Из переписки графа Михаила Муравьева-Виленского относительно религиозных и церковно-обрядовых вопросов Северо-Западного края.

Автор: М. Н. Муравьев

 

 

 В этом году исполняется 150 лет со дня смерти (12 сентября 1866 г.) великого российского государственного деятеля графа Михаила Муравьева-Виленского. Имя Михаила Николаевича Муравьева больше известно как усмирителя польского мятежа и реформатора в Северо-Западном крае Российской империи, но много сил и времени он отдал на духовное возрождение белорусов, положив начало массовому строительству сельских церквей, организации приходских школ и распространению просвещения среди забитого и униженного польской шляхтой белорусского крестьянства.   В день памяти графа Муравьева-Виленского размещаем его переписку по церковным вопросам в Северо-Западном крае, опубликованную в 12 номере «Русского архива» за 1914 год.

 ***

На сайте «Западная Русь» создан виртуальный памятник Михаилу Муравьеву, как из статей и книг о нем, так и его собственных записок.

  


 

 

ИСТОРИЧЕСКИЕ МАТЕРИАЛЫ

Из переписки М. Н. Муравьева относительно религиозных и церковно-обрядовых вопросов Северо-Западного края.

(1863—1864 гг.)

Оригинал переписки в формате PDF

Когда в 1863 году М. Н. Муравьев вступил в управление северо-западным краем, последний представлялся приехавшим туда Русским чиновникам страной католической и польской. Их официальные докладные записки и мемуары наглядно представляют нам, как их поражало множество римско-католических каплиц, придорожных крестов и католических статуй, богатство и великолепие костелов и бедность православных церквей. В сельском православном населении бросался в глаза недостаток религиозного просвещения, недостаточное понимание догматической и обрядовой разности от католиков. Несмотря на то, что со времени воссоединения униатов прошло уже почти четверть века, это население не оставило усвоенных им униатских привычек, благодаря которым приезжие великороссы смешивали их с католиками. Крестьяне не носили наперсных крестов, в избах не имели православных икон, при встрече, вместо обычного приветствия „здравствуйте “, говорили: „нех бендзе похваленный Іёзус Христус “, в церквах ложились „кши-жем “, ползали на коленях, пели католические канточки, после православной обедни шли в костел слушать „казания" (проповедь) ксендза, а в торжественные дни вместе с католиками участвовали в костельных процессиях, носили хоругви, кресты, и т. п.

Такие привычки и обрядовые особенности, незначительные с первого взгляда, имели, однако очень важные последствия не только в религиозном, но и политическом отношении, так как религия и политика в северо-западном крае очень близки и органически связаны между собой. Благодаря обрядовым особенностям, великороссы не хотели признавать западно-россов за православных, почему и край самый считался польским, что мешало слиянию его с Россией. Для самих же западнорусских православных такое смешение церковной обрядности, при важном значении ее в религиозном сознании простолюдина, не мало способствовало успехам латино-польской пропаганды и частым совращениям в латинство. Все усилия церковной власти к возвышению и укреплению православия не достигали желательных результатов и население продолжало окатоличиваться, а чрез это ополячиваться, и отделяться от России. Так как латинская пропаганда под покровом религии преследовала политические задачи и велась совместно лицами духовными и светскими, то и успешная борьба с ней могла быть лишь на той же почве, и дружным действием духовной и светской власти и Русского общества. Такую совместную борьбу с латино-польской пропагандой и вел М. Н. Муравьев и такие же совместные усилия он направлял к возрождению, возвышению и укреплению православия, как древнейшей и господствующей религии в крае, что, по старинной связи там религии с политикой, должно было привести к укреплению Русского элемента, а последствием этого должно быть прочное умиротворение края и слияние его с Россией. Так на это дело и смотрел М. Н. Муравьев, исходя из того убеждения, что „православие в этом крае есть знамя Русского начала и народной жизни", без утверждения которой немыслимо здесь прочное владычество России, и что „одну из главных связей, соединяющих народ воедино в гражданской его жизни, составляют твёрдые религиозные верования", он рядом административных мер стремится возвысить и расширить в крае православную Церковь, и при содействии православного духовенства построить ее так, чтобы она даже в своих частных обрядовых проявлениях ничем не отличалась от великорусской церкви с ее истовым православием.

Прилагаемые документы без комментариев уясняют, какие меры М. Н. Муравьев принимал для религиозного просвещения народа в духе православной великорусской Церкви и для привития православному сельскому населению чисто Русских церковных обрядов вместо заимствованных от униатов и латинян. Сюда относятся: а) переписка М. Н. Муравьева с членами Царствующего Дома и некоторыми деятелями этой эпохи о снабжении православных с.-западного края наперсными крестами; б) переписка о приобретении икон и картин для народа, и устройстве складов для их продажи; в) циркуляр М. Н. Муравьева по поводу посещения православными костелов; г) отношение его по поводу несоблюдения православными церковного ритуала.

