Западнорусский календарь – СЕНТЯБРЬ

|
Автор: Михаил Быстрицкий

Представляем сентябрьский выпуск "Западнорусского календаря" с информацией о датах жизни выдающихся ученых и политических деятелей Западной Руси (Украины и Белоруссии), стоявших на позициях западнорусизма и единства трёх ветвей русского народа.

  • 3 сентября – день памяти Дмитрия Николаевича Вергуна (1871-1951)
  • 4 сентября – день памяти Андрея Васильевича Карабелеша (1906 – 1964)
  • 6 сентября - день рождения Ивана Ивановича Григоровича (1790 – 1852)
  • 6 сентября день рождения Алексея Юлиановича Геровского (1883-1972)
  • 7 сентября – день памяти митрополита Киевского и всея Руси Петра (г. р. неизв. - 1326)
  • 12 сентября -  день памяти Графа Михаила Николаевича Муравьёва-Виленского (1796-1866)
  • 13 сентября – день памяти архиепископа Лазаря Барановича (1620-1693)
  • 18 сентября – день мученической смерти Афанасия Брестского (Филипповича) (1595-1648)
  • 26 сентября – день рождения Платона Николаевича Жуковича (1857 -1919 г.г.)
    (Выпуск обновлен и дополнен 1 сентября 2015 г.)

 

3 сентября – день памяти Дмитрия Николаевича Вергуна (1871-1951)

 Дмитрий Николаевич Вергун – галицкий поэт и общественно-политический деятель.

Изучив русский литературный язык в общежитии Народного дома во Львове, Вергун начал печатать в галицко-русской «Беседе» стихотворения и рассказы из галицко-русской жизни. Защитил в Венском университете докторскую диссертацию о Мелетии Смотрицком. Издавал журнал «Славянский век» (1900-1905). За участие в славянском движении отбывал заключение в тюрьме. Руководил подготовкой славянских съездов в Праге (1908), Петербурге (1909), Софии (1910). 

Как же мудро и актуально звучат слова Д.Вергуна о Галичине на фоне призывов «ампутировать раковую опухоль»! «Чем же должна быть родною для нас эта Галиция? – писал Вергун. – Как взрослому бывает дорога колыбель, в которой его няньчили, так нам должны быть интересны те Карпатские горы, где стояла «колыска» нашего народа, откуда, по мнению ученых, «русская земля пошла есть». Карпаты – это единственный горный хребет русской земли, где почти все названия гор и холмов, рек и долин звучат по родному, где каждая травка и каждый кустик обвеяны воспоминанием о малденчестве нашего времени.

В Карпаты, в Карпаты, где спит Святогор,

Откуда виднеется русский простор…

Путешествуя по Карпатским горам, русский человек будет повсюду натыкаться на свое, на родное»

 

Я, карпатский Руснак

Стародавний козак,

Сторожил я века наши горы,

От Монгол - янычар,

Немчуры и мадьяр,

Изнывая без братской опоры.

 

Больше тысячи лет

Мы страдали от бед

На скалах Прометеем распяты,

Но таили огонь

И, сжимая ладонь,

Сохранили для Руси Карпаты!

   

Мы - Руси колыбель,

Мы - славянства купель,

Первозванные дети Кирилла.

Наш славянский обряд

Чудодейственный клад,

Неизбывная русская сила.

   

Ободрял он нераз

В испытания час

Наш народ подневольный, усталый,

За него возставал,

Среди дебрей и скал,

Не один наш подвижник удалый.

   

Кто из нас изнемог

От недоли - тревог -

Улетал на край света, за море,

Муравьиным трудом

Призывал на пролом

Побороть вековечное горе.

 

И услышан был зов,

Из тяжелых оков

Воскресает руснак омертвелый,

Веря в чудо чудес -

Что раз корень воскрес,

То воскреснет народ его целый!

