стороны к ней примыкала Русь. Св. Владимир после Олега был деятельным собирателем Руси, не любил Запада и его обычаев, старался сделать Русь великою. Мечислав I, к сожалению, держался другой политики. Так как со всех других сторон Польша окружена была немцами или приверженцами папизма и немецких обычаев, то под их напором Мечиславу приходилось сперва соглашаться с папою и немцами, а потом заискивать у них милости и покровительства. Немецкий император имел над ним господство, потому Мечислав I платил ему дань. Он должен был слушать императорского приказа, давать ему войско для войны. А немецкие епископы старались совершенно подчинить его папе, и для этого льстили обещанием исходатайствовать для него у папы королевский титул. А папа не торопился давать этот титул Мечиславу как схизматику или еретику, державшемуся славянского обряда и греческого православия. Нужно было со стороны Мечислава опровергнуть это и в угождение папе изменить православию. Но пока жила дочь чешского короля Домбровка, это трудно было— сделать. Домбровка защищала православие и славянский обряд. Бывшие при ней чешские священники и польский народ противились введению Латинского обряда и римско-католичества. Но по смерти Домбровки слабохарактерный Мечислав I женился па католической монахине родом немке Оде украденной им из монастыря, и по ее влиянию особенно по смерти Мечислава I1) славянский обряд в Польше приверженцы папства стали насильственно изменять на обряд латинский и православие на римскую веру. Все выше сказанное подтверждается историческими свидетельствами Мацеевского и других2).

1) На памятнике Болеславу храброму написано было, что онъ былъ сынъ вѣроломнаго отца, безъ сомнѣнія потому,что Мечиславъ 1 до смерти былъ преданъ славянскому обряду (холмек. грекоун. мѣсяцесловъ на 1871 г. стран. 28, при- мѣч. 9).
2) Maciej owskiego Pierwotne Dzieje Polski i Litwy, Warszawa, 1846, стран. 119—120. Холмскій грекоуніятскій мѣсяцесловъ на 1871 г., стран. 27, 28.

 

Как объяснять утверждение некоторых историков, что христианство введено в Польшу окончательно Войцехом?

Если одни говорят, что христианство в Польше насаждено Мечислава I, а другие—Войцехом, то это не иначе можно объяснять, как только утверждением, что Войцех насильственно ввел латинский обряд в Польшу. Известно, что Войцех хотя был родом чех, но воспитывался у немцев, в Магдебурге, под надзором тамошнего архиепископа Алберта, бывал несколько раз в Риме и в тамошних монастырях. Немецкий Император Оттон и папа прочили Войцеха в Пражского Епископа, в каковой сан и посвящен был он в 983 году. Получив от папы и от императора полномочие проповедовать христианство между славянами, которых тогда на западе считали язычниками, несмотря на то, что они почти повсеместно исповедовали христианскую православную веру, Войцех считал язычниками и поляков, державшихся греко-славянского православного обряда. У потому он не находил другого способа обращать в латинство православных поляков, кроме кровавого насилия. Имея при себе отряд солдат и многих товарищей и сторонников своего дела, он объезжал одну за другою славянские области, истребляя и разгоняя православных епископов и священников. Один современный летописец свидетельствует, что „многим летом минувшим (после кончины славянских учителей св. Кирилла и Мелодия), пришед Войтех Латинский в Мораву и в чехи и в Ляхи, разруши веру правоверну и русскую грамоту отверже, и Латинскую грамоту и веру постави, правыя веры иконы пожже, а епископы посече, а другие разгнав; и иде в Прусскую землю, хотя и тех в свою веру привести, и тамо убиен быеть Войтех Латинский пискуп" 1). Греко-славянские епископы были прогнаны из Паннонии и Польши, но смерти Мечислова I, около 995 года. Краковские летописи относят обращение краковян в латинство к 994-му году, говоря, что в этот год Польша приняла веру католическую. В это именно время вдова Мечислава немка Ода, управлявшая некоторое время Польшей, принесла польское княжество с столицей Гнезном в жертву папе Иоанну XV, на что послана папе и грамота2). С того времени Польша вступила в союз с Римом и папством.

