"Православие на Белой Руси. Исторические очерки". - 4. Книжность и просвещение

Автор: Алексей Хотеев

4.        Книжность и просвещение


Христианскую веру можно считать ре­лигией слова по преимуществу. Не только потому, что Христос, Сын Божий, именуется в Евангелии от Иоанна «Сло­вом» (Ин. 1,1). Само распространение Христианской Церкви связано со сло­вом проповеди, книжностью, просвеще­нием. Вместе со священником, совер­шителем богослужения, появляется и ученый книжник, творец и переписчик духовной литературы. «Великая бывает польза от чтения, - говорит первый рус­ский летописец, - книги учат нас пока­янию, ими приобретаем мудрость и воз­держание, книги суть реки, питающие всю вселенную, они — источники мудрости, в книгах неизмерима глубина, ими мы утешаемся в печали».
Самыми первыми и важными книга­ми для просвещения являются книги Священного Писания. Переведенные на славянский язык первоучителями сла­вянскими свв. Мефодием и Кириллом и их учениками в IX в., все они были известны в Древней Руси, за исключе­нием книг Маккавейских Ветхого Заве­та. От тех времен сохранилось Еванге­лие, переписанное в Новгороде диако­ном Григорием для посадника Остромира в 1056-1057 гг. Выдающийся сла­вист Федор Буслаев в сер. XIX в. делал по этому памятнику заключения о вли­янии христианской веры на славянский язык. Можно упомянуть также о Туров­ском Евангелии XI в., отрывок кото­рого (часть Евангелия от Иоанна) с ав­тографами знаменитого защитника Пра­вославия в Западной Руси XVI в. князя Константина Острожского, был открыт виленским художником Василием Грязновым. Книги Священного Писания, хоть и доступные славянам на их родном языке, нуждались в обьяснении, по­скольку писались они в разное время и содержат как исторические сведения о жизни древних народов, так и образные выражения в форме притч, подобий, видений и проч, Из библейских толко­ваний примечательно сочинение бол­гарского священника Иоанна «Шестоднев», в котором обстоятельно описыва­ются шесть дней творения с объясне­нием некоторых природных явлений. Можно сказать, что это была своеобраз­ная энциклопедия естествознания. Кро­ме того, к услугам русских книжников были переведенные с греческого язы­ка Палеи (библейская история Ветхого Завета) и хронографы по древней исто­рии Греции и Рима.
Еще одним разрядом книг, имеющих важное значение для правильной орга­низации христианской жизни, являются книги богослужебные. Напрестольное Евангелие, Апостол, Псалтирь, Часос­лов, Октоих, Минеи, Служебник, Треб­ник, Устав (Типикон) были необходимы каждому храму. Если вспомнить, что в древнерусских городах были не только соборы, приходские церкви и монасты­ри, но и многочисленные домовые хра­мы (немецкий хронист Титмар насчиты­вает 400 церквей в Киеве уже при св. Владимире), то будет понятна насущ­ность вопроса об умножении числа бо­гослужебных книг.
Из других видов церковной литера­туры ходили в обращении различные сборники поучений святых Иоанна Зла­тоуста, Ефрема Сирина, Григо­рия Богослова, Иоанна Лествичника и иных от­цов Церкви. «Изборники» кня­зя Святослава 1073 и 1076 гг. включали в себя статьи не толь­ко церковного, но и светского содержания. Здесь находи­лись сведения по географии и этнографии, о причинах природных явлений, таких как гром, дождь, молния и проч., не чуждые, правда, некото­рых суеверных представлений например, о та­инственной силе двенадцати кам­ней-самоцветов. Была в этих сборниках также статья о правилах пост­роения и оборотах речи, первая русская риторика. Уже в те времена любили читать рассказы о свя­тых, содержащиеся в Патериках и Четьих-Минеях (в последних повествования помещены в календарном порядке по числам месяца). Фрагмент одной из древнейших славянских Четьих-Миней XI в. (за март месяц) был обнаружен в 1825 г. священником Михаилом Боб­ровским в Супрасльском монастыре под Белостоком. Во многих больших го­родах, где были княжеские резиденции и епископские кафедры, велось лето­писание как продолжение начальной ле­тописи, приписываемой прп. Нестору. Известна также статья по хронологии -как считать месяцы и годы, определять день Пасхи при помощи годичного кру­га солнца и луны. Переводная и своя оригинальная письменность, сборники библейских изречений и афоризмов греческих философов и поэтов (т.н. «Пчелы»), описания путешествий по Святой Земле Палестины, наконец, два за­мечательных литературных произведе­ния - догматическое сочинение «Слово о законе и благодати» митр. Илариона и поэтическое «Слово о полку Игореве» — о каждом памятнике можно мно­го говорить особо. Все эти труды по­явились благодаря просвещению Древ­ней Руси Святым Крещением.
