ЗАПАДНАЯ РУСЬ

Рубеж Святой Руси в прошлом, настоящем и будущем

Книга Алексия Хотеева "Переписка канцлера Льва Сапеги и архиепископа Иосафата Кунцевича" (Часть II - Источники)

Продолжение (Первая часть)

Оглавление всей книги.

Вторая часть книга священника Алексия Хотеева «Переписка канцлера Льва Сапеги и архиепископа Иосафата Кунцевича» состоит из переписки между Львом Сапегой и Иосафатом Кунцевичем на польском и латинском языках, и приложений, в которых приводятся письма Льва Сапеги и Иосафата Кунцевича к митрополиту Иосифу Руцкому. На сайте мы выкладываем все эти письма только в переводе на русский.

30 июня в 18.00 в Доме Православной книги по адресу Минск, Берестянская 17, состоится презентация книги с участием автора священника Алексия Хотеева и ее рецензентов профессора Минской Духовной Академии В. А Тепловой и доктора филологических наук Л.В. Левшун.

Вход для всех желающих свободный.

Во время презентации, гости смогут задать автору вопросы и приобрести книгу.

Презентация книги организовывается сетевым научно-просветительским проектом «Западная Русь» в рамках мероприятий, связанных с пятилетием его работы (30 июня 2010 года был открыт сайт «Западная Русь).

 


 

Письмо архиепископа Полоцкого Иосафата Кунцевича канцлеру ВКЛ Льву Сапеге от 21.01.1622

 

Ясновельможный Милостивый М[ой] Господин Канцлер В.К.Л. Мой М[ило]стивый Господин и Добродетель!

Сначала с Москвой, потом с силой турецкой говорил мне В[аша] М[илость] Господин считаться, а сейчас с какими-то казацкими угрозами, для чего настойчиво мне В[аша] М[илость] рекомендуешь, чтобы сурово на схизматиков не наступал, так как вера есть Божий дар, и что от этой унии никакой выгоды для Р[ечи] П[оспо]литой не имеешь, только скандалы на сеймах и так далее. Что касается казаков, есть у меня среди них трое кровных свойственников, один из которых, Григорий Островецкий, позавчера, 8 января, приехал в Полоцк навестить меня. Он обо всем мне подробно рассказал, что Борецкий и Смотрицкий, и иные псевдовладыки, которые там, в Киеве, шатаются, покинутые всеми тамошними монахами, потому что монахи ничего общего с ними иметь не хотят, в монастыри их свои не пускают, и в церквях своих отправлять службы не позволяют. Господин Сагайдачный тоже им заявил, что был им верным, пока мог, сейчас говорит: Видя, что плохо стало, не могу никакого совета и помощи дать. То же самое им говорит и шляхта, Киевская Русь. Особенно надеются эти казаки и на Комиссию, о которой Е[го] М[илость] К[ороль] объявил, что создадут в будущем марте в Киеве, для их успокоения и порядка. А затем о том злодеянии, о котором В[ашести] Моему М[илостивому] Господину стало известно, никто не думал, что копии писем, Вашей М[илостью] Моим М[илостивым] Господином ко мне писаных (которые всегда водились у могилевцев), их [могилевцев], не желающих того, побудили к этому [бунту],видя, что с ними политика считается. Я схизматиков к вере никогда не принуждал, и на них не наступал, скорее они, будучи у меня в повиновении три года, стали на меня год тому назад сурово наступать, сговорившись со Смотрицким, новоявленным псевдовладыкой. Три самые лучшие церкви насильно отняли у меня витебчане, и самого чуть не убили в церкви в самом витебском замке. Cкорее их осуждает такой безбожный поступок, а не моя скромность, которой руководствуюсь больше, чем пастырским долгом, угождая нынешним временам и политике, хотя скорее должен был бы следовать таким великим святым Епископам, как Златоуст, Амвросий, Станислав и другие, которые вовсе не считались с цезарями, с королями и магнатами, а делали то, что согласно Богу и совести принадлежало их власти. Вера — это дар Божий, но католическая, а не схизматическая и не еретическая, потому признавая то, что вера отступников — это дар Божий, необходимо было бы признать, что любое еретическое богохульство — это дар Божий. Учение Святого Павла о том, каким должен быть Епископ, постоянно храню в памяти, и поэтому в скромности духа живу, но когда же на меня насильно схизма наступает, по праву обороняться волей-неволей должен.Стало быть, им свободно униатов топить, казнить. Несколько лет назад утопили нам киевляне великого человека, отца Антония, игумена Выдубицкого. В прошлом году казаки в Шаргороде протопопа зарубили за то, что был униатом. А нам не пристало обороняться ни беззаконием, как они, ни законом. На сеймах шум поднимают не только против Унии, но и против всего духовенства римско-католического обряда, лишь бы его принизить и из государства выпроводить. Неправда на правду обычно всегда шум поднимает, что можно увидеть на примере земной жизни Господа Христа Владыки мира, и на слугах Его, потомков которых то же самое постигнет, не удивительно, ибо слуга не будет больше господина своего, так сам Господь сказал. Могилевцам церкви давно открыты, пускай в них Господу Богу молятся, имеют священников добрых католиков, отдельной церкви для их богохульства схизматического уступить властью своей не могу: если бы мне приказал Его Высокопреосвященство Папа Римский либо его легат, иначе был бы виноват перед Богом и совестью моей католической. Московский воевода калужский настойчивопишет Г[осподину] капитану Серпейскому, что в государстве Е[го] К[оролевской] М[ило]сти католические церкви схизматикам не уступают для богослужений. И не удивительно так говорить Москве, они были бы рады, если бы все римские церкви схизматикам уступили. А правильно ли то делать католикам для ненадежного политического мира, легко понять. Отдано было несколько десятилетий назад рижским еретикам (политике угождая) несколько главных католических костелов и одна наша церковь, что из этого вышло, видим своими глазами. Из-за чего согрешили, тем самым от Бога в наше время кара допущена, этого же можно ожидать и от других отщепенцев, если возымеет действие католическая снисходительность (или того раньше) и т. д., и т. д. Мои полоцкие мещане после назначения на должностьСмотрицкого на протяжении целого прошлого года, с великим преступником сговорившись, бунтовали, совсем не беспокоясь о высшей власти Бога и Помазанника Его, теперь же по достижении мира с турками упало их сердце, и почти все хотели бы примирения со мной, но только несколько бунтовщиков, особенно Петр Василевич, Стефан Апанасович и несколько незнатных подстрекают их на бунт и воодушевляют, чтобы с упорством держались. Если они будут искать спасения у В[ашей] М[илости], не соблаговолите им В[аша] М[илость] верить, но соблаговолите В[аша] М[илость] Мой М[илостивый] Господин велеть их отправить, как явных бунтовщиков. Дела мои, которые в судах Е[го] М[илости] К[ороля] рассматриваются, и себя самого, Милостивый Добродетель, милости В[ашей] М[илости] и покровительству особо вверяю В[ашей] М[ило]сти М[оего] М[илостивого] Господина и Добродетеля.