1) Холмск. Епарх. и святители ея, Львовъ, 1877 г. стран. 2, 3. Encykloped. Powszedni., Tom. XXVII, слово: Wojcech.
2) Холмская Епарх., сгран. 5. примѣчаніе 6. Холмскій грекоуніятскій мѣсяцесловъ на 1871 г., стран. 28—29, примѣч. 10.

 

Скоро ли утвердились в Польше латинские обряды и обычаи?

Очень не скоро. Борьба вводителей Латинства с славянским духом тогдашних поляков продолжалась, можно сказать около четырех столетий. Самым ревностным распространителем латинства и западных обычаев был сын Мечислава Болеслав Храбрый. За ревность к католичеству он первый получил от папы титул короля Польского. Болеслав покушался распространить латинство в Киеве, когда сын св. Владимира Святополк вступил в брак с его дочерью. По тайному поручению папы, отправился в Киев вместе с Святополком и его женой латинский епископ Рейнбери, чтобы обращать русских в латинство. Но св. Владимир, проведав об этом, заключил Святополка, с его женой и Рейн Берном в темницу, где этот последний и умер. Болеслав по кончине св. Владимира, вторгся в Киев, освободил из заключения зятя, и в отмщение за это разорил Киев, а на обратном пути овладел Червоною Русью, которая, впрочем, обратно была взята сыном Владимира Ярославом 1, а Святополк умер в Польше1). Болеслав не переставал преследовать поляков, державшихся греко-славянского обряда, и изгнал из королевства всех монахов православных, издавна живших в уединенных местах Польши. Об этом изгнании упоминается в житии преподобнаго Антония Печерского таким образом: „княгиня маляше Князя Изяслава прилежно, да не отгонит гневом своим рабов Божиих (Антония и прочих монахов печерских) от области своея, гнева ради Божия такового, якоже бысть во отечествии ея, в земли Ляхской по отчаинии черноризцев. Бысть бо сия княгиня родом Ляхския земли, дшерь Болеслава Храбраго (Рикса); воспоминание же гнев Божии, иже бысть по отгнанию черноризцев за пострижение преподобнаго Моисея Угрина, егда отец ея Болеслав, изгнавый тех рабов Божиих, смерти напрасной предан бысть (т. е. внезапно умер) и воставшей брани междоусобной велицей, избита людие епископов и боляр своих” 2). Возмущение народа произошло против Латинских епископов и воевод, помогавших водворению латинского обряда в Польше 3).

1) Histor. Naród. Polsk. Naruszewicz. Tom. IV, стран. 21 30. Галицкій историч: сборникъ; Львовъ, 1854 г., стран. 14.
2) См. Житія препод. отца Антонія и Ѳеодосія печ.Кіевъ 1870 г., стран. 12. Холмскій грекоуніятскій мѣсяцесловъ на 1871 г,, стран. 27.
3) Холмск. грекоун. мѣсяцесловъ на 1871 г., стран. 28

 

Почему Болеслав храбрый, не смотря на возмущение народа, насильно распространял римско-католичество в Польше?

К такому распространению римско-католичества Болеслав обязался договором, заключенным в Гнезне в 1000 году между ним и германским императором Оттоном III. По этому договору, вассальные отношения Болеслава к императору отменялись. Оттона присвоил Болеславу имя и достоинство короля, признал его своим другом и союзником. Зависимость польской церкви от магдебургских архиепископов прекращена, и в Гнезно учреждена самостоятельная архиепископская кафедра, на которую возведен брат известного ревнителя папства Войцех, Гавденций. Учреждены королем также латинские епископства—краковское, кольберское и вроцлавское. Король с своей стороны обязался действовать за одно с императором в политике и в религии, и силою оружия, сколько возможно, распространять пределы своих владении в других славянских землях, и наконец, признавши и папу главою всего христианства, король должен был предать себя и народ в полное ему подчинение и к такому подчинению приводить другие славянские народы1). Однако не смотря на ревность Болеслава к выполнению заключенных условий, папа по недоверию не дал ему короны и Болеслав принужден был короноваться в Гнезне, по собственному изволению, от гнезненского архиепископа2). Затеи Болеслава относительно подчинения Руси и распространения в ней папства тоже не увенчались успехом. Хотя его зять Святополк овладел на время Киевом, а Болеслав Червоною Русью, но Ярослав возвратил потерянное под свою власть3).

