"Православие на Белой Руси. Исторические очерки". - 7. Роль православия в образовании Великого княжества Литовского.

Автор: Алексей Хотеев

7.        Роль православия в образовании Великого княжества Литовского.


Любой государственный строй пред­ставляет собой систему господства и подчинения, установившуюся в челове­ческом обществе. Отсюда и термин со­ответствующий: «го­сударство» (от «госу­дарь», «господин», «господарь»), т.е гос­подство, превосход­ство персонифици­рованной власти. Необходимость вод­ворения у людей го­сударственного по­рядка прямо вытека­ет из их потребнос­ти к общежитию и совместного дей­ствия самых различ­ных факторов: усло­вий территориальной колонизации, общих экономических интересов, целей успешной самообороны. Эти причины подвигают людей объединяться в социальные союзы, вводить особую регламентацию, следовать обязательным уставам. Но так еще не совершается окончательное го­сударственное формирование. Если внутренне люди остались друг другу чу­жими, не возникло того, что известный историк В. Ключевский назвал «общезем­ским чувством», то влияние внешних факторов сплотило их на короткое время. Как только действие вне­шних организующих сил прекратится, так сразу государственный союз начнет ослабе­вать и истощаться. Но если общество, уста­навливающее государ­ственный порядок, осознает себя особым народом, отличным от других, то, пока живет такое сознание, граж­данский строй зиждет­ся на прочных основа­ниях. Именно форми­рование народного единства совершает окончательное государственное образование. Основами госу­дарственного строя и народного един­ства становятся этническое родство на­селения, общие культурные традиции. Если говорить о периоде Средневеко­вья, то самым главным условием госу­дарственного сплочения тогда было единство религии. Принятие Русью Пра­вославия имело своим важным послед­ствием для развития государственности именно сплочение, когда правители и подданные обязывались жить по единым нормам христианской нравственности, когда само православное учение принес­ло людям целостное сочетание веры и знания. Как хорошо подметил профес­сор петербургского университета XIX в. Н. Устрялов, вера во Христа Спасителя «сильнее языка, самых кровных уз род­ственных, соединяя людей тесными уза­ми единоверия,., решительнее всех ус­тавов содействовала слиянию разнопле­менных обитателей Русской земли в один народ, в одно общество гражданс­кое, внушив ему ясные понятия о буду­щей жизни, о добродетели, о необхо­димости закона, верховной власти, т.е. о таких условиях, которые служат осно­вами государства благоустроенного». В связи с этим можно и должно говорить о влиянии Церкви в процессе государ­ственного становления.
Рассматривая участие Православия в образовании Великого княжества Литовского, необходимо придерживаться от­ражения реальных исторических усло­вий. В XIII -XV вв. еще не было ни рус­ских (великорусов), ни украинцев (мало­русов), ни белорусов, тогда существовали «русские люди», «ру­сины». В самих назва­ниях, появившихся в XIV - XV вв., - Червоная Русь. Холмская Русь, Малая Русь, Черная Русь, Белая Русь, Великая Русь -заключалось живое сознание русского народного единства. Поэтому «Западная Русь» - это вполне уместный термин, имеющий объективно исторический смысл для конкретного географического региона (удельные русские княжества к западу от Днепра) и веременного периода XIII - XV вв. без всякого идеологического оттенка. Называя Великое княжество Литовское «литовско-русским» государ­ством, мы нисколько не искажаем исто­рической реальности, т.