 

(Д.Н. Вергун)

 

 

4 сентября – день памяти Андрея Васильевича Карабелеша (1906 – 1964)

 Андрей Карабелеш – поэт -антифашист, испытавший на себе всю нечеловеческую дикость нацизма. Выжил, пройдя шесть концлагерей. Его Голгофа началась в 1939 году – с оккупацией Закарпатской Руси хортистской Венгрией. Отсидел 17 недель в заточении. Но даже после этого в глазах оккупационной администрации у себя же на родине в Закарпатской Руси он остался нежелательной персоной, и ему пришлось бежать в Чехию.

В июле 1941 года, после нападения гитлеровцев на СССР, по Чешскому протекторату был распространен плакат — «букет» из змеиных голов фашистских предводителей, подписанный на русском и чешском языках:

«Мне кажется, помешан он

И брешет своре «аллилуйя».

Довоевал Наполеон,

И Гитлер тоже довоюет».

Выяснить, кто его автор для немецких спецслужб не составляло особого труда — в июле 1941 г. Карабелеша арестовывает гестапо. Не сломленный, не предавший товарищей по подполью, он прошёл тюрьму гестапо в городе Градец Кралови, за ней – зловеще известную пражскую тюрьму Панкрац. Далее были концлагеря, одни названия которых вызывают ужас у людей, переживших войну: Матхаузен – Бухенвальд – Ашерслебен – Шенебек – Саксенхаузен – Ораниенбург. Но они не сломили его.

И на восток концлагерным оконцем

Глядим мы все на выжженный пустырь...

Друзья, светает... скоро выйдет солнце,

Громит фашистов русский богатырь!

Уже на исходе войны отступающие в панике нацисты пешком погнали «рабочую силу» Ораниенбурга в направлении Западной Чехии. Из 20 тыс. узников до концлагеря в Литомержице 25 апреля 1945 года дошли только 6 тыс. Остальные, выбившиеся из сил, не способные самостоятельно двигаться, были по дороге добиты зверствующим конвоем.

В мае 45-го, во время пражского восстания, узников освобождают, и А.Карабелеш спешит в Литомышль к своей семье. Он даже не подозревает, какую злую шутку подготовила ему коварная судьба. В марте 1943 г. жене пришло официальное сообщение о смерти мужа, после чего Паула, чтобы спасти от голода детей, вышла замуж за инженера. В одном из рассказов Карабелеш описал свою встречу с родными, о которой так мечтал в концлагерях. Сначала он пришел к матери жены. Она не узнала в бывшем узнике, который был одет в лохмотья и весил всего 40 килограммов, своего зятя и сообщила, что тот давно умер. Чтобы не травмировать пожилую женщину, Андрей ничего не сказал, а отправился к дому, в котором жила жена с новым мужем. Во дворе игрались его дети — 10-летний сын и 7-летняя дочь, которые тоже не узнали отца. Мальчик принял ободранного деда за нищего, побежал в дом и подал ему через калитку горбушку хлеба. Когда А.Карабелеш вошел в дом, жена узнала его и потеряла сознание. Несколько дней она лежала в больнице без сознания, а оба ее мужа договорились, что сделают так, как решит женщина. Придя в сознание, Паула сказала, что первого мужа жалеет, а второго любит. И Андрей отступил, поняв, что лишний. Тем не менее до конца своих дней поддерживал связь со своими детьми и всячески помогал им.

Новый советский сталинский, а потом и хрущёвский режим в Закарпатье – Подкарпатской Руси, взявший курс на украинизацию общественной жизни, объявил войну русофильству. В русинском русскоязычном поэте он увидел врага. Карабелешу было запрещено возвращаться из Чехословакии домой. Но в 1955 г. ему (впервые за 16 лет) все же выпал случай проведать родные места. Увиденное столь резко контрастировало с его представлениями о жизни земляков, что после поездки писатель пишет сатирический рассказ «Иван Кротон» — о системе тогдашнего хозяйствования и бюрократизма, — который пытается опубликовать в закарпатских областных и словацких изданиях. За это сразу же попадает в поле зрения советских и чехословацких спецслужб. Со своим бунтарским характером, честностью и принципиальностью Карабелеш порой отрицательно высказывается о местной власти, критикует некоторых ее руководителей-бюрократов. И вскоре последовало закономерное: его исключили из украинской секции Союза писателей Словакии.