Из Полоцка 21 Января 1622

О Великом Новгороде читаю в Московских Хрониках, что около 1460 года добровольно подчинился Е[го] М[ило]сти С[вятой] памяти королю Казимиру, и владыка Новгородский отдал послушание Митрополиту Киевскому Григорию, рукоположенному Папой Римским Пием Вторым, чем сильно оскорбился Иван Васильевич, дед тирана, он с большой силой пришел, всех новгородцев высечь сказал, по той причине, якобы в тех же летописях Московских описывается, что они почти стали латинянами, и с тех пор снова князь Московский овладел Новгородом, Псковом и иными волостями, а не сами эти города оторвались, а напротив хотели бы остаться в унии, но подкрепления из Литвы и Польши не получили. Это показать готов каждому в любом месте.

В[аше]сти Моего М[илостивого] Господина и всегдашнего Добродетеля слуга и богомолец Иосафат Кунцевич Архиепископ Полоцкий.

 

Письмо канцлера ВКЛ Льва Сапеги архиепископу Полоцкому Иосафату Кунцевичу от 12.03.1622

(курсивом отмечены латинские выражения)

Преосвященный о Боге отче архиепископ Полоцкий!

1. Не рад бы я с Ва[ше]стью вступать в переписку и споры, но видя, как ты, В[аше]сть, твердонастаиваешь на своем мнении, так что и основательными доводами не даешь себя отговорить, чтобы В[аше]сть все же не ликовал, ибо кто молчит, тот рассматривается как согласившийся; волей-неволей должен на твое опрометчивое письмо ответить. Правда, что я сам был творцом этой Унии, и отступать не прилично, но никогда и на ум мне не приходило, чтобы В[аше]сть такими насильственными способами людей к Унии могли приводить, ведь и Сам Господь Бог призывает к Себе всех: Придите ко мне все и т.д., но слуг по принуждению не требует и не принимает. А то В[аше]сть уже народ московский довели и вынудили к упорству и отвержению присяги, данной Е[го] М[ило]сти Королевичу. Трудно это отрицать, потому что письма, писанные от них к панам Рады Коронной и ВКЛ., об этом свидетельствуют. Во время татарского похода предостерегал я В[аше]сть своим письмом о [необходимости] всеобщего мира, убежденный следующим изречением: напрасно оружие в поле, если нет согласия в доме, которое благополучные обстоятельства предполагает, несчастные изгоняет, которое если есть, то и малые дела удаются, а когда нет — и великие разрушаются. А от раздора В[аше]сти со схизматиками что другого ожидать (особенно сейчас, когда Отчизна большую часть своей военной мощи и силы вывела за пределы против [своего] и Божьего неприятеля)? Разве только внутреннего несогласия, гражданской смуты, беспорядков в войсках, находящихся в стане Е[го] М[ило]сти Королевича, а потом (сохрани Боже) прихода к нам нехристей, которые в результате стольких несчастий и несогласий между греками и христианами укрепили свою ужасную державу и расширили власть. Да разве не говорил и не говорит простой люд неблагоразумный, что хотел бы лучше туркам сдаться, чем такое притеснение в религии и богослужении своем терпеть? И теперь невымышленные угрозы казацкие вынуждают меня просить и напоминать В[аше]сти, чтобы В[аше]сть, временно приспосабливаясь, помнил о том, что поспешай медленно, потому что письма от казаков полны угроз, полны из-за излишней ревности Вашей неуважения к величию Божьему и государственному, которым верю как я, так и все те, чье дело заботиться оРечи Посполитой, более, чем тем трем своякам В[аше]сти, потому что одна ласточка не делает весны. При В[аше]сти могут говорить то, что В[аше]сти по вкусу, а в сообществе (казаков) с волками жить, по-волчьи выть. То, что Борецкого и Смотрицкого несколько чернецов и киевская шляхта не принимает, еще не довод против манихеев и еще не аргумент для переубеждения схизматиков. Вот и сейчас та просьба их была к Е[го] М[ило]сти Королю не от нескольких чернецов киевских, как В[аше]сть пишешь, но от всего войска запорожского, чтобы Борецкого и Смотрицкого в тех епархиях утвердить, а В[аше]сть и других свергнуть.

О декларации Сагайдачного могу сказать: Памфил (это просто) слова, и о тех, кто В[аше]сти твердят: буду духом лжи во устах, и о В[аше]сти: жалок тот, кто легко верит, потому что из упомянутых писем, копии которых В[аше]сти посылал, [все] на самом деле выглядит иначе. Разве на сеймах не имеем мы затруднений со всей Украиной, со всей Русью, а не только с несколькими чернецами?

2.Мало того, что казаки ожидают Комиссию в Киеве Е[го] М[ило]стью Королем созданную, но вот дело, вот в чем трудность, решат ли на ней что хорошее. Сам исход этой Комиссии в будущем, она есть сомнительное благо, да и вредно перед неводом рыбу ловить, как следствие досадным (будет) их отказ от желанного согласия и должного послушания королю. Смеешь и то В[аше]сть писать, будтокопии моих писем к [людям], В[аше]сти нерасположенным, побудили к этому. О Отче – не В[аше]сти, прямо говоря, быть моим цензором, с помощью Божьей я до сих пор так писал, чтобы и неприятель имел возможность на что посмотреть и поправить, и если бы копии писем моих к схизматикам попали, уверен в том, что они сами подтвердили бы то, что ни Е[го] М[ило]сть Король, ни Сенаторы, ни Речь Посполитая не являются причиной такого нарекания от схизматиков на упомянутые чины, но Ваши злоупотребления. Поступки Вашей Милости управляются скорее амбициями и собственной нетерпимостью, чем братской любовью, наперекор воле Его Королевского Величества, вопреки государственным запретам, они становятся причиной и поводом для тех опасных искорок, которые всем нам угрожают всеобщим или сильнейшим пожаром.

3. И то В[аше]сть пишешь, что «с ними политика считается», а я добавлю: и Речь Посполитая, потому что от их повиновения для Речи Посполитой больше [пользы] нежели от Унии В[аше]сти, и потому очень важно, чтобы В[аше]сть власть свою и пастырский свой долг с волей Е[го] М[ило]сти Короля, с волей Речи Посполитой соотносил, которыми власть В[аше]сти ограничена, так что им решать, что с миром и выгодой для Речи Посполитой не согласуется и что может расцениваться как преступление против в государства. Хорошо кто-то написал, не допускай никаких излишеств, а другой, дан курице насест, а она еще выше хочет. Если бы В[аше]сть так в Риме или в Венеции поступал, думается мне, что В[аше]сти показали бы, как нужно уважать политику государства.