к. западнорус­ские земли XIII - XIV вв., вошедшие в состав литовского княжества, не обла­дали тогда иными национальными чер­тами кроме обще­русских. А одной из важных этих черт была религия, ког­да понятия «рус­ский» и «православ­ный» означали одно и то же, а право­славная вера име­новалась «русской верой». Поэтому и говорится в хрони­ке Быховца, что до середины XIV в. «римской веры в Литве пока еще не было, только рус­ская распространя­лась». Литва князя Миндовга (+1263) уже изначально выступает на историческую сцену как литовско-русское образование с цент­ром в Новогородке (Новогрудке). Среди коренных литовцев распространяются русский язык, русские порядки и русская вера. Можно с полной уверенностью ска­зать, что Великое княжество Литовское было образовано совместным литовско-русским усилием и считаться одним до­стоянием «литовским» или «белорус­ским» оно не может. В нем при полити­ческом господстве предприимчивых ли­товских князей совершенно очевидно выступает духовное и культурное пре­обладание русских элементов.
В землях Литовской Руси православ­ное население хотело видеть у власти только своих единоверцев. Уже при Миндовге в Новогрудке правит его сын Вой-шелк, который был крещен вскоре пос­ле своего настолования. Одно время ве­ликим князем литовским был русский князь Иван Данилович. Товтивил Полоц­кий назывался в православном крещении Феофилом. Во Пскове княжил Довмонт-Тимофей, канонизированный Русской Церковью. Великий князь литовский Гедемин (f 1341) хотя сам и не был кре­щен, но был женат первым и вторым бра­ком на православных русских княжнах Ольге и Еве. Своим детям он дозволил креститься, не упуская при этом и поли­тические виды. Так, Любарт Гедеминович Луцкий был обвенчан с дочерью одного из двух последних галицких князей, по смерти которых стал претендентом на Галицко-Волынское наследство, Олъгерд Гедеминович женился первым браком на Марии, дочери Ярослава Витебского, по смерти которого стал княжить в Витебс­ке. Вступая в брачные союзы с русскими княжнами, князья литовские часто при­нимали православное крещение. Это дало повод польскому хронисту М. Стрыйковскому записать под 1332г., что «уже чуть не все князья литовские Гедеминовичи окрестились в христианскую православную веру, кроме Кейстута». У великого князя Ольгерда все двенадцать сыновей имели православное крещение. Все это имело свое значение и в госу­дарственном аспекте, т.к. способствова­ло добровольному признанию русскими подданными своих литовских правителей. Среди знатных литовцев также были пра­вославные. Мученический подвиг свв. Ан­тония, Иоанна и Евстафия в Вильно при­вел многих ко Христу. О знакомстве ли­товцев с Православием свидетельствуют и лингвистические данные. В литовском языке есть слова: «крестить», «божница» (церковь), «кум», «говеть» (поститься). Только беженцы от немецко-латинской колонизации, оседавшие во множестве в Литве, особенно в Жемайтии, были сплошь язычниками, дорожившими сво­ей верой как своими жизнями. Через них католичество никак не могло просочить­ся в коренную Литву с северо-западных границ государства.
Великие князья Гедемин и Ольгерд образовали обширное государство от Западной Двины до Днестра и от Угры до Сана благодаря своей мудрой поли­тике веротерпимости. Они сплотили в федерацию удельные литовские и запад­но-русские земли, сохраняя на присое­диненных территориях присущее им обычное право, было ли то Русская Прав­да, прусская Помезанская Правда, ва­лашское или польское право. Более чем три четверти территории Великого кня­жества составляли русские земли, поэто­му литовские правители вникали в ин­тересы православного населения. Ста­раясь не терять своего религиозного нейтралитета, они возглавили движение Юго-Западной Руси иметь свою особую митрополию. И хотя их церковная поли­тика имела своей целью привлечь вни­мание православного русского населе­ния к литовскому центру, тем не менее она вызывала отклик у западнорусского населения, способствовала признанию их власти и давала поддержку объеди­нительной политике Гедимина и Ольгер­да. До Кревской унии 1386 г. мы не на­блюдаем ничего подобного в отноше­нии литовских князей к католической миссии. В первый период существова­ния Великого княжества Литовского это было государство с преобладанием рус­ской культуры и Православия.

«Воскресение»,  № 12 (53), 2003 г.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.