Эти документы ярко обрисовывают обширную деятельность М. Н. Муравьева, его взгляд на значение религии в жизни края и его политику в отношениях к духовной власти. Являясь своего рода церковным новатором (по своей инициативе церковных преобразований), он приведение в исполнение своих планов передает церковной власти, помогая ей административными мерами в силу указаний общности интересов политики и религии в крае.

Л. М.

 


 

 

Письмо М. Н. Муравьева к П. Н. Батюшкову с просьбой о приобретении наперсных крестов и образков для сельского населения северо-западного края (Архив Виленского Ген.-Губернатора 1863. № 884).

Милостивый Государь,

Помпей Николаевич!

Твёрдые религиозные верования составляют одну из главных связей, соединяющих народ воедино в гражданской его жизни.

В этом смысле, для единоверного народа, независимо от единства религиозно-нравственных убеждений, необходимо и единство наружной обрядности, освященной обычаем и временем, сохранение и поддержание которой особенно сильно действует на простой народ.

Здешний Православный народ, по случаю политических обстоятельств влияния Католицизма и наконец почти трехсотлетнего Униатского раскола, подчиняясь постоянно чуждому элементу, утратил весьма много религиозных обычаев, свойственных Русскому Православному народу. Все окружающее его, до самых мелочных обрядов, соблюдаемых в семейной жизни, носит еще на себе отпечаток Латинства, и хотя Православное наше духовенство старается уже в продолжении 30 лет восстановить обычаи Православной церкви, но еще многое остается в народе, напоминающее долговременное вредное влияние на него Католического духовенства.

Между такими отступлениями особенно обращает внимание отсутствие у здешнего Православного народа обычая носить на груди и возлагать при крещении младенцев наперсные кресты и образки; обычай этот несоблюдаемый в западной церкви, не был принят и Униатами.

В видах восстановления этого благочестивого обычая между здешним Православным народом, вследствие личного соглашения моего с Высокопреосвященным Митрополитом Иосифом, возложено на обязанность приходского духовенства, чтобы оно озаботилось приобретением крестиков для всех прихожан, не имеющих оных, и убедило их носить эти крестики по заведенному обычаю; для успешнейшего же приведения этой меры в исполнение, Высокопреосвященный Митрополит Иосиф распорядился о приобретении на собственный его счет 25,000 крестиков и о рассылки их по всем приходам для безмездной раздачи.

Признавая эту меру существенно полезною, тем более потому, что, как доходит до моего сведения, крестьяне с особенною охотою возлагают на себя эти знаки единства их с Православною нашею церковью, которые были рассылаемы до сего по приходам здешним Училищным Начальством,—я почел необходимым, в видах усиления средств к распространению между Православным сельским населением этой меры,—отделить на этот предмет на первый раз 5000 руб. из суммы, собранной от взыскания штрафов с здешних дворян и помещиков польского происхождения, а также шляхты и ксендзов, за содействие их происходившему в крае мятежу.

Зная ревностное содействие Ваше к поддержанию благолепия наших Православных храмов в здешнем крае, я обращаюсь к Вам с покорнейшею просьбою не отказать в содействии своем и в настоящем случае,—сообщив мне, где именно в С.-Петербурге и по какой цене можно приобрести запас крестиков и образков для здешнего простого народа на сумму 2500 руб., дабы соответственно полученным мною от Вас сведениям, можно было распорядиться о скорейшем приобретении оных; и если бы Вы были столь обязательны, что не отказали бы принять на себя и сей последний труд, то в таком случае я распорядился бы о высылке к Вам 2500 руб. на приобретение крестиков и образков и на пересылку оных в Вильно. Цена оных, конечно, должна быть самая дешевая, так как по количеству суммы желательно было бы снабдить оными возможно большее число Православного сельского населения в здешнем крае, которого во всех Литовских Епархиях считается до 2-х миллионов. Касательно же наружной Формы оных и прочности, я полагаю на Ваш выбор и на соглашение Ваше по этому предмету с С.-Петербургским духовенством.

Полагаю, что и в Петербурге вероятно найдутся многие лица, которые захотят принять участие во вспомоществовании этому полезному делу столь близкому сердцу каждого русского.

В ожидании получения от Вашего Превосходительства сведений по изложенному выше предмету я пользуюсь случаем уверить Вас, Милостивый Государь, в совершенном моем почтении.

Муравьев 2-й.

 27 Декабря 1863 г. № 12000. Вильна.

 


 

Ответ П. Н. Батюшкова М. Н. Муравьеву по тому же поводу.

Милостивый Государь,

Михаил Николаевич.

Письмо, от 27 минувшего Декабря № 12000, которым Ваше Высокопревосходительство изволили почтить меня, получено мною 30.