4. «Я схизматиков к вере…» и т.д. Нужно обращать [в веру] и стараться, чтобы был один пастырь и одна овчарня, но сохраняй благоразумие постоянно, как в таком деле, которое зависит от свободно принятого решения, особенно в нашей Речи Посполитой, не употребляется изречение из Евангелия: «Заставь войти». Нужно для этого, чтобы такая ревность В[аше]сти и желание всеобщего единенияосновывалось напринципах любви, которая, как говорит святой Павел, долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит и т.д. Однако отклонились ваши пути от учения святого Павла, поэтому не удивительно, что те, которые были в повиновении В[аше]сти, из под власти В[аше]сти отходят, ведь как говорится, завоевать и оборонить — одинаково важно, случай поможет в одном, только наука — в другом, наука же в таком деле надежнее всего, как Сенека говорит: кто хочет править, пусть правит мягкою рукой, а наша поговорка [вторит]: одно миновать, другое свернуть, потому что никто долго не выдержит жестокую власть.

5. О той «угрозе жизни» В[аше]сти можно сказать: Никто не навредит себе больше себя самого. Необходимо [таких] случаев избегатьинеобдуманно не связываться с угрозой. Кто любит опасность, тот впадет в нее, в частности, если речь идет о религии. Правители открыты тысяче ударов, как справедливо об опасности для них говорит стих Горация: Ветер чаще гнет вековые сосны, всех сильней обвал величайших башен, стрелы молний бьют лишь в большие горы, а не прятаться от злого удара, значит умышленно искать погибели для себя самого.

6. «Хотя и должен был бы епископам» и т.д. Подражать епископам святым в страдании, гонении во славу Божию, как Златоусту и иным, дело достойное похвалы; однако не менее этого [важно] подражать им в праведности, в науке, в терпеливости, в добром примере. Перечитай В[аше]сть жития всех святых епископов, перечитай все книги святого Златоуста, и не найдешь В[аше]сть у него ничего против преследования, против изгнания, против убиения благочестивых священников ни одного протеста, иска, вызова, изгнания, противостояния на сеймиках, на Сеймах, ни в Антиохи, ни в Константинополе, только то, что должно для преумножения славы Божией, для приобретения душ человеческих, для смягчения Евдоксии, разгневанной на слуг Божьих. Иначе у В[аше]сти: полны земства, полны замковые [суды], полны трибуналы, полны ратуши, полны канцелярии доносов, жалоб, нареканий, чем скорее не Унию укреплять, но разлад, и самый большой союз братской любви разорвать. Полно хлопот и раздоров на Сеймах и в каждом углу.

7. «И со Святым Станиславом…» и т.д. Когда кто может смертью своей благопоспешить хвале Всемогущего Бога, не жалко жизнь отдать; однако без пользы лучше быть исповедником, нежели мучеником. Так святые апостолы Петр и Павел и иные святые делали, они не хотели при [распространении] учения Христа без пользы для людских душ жизнью своей жертвовать. Даже Господь Христос перед толпой, которая хотела побить Его камнями, прежде чем пришел час нашего искупления, схоронился: ты же всегда так делай и помни: ученик не бывает выше своего учителя. Простая пословица, но верная: сбежавший воин снова будет сражаться.

8.«Не считались с Цезарями, с Королями…» и т.д. И с теми Всемогущий Бог считаться велит, посему противящийся власти противится Божию установлению, ибо нет власти не от Бога. И для этого Сам Христос говорит: отдайте Кезарю Кесарево, а Богу Богово. Следует тогда и В[аше]сти и каждому помнить, (что нужно) защищать закон Божий, поскольку по велению Владыки весь мир создан был.

9. «Вера есть дар Божий, но католическая, а не схизматическая…» и т.д. Не без причины святой Павел к этим словам: вера — дар Божий не приписал: католическая, ведь кто же знает, любви или ненависти он достоин? Потому Святое Писание говорит: много званых, но мало избранных. Не без причины и то, что не отвергал схизматиков, потому что Святой Дух, т.е. дар Божий свыше, дышит, где хочет. Принуждать к вере кого бы то ни было, это против воли Его, поступать иначе, значит руководствоваться изречением: Вознесу престол мой на краю севера…, и буду подобен Всевышнему. Для того называется вера даром Бога, что к ней никто не приходит, как Сам Христос говорит: Никто не может придти ко мне, если не привлечет его Отец, пославший Меня. Таков путь веры, потому что верить — это дело приходящего к Богу. Назвал я, следовательно, ту веру даром Бога, к которой Сам Бог Святым Духом приводит, а не еретическую, и не схизматическую, потому что вне Церкви если не пришел к Богу, то и не поверил, и поэтому в такой мере людские старания тщетны. Сам Господь Спаситель молвил: ибо надлежит быть и разномыслиям, а в другом месте: оставьте расти вместе то и другое до жатвы, ведь, сдается мне, что не вырвет с корнем Его Милость Отец Архиепископ Полоцкий, это дело, это творение, как слагатель псалмов говорит: это изменение десницы Всевышнего. Придет Он сам хоть в десять часов и промолвит: идите и вы в виноградник мой.

10. Учение святого Павла, каким должен быть епископ, не достаточно хранить в памяти, необходимо [хранить] и учение Самого Христа, Который нам завещает мир, когда говорит: Мир Мой даю вам: да любите друг друга; Который говорит научитесь от Меня не чудеса творить, не исцелять больных, не воскрешать мертвых, но что же, Господи? — ибо Я кроток и смирен сердцем. Как и правитель, который этих трех повинностей не соблюдает: если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.

11. «Но когда же на меня насильно схизма наступает, волей неволей обороняться должен…» и т.д. На самом деле не так нас Христос учил, Который как овца, веден был на заклание, имея сонмы Ангелов для охраны Своей жизни готовых, говорил перед преследователями: Отче прости им, ибо не ведают, что творят. Так и В[аше]сть должен поступать: ибо мудрым приличествует, до оружия, благоразумно все прежде испробовать. Размышление же во время мучений и преследований есть смирение перед Богом, как говорит псалмопевец: я во время болезни одевался во вретище, изнурял постом душу мою, не писали апостолы и иные святые резкие письма с угрозами к чинам Е[го] М[ило]сти Короля, как то В[аше]сть делаешь.

12. «Хватит им свободно униатов топить, казнить» и т.д. И им этого не позволено. Потому что заповедь Господня за такое преступление суровый вынесла приговор, а это и В[аше]сти сказано: вы напротив не делайте так, Мне отмщение, Я воздам. Как много апостолов, много учеников Господа, много христиан смертями разного рода скрепили и подтвердили учение и вероисповедание Бога Распятого: а ведь ни на Нерона, ни на Тиберия, ни на Диоклетиана ни одна жалоба, ни протест в Святом Писании не встречается, а напротив Они же пошли из синедриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие.