Последний период Карабелеш жил очень скромно, сохранились письма от родных, в которых они просят его продать новое пальто и синий костюм, чтобы иметь хотя бы немного денег. Тем временем состояние здоровья писателя резко ухудшается, одну за другой ему делают три сложных операции. В 1964 г. духовно и физически обессиленный Карабелеш приезжает лечиться на родину.

«Андрей Карабелеш приехал в Мукачево в июне 1964 г. с оптимизмом и надеждой вылечиться, — вспоминает писатель и литературовед из Мукачева Василий Пагиря, - (но)

четвертого сентября мне позвонили по телефону из больницы и сообщили, что Карабелеш умирает. Я прибежал в палату, осторожно приоткрыл дверь. Андрей Васильевич лежал в кровати и молился, а заметив меня, кивком головы пригласил войти. Закончив молитву, он передал мне четыре папки с неопубликованными произведениями и перепиской и за все поблагодарил. Я старался приободрить его, но он сказал: «Нет, это уже конец, все закончено...».

 Писателя хорошо помнили еще со времен его работы в Мукачевской гимназии, поэтому на похороны пришло очень много людей. Процессия растянулась на три километра, люди заполнили все кладбище и не расходились, даже когда над городом собрались грозовые тучи.

Недавно в Закарпатье отметили 100-летие со дня рождения А.Карабелеша. Издано несколько книг с ранее опубликованными произведениями писателя, состоялись торжественные мероприятия, собрания... Земляки пытаются хотя бы в какой-то мере воздать должное этому человеку. Как ни досадно, но власть от организации юбилея фактически самоустранилась, все приходилось делать усилиями общественных организаций и родственников А.Карабелеша...

Он был врагом и хортистской Венгрии и гитлеровской Германии, диссидентом в Чехословакии и СССР. Не интересен он и современной власти, писатель, чужой для всех режимов. Кому же он свой?

 

(Составлено по работам:

Падяк В.. Нацистские лагеря не сломили русинского поэта;

Мартин В. Чужой для всех режимов)
Стихотворение А. Карабелеша в подборке русинських поэтов.

 

 

6 сентября - день рождения Ивана Ивановича Григоровича (1790 – 1852)

 Иван Григорович родился 6 сентября 1790 года (по другим данным – 26 августа 1792 года) в Пропойске. Его отец родом из нежинских дворян (Украина), окончил Киевскую духовную академию и затем преподавал риторику в Могилевской семинарии, которую что основал Георгий Конисский. В дальнейшем служил священником в Рогачеве, Пропойске и Гомеле – усадьбе графа Н. Румянцева. Мать Григоровича, Мария Романовна, была дочерью родного брата Георгия Конисского Романа Конисского, бывшего протоиерея в местечке Сорочинцы Полтавской губернии.
Григорович - русский археолог, историк, археограф, священник, собиратель рукописей по истории Белоруссии. Принадлежал к «западнорусскому» историческому направлению.

О жизни Ивана Григоровича подробнее в статье священника Алексия Хотева (в конце сатьи ссылки на некоторые труды Григороича)

Подборка цитаты из «актов Западной Руси» в разделе «Белорусы и украинцы – русский народ. Свидетельства письменных исторических источников».

 

 

6 сентября исполняется 130 лет со дня рождения Алексея Юлиановича Геровского (1883-1972)

Геровский – знаменитый русский общественно-политический деятель. Его биографии мы уже касались в апрельском выпуске западнорусского календаря. Здесь же приведем две выдержки из воспоминаний его юности, которая прошла на Буковине.