Вменяя себе в душевное удовольствие содействовать восстановлению в православном населении западно-русского края, одного из древнейших обрядовых обычаев наших, ношения наперсных крестов, я, немедленно по получении письма Вашего Высокопревосходительства, поручил Академику Солнцеву составить рисунок древле-православного наперсного креста, по изготовлении коего показывал его некоторым лицам, из здешнего духовенства, признавшим этот рисунок вполне соответствующим своему назначению, как по прочности и простоте креста, так и по ею изображению. Затем я обратился к здешним Фабрикантам металлических изделий (Верховцеву, Рубинину, Грачеву в др.) для точного определения стоимости крестов с подряда, и узнал, что при значительном количестве, каждая тысяча, вычеканенная из мельхиора, обойдется в 80 руб. сер. из меди не менее 50 руб. Находя цены эти довольно высокими, я обратился к Московским Фабрикантам, но ответа от них не получил.

Рисунок Солнцева и образчик металла имею честь при сем приложить.

Независимо от вышеизложенного, я имел счастье, 51 Декабря, письмо Вашего Высокопревосходительства доводить до сведения Государыни Императрицы. — Ея Величество, вполне сочувствуя мысли Вашей, соизволила обещать от Себя и от Августейших Детей Своих, пожаловать в каждый из приходов четырех Западных Епархий, находящихся в районе управляемого Вами Края по одному наперсному серебряному кресту с тем, чтобы, по получении его на месте, настоятель церкви возложил оный, при Св. Крещении, на первого новорождённого младенца. Кресты, жалуемые Государынею Императрицею, мною уже заказаны и будут не в продолжительном времени к Вам доставлены.

Если Вашему Высокопревосходительству угодно будет поручить тоже мне заказ предназначенных Вами к раздаче наперсных крестов, то я покорнейше прошу вполне располагать мною, и быть уверенным, что я употреблю все мое старание к своевременному и удовлетворительному окончанию заказа.

С чувством глубочайшего почтения и совершенной преданности, имею честь быть Покорнейшим Слугою

Помпей Батюшков.

 Января 1864 г. № 14.

 


 

Письмо М. Н. Муравьева П. Н. Батюшкову по тому же проводу.

Милостивый Государь,

Помпей Николаевич.

Получив письмо Вашего Превосходительства от 9 сего Января за № 14, я спешу принести Вам душевную мою благодарность за деятельное участие Ваше и содействие к осуществлению предположения моего на счет снабжения здешнего Православного сельского, населения наперсными крестами.

Приложенный к письму нашему рисунок наперсного креста, составленный по Вашему поручению Академиком Солнцевым, вполне удовлетворителен, красив и соответствует цели, но при всем том, я не могу не пожалеть, что цены таких крестов, означенные в письме Вашем, несоразмерны тем средствам, какие предназначены мною для приобретения крестиков для здешнего простого народа, ибо по приблизительному расчету крестиков таких необходимо приобрести более пяти сот тысяч.

По этой причине я вынужденным нахожусь ограничиться на сей раз приобретением 25000 мельхиоровых крестиков по приложенному Вами образцу, для раздачи оных крестьянским семействам, особенно отличающимся приверженностью к Православию и преданностью Правительству. Полагая нужного расхода на приобретение означенных выше крестиков в 1750 руб., в том предположении, что Вы успеете убедить поставщиков оных сделать понизичны против объяленной ими цены, затем из предназначенной мною вообще на этот предмет суммы 5000 руб. останется всего около 3250 руб. На этот небольшой остаток я полагаю приобрести простые крестики из меди и латуни, которые продаются в Москве по 5 и по 7 руб. сер. за тысячу, и хотя они далеко не так красивы и прочны, но тем не менее могут удовлетворить потребности населения ими возможно большего числа сельского населения.

Вследствие изложенного предположения моего, обращаясь к Вашему Превосходительству, имею честь покорнейше просить Вас, Милостивый Государь, принять на себя труд и сделать распоряжение как о заготовлении означенного выше количества мельхиоровых крестиков, так равно и о высылке оных ко мне в г. Вильно: следующие же за них по расчету деньги будут немедленно высланы по Вашему востребованию.

Между тем, благоговея перед Всемилостивейшим даром Государыни Императрицы, положившей пожертвованием своим начало осуществлению моего предложения, я ожидаю от Вас присылки серебряных наперсных крестиков, которые будут приняты здешним Православным Духовенством и крестьянами с живейшим восторгом и сохранятся в семействах, которым выпадет счастливая доля получить этот Монарший дар,—как драгоценный залог Божьего благословения внесённого в семью поселянина Августейшею покровительницею народа Русского.

Ожидая уведомления Вашего о том, когда могут быть изготовлены и высланы ко мне просимые мною 25000 мельхиоровых крестиков, я прошу Вас, Милостивый Государь, принять уверение в совершенном моем к Вам почтении и преданности.

Муравьев 2-й.

 18 Января 1864 г. № 665. Г. Вильна.

 


 

Ответ П. Н. Батюшкова

Милостивый Государь

Михаил Николаевич.