13. «На сейме шум поднимают не только на Унию, но и на все духовенство римско-католического обряда…» и т.д. Кто же этому причина? – только Уния. Вы осуждены на такие события. Если с силой наступать на совесть людскую, если церкви замыкать, чтобы люди без богослужения, без Крещения, без Таинств как безбожники оставались, если своевольно присваивать дары и привилегии Его Королевской Милости — это без нас, а когда же после упомянутого поступка смятение в людях усмирять, то [легче] нами дыру заткнуть: и потому противная сторона думает, что мы с вами наступаем на совесть людскую и нарушаем общественный покой, чего вовсе нет, хватит того, что В[аше]сть с нами в Унии. Лучше бы В[аше]сть сам по себе украшал Спарту, которую добыл, а не выставлял нас на публичное поругание, а самого себя подвергал угрозе и большому неуважению у людей.

14. «Лишь бы и его принизить и из государства выпроводить…» и т.д. Пусть будет далече такое бедствие от нашей Отчизны! Издавна в тех государствах пребывала святая Римско-католическая вера, и пока соперницы в богослужении и послушании Святому Отцу не имела, славна была и в своем доме, и перед соседними народами согласии и силе. Сейчас же какую-то сварливую и упрямую сообщницу приняла к себе в кампанию, из-за которой на каждом сейме, на каждом публичном собрании, на каждом приватном заседании, множество ложных обвинений и злословия терпит. Лучше бы, подумал я, в таком случае для дел государственных с этой вносящей смуту товаркой разрыв совершить, потому что мы таких смут, которые нам эта милая Уния принесла, никогда не имели в Республике.

15. «Не удивительно, что на Его слуг наступают, потому что Христос Сам преследование терпел…» и т.д. Правда не удивительно! И напротив, это обязанность слуг Божьих подражать Господу своему, как говорит святой Августин: Буду терпеть бичевание, позор, насмешки, не уклонюсь от опасности, не отвернусь от мольбы. Однако тот, кто терпит, как святой Амвросий говорит, должен быть таким, кто ничего не отнял, никого не угнетал силой, не пролил ничью кровь, кто чист перед законом, чтобы смог с легким сердцем сказать стал говорить с ними, нападали на меня без причины. Потому что если тот, кто хоть и называет себя слугой Христа, но согласно упомянутому учению, окажется виноватым, хоть что-то и терпит, не может сказать, что как слуга Христа терпел, которому справедливость воздает награду по его заслугам.

16. «Могилевцам церкви открыты, пускай в них молятся…»и т.д. Ради Бога! Что это за исключительное право! Оно больше [права] Христова? Христос говорит: Никто не может придти ко Мне, если не привлечет его Отец: а В[аше]сть хочет, чтобы по вашему слову камни схизматиков стали хлебом. Может милостью Господней и в тех церквях враги его будут лизать прах и воздадут должную хвалу Имени Его, если Господь Бог захочет, но Христос Бог не запечатывал, не закрывал церкви, как то В[аше]сть делаешь.

17. «Имеют священников добрых…» и т.д. Дай Бог, чтобы их было довольно! Но не достаточно того, что В[аше]сть сам о них рассказываешь, потому что собственная похвала у людей не имеет места, иногда страсть может человека обмануть, потому что любовь и ненависть не умеют различать правды.Необходимо, чтобы посторонние, видя их добрые дела, славили Отца, что на Небесах, чтобы следовать по следам их.Однако же я чувствую, что от тех попов, которых В[аше]сть показываешь в выгодном свете, больше вреда, чем пользы для В[аше]сти. Конечно, есть недостаток в том, что у В[аше]сти мало хороших попов, больше слепых.Как Святое Писание говорит: если слепой слепого ведет, оба в яму проваливаются; так Ваши невежественные попы в яму людей влекут.

18. «Церкви для богохульства уступить…» и т.д. И церкви запечатывать и замыкать, и богохульной строптивостью кого оскорбить — это великое отречение от братской любви и дружеского общения. И потому святой Павел к ефесянамтак пишет: Итак я, узник в Господе, умоляю вас поступать достойно звания, в которое вы призваны, со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранять единство духа в союзе мира. И к галатам: Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом. Это же пишет к колоссянам: снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства. Неужто любовь подвергнет братьев оскорбительному поношению? Подобно оному кто же скажет брату своему: «рака», подлежит синедриону, из которых заповедано одно судом, другое, согласно словам Христа, огнем. Суди же В[аше]сть, не по той ли причине Христос сказал Петру, а в его лице и другим властям: Я сделаю вас ловцами человеков. Покажи, В[аша] М[ило]сть, кого привлек на свою сторону, кого поймал этой своей суровостью, резкостью, опечатыванием, замыканием церкви? На самом же деле тех, которые были уже в повиновении у В[аше]сти в Полоцке, оттолкнул от себя, из овечек сделал козлов, а на Речь Посполитую навлекаешь угрозу, на погибель нам католикам, вместо радости печаль, хлопоты, трудности. Уж нам эта ваша милая Уния так дала себя узнатьи досадила, что хотели бы остаться без нее, потому что постоянные хлопоты, заботы, трудности терпимсо стороны этой милой Унии. Вот уж хороша Уния, что постоянно смуты в людях и Речи Посполитой производит.

19. «Власть моя делать мне этого не позволяет…» и т.д. Большей была власть святого Павла, а все-таки, как пишет к коринфянам: и пленяем всякое помышление в послушание Христу, которыйтаким образом говорит:ибо если бы я и более стал хвалиться нашею властью, которую Господь дал нам к созиданию, а не к расстройству вашему, то не остался бы в стыде. Впрочем, да не покажется, что я устрашаю вас только посланиями. Не мешает, следовательно, иногда быть и на стороне власти. С течением времени мудрый меняет привычки, не признавая вины, а Сенека говорит: Честь – хоть и можешь больше, делай должное; и святой Павел: Все мне позволительно, но не все полезно. Необходимо же тогда сделать то, что требует время, случай, дело Церкви и Государства; пусть сохранит Бог Речь Посполитую от погибели, к которой В[аше]сть этой своей суровостью дорогу усиленно прокладывает, и Уния ваша не знаю, где будет.

20. «Если бы мне Наивысший Пастырь либо Легат Его приказал…» и т.д. противиться Наивысшему Пастырю — анафема да будет, однако смею говорить то, что Святой Отец если бы знал о таком беспорядке для Унии В[аших] М[ило]стей в Отчизне нашей, пожалуй и то, от чего В[аше]сть постоянно уклоняется, позволил бы В[аше]сти сделать. Имеем пример снисходительности Св. Отца, соглашающийся с Церковью, которая есть матерь, а не мачеха, когда он для всеобщего блага некоторых государств дозволил много того, что у нас не допускается как смертный грех.