Почему Казимир І-й носит название восстановителя и обновителя Польши?

Сказано уже было, что при Болеславе храбром и после его смерти польский народ не раз возмущался против духовенства и против магнатов помещиков. Если перед Болеслава стали вводиться в Польшу немецкие обычаи и религиозные обряда запада, то при Болеславе это развилось в сильных размерах4). Это было причиной, что порядок государства и религиозные нововведения поддерживались только деспотизмом5), и то не всегда и с великим трудом. Мечислав II не имел той силы, и восстания и великие замешательства в Польше начиная с 1030 года продолжались до 1040 г. В этом согласны все летописи6). Народ восставал против помещиков, изгонял и умерщвлял священников и епископов, побивал их камнями, разорял костёлы и обращал их в конюшни7). Вдова Мечислава II Рикса, изгнанная из Польши, принуждена была с малолетним сыном Казимиром I скрыться в Саксонию. Потом она отдала сына сперва на обучение в Париж, а потом в клунианский бенедиктинский монастырь, где он принял монашеское имя Ламберта. Часть Польского народа, желая избавиться от немцев и латинского духовенства, хотела избрать киевского князя Ярослава, но приверженцы запада с духовенством во главе не согласились на такое избрание именно потому, что Ярослав был православный, а предлагали избрать королем Казимира I. Так как его избрание поддерживала римская курия, то Казимир был избран в 1040 году. За то папа обложил всех жителей Польши в свою пользу поголовной податью под названием динария св. Петра с обязательством выплачивать ее и на будущее время. „С тех нор, говорит Длугош, польское королевство стало подвластным римскому двору и начало платить подать римскому первосвященнику8). Казимир везде в Польше восстановлял латинский обряд и господство римско-католического духовенства, и в этом особенно смысле признан восстановителем или обновителем Польши9).

1) Церковно-историч. и статисгич. описаніе варшавской православной епархіи, Почаевъ 1863 г., етрап. 63—67. Еп- cykloped. kościelna, Tora 11. W. 1873 г., стр. 447, 448. Bolesław Chrobry. Тоже Тош VI, стр. 210: Gnieźnieński arcybiskup. ffistor. Nar. Polsk: Naruszewicza, Tom. II Warsz. 1780 г. стр. 80, 90—96.
2) Encyklop. Powszechna, Tom. 111 Warsz. 1860, стр. 935: Bolesław Chrobry.
3)Hist. Nar. Polsk. Narusz. Warsz. Tom II, 1780, стр. 172—197.
4) Encyklop. Powszechna, Tom 111, Warsz. стр. 935: Bolesław Chrobry.
5) Encyklop. Powsz. Tom XVIII, 1864, стр. 515: Mieczysław U. Eneyklopedja kościelna Tom. X, Warsz 1877, стр. 276.
6) Encyklop. kościelna, Tom X стр. 276: Kazimierz 1. Encyklop. Powszechna, Tom XIV, Warsz. 1863, стр, 520—522: j Kazimierz 1.
7)Римскій католицизмъ въ Россіи, Томъ I, СІІБ. 1876 г., І стр. 423.
8)Римскій католиц. въ Россіи, графа Толстаго, Томъ I, стр. 425—427.
9) Encyklop. kościelna, Tom X. Waszr. 1877, стр. 275— 278. Encyklop. Powszechna, Tom XIV, 1863, стр. 520—522: Kazimierz.

 

Долго ли происходила борьба Польского народа с латинским духовенством и обычаями запада за православие и славянско-народные права?