В дополнение к письму моему от 10 сего Января за № 14, имею честь почтительнейше уведомить Ваше Высокопревосходительство, что Ея Императорское Высочество Государыня Великая Княгиня Александра Петровна, узнав о намерении Вашем наделять безмездно наперсными крестиками сельский православный люд вверенного управлению Вашему Края, препроводила ко мне от Имени Новорождённого Великого Князя Петра Николаевича тысячу вызолоченных крестиков, приказав представить их Вашему Высокопревосходительству.

Исполняя сим волю Ея Высочества, покорнейше прошу принять уверение в глубочайшем моем почтении и совершенной преданности, имею честь быть Вашего Высокопревосходительства

покорнейшим слугою.

П. Батюшков.

 18 Января 1864 г. № 30.

 


 

Письмо М. Н. Муравьева к Митрополиту Литовскому Иосифу Семашко.

Ваше Высокопреосвященство

Милостивый Архипастырь.

Желая содействовать восстановлению между здешним Православным сельским населением общепринятого издревле во всей России обычая — носить на груди и возлагать при крещении на младенцев наперсные кресты, я уже сделал распоряжение о приобретении для сей цели нескольких сот тысяч простых крестиков из меди и латуни, а также о доставлении мне из С.-Петербурга и Москвы 25000 мельхиоровых крестов, сделанных но образцу древле Православного наперсного креста, составленному академиком Солнцевым для раздачи сих последних тем Православным крестьянским семействам, которые особенно отличаются приверженностью своею к Православию и преданностью Правительству.

Ныне действительный Статский Советник Батюшков, которого я просил содействовать мне в выборе, заготовлении и присылке из С.-Петербурга означенных наперсных крестов, сообщил мне, что Ея Величество Государыня Императрица, сочувствуя мысли восстановления между здешними поселянами этого древле Русского обычая, Всемилостивейше соизволила от себя и от Августейших детей своих пожаловать в каждый из приходов четырех Западных Епархий, находящихся в районе управляемого мною края, по одному наперсному серебряному кресту с тем, чтобы, по получении его на месте, настоятель церкви возложил оный при Св. крещении на первого новорождённого младенца, и что, независимо от того, Ея Императорское Высочество Государыня Великая Княгиня Александра Петровна, узнав о намерении моем наделять безмездно наперсными крестиками сельский Православный люд, вверенного управлению моему края, соизволила пожертвовать на тот же предмет от Имени новорождённого Великого Князя Петра Николаевича 1000 вызолоченных крестиков.

Почитая долгом уведомить о том Ваше Высокопреосвященство, я, вместе с тем, имею честь покорнейше просить Вас о сообщении мне сведений, сколько находится во вверенной Вам Епархии Православных приходов, и сколько в каждом из них Православных крестьянских семейств; при чем считаю необходимым присовокупить, что по получении мною означенных выше сведений и по доставлении ко мне, как Высочайше дарованных, так и заказанных мною наперсных крестов, таковые будут препровождены мною в потребном количестве в распоряжение Вашего Высокопреосвященства для раздачи по Вашему усмотрению.

Поручая себя Архипастырским молитвам Вашим, имею честь быть с совершенным почтением и преданностью.

Вашего Высокопреосвященства покорный слуга

Генерал от Инфантерии Муравьев 2-й.

22 Января 1864 г. № 784. Г. Вильна.

 


 

2-ое письмо М. Н. Муравьева Митрополиту Литовскому Иосифу Семашко.

Ваше Высокопреосвященство

Милостивый Архипастырь.

От 22 минувшего Января за № 781, я уже имел честь уведомить Ваше Высокопреосвященство, что Ея Величество Государыня Императрица, сочувствуя мысли восстановления между здешними поселянами древне-Русского обычая, носить на груди и возлагать при крещении на младенцев наперсные кресты, Всемилостивейше соизволила от себя и от Августейших детей своих пожаловать в каждый из приходов 4-х Западных Епархий, находящихся в районе управляемого мною края, по одному наперсному кресту, с тем, чтобы по получении оного на месте, настоятель церкви возложил оный при Св. крещении на первого новорождённого младенца.

Получив ныне сей Высочайший дар, я имею честь препроводить к Вашему Высокопреосвященству 489 серебряных крестиков, предназначенных для приходов Литовской Епархии, с покорнейшею просьбою, сделав надлежащее распоряжение об освящении оных, разослать по Епархии, с тем, чтобы во исполнение Высочайшей воли Ея Императорского Величества, крестики эти были в каждом приходе возложены настоятелем на первого новорождённого крестьянского ребенка, по получении на месте Высочайшего дара.

При чем почитаю нелишним присовокупить, что желательно было-бы, чтобы обряд возложения крестов был совершен в приходской церкви с возможною торжественностью, и чтобы к присутствию при этом случае, приглашено было сельское общество прихода, в особенности же служебные и почётнейшие лица из общества. Вместе с тем, не изволите ли Ваше Высокопреосвященство признать полезным, чтобы для сохранения навсегда в приходе памяти, какое семейство удостоилось счастья получить сей Высочайший дар, о возложении креста на новорождённого записано было в метрическую приходскую книгу.