21. «Что москвин воевода калужский …» и т.д. Что так пишет, не удивительно, так как каждого влечет свое, как воля так и религия, а разум сам себе не советует вносить смуту в то, и оборонять то, что может стать великим оскорблением В[аше]сти, даже если бы В[аше]сть и оборонялись, и не хотели перебраться к ним, вернуть, если в том проявят упорство. Также и те церкви в Могилеве велит Его Милость Король отомкнуть, снять печать и уступить, о чем я по приказанию Е[го] К[оролевской] М[ило]сти к В[аше]сти пишу, и если В[аше]сть упомянутое выше сделать не захочешь, я по приказу Е[го] К[оролевской] М[ило]сти прикажу снять печать и уступить, чтобы они свое богослужение, пусть и схизматическое, в церквях совершали. Евреям, татарам не запрещают в государствах Е[го] М[ило]сти Короля службы совершать, а Ваша Милость христианам ставишь печать на церквях, что уже такие слухи ходят, будто хотят язычникам туркам подчиниться, нежели такое наступление на совесть свою терпеть.

22. «Но правильно ли это для ненадежного мира …» и т.д. Правильно, да и необходимо, потому что точно не будет мира, если мы им в богослужениях препоны чинить будем. Так как уже новости доходят, что по этой причине хотят с нами соглашение и мир нарушить. Приводит прекрасный пример Плутарх в «Апофегматах»об Антиохе такими словами: Когда он осаждал Иерусалим, иудеи попросили у него перемирия на семь дней для самого главного своего праздника; и он не только дал им это перемирие, но и выслал к их городским воротам быка с вызолоченными рогами и много ладана и благовония, передал это жрецам для их жертвоприношения, а сам возвратился в лагерь. И поражённые этим иудеи тотчас после праздника предались на его милость. И я думаю, что в наше время так с Москвой и схизматиками поступать необходимо. Хорошо кто-то [сказал]: переноси без жалоб то, что нельзя изменить.

23. Рижанам костелы не уступали, потому что прежде, чем Рига подчинилась Е[го] М[ило]ти Королю Августу, они костелы использовали для своих еретических богослужений, а иначе не подчинились бы Е[го] Королевской М[ило]сти, если бы хотел эти костелы опечатывать, закрывать, и от их власти и управления отнимать.

24. «От католической снисходительности или политического…» и т.д. Потише, пожалуйста, что бы не делается в этом деле Вашестям, напоминания и предостережения как от меня, так и от кого другого, исходят не от какой-либо связи со стороной противника, но по велению Самого Бога: Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним, как святой Павел говорит Тимофею: цель же увещания есть любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры, от чего отступив, некоторые уклонились в пустословие, желая быть законоучителями, но не разумея ни того, о чем говорят, ни того, что утверждают.

25. Полочане и другие бунтовщики против В[аше]сти, может быть и являются бунтовщиками. Однако же В[аша] М[ило]сть сам дал им причину, и бунтовщиками их сделал. Ведь были послушны В[аше]сти, в церковь В[ашей] М[ило]сти ходили. Почему же В[аша] М[ило]сть тогда их от себя оттолкнул? Великий Новгород, Псков, Стародуб, Чернигов, Козельск и много других замков также Уния оторвала от нас: и сейчас эта Уния большая причина для отвращения народа московского от Е[го] М[ило]сти Королевича, как это известно из московских писем к Их М[ило]стям Панам-Раде Коронным и В.К.Л.. Так вот мы не хотим, чтобы эта невыгодная Уния ущерб Речи Посполитой  приносила и причиняла.

Так ответив на письмо В[аше]сти, не хотел бы больше вступать с В[аше]стью в споры; но желая В[аше]сти моему М[ило]сти[вому] пану от Господа Бога доброго здоровья, душевного согласия и братской любви, с надеждой на расположение Ваш[е]сти.

Из Варшавы дня 12 марта 1622 г.

В[ашей] м[ило]сти моего Господина слуга и доброжелательный друг – Лев Сапега, канцлер В.К.Л., Брестский, Могилевский и т.д. староста своей рукой.

 

Письмо архиепископа Полоцкого Иосафата Кунцевича канцлеру ВКЛ Льву Сапеге от 22.04.1622

Ясновельможный М[ило]сти[вый] господин Канцлер, Мой Всем[ило]стивый господин и всегдашний добродетель!