Борьба в Польше за греко-славянский обряд продолжалась до половины XIII столетия или до призвания в Польшу иезуитов. Память о св. Кирилле и Мефодие, как о распространителях христианства и греко-славянского обряда между поляками, долго сохранялась в Польше. В польском служебнике, напечатанном 1629 года говорится, что память славянских учителей и просветителей Польши установлено было праздновать 10-го марта. В книге богослужений, относящихся собственно к Польше, напечатанной в 1637 г., находится молитва в честь св. Кирилла и Мефодия, в которой они называются польскими патронами и в которой между прочим говорится: „Ты (Боже), Который благоволил призвать нас к единству веры христианской чрез св. епископов и исповедников Твоих, а наших ходатаев (патронов) Кирилла и Мефодия"1). Не смотря на гонения, славянский обряд и православие продолжали существовать во многих местах Польши. Так по свидетельству летописи Чарницкого под 1587 годом, православное богослужение на славянском языке отправлялось на Клепаре в Кракове в церкви св. Креста еще в XIII столетии, между тем как самая эта церковь в византийском стиле построена еще прежде крещения Мечислава І-го и есть древнейшая из всех церквей и костелов в Польше2). А Мартин Бельский в своей русской космографии конца XIII века писал: „на Клепаре у Кракове недавно той обычай (совершать богослужение на славянском языке) загинул. Бо там у Крыжа (в церкви св. креста) мшу (литургию) словенским языком спивано“ 3). Волынский летописец, говоря о разорении татарами в 1261 году Судомира или, как теперь зовут, Сандомира, так описывает судомирскую церковь, ее клир и богослужение: „церкви же бяше в городе том каменна, велика и предивна, сияюще красотою, бяше бо создана белым каменем тесанным. Заутра же игумены с попы и с дьяконы, израдивши клирос, а отпевше обеднюю, и начашася причащати, первое сами, а потом бояре с женами и с детьми, таже вси от мала до велика, и начата исповедоватися, ово ко игуменом, другии же к попом и дьяконом, заке бяше людей множество в городе. Потом же поидоша со хресты из города и со свечами и с кадилы... и посадоша е (их) татарове на болоньи, возле Вислы; таже начата избивати я все (всех), мужеск пол и женск, и не оста от них ни един же“4). Из приведённого места летописи видно, что в городе Судимире греко-славянский обряд был господствующим еще во второй половине XIII столетия. И вообще в Гнезне, Ченстохове, в Варшаве на Święto-jurskiey улице5), в м. Цмелеве радомской губернии и в других местах были и есть теперь костелы, которые своим византийским стилем, внутренним расположением, обращением алтаря на восток и православною живописью указывают на существование православия и греко-славянского обряда в Польше в XIII, XIV и XV веках.

1) Холмскій греко уніатскій мѣсяцесловъ на 1866 годъ, стр. 119.
2) Исторія церковная Андрея Балудянскаго. Вѣна, 1852 г., стр. 177—178. Холмскій греко-уніятскій мѣсяцесловъ на 1866 г., стр. 119—120.
3) Козмография Мартина Бѣльскаго на русскомъ языкѣ 1582 года, стр. 162 (Hist. Litterat. Wiszniewskego, Tora VIII. Kraków, 1851 г. стр. 485).
4) Галицкій истор. сборникъ, выпускъ II. Львовъ, 1856 г. стр. 119, 120, нримѣч. 87.
5) Въ Варшавѣ на Свято-юрской улицѣ, на томъ мѣстѣ, гдѣ теперь находится желѣзная Фабрика Эванса, былъ православный монастырь и храмъ св. Георгія. На это есть документъ 1580 г. (см. холмскій греко -унитскій мѣсяцесловъ на 1866 годъ, стр. 121).