Покорнейше прося Ваше Высокопреосвященство почтить меня уведомлением как о получении препровождаемых крестиков, так и о распоряжениях, какие угодно будет Вам сделать касательно их освящения и рассылки по приходам, я поручаю себя Архипастырским молитвам Вашим и имею честь быть с глубочайшим почтением и совершенною преданностью

Вашего Высокопреосвященства

покорный слуга Муравьев 2-й.

 24 Марта 1864 г. № 3889. Г. Вильна.

 


 

Ответ Митрополита Иосифа Семашко.

Милостивый Государь

Михаил Николаевич.

Получив пожалованные Государынею Императрицею крестики для новорожденных младенцев по одному для каждого прихода Литовской Епархии, препровожденные при отзыве Вашего Высокопревосходительства от 24 сего Марта за № 3889; крестики сии препроводил я ныне-же в Литовскую Консисторию и предложил оной распорядиться, чтобы таковые крестики посвящены были при первом Архиерейском служении в пещерной церкви у гроба Св. Виленских Мучеников; а затем разосланы были и употреблены по точным указаниям, в Вашем отношении изложенным, с тем, чтобы обязать Благочинных удостовериться в свое время о точном соблюдении сих указаний, и о записании в метрических книгах тех именно младенцев, на которых крестики возложены.

Уведомляя о сем Вас, Милостивый Государь, имею честь быть с отличным почтением и совершенною преданностью

Вашего Высокопревосходительства

покорнейшим слугою Иосиф Митрополит Литовский.

 26 Марта 1864 г. № 867.

 


 

Всеподданнейшее донесение М. Н. Муравьева Государю Императору Александру ІІ-му.

Ваше Императорское Величество.

В видах поощрения здешнего Православного сельского населения к восстановлению древле Русского обычая носить на груди наперсные кресты,—Вашему Императорскому Величеству, благоугодно было Всемилостивейше пожаловать от Имени Вашего и Августейших Детей Ваших серебряные наперсные кресты для раздачи, по одному в каждый из приходов четырех западных Епархий, находящихся в Высочайше вверенном мне крае, с тем, чтобы по получении креста на месте, Настоятель церкви возложил оный при Св. Крещении на первого новорождённого младенца.

Получив ныне сей Высочайший дар Вашего Императорского Величества, я препроводил означенные кресты, по числу приходов, к Высокопреосвященному Митрополиту Литовскому Иосифу и к Архиепископам: Минскому, Могилевскому и Витебскому, для исполнения воли Вашего Величества.

Сей Всемилостивейший дар принят будет здешним Православным народом, с чувством живейшей признательности и благоговения, сохранится из рода в род, как драгоценная святыня, в тех семействах, которых Провидение удостоит счастья получить оный, и послужит к вящему утверждению в сельском населении Православия и непоколебимой преданности к неусыпно заботившимся о них Августейшим Государям.

Вашего Императорского Величества

верноподданный Генерал от Инфантерии Муравьев 2-й.

 31 Марта 1864 г. № 4200. Г. Вильна.

 

 




 

Хлопоты М. Н. Муравьева о водворении в С.-З. крае Православного обычая носить наперсные кресты увенчались полным успехом. На его и П. Н. Батюшкова призыв отозвались, кроме лиц Царской Фамилии, московские купцы. Один Комисаров прислал целый миллион крестиков, так что в конце 1864 г. почти все православные крестьяне С. 3. края уже имели на себе кресты и образки.

 




 

Переписка по поводу распространения среди сельского населения С.-З. края лубочных картин рел.-нравственного и патриотического содержания (Архив В. Г. Губерн. 1864 г. № 5080).

 

 

 Письмо М. Н. Муравьева д. с. с. Сушкову.

Милостивый Государь,

Николай Григорьевич.

В видах распространения между здешним сельским населением картин, изображающих Спасителя, Богоматерь, Святителей нашей Православной церкви, а также сцены из священной и Русской истории и портреты Государя Императора и Государыни Императрицы, равным образом для облегчения крестьянам средств приобретать эти картины по возможно низким ценам, я предположил выписать для сей цели до 50000 картин и вследствие сего поручил Канцелярии моей войти в сношение с Московским Литографом Морозовым о приобретении оных.

Ныне доставлены мне Литографом Морозовым образцы изготовленных в его заведении картин, по которым он обязывается выслать оные по сделанному ему заказу.

Не полагаясь вполне на верность выбора и точность в исполнении моего поручения Литографом Морозовым, я обращаюсь к Вашему Превосходительству с покорнейшею просьбою не отказать мне в своем содействии по этому делу.

И потому препровождаю к Вам избранные мною образцы, и список сколько именно картин каждого рода следует выслать, я покорнейше прошу Вас принять на себя труд, предъявив Литографу Морозову означенные образцы, обязать его немедленно выслать по оным в мою Канцелярию означенное в списке количество картин, за которые деньги по счету будут ему препровождены немедленно по получении картин.