 «В последних десятилетиях прошлого столетия,  - писал А. Геровский, -  буковинская русская “интеллигенция” состояла главным образом из православных священников.  Униатов в Буковине было очень мало и то только по городам.  Но и униаты в то время считали себя русскими.  В главном городе, Черновцах, униатская церковь всеми называлась просто русской церковью, а улица, на которой эта церковь находилась, даже официально называлась по немецки Руссише Гассе (официальный язык в Буковине был немецкий).  На всех углах этой улицы были надписи на трех языках: Руссише Гассе, Руска улица, Страда Русяска.  А на фасаде городского дома красовались три огромных мраморных доски, в ознаменование двадцатипятилетия, сорокалетия и пятидесятилетия царствования Франца Иосифа. Надписи на таблицах были составлены на немецком, румынском и русском языках. 

На первых двух таблицах русский текст был составлен на чистом литературном русском языке.  Франц Иосиф на них величался “Его Императорское Величество”. Только на третьей таблице (1898-го года) текст был составлен на украинской мове, и Франц Иосиф из Императорского Величества превратился в “Найяснiйшого Пана”»

«Касательно “украинских” убеждений вождей украинского “руху” в Буковине, - писал А. Геровский в другом месте, - не будет лишним упомянуть разговор, который у меня был с одним буковинским крестьянином за несколько лет до войны.  Это был Левицкий, староста общины Чорторыя, в трех верстах от Васьковцов, где у моего отца была адвокатская контора.  Левицкий был нашим клиентом.  Я его хорошо знал, и часто с ним встречался.  На последних выборах он попал по решению дуумвирата, т.е.  Василька и Стоцкого, в буковинский сойм.  Левицкий был импозантной наружности, хороший сельский оратор, известный во всей околице.  В своем живописном национальном костюме он являлся прекрасным статистом для “дуумвирата”. Левицкий был убежденный русский и презирал самостийников.  Когда я спросил его, как он решился принять предложение быть в сойме в одной компании с самостийниками, он разсмеялся и сказал:

“Та-ж то все кумедия.  Коли прийдет Россия, то всi тотi паны будут лизати ноги русскому цареви”. (По изданию: Путями истории. Общерусское национальное, духовное и культурное единство на основании данных науки и жизни. Т.I. Нью-Йорк, 1977)

Подборка материалов об Алексее Геровском на сайте «Западная Русь».

 

7 сентября – день памяти митрополита Киевского и всея Руси Петра (г. р. неизв. - 1326)

 Святитель родился на Волыни во второй половине XIII века. В двенадцать лет уже поступил в монастырь. За добродетельную подвижническую жизнь и освоение книжных наук был рукоположен в сан иеромонаха.

Оставив обитель в поисках уединенного места, на реке Рата (в нынешней львовской области) он поставил келью и стал подвизаться в безмолвии. Впоследствии на месте подвигов образовался монастырь, названный Новодворским.

В 1299 г. тогдашний митрополит Максим окончательно оставил Киев и поселился во Владимире на Клязьме. Недовольный этим великий князь галицкий Юрий Львович захотел иметь своего собственного митрополита. С этой целью он избрал Петра и отправил его в Константинополь для посвящения; но именно в это время умер митрополит Максим (1305), и патриарх Афанасий посвятил Петра не в митрополиты галицкие, а всея России. Сделавшись митрополитом, Петр только проездом остановился в Киеве и по примеру предшественника отправился на север.  Поддерживая объединительную политику Ивана Калиты, он перенес в Москву митрополичий престол и сделал Москву духовным центром объединявшейся России. Он - основатель Успенского собора в Кремле (1326), где и доныне покоятся его мощи. Уже через 13 лет после своей кончины прославлен в лике святых, а в 1472 году при перестройке Успенского собора были обретены и его нетленные мощи.