О церкви в Гнезне Дамалевич говорит, что, она имеет древнюю живопись, сходную с русскою и московскою”. В 1417 году Ягайло велел возобновить опустошенный татарами монастырь св. креста на Лысой горе находящейся теперь в опатовском уезде радомской губернии, а в первые времена Польши—в судомирском воеводстве. Возобновление состояло в том, что, кроме восстановления внешнего византийского стиля, церковь внутри была расписана в греческом вкусе1). Почему же? Не ужели потому, что там будто жили бенедиктинцы, поселенные в 1008 году Болеслава храбрым2)? Но бенедиктинцам польские же писатели приписывают употребление славянской азбуки. Бенедиктинцами польские писатели3) называют и тех избитых татарами судомирских монахов, которых вышеуказанный волынский достоверный летописец представляет православными монахами. Если в воеводском городе Судимире были не бенедиктинцы, а православные монахи или монахи грекославянскаго обряда, у которых были игумены, попы, диаконы, клирос, причащение детей, воеводы, крестный ход и проч., как и теперь у православных, то каким образом могли оказаться бенедиктинцы в тоже время на Лысой горе, которая зависела от Судомира и монастырь которой св. креста в одно время с Судомиром (1260 г.) так разорен и уничтожен был татарами, что остались после них одни только развалины? Нет, уже после, когда возстановлен был монастырь, в нем могли поселиться монахи бенедиктинцы4). Вблизи Лысой горы и Судомира находится г. Опатов и монастырь. В первые времена Польши Опатов, как и Лысая гора, находился в судомирском воеводстве. В конце XIII века поселились в г. Опатове цистерсы и, вытеснив бывших здесь монахов, которых считают бенедиктинцами5), стали ревностно заниматься обращением русских в латинский обряд и папство6). Латинский епископ из Любуша в половине XIII в. перешел в Опатов, чтобы там обращать и русинов. Червоную Русь он считал принадлежащей к его юрисдикции7). Из всего выше сказанного видно, что православие и славянский обряд еще существовали в XII и в XIII веках не только в Судимире, но я в Опатове и на Лысой горе, горе, где поселился после латинский епископ Готарт, считавшийся и русским епископом, и латинские монахи8).

1) Холмскій греко уніатскій мѣсяцесловъ на 1866 г. стр 125.
2) Starożytna Polska. Tom II, 1844 года стр. 307: Łysa Góra.
3) Encyk. Powszechna Tom. XXII, 1866 г, стр. 899. Sandomierz. Обзоръ славянскихъ литературъ, Пыли на и Спасовича, 1865 г. стр. 369—370.
4) Śtaroż. Polska. Tom II. Warsz. 1844 г. стр. 307—308. Łysa Góra.
5) Encyklop. kościelna, Tom ІІГ, Warsz. 1874 г. стр. 608. Cystersi, Lubiusz.
6) Encyklop. Powszechna, Tom XIX, 1865 г. стр. 949,
7) Starożytna Polska. Tom II, стр. 299. Opatów.
8) Галицкій историч. сборникъ, выпускъ II, Львовъ 1856. стр. 100.