При чем, как я полагаю, что, кроме этих образцов найдутся в литографии Морозова и другие, приобретение которых будет не бесполезно, то я прошу Вас лично обозреть произведения литографии Морозова и избрав из них по одному экземпляру тех, которые Вы признаете нужным приобрести для здешнего края, чтобы ознакомить сельское население оного с нашими отечественными святынями и вообще с Россией —прислать эти образцы мне для дальнейших распоряжений относительно распространения оных.

Почитаю необходимым присовокупить, что мне желательно было бы в числе этих образцов найти более одиночных изображений главнейших Святителей Православной церкви, видов замечательных наших обителей, святых и исторических мест, а также сцен из Русской Истории, в роде Ивана Сусанина, Пожарского и Минина и т. п., которые могут способствовать к утверждению в народе чувств преданности Престолу и отечеству.

Полагаясь во всем на Ваш выбор, а равно и на то, что Вы, угадав мысль мою, постараетесь найти то именно, что собственно нужно и полезно для здешнего сельского населения при настоящих обстоятельствах, я ожидаю как уведомления Вашего по изложенному выше предмету, как равно и высылки картин по прилагаемому списку вместе с образцами, которые будут избраны Вами в литографии.

Примите уверение в совершенном моем к Вам почтении и преданности.

Подлинный подписал: Михаил Муравьев.

Добавлено собственноручно Г. Генерал-Губернатором:

Прошу Вас по возможности ускорить присылкой сих картин и изображений, избрав все, что вы найдете более полезным для распространения между здешним православным населением. Я полагаю, что литограф Морозов при решительном заказе несколько уменьшит цену, тогда можно будет купить на эту сбавку.

 6 Февраля 1864 г. № 1389. Г. Вильна.

 


 

Письмо М. Н. Муравьева д. с. с. Н. Г. Сушвову.

Милостивый Государь,

Николай Григорьевич.

В письме от 6 Февраля за № 1389 я просил Ваше Превосходительство осмотреть лично литографию Морозова и, избрав образцы картин для здешнего православного сельского населения, выслать их ко мне для сделания по оным заказа.

Предлагая, что, кроме означенных картин, здешний православный народ еще охотнее будет приобретать иконы, писанные на дереве масляными красками, которые более удобны по своей прочности и более согласны с общепринятым в русском народе обычаем,—иметь таковые в своем доме, я обращаюсь к Вам с покорнейшею просьбою принять на себя труд избрать образцы таких деревянных икон, продаваемых в Москве, и несколько из них прислать мне на выбор, при чем прошу Вас иметь в виду, что цена этих икон должна быть самая умеренная, дабы она не стесняла крестьян в приобретении оных, и именно от 5 до 25 копеек серебром; несколько сортов оных могут быть, впрочем ценою и от 50 копеек до 1 рубля серебром для более зажиточных.

Иконы эти, как я уже сообщал Вам и относительно картин, должны изображать Спасителя, Богоматерь и более чествуемых нашею церковью Святителей.

Ожидая, затем, получения от Вас этих образцов, я вместе с тем почитаю необходимым сообщить Вам, что желательно было бы, чтобы, при возможной удовлетворительной живописи цена этих икон была самая умеренная.

Примите уверение в совершенном моем к Вам почтении и преданности.

Муравьев 2-й.

 14 Февраля 1864 г. № 1699. Г. Вильна.

 


 

Отношение М. Н. Муравьева к Митрополиту Иосифу от 17 Апреля 1864 г. № 5080 (Архив В. Ген. Губ. 1863, № 884).

Ваше Высокопреосвященство

Милостивый Архипастырь.

По неимению в уездах складов для распространения между православным сельским населением образов, икон и других предметов религиозного верования — крестьяне, исповедующие православную веру, лишены были до сих пор возможности иметь наглядное понятие о тех святых и святителях, которые чествуются нашею Церковью. Вследствие сего по личному отношению моему с Вашим Высокопреосвященством, в видах ближайшего ознакомления здешних православных крестьян с нашими Русскими святынями и сообщая им сведения о тех ревнителях христианства, которые сопричислены Церковью нашею к лику святых угодников, сделано мною распоряжение о приобретении, по весьма дешевой цене нескольких десятков тысяч картин, изображающих чтимые в России чудотворные иконы, народных наших святителей, виды некоторых православных обителей и храмов, а также сцены из земной жизни Спасителя, Богородицы и проч. Препровождая на этот раз к Вашему В—ву 5000 экз. означенных картин, для распространения оных посредством распродажи среди православного сельского населения Литовской Епархии, искреннейше прошу Вас, Милостивый Архипастырь, приказать сделать распоряжение о рассылке их по приходам с поручением приходским священникам снабжать этими картинами крестьян, которые пожелают приобрести оные покупкой, по цене за листовые по 12 коп., получистовые 6 коп., и самого малого размера в листа 3 коп. О получении препровождаемых картин не оставьте Ваше Вы—во почтить меня уведомлением; вырученные же от продажи оных деньги прикажите выслать полностью в мою канцелярию.