Д.Вергун писал: «Инстинкт собирания русской земли, сознание необходимости племенного единения для сохранения силы составляет отличительную черту всех уроженцев Карпатской Руси, занявших видные места в общерусской культуре… После татарского разгрома в годины общего смятенья из всех тогдашних передовых русских людей только «червонноросс» Петр ясно и сознательно кликнул клич о «собирании русской земли». Он, несмотря на заманивания других князей, потянулся в Москву к Иоанну Калите…Просто непонятно, как этот скромный уроженец той самой Равы-Русской, у которой недавно бушевала гроза боев (строки написаны в 1915 году. – М.Б.), мог в то время полного отчаяния всей Руси выступить с идеей, требовавшей для своего осуществления столько ума, силы материальной и духовной? Какая должна быть вера в живучесть русского народа у этого сына Прикарпатья, чтобы умственным взором преодолеть все тогдашние невзгоды Руси, татарское иго, грабежи Литвы и Польши, княжеские усобицы, ее нищету и непросвещенность, и доказать князьям возможность «собирания русской земли»?»

 

12 сентября -  день памяти Графа Михаила Николаевича Муравьёва-Виленского (1796-1866)

Михаил Николаевич Муравьёв-Виленский родился в семье древнего дворянского рода Муравьёвых в Москве 12 октября 1796. Былвидным государственным, общественным и военным деятелем Российской империи эпох Николая I и Александра II. Остался в памяти белорусского народа как человек, подавивший мятеж польской шляхты и правевший прогрессивные реформы в интересах белорусского крестьянства.

Об этом выдающемся человеке много написано, по достоинству оценивающего его заслуги перед Россией и в частности перед белорусами. Также еще при жизни Муравьева на него было много излито грязной лжи со стороны либералов и врагов России, а сейчас это продолжают делать белорусские националисты, называя его «Муравьёв-вешатель». 

Кратко перечислим его заслуги.

Герой Отечественной войны 1812 года. В возрасте 16 лет участвовал в Бородинской битве, был тяжело ранен в ногу ядром на батарее Николая Раевского. В начале 1813 года после выздоровления снова направился в русскую армию и принял участие в битве под Дрезденом.

В первый 8-летний «белорусский период» с 1827 -1835 г.г.  занимал высокие управленческие посты в губерниях Северо-Западного края как никто другой из высших чиновников глубоко изучил нужды края, его проблемы.
24 июня 1827 года по сентябрю 1828 года был витебским вице-губернатором.
С сентября 1828 года стал могилёвским губернатором
21 августа 1831 года по январь 1835 года являлся гродненским гражданским губернатором.

В должности генерал-полицмейстера при главнокомандующем Резервной армией графе П. А. Толстом принимал активное участие в разгроме польских мятежников в Витебской, Минской и Виленской губерниях во время польского восстания 1830-1831 г.г.  Занимался ведением следственных дел и организацией гражданского управления на белорусских землях. Именно в этот в период у Муравьёва впервые сформировалась целостная программа необходимых в крае преобразований, превращенной польской шляхтой и ксендзами во внутреннюю польскую колонию Российской империи в которой, по свидетельству современников, коренное население было на положение «белых рабов» и угнеталось гораздо более чем на американских плантациях.

Выступал против обилия пропольского элемента в государственной администрации всех уровней. Изменял сложившуюся ситуацию реформированием системы подготовки и обучения будущих чиновников. По его представлению в январе 1831 года вышел императорский указ об отмене архаичного Литовского статута и введении русского языка в судопроизводстве вместо польского. Именно того польского мятежа, по поводу которого А.С. Пушкин написал знаменитое стихотворение «Клеветникам России» из-за которого уже современные белорусские власти «отредактировали» памятник в Могилеве.  Мураьвев на должности Гродненского губернатора способствовал расширению образования в белорусских губерниях и открытию публичных библиотек. Оказывал самое энергичное содействие епископу Иосифу Семашко в подготовке возвращения униатов в лоно Православия. Благодаря содействию Муравьёва в древнейшей Гродненской Коложской церкви уже с 1833 года в богослужение вновь начало совершаться по православному обряду.

В дальнейшем будучи на самых высоких постах империи разрабатывал проект освобождения крестьян от крепостного права. Правда его проект по постепенному и более бережному освобождению крестьян не был принят.