Некоторые православные обычаи долго соблюдались в Польше; так пост св. четыредесятницы до половины XIII века начинался с понедельника первой недели, а не с середы1). Есть несомненные следы того, что в древнейшие времена кирилловская азбука была во всеобщем употреблении в Польше до половины XIII века. Когда вызваны были в Польшу монашеские ордена цистерсы, премонтрансы, доминиканцы и другие, тогда они отнеслись к славянской народности неблагосклонно, и, по их влиянию, кириллица была вытеснена из польского алфавита и заменена алфавитом латинским2). Для русских же еще во второй половине XV века печатались в Кракове славянские книги: Псалтырь, Октоих, Акафисты и проч.3). Приобщение св. Тела и Крови Христовых под обоими видами прекратилось только после принятия в Польше правил Тридентского собора. Безженство священников, введенное в Польше в конце ХII века, оспаривалось на Петриковском сейме 1550 — 1552 годов. Шляхта протестовала против насилия латинского духовенства4) и в 1556 году на том же сейме послы требовали, чтобы литургия в Польше отправлялась на народном наречии. Сигизмунд Август поручил послам, отправлявшимся на Тридентский собор, требовать от имени его и Польского народа отмены безженства священников и восстановления богослужения на родном языке. Но собор, под влиянием иезуитов Лайнеза и Сальмерона, папских богословов, весьма худо принял такое заявление и не разрешил ни того, ни другого. Напротив строго подтвердил и для поляков обязательство безженства во всех степенях священства5), а относительно вопроса о богослужении на народных наречиях сделал такое постановление: „отцам собора неугодно было, чтобы литургия везде отправлялась на народном языке. Если бы кто утверждал, что литургия должна быть отправляема только на народном языке, тот пусть будет проклят”6). Кроме того, панскому легату в Польше Липоману с бывшим на соборе иезуитом Сальмероном поручено было склонить Сигизмунда Августа, а равно польское духовенство и народ к принятию определении Тридентского собора. Липоман, присутствуя по этому случаю на польских сеймах, слышал много неприятных заявлений относительно папства и его требований. В тоже время иезуит Кавизий с другим товарищем сопутствовал папскому нунцию в Краков и Петриков. Эти три особы имели частые сношения с епископами, королем и польскими вельможами и употребляли все усилия, чтобы не допустить реформы польской церкви. Напротив, они употребили все средства, чтобы правила Тридентского собора были приняты в Польше. С тех нор, как западные отступления от вселенской церкви получили утверждение Тридентского собора, который желают поставить, хотя и неправильно, наравне со вселенскими соборами, эти отступления вводились теми же иезуитами в учение и практику польской церкви. В 1566 году иезуиты, по призыву Гнозия, епископа Вармийского, стали селиться в Польше с целью произвести скорее ее латинизацию. Побеждены были секты лютеранские, но и греко-славянский обряд окончательно заменен был латинским7).

1) О памятникахъ православія въ Польшѣ смотри статью: начало и распространеніе христіанской вѣры въ Польшѣ (Холкскій греко-уніатскій мѣсяцесловъ на 1866 годъ стран. 94—128).
2) Обзоръ славян. литер. Пыпина и Спасовича. С!ПБ. 1865, стр. 369-370.
5) Historya druk rń kiry Иску ch w Polsce (Histor. litter. Polsk. Тош VIII. Kraków, 1851 г., стр. 405—407). Дополненіе къ библіографіи Ундольскаго, составл. Яковомъ Головац- кимъ. СІІБ. 1851 г., стран. 4 — 17.
4) Истор. церк. Балудянскаго, Вѣна 1852. стр. 178,. Цер- ковн. стат. описан. Варш. правося. Епархіи. ІІочаевъ. 1865 ' г. стр. 54, 55. Encykłoped. Kościelna; Tom, VIII, Warsz. 1876 стран. 143: inquizycia
5) Encykloped. Kościelna, Тош. III, Warszawa, 1874 г., етран. 172: celibat. Encyklopedja Powszechna, Tom XXV, Warsz. 1867 г., страница 636: Trydenski sobor.
6)Encykloped. Kościelna, Tom. IX, 1876 г., етран. 134: język Kościelny.
7)Encykloped. Kościelna, Tom: IX, Warszawa, 1876 r., етран 65—66.

 

Какия средства употребляли иезуиты чтобы уничтожить в Польше греко-славянский обряд.

Иезуиты считали хорошими все те средства, которые вели к цели, хотя бы эти средства пред судом слова Божия и истории были безнравственны. О действиях их в Польше было много писано. Здесь довольно сказать, что, поселившись в Польше, иезуиты тотчас овладели воспитанием юношества. Все науки преподавали они таким образом и с тою целью, чтобы извратить здравый смысл людей, чрез это заразили фанатизмом все молодое поколение. Вместе с тем они занялись перечисткой библиотек. Плодом этой перечистки было то, что они на улицах Варшавы и других мест на кострах сжигали не раз множество церковно-славянских богослужебных книг и разные старинные письменные памятники, свидетельствующие о бывшем православии в Польше. Сожгли даже св. библию, переведенную в Гданске в 1532 году на польский язык, не пощадили и хронику Мартина Бельского, переведенную с Польского на русский язык и может быть даже писанную по русски1). Истреблялось и сжигалось руками палачей все, что иезуитам казалось еретическим. Сигизмунд III, совершенно предавшийся водительству иезуитов, при их пособии, довершил латинизацию Польши2).

