"Православие на Белой Руси. Исторические очерки". - 5. Отражение неба на земле

Автор: Алексей Хотеев

5.        Отражение неба на земле


«Когда мы пришли к грекам, — гово­рят на страницах древнерусской лето­писи послы князя Владимира, — и при­вели они нас туда, где служат Богу сво­ему, то не понимали мы, на небе ли мы стояли или на земле, потому что нет на земле такой красоты, не знаем, что и сказать, только то знаем, что Бог там с людьми пребывает». Вот безыскусное описание того глубокого чувства, которое рождается в душе человека под впечатлением торжественности право­славного богослужения. Это не удивле­ние от внешней пышности храмового убранства. Но ощущение надмирной, непостижимой для разума гармонии, которая побуждает вторить и откликать­ся на величественное и вместе с тем таинственное священнодействие. Хри­стианские церкви являются отражением Небесного жилища, затвердевшего в видимых земных формах. По этой при­чине православное благочестие всегда отличалось усердием в деле храмостроительства. По количеству церквей можно судить не только о численности христианских общин, но и об их ревности к богослужению.
Уже с самого начала Русской Церкви храмы строятся во всех городах на ме­сте языческих капищ, где прежде сто­яли идолы. Так, князь Владимир прика­зал воздвигнуть церковь в честь св. Ва­силия на месте свергнутого в Днепр идо­ла Перуна. Другой храм, построенный при нем в Киеве, был не менее примечателен. Его освятили в честь Успения Пресвятой Богородицы в 996 г. Одной особенностью было то, что это один из первых на Руси каменных храмов, а вто­рой, что на содержание служащих в нем церковнослужителей (причта) князь дал десятину своих доходов, что послужи­ло началом доброй традиции. В память об этом и сама церковь получила на­звание Десятинной. Поскольку здесь со­вершал службы сам русский митропо­лит, то можно полагать, что княжеская десятина шла и на его содержание.
Место для построения будущего хра­ма выбиралось всегда самое видное, на­ходящееся на холме, или отмеченное каким-нибудь особым событием. На­пример, церкви в честь первых русских святых Бориса и Глеба были поставле­ны на месте их убиения от слуг Святополка. Нередко местом для построения храма была торговая площадь, которая служила также центром для вечевой сходки горожан. Эта сходка была древ­ней формой народоправления, решав­шего вопросы выбора того или иного князя, начала войны или заключения мира. Самые церковные колокола не­редко созывали вечевое собрание, и пришедший люд с уважением слушал первое слово епископское.
Храмы строились каменные и дере­вянные. Строительство первых было для русских делом новым, поэтому они учи­лись этому у мастеров греческих. Гре­ческие же мастера приглашались из Константинополя или крымских городов, например, Херсонеса. Каменные церк­ви, конечно, были в равной степени прочны и величественны, но вместе с тем дорогими и трудоемкими в строительстве. Поэтому их возведение было преимущественно делом княжеским, и украшали эти храмы самые большие го­рода, служившие центрами удельных княжеств, такие как Киев, Новгород, Переяславль, Смоленск, Полоцк. И в этом деле князья показали большое усердие. В одном Киеве в домонгольский период было более 20 каменных церквей. В Новгороде — до 27. В По­лоцке согласно письменным свидетель­ствам —3. Но самое большое число было церквей деревянных. Здесь рус­ские мастера показали, несомненно, все свое искусство. Заимствуя основные формы от церквей каменных, возводи­мых их учителями-греками, русские делали из дерева самые сложные кон­струкции. Например, храмы имели не только простую прямоугольную форму как обычные дома, но строились и в форме многоугольника, близкого к ок­ружности. Стены могли делать из бре­вен, помещая их не горизонтально, но устанавливая вертикально. Крыши уст­раивались не обычные, двускатные, а ломаные, бочкообразные, даже сфери­ческие. Чем севернее была местность, тем большим искусством славились ее мастера. Самыми известными были нов­городцы. Деревянные церкви строились и в городах, и в селах, и нередко при частных домах состоятельных людей. Западные путешественники XII в. насчи­тывали их сотнями в одном Киеве.
Главные (соборные) храмы, в которых служили епископы, именовались ка­федральными. В Киеве, Новгороде и Полоцке в XI в. с небольшой разницей лет были построены соборные церкви в честь Святой Софии — Премудрости Божией. Под Софией нужно понимать Христа - Спасителя, Который в Священ­ном Писании именуется «Премудростью Божией» (1 Кор. 1,24). Эти храмы по­стоянно напоминали людям о том уми­лении, которое испытали в Софии Кон­стантинопольской летописные послы князя Владимира.
Церковь Св. Софии в Полоцке не со­хранилась в первозданном виде как пра­вославный храм. В сер. XVIII в. она была перестроена и теперь выглядит католичес­ким костелом. Но древние фундаменты по-прежнему свидетельствуют о христи­анской ревности полоцкого князя Всеслава. Однако не только он оставил такую добрую память. С именем св. Евфросинии Полоцкой (+ после 1156 г.) связано построение двух монастырских каменных храмов. Один из них, в честь Преображе­ния Господня, существует в Полоцке до сих пор. Житие преподобной сохранило нам имя зодчего — «мастер Иоанн».
Однако самым уникальным храмом Бе­ларуси, сохранившимся с древности до наших дней, по праву считается Борисо­глебский в г. Гродно (Коложская церковь). Он был построен предположительно в XII в. Расположенный на высоком берегу Немана храм хорошо виден с разных сто­рон. В его стены вделаны разноцветные камни и керамические кресты, которые в ясный день должны были давать красивые отблески солнечного света. Это напоми­нало евангельские слова Христа: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не бу­дет ходить во тьме» (Ин. 8,12). Кроме того, особенностью храма изнутри являются за­мурованные в стены сосуды-«голосники», у которых видны одни только горлышки. Во время богослужения церковь напол­нялась таинственным эхом этих «голосни­ков». К сожалению, этот удивительный храм находится под угрозой осыпания береговых грунтов.
Храмостроительство развивалось и в других городах древней Беларуси: Турове, Минске, Новогрудке, Волковыске. В Витебске в 90-х гг. XX в. была вос­становлена древняя Благовещенская церковь XII в.
Православные храмы были средото­чием не только духовной жизни. Их ко­локола предупреждали об опасности и созывали вече. В них сохранялись ду­ховные грамоты (завещания) князей и размещались первые библиотеки. Даже торговые весы хранились между базар­ными днями все в тех же храмах, потому что некому было доверить такие важные мерила честности.  Значение церк­вей по-прежнему остается высоким. Быть может, и наш современник пере­станет видеть в храмах только «культо­вые» заведения, но по примеру своих благочестивых предков будет проверять в них свою честь и совесть.

«Воскресение»,  № 10 (51), 2003 г.

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.