Чтобы была письменность, нужна гра­мотность, необходимо образование. Князь Владимир, по сообщению началь­ной летописи, повелел отда­вать «на уче­ние книжное» боярских детей. Дети по особенной мягкости свое­го характера и доверчивости более взрослых способны к усвоению грамматики. Нужно иметь в виду и то еще рассуждение, что детям легче овладеть истинами христи­анского учения, чем их отцам, одержимым языческими пред­рассудками. Так, в житии св. Леонтия Ростовского нахо­дим, что он собирал и учил Закону Божию детей, не имея успе­ха в прямом воздей­ствии словом проповеди на взрослых.
Великие киевские князья Владимир и Ярослав заботились об умножении книг, собирали вокруг себя переписчиков, переводчиков и им поручали дело препо­давания грамоты. Мы не находим в Древней Руси казенных школ или училищ, но встреча­ем в летописях упоминания об учителях, т.н. «мастерах». И у греков, и у западно­европейских, германских, народов все школы были частные. Высшее образо­вание заключалось в преподавании богословия, классической философии и риторики, а низшее, которое чаще все­го давали приходские священники и мо­нахи, состояло из обучения грамоте и Закону Божию. Сохранившиеся памятни­ки древнерусской письменности убеж­дают нас в том, что главной целью на­саждения образования в Киевской Руси было религиозное просвещение наро­да. «Книжное учение» не имело тогда цели в себе самом, но служило целям христианской проповеди. Мастера учеб­ного дела учили главным образом, как читать, переписывать и переводить. Выс­шее образование на Руси заключалось в овладении греческим языком и образ­цом речи, высшим навыком - умение подражать, а предметами обучения были христианская вера и знание.
Надо сказать, что такая постановка учебного дела явила довольно высокие примеры образованности. Св. Кирилл Туровский (XII в.) был одним из са­мых красноречивых проповедников в Древней Руси, русским Златоустом. Сын богатых родителей, он пожертвовал мирской карьерой для жизни иночес­кой. В подражание св. Симеону Столпнику сам подвизался на столпе (баш­не). За свою благочестивую жизнь был избран жителями города на епископс­кую кафедру. Свт. Кирилл писал, а за­тем произносил с амвона поучения на праздничные воскресные дни, составил покаянный канон и молитвы на каждый день недели. Его речь изобилует по­этическими образами и сравнениями, достойными звучания в устах лучшего оратора просвещенной эпохи. Прп. Авраамий Смоленский (кон. XII в.) был также выдающимся проповедником, но несколько в другом отношении, чем св. Кирилл. Его проповеди на Евангель­ские темы отличались простотой нрав­ственного приложения и были более популярны у горожан, чем нарочито-учи­тельные речи других священников Смо­ленска. Известен он также как духов­ный писатель и иконописец. Его ученик Ефрем составил в назидание житие прп. Авраамия.
Не менее духовенства ревностны были к «учению книжному» и князья. Владимир Мономах сообщает о том, что его отец Всеволод Ярославич говорил на пяти языках. Князь Ярослав Мудрый собирал переписчиков, сам делал пе­реводы с греческого и положил начало библиотеке при храме св. Софии в Ки­еве. Известна также ревность к делу просвещения прп. Евфросинии По­лоцкой, которая переписывала книги своими руками, а выручку от их прода­жи раздавала бедным. Она основала женский монастырь и храм в честь Пре­ображения Господня в имении Сельцо, выписывала из Византии святые иконы и мощи. По ее заказу был сделан мас­тером Лазарем Богшей драгоценный шестиконечный византийский крест. В особенности на примере прп. Евфро­синии Полоцкой видно, что просвеще­ние в Древней Руси было формой хри­стианской проповеди.

«Воскресение»,  № 9 (50),  2003 г.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.