Поручая себя Архипастырским молитвам Вашим имею честь быть с совершенным почтением и преданностью

Муравьев 2-й.

 


 

Распоряжения М. Н. Муравьева и Митрополита Литовского Иосифа Семашко об усугублении мер, чтобы никто из Православных не ходил к Богослужениям в костелы и не употреблял польских молитвенников. (. Архив Литовск. Д. Консистории, старой 1864 г.).

По Указу Его Императорского Величества, литовская духовная консистория слушали сообщение Г. Начальника Виленской Губернии от 24 истекшего Июля за №7907, последовавшее на имя Его Высокопреосвященства о том: „до сведения Г. Главного Начальника края дошло, что в многих местах между Православными крестьянами находятся в употреблении польские молитвенники, по которым они совершают, как дома, так и в церкви обычные моления, равным образом, что Православные прихожане вместо церквей посещают нередко для молитвы католические костелы. Принимая во внимание, что обычаи эти остались в Православном населении после бывшей в этом крае унии, и что оные поддерживаются старанием ксендзов и польских помещиков, с целью таким образом утвердить в народе польско-католическую пропаганду, внушить поселянам мысль, что они не Русские, а поляки, и тем подавить в крае коренные начала Православия и Русской народности, с другой стороны относя укоренение этих обычаев недостатку должного наблюдения ближайшего Гражданского Начальства, а так же слабому внушению некоторых приходских Священников, обязанность которых есть ограждать Православное население от подобного совращения, Его Высокопревосходительство предложением от 14 Июля за № 76, поручил Его Превосходительству, по сношении с местным Православным Епархиальным Начальством, принять зависящие меры к устранению подобных привычек в Православном народе посредством изъятия из обращения между Православными польских молитвенников, заменяя таковые распространением наших Русских молитвенников, которые и выписать безотлагательно, для продажи народу, откуда признано будет удобнее,—тех же из совратителей, которые обличены будут в распространении между Православным народом, польских молитвенников, или в наущении оного посещать для молитвы католические костелы, облагать штрафом от 25 до 50 руб., удваивая этот штраф за второй раз, а третьим обличением доносить Его Высокопревосходительству для дальнейших распоряжений. Нет сомнения, что как изъятие из обращения между Православными польских молитвенников, так и отклонение Православных от посещения для молитвы Латинских Костелов, не может быть совершено законно и успешно, без участия в сем деле приходского духовенства пастырскими вразумлениями и внушениями. На невнимательных только к таковым вразумлениям и внушениям должно пасть обложение определенным Его Высокопревосходительством штрафом. Но и в этих случаях, указания приходских Священников на непокорных и неповинующихся пастырским увещаниям должны первенствовать пред обличениями, подлежащими Гражданским Чиновникам. Недуги паствы и хромающие на одну или обе ноги прихожане известны пастырям лучше и вернее, чем кому-либо из среды Гражданской. Источниками сведений о поведении пасомых, кроме чисто духовных, пастыри имеют низших членов в принтах и приближенных к себе из числа самых пасомых. Словом, вызываемая и желательная, в сем случае, деятельность приходского духовенства, по крайнему разумению Его Превосходительства, должна первенствовать перед полицейскою, которой приличнее принять вид содействия и внешнего ограждения прав церкви. Посему сообщая Его Высокопреосвященству прописанное здесь предложение Г. Главного Начальника края, предварительно зависящих от Его Превосходительства распоряжений по земской полиции во вверенной Его Превосходительству губернии, просит не оставить уведомлением о распоряжении Его Высокопреосвященства, какое существует или признает полезным сделать ныне, по изъяснённому предмету, во вверенной Его Превосходительству губернии, и вместе просит сообщить Его Превосходительству, откуда удобнее, и какие именно Русские молитвенники должны быть выписаны для распространения их между Православными взамен польских,—и могут ли быть выписаны иные в долг, до времени выручки из продажи следуемых за них денег, так как сумм свободных, возможных для заимообразного употребления, Его Превосходительство не имеет в распоряжении своем или, не признает ли Его Высокопреосвященство более благодетельным исходатайствовать разрешение Святейшего Синода на составление нового церковно-Русского молитвенника, вызываемого местною потребностью и удобного к употреблению для людей, незнакомых к клиросным порядком и Богослужебным уставом. Его Превосходительство предполагает, что печатать такого рода молитвенник на месте в вольной или Губернского Правления типографии, понизило бы цену оного до дешевизны доступной для всякого, что так же составляет важное условие в желательном распространении Русских молитвословных книжек. Его Высокопреосвященство по сем отзыве от 27 Июля за № 2003 положил следующую резолюцию. „Предлагаемое здесь содействие Гражданских Начальств, если оно будет действительно, может способствовать к окончательному устранению оставшегося еще между некоторыми из воссоединённого народа, от давнишней привычки, обыкновения ходить иногда в латинские костелы и употреблять латинские молитвенники на польском языке. Предлагаю Консистории, в подтверждение прежних распоряжений Епархиального Начальства, вменить вновь в обязанность всем Священникам Литовской Епархии, у которых между прихожанами есть еще сказанные привычки: 1) усугубить меры увещания, наставления и предостережения к отклонению таковых прихожан от посещения латинских костелов и употребления молитвенников на польском языке; 2) следующих их спасительному убеждению утверждать в принятой ими решимости; упорствующих же предоставлять действию гражданских властей; 3) польские молитвенники, от соглашающихся на то, принимать и уничтожать оные в присутствии Благочинного; 4) способствовать деятельно замещению молитвенников польских Славянскими или Русскими молитвенниками, что для них легко при указанных уже прежде Консисторией мерах. С тем вместе Консистория постановит в обязанность Благочинным: чтобы они наблюдали за исполнением настоящего предписания подведомыми им Священниками, доносили Епархиальному Начальству о усердствующих с указанием числа и названий молитвенников, преданных уничтожению, и предварили Духовенство, что Благочинные, а так же священно и церковно-служители подвергнутся преимущественной ответственности, если, сверх чаяния, в семействе которого из них окажутся лица, употребляющие польские молитвенники, или бывающие в латинских костелах. Что касается требуемых Г. Начальником губернии сведений о молитвенниках Славянской или Русской печати, то удовлетворение этого требования возлагаю на Консисторию, в ведении которой состоят сии книги, и от которой зависит ныне снабжение оными желающих по Епархии. Впрочем, уведомляя Степана Фёдоровича о сем моем распоряжении, я предварил его: что едва-ли настоит нужда в усиленных мерах к заготовлению для здешней страны большего числа молитвенников на Русском или Славянском языке, так как масса здешнего Православного народа вообще безграмотна,—те даже из оного, которые употребляют польские молитвенники, по большей части не знают Русской и Славянской грамоты, следовательно потребность в большем количестве Русских молитвенников откроется только постепенно с распространением между народом Русской грамотности посредством нынешних приходских училищ. С сим вместе прошу я ныне же Г. Начальника губернии уведомить меня, какие по гражданскому ведомству предписания даны им будут по настоящему предмету, да изъявив при том надежду, что он вменит в обязанность и подведомым ему Православным Чиновникам, дабы они тщательно посещали Православные Церкви и тем самым подавали благие пример прочим православным.