Письмо или скорее побуждениебылопередано мне от В[ашей] М[илости] М[оего] М[илостивого] господина; которое, как я понял, написано так пространнопо большей части под влиянием разных людей обо мне, о священниках моих, и об этом славном деле С[вятой] Церковной Унии (которая вместе со Святой римско-католической верой в эти края шестьсот с лишним лет назад пришла, и около двадцати с чем-то лет была восстановлена); с уважением это [письмо] принявши, следует оправдаться мне за ошибочное обвинение перед В[ашей] М[илостью] М[оим] М[илостивым] Господином. Сперва о том, что касается моей особы: Богом моим клянусь, Который сердце мое и дела мои видит, что ни одним плохим примером жизни своей, никаким суровым поступком не отталкивал от себя полочан, и других прихожан моих, и при желании наименьший знак суровости моей не обнаружится, который послужил бы на пользу людей мятежных, Речи Посполитой наносящих ущерб; на самом деле, всегда старался и стараюсь власть и послушание мое пастырское с волей Бога, с волей Е[го] К[оролевской] Милости и благом Речи Посполитой соотносить и согласовывать. Об этом могут свидетельствовать многие люди, не только католики, но и еретики, добрые жители моей епархии, что есть именно так, а не иначе. На схизматиков сослаться не могу: так как они после восстания проклятого Смотрицкого, от правды святой отшатнулись, нас, тех кто ее старается приумножить, представляют чрезмерно плохими людьми. То же самое нужно думать и о верных мне священниках: потому ониплохие и неискусные, что меня слушают, если бы были такими, какими хотят схизматики, тогда были бы хорошими и мудрыми. А если некоторые и грубы, тех схизма породила, а не уния. Пусть же тогда на схизму нарекают, а не на меня. Будто бы я к унии кого-нибудь силой принуждал, это никогда не обнаружится. Защищать мои церковные права по закону вынуждает меня обыкновенная епископская присяга (когда на нее силой наступают). Однако я делаю это осторожно и внимательно, не отступая от примера святого Амвросия и святого Златоуста, которые (с протестом или без) стойко боролись за правду Божию. Амвросий — с императором Феодосием, так как тот позволял еретикам пользоваться церквями и молельнями в католическом городе Милане. А Златоуст — с императрицей Евдоксией против отнятия виноградника у вдовы, с императором цареградским Аркадием, чтобы отщепенцев к церковному единству привел, или же из города выгнать приказал, что император сразу же и сделал. Если бы святые в своей жизни видели такое великое оскорбление Богу, которое я сейчас вижу в Полоцке, когда грубые холопы так много детей без Крещения, так много взрослых без Исповеди и Святого Причастия в ад отправили и отправляют. Было много таких, которые Богом заклинали привести священника, будучи при смерти, бунтовщики сурово порицали их за это и стерегли вплоть до кончины, чтобы без Исповеди подыхали, так они больше натворили, нежели я. Жили бы мы во время правления Нерона, Диоклетиана и т.д., то же бы делали, что тогда делали верующие в Бога. Однако живем под властью государя благочестивого, ревностного католика (которому дай, Боже, многие лета счастливого царствования), поэтому защищены наша жизнь и свобода государственным законом, равно как и всех остальных жителей отчизны нашей. Почему же мы не можем пользоваться законными благами (особенно, если иначе быть не может) ради защиты нашей жизни и свободы, как пользуются другие? В трибуналах, в земских и городских судах, в ратушах больше протестов схизматиков на нас, ни в чем перед ними не повинных; ведь их же за это не осуждают, а наоборот так им фортуна помогает, что их ложным шумихам везде верят. А нас, святую давнюю унию без вызова, без суда и права, даже без причины открытым обвинениемстараются подавлять и изгонять, говоря, что всякие внутренние домашние несогласия, скандалы на сеймах, из-за нас с унией происходят; но доказать это не могут. Скромность наша известна всем. Это схизма бесчинствует; не имея древних прав, которые мы имеем, скандалами их получить хотят, тем более, что им потворствуют. Знаю от людей заслуживающих доверия, что казаки после окончания похода на турков не думали поддерживать схизму. Но их псевдо-владыки, особенно Смотрицкий, видя значительное благоволение некоторых Их Милостей г[оспод] Сенаторов, побуждал их (будучи писарем у них), чтобы они петицию, касательно схизмы Е[го] К[оролевской] М[илости] подавали, будто бы этим их домогательство быстрее достигнет результата. Не найдется тогда ни одной им причины для обострения вражды против нас, только та, что находимся мы в корабле Христовом, под управлением Наивысшего Кормчего,Наместника Христова. Без штормов этот корабль не был и быть не может, с нами и без нас. Если кому-то кажется, что эти бедствия из-за каких-то наших выходок происходят, пускай нас приказывает позвать, законом переубедить, а потом с Ионойиз этого корабля выкинуть. Потому что и те моряки, что к Тарсу [плыли], прежде чем Иону из лодки выкинуть, с помощью жребия пришли к тому, что эти бури морские именно из-за него были. Схизматики и бьются, и плачут и на нас с криком, с воплем всю вину возлагают. Некоторые католики тоже из-за этих криков нас помогают подавлять. Разве это не против любви к ближнему Христом заповеданной? Общественный мир — это хорошо, однако такой, о котором Господь Христос сказал: «Мир мой оставляю вам», а не такой, о котором Он воскликнул: «Не мир (такой политический) пришел Я принести, но меч и т.д.Что общего у света с тьмою? Какое согласие Христа с Велиаром?», католиков со схизматиками либо еретиками, церквями католическими со схизматическим богохульством? Что это за мир, если он будет построен на оскорблении Бога: когда привилегии Божии святому Петру и преемникам его, данные на епископские кафедры и на церкви всего мира, попирать, их из подчинения Наивысшему Пастырю (Христом поставленного) отбирать, а схизматикам их присваивать будем? Взывать будут о Божьей Каре святой Петр и все преемники его, епископы римские, за такое беззаконие. Не будут молчать те Владимировичи, Ярославичи, Ягайловичи, Скиргайловичи, и иные основатели митрополии и епископств, если их желание попрано будет: так как они, будучи добрыми католиками, не для схизматиков, конечно, но для католических епископов, кафедры эти для русского обряда основывали иодаривали. У нас ведь есть сами оригиналы их дарственных. Было и то, что один из тех основателей, Свидригайло, такого же псевдо-митрополита схизматика (которым сейчас является Борецкий) по имени Герасим, поймав в Витебске, приказал сжечь, выказывая тем свой гнев на схизму. Обвинять будут и те, которые, будучи в том же обряде Святой Католической веры, в прошлое и нынешнее время, и в покаянии отошли в иной мир, тела же свои завещали похоронить при католических или униатских церквях, свидетельствуя о том, что они эту веру святую до конца своей жизни непоколебимо отстаивали. Разве нет тут того, за что Господь Бог может гневаться?И можемлитакой мир, который создается, чтобы Его разгневать, благословить? Стало быть, и отчизна наша, какую может себе ожидать безопасность, если вопреки всякой справедливости казакам и псевдо-владыкам позволяют то, чего они домогаются: то есть, чтобы кафедрами наши бесправно завладели, чтобы Пастырю Цареградскому подчинялись, а затем чтобы с таким могущественным вражеским государством имели связь? То, что будет безопасно для отчизны, и сама политика без труда определит. Откроются ворота всяким шпионам и предателям из турецкого государства в области Е[го] К[оролевской] М[илости] Господина нашего милостивого: свободно будет патриархам, митрополитам, владыкам, грекам, да и самому паше, одевшись чернецом, и экзархом назвавшись, с одной тысячью янычаров или несколькими приехать, и под предлогом духовных визитаций шпионить, замышлять предательства и т.