Виленский период (второй белорусский) с 12 мая 1863 года по 29 апреля 1865 года, находясь на посту Виленского генерал-губернатора и управляю всем Северо-Западным краем (объединял белорусские губернии), Муравьев решительными мерами быстро подавил мятеж польской шляхты, выступившей против освобождения крестьян и за отложение от России, установил порядок и закон, провел широкие реформы в экономике, праве, административном устройстве и в сфере образования. Этот период военачальника, государственника-реформатора, патриота и просветителя стал самым плодотворным и ярким в жизни Муравьева.   Фактически, он коренным образом изменил Северо-Западный край, вернув ему исконно русские православные черты. Отстранив от административного управление польских чиновников открыл широкий доступ к должностям в различных сферах местному православному населению. Так началась белорусизация местной администрации в Северо-Западном крае. Для того чтобы сделать крестьян независимыми от польских помещиков Муравьёв добился значительного увеличения их наделов, освободил от феодальных повинностей до наступления полного выкупа земли и обязал чиновников разъяснять крестьянам их права. Особым направлением деятельности Муравьёва было возрождение Православия в Северо-Западном крае. Было покончено с католическими засильем, в общем, в православном крае - закрыт 191 католический храм, 32 прихода и 52 каплицы. При этом стали массово строиться сельские православные храмы с приходскими школами. В сфере народного образования Муравьевым было произведена настоящая революция. Вместо нескольких закрытых учебных заведений, в которых было сильно польское влияние, только за один год к 1 января 1864 года в Северо-Западном крае было открыто 389 народных училищ. Местная школа перестала быть элитарной и превратилось практически в массовую народную, что обеспечило начало эпохе «западнорусского возрождения», которая дала массу имен в науке и в общественно-политической жизни не только общероссийского, но и мирового масштаба.

Пожалуй, ни одному историческому лицу так не обязаны белорусы в том, что они существуют как народ, а не растворились среди низших социальных слоев Польши.

Увы после прихода к власти большевиков имя Михаила Муравьева-Виленского было практически вычеркнуто из истории, и стало упоминаться только с негативными оценками с позиции польских мятежников, ставшими революционерами и борцами с царизмом. Не изменилось отношение к Муравьеву и в школьных учебниках современной Белоруссии, в которых преобладает смесь из советских и белорусских националистических (опять же с польских) трактовок исторических событий. И ни одного памятника...

Но время все равно все расставляет на места и рано или поздно белорусы воздадут должное графу Михаилу Николаевичу Муравьеву-Виленскому. На сайте «Западная Русь» уже создан целый виртуальный памятник Михаилу Муравьеву, как из статей и книг о нем, так и его собственных записок.

 

 

13 сентября – день памяти архиепископа Лазаря Барановича (1620-1693)

Лазарь Баранович - политический и литературный деятель Южной Руси (1620 - 1693). Приняв монашество, был преподавателем, позже - ректором киевской коллегии, с 1657 г. - черниговским архиепископом. Неоднократно с 1657 по 1676 гг. выполнял обязанности местоблюстителя Киевской митрополии. Современники очень уважали его; святой Димитрий Ростовский называет его "великим столпом церкви". Лазарь Баранович снискал благорасположение Москвы и в то же время посильно отстаивал автономию малорусского духовенства - против московской патриархии, административную свободу Малороссии - против московских воевод; заботился о подъеме образования и об улучшении быта низшего духовенства, об увеличении числа школ и типографий, о восстановлении разрушенных монастырей и церквей. В Новгороде-Северске Лазарь устроил типографию, которая при его жизни выпустила в свет около 50 книг, богослужебных и литературных, на славянском, польском и латинском языке.

Из письма Барановича Русскому Царю по поводу слухов о сдаче полякам Киева (1670): «Все православные плачут горько и мятутся отъ этого слуха. Сжалься, государь, над кровью своею, над своим искони вечным отечеством! Ведь правоверные великие князья киевские, начиная с равноапостольного Владимира, твои предки, кровь твоего пресветлаго величества! Не отпускай же собственности своей, вещего града Киева, в иноверныя руки на вечное поношение и жалость всего православного христианского народа» (Использовал «Русский биографический словарь» и работу Н.И. Костомарова «Руина»)

 

18 сентября – день мученической смерти Афанасия Брестского (Филипповича) (1595-1648)

Афанасий Брестский был всегда примером стойкости для православного народа Западной Руси, и небесным покровителем для многих и многих последующих западнорусских деятелей, выступавших против унии, окатоличивания и опяличивания русских, тех, кто стоял и стоит за единство Святой Руси.

Память Афанасия Брестского православной церковью празднуется несколько раз в год: 18 сентября (день смерти), 2 августа — в день обретения мощей, а также 4 июня в день Собора Белорусских святых.

Преподобномученик Афанасий родился около 1595-1600 года в западной части Белоруссии в небогатой православной семье. Нет точных сведений ни о месте рождения, ни о мирском имени святого; неизвестно также, чем является имя «Филиппович» — фамилией или отчеством. Вероятно, начальные знания Афанасий получил в одной из братских школ, где, наученные греческому и церковнославянскому языку, слову Божию и святоотеческим творениям, готовились высокообразованные люди, могущие противостоять униатскому насилию и католическому прозелитизму. Но образование, полученное в братском училище, не вполне удовлетворяло любознательного юношу, и он прошел обучение в Виленской иезуитской коллегии, куда принимались молодые люди всех христианских конфессий.

Службу свою в качестве домашнего наставника молодой ученый начал в домах православной и католической шляхты, но в 1620 году жизнь его попала в иное русло: Филипповича, положительно зарекомендовавшего себя богатыми знаниями, благонравием и бесспорном педагогическим талантом, пригласил гетман Лев Сапега, канцлер Великого княжества Литовского. Гетман поручил ему вопитание некоего «Дмитровича», представленного Афанасию русским царевичем Иоанном — якобы племянником умершего в 1598 году Феодора Иоанновича, внуком Иоанна IV Грозного от его младшего сына Димитрия, под именем которого в 1604-1612 годах выступало несколько самозванцев. 

Став невольным соучастником политической интриги против Московского государя, известного защитника Православия Михаила Федоровича Романова, сына русского патриарха Филарета, Филиппович в 1627 году оставил двор канцлера и удалился в келию Виленского Свято-Духова монастыря, где вскоре принял постриг от наместника Иосифа Бобриковича.

В 1633 году Афанасий Филиппович приехал в Пинский Дубойский монастырь, где стал наместником игумена монастыря Леонтия Шитика, и в течение трёх лет вёл упорную борьбу за монастырь, но в 1636 году стараниями Альбрехта Станислава Радзивилла, ярого сторонника католичества, православные были силой изгнаны из монастыря, а сама обитель со всеми её постройками и землями была отдана пинским иезуитам. После Афанасий переезжает в соседний Купятицкий Введенский монастырь к игумену монастыря Иллариону Денисовичу.
Под видом сбора милостыни Афанасий через Слуцк и Оршу отправился в Москву искать защиты православной веры у российского царя Михаила Фёдоровича.

Афанасий хотел убедить Михаила Фёдоровича начать войну с Речью Посполитой для защиты православной веры. Также он сообщил царю Михаилу Фёдоровичу о подготовке Лжедмитрия. Собрав щедрые пожертвования, покинул Москву и 16 (26) июня 1638 года вернулся в Вильну, а в июле уже вернулся в Купятицкий монастырь. 

В 1640 году в Купятицы поступило прошение от братии Свято-Симеоновского монастыря в Бресте, лишившейся настоятеля, благословить к ним игуменом либо Афанасия Филипповича. По прибытию в Брест он начинает активную борьбу с униатством, которая сопровождалась арестами судами. Во время последнего третьего суда в 1648 году  Афанасий сказал судьям: «Проклята теперешняя ваша уния. И знайте о том наверняка, если её из панства своего не выкорчуете, а православную церковь восточную не успокоите, гнев божий над собой наживёте». 18 сентября 1648 года после длительных пыток солдаты брестского воеводы убили священника. По свидетельствам очевидцев, ранен двумя пулями в лоб навылет, какое-то время стоял, прислонившись к сосне, пока не был спихнут в вырытую могилу. Перед смертью не отказался от своих слов: «Что я уже говорил, то говорил, и с тем умираю».  Лишь 1 мая, через восемь месяцев после этого злодейства какой-то мальчик показал симеоновской братии место, где лежало тело игумена. Монахи выкопали тело и перенесли останки преподобномученика в монастырь, где погребли в храме Симеона Столпника «на правом клиросе в склепике».

Память о святом мученике с тех пор сохраняется в народной памяти. Вскоре после кончины было написано сказание о гибели его и сложено церковное песнопение в его честь; существует также тропарь и кондак, написанные архимандритом Маркианом 30 августа 1819 года. Афанасий Филиппович был признан святым вскоре после своей смерти (между 1658 и 1666 годами).

Лейтмотивом жизни Афанасия Филипповича была борьба с унией и за объединение русского народа. Он был одним из самых блистательных писателей своего времени. Наиболее известным стал его атобиагрофический труд «Диариуш». В Диариуше объединена в одно целое вся публицистика автора (его дорожные и объяснительные записки, дневники, автобиографический очерк, различные легенды и мистические видения, послания и письма Афанасия, его обличительные речи, конспективные наброски отдельных статей, философско-богословские трактаты, стихи о борьбе), а также был размещён напев гимноподобного канта, записанный киевской пятилинейной нотацией. Через весь "Диариуш" красной нитью проходит тема о страданиях Руси, разделенной границами и церковной унией. Указывается что будущее только в развитии грамотности на русском языке, в единстве русского народа и православной церкви.

Еще материалы об Афанасии Брестском:

Г.Я. Киприанович «Исторический очерк православия, католичества и унии в Белоруссии и Литве, с древнейшего до настоящего времени» (Глава III).

Из письменного наследия Афанасия Филипповича

 

26 сентября – день рождения Платона Николаевича Жуковича (1857 -1919 г.г.)

 Русский историк. Представитель «западнорусской» исторической школы.

Платон Жукович родился 26 сентября 1857 в городе Пружаны Гродненской губернии в семье священника. Образование получал в Кобринском духовном училище, а затем в Литовской семинарии. В 1877 году поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию на церковно-историческое отделение, которое возглавлял М. О. Коялович. По окончании обучения Жукович был распределён в Полоцкое духовное училище. В 1883 году по приказу Священного Синода он был переведён на должность смотрителя Виленского духовного училища, а в 1884 году он стал преподавателем церковной истории в Литовской духовной семинарии. В 1891 года, когда скончался М. О. Коялович, Платона Жуковича пригласили возглавить кафедру гражданской истории в Санкт-Петербургской духовной академии, в котрой он был доцентом с 1891 года, с 1894 года экстраординарным, а с 1901 года — ординарным профессором.  В 1914 году Жукович стал членом Русского исторического общества. В 1917 году принимал участие в работе Всероссийского Церковного Собора. В 1918 году был избран членом-корреспондентом Российской академии наук по отделению русского языка и словесности.

«Имя П.Н. Жуковича относится к числу забытых, известных лишь ограниченному кругу специалистов. Однако личность П.Н. Жуковича представляет интерес во многих отношениях. Во-первых, как историк, который оставил фундаментальные исследования по церковной истории, в частности, шеститомную “Сеймовую борьбу православного западнорусского дворянства с церковной унией…”. Во - вторых, как уроженец Беларуси, выходец из среды потомственного православного духовенства, в 60-70-е гг. XIX в. осознававшего свою сопричастность к тем изменениям в жизни белорусского народа, которые произошли после отмены крепостного права». Выдержка из статьи Валентины Тепловой «Платон Николаевич Жукович».

На сайте «Западная Русь» представлены две книги Платона Жуковича

"Сеймовая борьба православного западно-русского дворянства с церковной унией"

"Кардинал Гозий и польская церковь его времени"

 

Составлено Михаилом Быстрицким

 

 

У Вас недостаточно прав для добавления комментариев. Вам необходимо зарегистрироваться.