 


 

 

Отношение М. Н. Муравьева Архиепископу Могилевскому о несоблюдении православными чиновниками православных обрядов (Архив Виленск. Ген. Губернатора 1864 г. № 508).

Ваше Высокопреосвященство

Милостивый Архипастырь.

Командующий войсками в Могилевской губернии, основываясь на представлениях Военных Начальников Могилёвского и Быховского уездов, донес мне, что во вверенной Вашему Высокопреосвященству Епархии, находится весьма много обывателей, присоединенных к Православию из Униатов, которые до ныне придерживаются католических обрядов и уклоняются от исполнения обрядов Православной церкви.

Усматривая из списков приложенных к сему донесению, что многие из таковых православных не бывают у Исповеди и Св. Причастия, а иные вовсе совращены в католичество, я почитаю долгом сообщить Вашему Высокопреосвященству о таком печальном обстоятельстве, среди Православного населения Могилевской губернии, в том убеждении, что слово Ваше как слово Архипастыря, ко вверенному Вам Духовенству, внушить оному способы и средства действовать на таких прихожан нравственною силою, которая в подобных случаях сильнее и успешнее всяких понудительных полицейских мер; ибо от духовенства и от образа его действий, а не от светской полицейской власти зависит укоренение в народе глубокого сознания религиозных обязанностей и утверждение в нем Веры на незыблемых основаниях.

Вследствие сего почитаю необходимым препроводить Вашему Высокопреосвященству переписку по означенному выше предмету в том предположении, что Вы Милостивый Архипастырь, не оставите принять духовные меры, чтобы подобные примеры уклонения от Православия, а также неисполнения обрядов оного и установлений церкви, по возможности, были устраняемы; там же, где окажутся примеры совращения в католичество, по надлежащем удостоверении о том на месте, со стороны Духовного ведомства, вы можете давать знать местному Гражданскому Начальству для дальнейших распоряжений, считаю необходимым присовокупить при этом, что вместе с сим предложено мною Начальству Могилевской губернии обратить на это обстоятельство особенное внимание и, по обнаруживанию случаев совращения, а также по получении о том сведений от Вашего Высокопреосвященства—немедленно доносить мне, для поступления с виновными по всей строгости законов.

Поручая себя Архипастырским молитвам Вашим, имею честь быть с совершенным почтением и преданностью

Вашего Высокопреосвященства покорнейший слуга

Генерал от Инфантерии

Муравьев 2-й.

2 Июля 1864 г. № 8658. Г. Вильна.

Сообщил А. Миловидов.

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.