д. Запретить им этого нельзя, ибо казаки будут гневаться! Примеры не нужно и приводить, ведь недавно испытали легкую отмену этого. Благочестивые польские короли Казимир и Александр хорошо себе представляли, что скоро турок захватит Царьград, и не хотели иметь иного митрополита, только того, который бы Папе подчинялся. Действительно был такой митрополит, Григорий, которого Святой Папа Пий на митрополию посвятил; таким же был после него Михаил Черейский, затем Макарий, Иосиф Солтан, пока Елена, московская княжна, будучи уже вдовой, не выпросила у святой памяти Короля Сигизмунда Старого, позволение послать за посвящением в Царьград Иону, предназначенного ей в митрополиты: с того времени вплоть до восстановления Единства нашими старшими, эта традиция продолжалась. Однако этот благочестивый король и сын его Август внимательно следили за схизматиками духовными и мирскими, сами судили их старших духовных, и ни одного приходящего грека судить и посещать их не допускали; даже новые церкви строить и старые поправлять схизматикам свободно нельзя было, только имея особенные королевские привилегии, которые до сих пор у нас на руках. Знал и сам государь московский, что этот союз духовенства его с Царьградом не выгоден его стране, и для этого тридцать с чем-то лет назад, угрозами и просьбами выпросил у патриарха Иеремии, чтобы ему патриарха в Москве поставил, который бы уже на все грядущие времена, без посольства в Царьград мог быть поставлен в Москве, что и делается. До сего времени, после несчастной Конфедерации схизматиков и еретиков, они братаются между собой и по воле своей стали потихоньку отпускать поводья, смуту в отчизне разжигать начали, и сейчас ее приумножают, в чем приходящие греки им помогали, и сейчас помогают, и еще больше помочь могут, если Речь Посполитая не одумается. Вспомни то В[аша] М[илость] М[ой] М[илостивый] Господин, что тот Монах Никифор Грек еще перед восстановлением Единства натворил в Валахии, как и в Государстве Е[го] К[оролевской] М[илости] бесчинствовал приехавши, к каким конфедерациям еретиков и схизматиков приводил, собрания которых всегда проходили в Остроге, в Луцке, в Бресте под предводительством его и других панов, которые за пророка его почитали, в этом ему помогали и другие греки, которые после Конфедерации свободно начали тут приезжать и выезжать, даже Е[го] М[илость] король, остерегаясь этого, приказал разослать универсалы, чтобы их не пускали в пределы Е[го] К[оролевской] М[илости]: у нас и сейчас они есть. И с этой их кузницы проклятой и Наливайко, восстав со своей толпой, какой огромный ущерб причинил Речи Посполитой, В[аша] М[илость] М[ой] Г[осподин] и все мы хорошо помним. Дошло до того, что еретики со схизматиками сговорившись, клятвенно обязались быть верными один другому. Еретики выслали (с определенными условиями) к тому же Патриарху Цареградскому Иеремии, заверения в послушании, желая тем самым Русь до теснейшего союза с собой привести. Однако все это было, конечно, не к добру Речи Посполитой, хотя это единство и не восстановлено было, и не провозглашено. Тогда Уния, провозглашенная позже, то есть в 1596 году, все это предотвратила: Уния успокоила эту проклятую конфедерацию и тиранию Наливайко. Сам Бог благословил ее начало, потому что вскоре наши старшие [владыки] из Рима с этой Унией вернулись, и все успокоилось. Казаки же Унии, как Божьего творения испугавшись, с Наливайко своим к татарским ордам ушли, где, прежде чем переправиться под Лубнами, чудесным образомбыли разбиты на голову нашими. Наливайко был взят живым, затем и того Никифора, автора всех мятежей, схватили, и обоих по заслугам покарали. Благословил и продолжение этой Святой Унии, потому что через несколько лет после ее восстановления, по побуждению (как в то время некоторые поговаривали) Стефана Зизания проповедника схизматического, Михаил в Валахии восстал против Отчизны, но вскоре напрасно погиб. Восстало также не мало панов схизматических и еретических (В[ашей] М[илости] М[оему] М[илостивому] Господину хорошо знакомых и известных) против этого Божьего дела, которое Бог сотворил в их время, однако ничего не доказавши, были отправлены на суд Божий. Хотели толпой мятежной других прельстить к подавлению этого благочестивого дела, однако их замысел с позором для них завершился. Мы уверены в том, что Сам Бог Всемогущий и до конца этому Своему делу будет благоволить, и всякую препону не только казацкую, но и дьявольскую сметет и искоренит не только без всякого вреда, но и с приумножением для него духовных радостей. Если же всего этого не учитывать, а казацкую услугу (не давно минувшую, доблесть которой не им, но Святой вере и набожности и счастью Е[го] Королевской М[илости] Господина нашего Милостивого должно справедливо приписать) Святой Унии предпочесть, и согласно их воле (против воли Божьей ) многое сотворить, бояться нужно, чтобы Сам Бог Справедливым судом Своим не покарал эту отчизну милую, через тех же казаков, как некогда народ Божий через филистимлян, за то, что им потакал и давал волю. И теперешнее бремя и нашествиетурецкое, неужели не казацкий произвол принес Речи Посполитой? Кроме того возродиться может вновь та первая перед Унией начатая Конфедерация схизмы с разными сектами. А затем опасаться необходимо, чтобы в отчизне нашей не стало твориться того, что делается в Силезии и в других городах. Этим казацкий произвол не свяжется, но развяжется, а они после, не взирая на Бога, Помазанника Его, и совесть свою, больше весить будут, нежели весил Наливайко. Посмотри на это В[аша] М[илость] М[ой] М[илостивый] Господин: еще не имея такой свободы, отняли без подавания королевского четыре главных монастыря, вступив в сговор с монахами, прежде восстановления Единства в Киеве, а именно, монастырь святого Михаила Златоверхий, святого Николая Пустынского, и святого Кирилла, и Межигорский монастырь, и подчинили их волчьим законом архимандриту тамошнему печерскому. Совсем недавно псевдо-патриарха себе из Греции привезли, без ведома и позволения Е[го] М[ило]сти Короля и всей Речи Посполитой. Владык вопреки всякой справедливости, не смотря на живых поставленных Е[го] К[оролевской] М[илостью], приказывают ему себе посвятить, явно отнимая право патроната у Е[го] К[оролевской] М[илости]. И чего же они после не сделают, когда узнают, что их надуманным претензиям во всем угождают. Тому, что простолюдины поговаривают: « Хотим под турками жить», уничтожение Единства не только не помешает, но и поспособствует. По природе своей схизма предпочитает брататься с еретиками и турками, нежели с католиками. Император цареградский Эммануил Комнин с начала схизмы, заключив союз с турками, войско католическое французское, которое ему хотело помочь в возвращении Святой Земли, и с которыми вовсе сговорился против латинян, желая их истребить, чтобы помешать им силой своей вернуть Палестину, которая на то время под турком была, отравил, муку смешавши с известняком, что описывая, грек Никита Хониат очень сетует на этого Эммануила. Что же удивительного в том, что и этот сброд схизматический  с большей приязнью отзывается о турках, нежели о Господине Благочестивом Католическом Его Королевской Милости. Наказаниембы тогда это мужичье от таких разговоров отпугнуть, а не какой-то свободой; москвичи же, возводя напраслину на нас своими письмами, писанными к Их Милостям Панам-Раде Короны и В. К.Литовского, что якобы мы их к отступлению от присяги Е[го] Королевской М[ило]сти Господина нашему Милостивого привели и вынудили, великую и невыносимую обиду причиняют. Малейшего знака этому никогда не показаться. За это скорее схизматиков упрекать следует, а не нас.Могилевцам, по примеру Плутарха, после получения Декрета от Е[го] К[оролевской] М[илости] почти полгода позволял в церквях богослужение свое проводить, желая их человеколюбием к добру привести, однако когда увидел, что поступком этим моим скорее их противостояние укрепляю, отобрал их и отдал священникам, добрым католикам: пусть же в них молятся при этих священниках, церкви не опечатаны, бывают и открыты во время богослужения, пусть только хотят быть набожными. Позволять же им глумиться над Богом в этих церквях, совесть мне не позволяет. Если захотят их у меня отобрать бесправно силой, а я защищать не смогу, к Страшному Божьему суду взывать должен буду. Это все как негодный слуга Божий, и сын отчизны моей верный, В[ашей] М[илости] М[оему] М[илостивому] Господину растолковав, прилежно внимания прошу, моля, чтобы В[аша] М[илость] М[ой] М[илостивый] Господин как и прежде соизволил быть мне Милостивым Господином и Покровителем, милосердию которого, издавна привычному, искренне себя вверяю.