1) Вѣсти, запад. Россіи, кн. III, Вильно, 1866, отд. Ш. стр. 27, 28. О zakładach naukowych i о skutkach oświaty u słowian przez Maciejowskiego, стр. 332, 333. Encyklopedja Powszechna, Тош XIII: стран. 330-- 331. Дерковно-иет. описаніе Варш. епархіи. Почаевъ, 1863, стр. 109—120.
2) Вѣсти, югозап. и запади. Россіи, ноябрь, 1862, стран. 217.—Тоже Февраль, 1863 г. стран. 60. Обзоръ исторіи славянскихъ литтературъ, Пыпина и Спасовича, 1865 г., стран. 370, 405.

 

Какия последствия для Польши произвела перемена греко-славянского обряда на обряд латинский?

Перемена в Польше греко-славянского обряда на латинский произвела пагубные для неё последствия: если латинский обряд связал Польшу с западом, то он же отделил и отдалил ее от русских славян, и не только отделил, но и сделал ее враждебною православию и русской народности. Папизм и латинство целыми веками старались, чтобы в польском народе, особенно в высшем классе, искоренить все то, что было национальным и славянским. Они приучили поляков мыслить о вещах серьёзных по образу чужих мыслей, поступать в государственных делах, по желанию иноземных дипломатов, словом, быть орудием чужой воли. Отсюда произошли все несчастия польской нации1). „Папы, говорит ученый поляк Бронислав Трентовский2) (на сайте "Западная Русь" есть отдельная публикация работ Бронислава Трентовского. Ред.), по своей утопии и апокалипсическим мечтаниям смотрели на наш край, как на провинцию своего духовного государства и предали его как ленное владение германским кесарям, которые старались наложить на нас свое иго, посредством установленных ими высших духовных властей. Еслибы вера христианская или православие, введенное уже прежде из Греции, не было вытеснено из Польши римским исповеданием, то история Польши представилась бы в ином виде: книги св. писания были бы переведены на польский язык, который при церковном богослужении мог бы усовершенствоваться и тогда наше народное просвещение могло бы широко развиться. Науки и искусства, после падения восточной греческой империи, переселились бы скорее в Краков к единоверцам, чем далеко на запад. Религиозный Фанатизм, политика пап и прозелитизм иезуитов, а равно легкомыслие поляков, упадок истинного просвещения и отсутствие дипломатического такта, водили поляков за руки до тех пор, пока они не потеряли отечества. Архиепископ, примас Польского государства, был представителем папы, орудием римского нунция и иезуитов. Монастырями и монахами разного рода переполнена была Польша, дышавшая Фанатизмом средних веков. Мы до сих нор, как доказывает вся наша история, жертвовали совестью нации для совести пап. Это нас погубило в здешнем быту и не обеспечило нам спасения в будущем“.

В заключение своих мыслей, Трентовский так рассуждает: „Если бы поляки, начиная от Мечислава, были исповедания греко-восточного, то они не перестали бы быть великим европейским народом. Польша не имела бы на своем престоле Сигизмунда III, ограниченного умом Фанатика, не знала бы иезуитов и войны с шведами, соединилась бы с польской Русью в одно целое, и имела бы своего особого православного папу или патриарха... Теперь наше место заняла Россия. Она своею политикой доказывает, что чувствует и понимает свое великое призвание"3). Бот последствия, к которым, по сознанию самых ученых и благонамеренных поляков, привела перемена православия в Польше на римско-католичество.

1)Голосъ правды, или слово Подолянина... Кіевъ, 1870 г. стран. 306.
2) Chowanna czyli systemat pedagogii. Poznań. 3842 года. Tom. II. Poszyt II. стран. 749—752. 806 -833.
3) Голосъ правды, или слово Подолянина къ собратіямъ католикамъ. Переводъ съ польскаго. Кіевъ, 1ъ70 г., стран. 294—308.

 ---------//------------

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 ---------//------------