Из Полоцка 22 апреля года 1622

В[ашести] Моего Милостивого Господина и Добродетеля слуга и богомолец Иосафат Кунцевич, архиепископ Полоцкий и т.д.

 

Приложения.

 

Приложение 1.
Письмо канцлера Льва Сарпеги к униатскому митрополиту Вельямину Рутскому.[1]
 

Преподобный в Боге милостивый отец, митрополит Киевский!

Отец игумен Новогрудский, едучи из Варшавы, был у меня с грамотами и универсалами его королевской милости, направленными против схизматиков, для приложения к ним печатей. При этих документах отдал мне также письмо его милости господина рефендария, написанное ко мне его собственною рукою о том же предмете. Я показывал отцу игумену Новогрудскому это письмо и посылаю вашей милости копию с него. В тех грамотах и универсалах его королевской милости некотрые вещи мне не понравились. — Во-первых, в них написано, будто Смотрицкий и Борецкий по предварительному соглашению с самим султаном турецким посвящение получили от того самозванца, который себя патриархом Иерусалимским называет. Уж трудно обличить их в том, сговаривались ли они с самим турецким султаном! Нужно было попросту написать, как я написал. Другая вещь: их велено ловить. И это мне не нравится; потому что, не обличивши, трудно каждого хватать. Важнее же всего, чтобы это не повело к большому возмущению и кровопролитию. Да и на запорожских козаков нужно оглядываться, чтобы они не сделали нам чего худого; потому что тот самозванец находится между ними. А у них сила много значит, и они высоко чтят его и чуть-чуть не благоговеют перед ним, как перед Богом. Поэтому, хотя мне тех документов не следовало бы утверждать печатью, однако я приказал приложить печати. Только прошу вашу милость, чтобы ваша милость осторожно и не торопясь пустили в ход эти грамоты. Еще: настолько я, но и другие весьма охуждают то, что ксендз владыка Полоцкий слишком жестоко начал поступать в этих делах, и очень надоел и омерзел народу, как в Полоцке, так и везде. Давно я предостерегал его в этом, просил и увещевал, чтобы он так жестко не действовал; но его милость, имея свои резоны, более упрямые, нежели основательные, не хотел принимать и слушать наших справедливых резонов. Дай Бог, чтобы последствия распоряжений и суровых действий его милости не повредили Речи Посполитой. Ради Бога, прошу вашу милость, вразуми его, чтобы он прекратил и оставил такую суровость в этих делах, и могилевцам скорее добровольно те церкви уступил, не ожидая того, чтобы и без просьбы и без поклонов сами они отобрали их у него. Боюсь, чтобы этого не было, потому что этому ближе, чем далее. Пожалуйста, ваша милость, держи его на вожжах. За сим поручаю себя благожеланию вашей милости, моего милостивого государя, с моими услугами для вас. Из Бреста 9 февраля 1621 года.

Вашей милости, моего милостивого государя слуга доброжелательный Лев Сапега канцлер Великого княжества Литовского, Брестский Моглевский староста, рукою своею.

 

 

Приложение 2.
Копия письма Полоцкого Архиепископа Иосафата Кунцевича к Митрополиту Иосифу Рутскому[2].

 

Преосвященный отче Пастыру наш!

Ожедаю на отпись от в. милости моего милостиваго пана зъ Вилна и темъ часомъ зъезжу водою до Витебска для умоцненъя небожъя поповъ, которые вельце суть утрапени отъ поповъ апостатовъ и людей светскихъ вправде и большеми нерадили. Такъ Бога взявши на помоцъ пустилемся, побывавши тамъ и осмотривши, мышлю выбратися наконецъ сему до Варшавы хотли то зъ великою тяжкостию приидетъ. Тымъ часомъ рачишъ ВашМость мой панъ тамъ бодрствовати и тымъ забегати, которые Х. Бога и его милость Х. легкость серца не тратилъ и вратунку неуставалъ, до котораго пишу при отдаваню листу рачъ тежъ в.мость мой милостивый панъ ему всю справу тутешнюю преложити ведле перваго описанья моего до в. мости, когда потвержонный будетъ декретъ комисарский лацнося тутъ успокоить бо еще ся невозмогли осмъ холоповъ або десять только то броятъ шляхты не мамъ жадное. Ездили або ходили до некоторых герштиковъ шляхты полоцкое листъ справивши до короля его милости и упросили ихъ жеся подписали попившися чего напотомъ жаловали и сами неведали до чегося подписывали яко потомъ сами вызнали. Екзекуторами того декрету нехайбы тыхъ же комисаров назначил король его милость, его милость пана Ковщерук гвалтемъ повезли тыхъ бестый косматыхъ соболевъ, рысевъ, вепровъ уже тежъ его полочане и могилевцы ажъ назбыть уславили тыми подарками по всемъ краю рускомъ бош то дадутъ або маютб дати вчомъ кажуть вчомъ рачь его вашмость милостивый мой пан перестеречь и его надею все собе смети починаютъ. Теперь уховай Боже если же такое поблаженье отнесутъ або тотъ декретъ тамъ безъ скутку яко и могилевский зостане невымовне всехъ духовныхъ и светскихъ тое хлопство утрапитъ… немало до пекла пойдетъ. Да его милость пан канцлер ажъ теперъ…на лист его милости презъ бунтовниковъ полоцкихъ мне отданый усправедли… же мя неслушне удали о грубиянство поповское не зважаючи же схизма грубиянства намножила а не едность еще и то недобре же его милость листы за ними даючи копее тыхъ же листовъ снявъ писары имъ зброднемъ даютъ, которые они всюду по своихъ розсылаютъ, часомъ тежъ сами снявъ отпечатавши преписуютъ потомъ притиснувши якоколвек печать отдаютъ. Если къ воли казакомъ чинятъ и на том сейме Св. Бога и правду его святую кафолицкую опримуютъ, тымъ ближшее тое панство (чого Боже уховай) до згубы бо презшло, хто грешитъ, презъ того можетъ быти скаранымъ. Познавши то, козаки же на ихъ респектуютъ, а чогося неважатъ, што все опатрности Божией належитъ полецати. На авдиенции у короля его милости рачь вашмость милостивый мой панъ мою справу пильно залецить, жебы могла мець скутокъ звлаща же инстанцыя наступитъ его милость пана воеводы, который ленцвойта своего высылает знову до двору также и ураду мейсткого, который тежъ к воли самой той справе шлетъ двухъ всехъ тыхъ з справами ихъ милости. Помочи в.мости залецаю. О виленской колотне лотровской пилно рачь ваше милость королю его милостямъ преложити все бунты и непокое схизматицкие от тамтыхъ походятъ.

Отдаюсь притомъ в звыклую вашу милость моего милостивого пана. С Полоцка въ пятомъ предъ внебовзятиемъ пречистое свят.римско свята.

Вашей милости моего милостивого пана рабъ Иоасафъ Кунцевичъ.

 



[1] Публикуется по изданию: Археографический сборник документов. Вильна, 1867. — Т. 2. — С.30—31.

[2] Публикуется по копии из собрания прот. И. Григоровича: БГАМЛИ. Ф. 6. Оп. 1. Д. 47. Л. 1-5.

Добавить комментарий

Внимание! Комментарии принимаются только в корректной форме по существу и по теме статьи.


Защитный код
Обновить

Сейчас на сайте

Сейчас 69 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте